Деятельность министерства финансов по обеспечению безопасности южного участка государственной границы Российской империи в конце XIX в

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

К середине 90-х годов XIX века в Средней Азии была установлена Государственная граница Российской империи, просуществовавшая до распада СССР
— почти 100 лет. С её формированием требовались усилия государственных органов, и в первую очередь силовых ведомств, по обеспечению безопасности границы великой России в среднеазиатском регионе.
В ходе становления российско-афганского и российско-персидского участков границы её охрану осуществляли линейные батальоны Туркестанского военного округа и сотни казачьих войск Азиатской России (Уральского, Оренбургского и Сибирского), находящиеся на «внешней» службе в Средней Азии, созданного в 1867 г. Семиреченского казачьего войска, которые принимали самое активное участие в присоединении её территорий к империи. Исходя из вышеизложенного, деятельность государственных органов была направлена на создание такой структуры, которая наиболее эффективно осуществляла бы безопасность нового участка Государственной границы Российской империи. Созданию такой структуры предшествовала кропотливая исследовательская работа.
В 1882 г., с образованием пограничного надзора на Кавказе, встал вопрос о его формировании в Закаспийской области и Бухарском ханстве. Для определения эффективности охраны границы на этом направлении в 80-х — начале 90-х гг. были предприняты экспедиции чиновников Министерства финансов и Г енераль-ного штаба — генерал-майоров Баева М. Г. и Усова Н. А. в 1882—1896 гг. [1, с. 31].
После своей командировки в Закаспийскую область на государственную границу Российской империи с Персией и Афганистаном Баев предлагал усилить таможенный надзор охраняемыми постами, которые должны были располагаться в большинстве своем на границе — от Михайловского залива, вдоль железной дороги, далее по Копетдагу и горам Дерегеза и Келота до Серахса и Герируда. Часть постов он предлагал расположить на тыловых подступах к ней с целью пересечения государственной границы людьми, грузами и товарами только по определенным дорогам к таможням, а, не минуя их — контрабандным путем.
Эти предложения были направлены на прекращение доступа европейских товаров на местные среднеазиатские рынки, выступавших конкурентами для российских товаропроизводителей [2].
При проведении реорганизации пограничного надзора было учтено мнение генерал-лейтенанта Н. А. Усова о нецелесообразности установления пограничного надзора по всей линии границы от Красноводска до Памира на 3000 верстах, что потребовало бы больших средств на содержание стражи. Он считал, что то-
вар из-за границы направляется в Бухару по старой Пешеварско-Кабульской дороге, ввиду отсутствия пограничного надзора. Для пограничного надзора Усов предложил в составе Закаспийского таможенного округа учредить 5 дистанций из 30 постов, в Туркестанском округе — 4 дистанции из 25 постов, с общим штатом: старших постов — 55, их помощников — 110, джигитов — 546 [3, с. 615−616].
15 октября 1893 г. Александр III подписал Указ правительствующему Сенату, по которому из состава Департамента таможенных сборов был выделен Отдельный корпус пограничной стражи (далее — ОКПС), оставленный в составе Министерства финансов. Создание ОКПС завершило переход от таможенной стражи к войскам, что приравнивало его к военному ведомству. Однако регулярные войска, главным образом пехота и казаки, продолжали охранять в Средней Азии границу Туркестанского края до 1894 г.
В 1894 г. Государственный совет, рассмотрев представление Министра финансов от 13 апреля 1894 г. об обустройстве пограничного надзора в Средней Азии, решил учредить его в Закаспийской области и на правом берегу рек Пяндж и Амударья. 6 июня 1894 г. Николай II утвердил это решение, подписав закон «Об обустройстве пограничного надзора в Средней Азии» [4, с. 442−443].
Пограничный надзор в Закаспийской области и на правом берегу рек Пянджа и Аму-Дарьи был образован в составе:
а) двух штаб-офицеров в чине полковника, двух обер-офицеров для поручений, 9 начальников дистанций из обер-офицеров, двух медицинских врачей и 9 вольнонаемных фельдшеров-
б) в виде временной меры — 298 конных и 472 вольнонаемных джигитов (местных жителей), с назначением последних на посты по правому берегу рек Пянджа и Аму-Дарьи, в числе, не превышающем числа нижних чинов на этих постах.
Штаб-офицерам присваивались права командиров бригад ОКПС и наименование заведывающих пограничным надзором в округе, а начальникам дистанций — права командиров отделов названного корпуса.
На обер-офицеров для поручений возлагалось заведование делопроизводством, канцелярией и пограничным надзором.
Штаб и обер-офицерам присваивались: усиленные оклады жалованья, на общем основании- столовые деньги в размере 651 рубля 32 копеек штаб-офицеру и 325 рублей 66 копеек обер-офицеру для поручений и начальнику дистанции- квартирное довольствие по соответствующим окладам для войск расположенных
в Закаспийской области и Туркестанском военном округе- разъездные деньги в размере 800 рублей штаб-офицеру, заведывающему пограничным надзором и 350 рублей начальнику дистанции- на канцелярские расходы заведывающему пограничным надзором 150 рублей и начальнику дистанции — 50 рублей.
Нижним чинам назначалось годовое содержание (включая кормовые, чайные и амуничные деньги) в следующем размере: старшему поста 360 рублей, его помощнику и ветеринарному фельдшеру по 300 рублей- писарю старшего оклада 36 рублей, церковнику 16 рублей и стражнику (офицерской прислуге) 6 рублей с отпуском этим чинам амуничных, кормовых и чайных денег — по положению- вольнонаемным фельдшерам 50 рублей, без каких-либо добавочных ассигнований от казны- вольнонаемным джигитам 240 рублей, включающее как их довольствие, так и их лошадей.
Штаб и обер-офицерам, а также конным нижним чинам ОКПС отпускалось по 120 рублей в год каждому фуражных денег.
Врачам были присвоены по службе и содержанию права старших полковых врачей пехотных полков Кавказской армии, с отпуском им на разъезды по 600 рублей в год каждому и квартирных денег по положению для врачей войсковых частей, расположенных в Закаспийской области и Туркестанском военном округе.
Были учреждены две православные подвижные таможенные церкви, с одним священником и псаломщиком в каждой, с выплатой им усиленных окладов годового содержания: священнику 1150 рублей жалования, по 600 рублей на разъезды и квартирных по положению Туркестанского края и Закаспийской области, а псаломщику по 300 рублей жалованья и по 100 рублей квартирных.
Офицерам, врачам, священникам и псаломщикам, которые при назначении на должности в указанный пограничный надзор, прибывали из других регионов Российской империи, помимо положенных по закону на путевые издержки денег, выдавалось пособие на подъем, годовое жалование из усиленного оклада, а нижним чинам ОКПС по 15 рублей на человека. Им были предоставлены служебные права, указанные в Правилах об особых преимуществах государственной службы по военному ведомству в отдельных местностях империи.
На покрытие расходов, связанных с образованием пограничного надзора в Средней Азии, в 1894 г. правительством было выделено двести пятьдесят пять тысяч пятьсот рублей 20 копеек. Начиная с 1895 г. в расходные сметы ОКПС на содержание пограничного надзора в Закаспийском таможенном округе и по пра-
вому берегу рек Пянджа и Аму-Дарьи вносилось по 316 002 рублей 61 копейку в год.
Необходимо отметить специфическую особенность комплектования личным составом постов среднеазиатского пограничного надзора. Пост состоял из 10 — 15 человек, причём военнослужащих русских, так называемое «ядро кадра», было всего трое. Из них один начальник поста и два его помощника. Наличие на посту двух помощников признавалось необходимым с целью подержания старшего поста, чтобы он не чувствовал себя одиноким среди туземцев- замены его в случае болезни или отсутствия, а главное — для производства разъездов с джигитами, чтобы они всегда находились под наблюдением. Набор джигитов на службу осуществлялся после представления на них положительной аттестации властей. Они имели форму одежды местной милиции с погонами пограничной стражи из зелёного сукна [3, с. 649]. Предполагалось, что в лице вольнонаёмных джигитов из местных жителей, хорошо знающих язык, обычаи местного населения, приграничные пути и характер торговых движений, кроме того, исполнительных и непритязательных в быту, пограничная стража приобретёт прекрасных стражников [5, л. 40]. Перейти на комплектование постов нижними чинами русского происхождения рассчитывали через три года постепенно.
Однако всего через год стало ясно, что сил, привлекаемых для осуществления пограничного надзора недостаточно: «…при ближайшем рассмотрении дела оказалось, что граница Закаспийской области несравненно важнее, чем предполагалось, а имеющийся состав и расположение пограничного надзора представляет весьма мало риска для злоумышленников». Вольнонаёмные джигиты из туземцев, как показал опыт, «. требованиям службы, дисциплины и порядка не поддаются, своевольны, ленивы и вообще в служебном и нравственном отношении не надёжны» [3, с. 646]. В довершении всего, коммуникации развиты слабо, врачебные и санитарные части не обустроены, быт не налажен, а управление начальником дистанции — районом в 150−200 вёрст превышает силы человека. Условия обстановки требовали изменения существа дела. В течение короткого времени под руководством министра финансов была проведена обстоятельная работа по выработке комплекса мер, направленных на устранение выявленных недостатков. Уже к осени 1896 г. в Государственный совет поступило представление министра финансов о «Преобразовании пограничного надзора на среднеазиатских границах», основным содержанием, которого стало то, что: «. пограничному надзору в Закаспийской области и по рекам Аму-Дарье и
Пянджу дать общую для всех частей ОКПС организацию. Соответствующим образом устроить врачебную и ветеринарную части. Временно в составе бригад оставить 212 наёмных джигитов в качестве переводчиков, заменять которых по усмотрению министра финансов. Были пересмотрены и уточнены оклады денежного содержания всех чинов ОКПС в Закаспии» [3, с. 646−649]. Государственный совет представление министра финансов по организации пограничного надзора в Закаспийском крае рассмотрел, и вынес на утверждение императору. 9 декабря 1896 г. Николай II утвердил мнение Государственного совета «О преобразовании пограничного надзора на среднеазиатских границах в две бригады Отдельного корпуса пограничной стражи». Предполагалось преобразование провести постепенно, в течение трёх лет, начиная с 1897 г., с учётом возможностей казны.
В результате этого решения пограничный надзор в Закаспийской области и на правом берегу рек Пянджа и Аму-Дарьи был преобразован в две бригады ОКПС: Закаспийскую и Аму-Дарьинскую, с подчинением их на общем основании начальникам Закаспийского и Туркестанского таможенных округов, по принадлежности.
Штатное расписание бригад было следующим:
Закаспийская — командир бригады, его помощник, 5 командиров отделов, 30 обер-офицеров, 1390 нижних чинов, 1 старшего и 3 младших медицинских и 1 ветеринарного врачей, 865 верховых и 14 обозных лошадей-
Аму-Дарьинская — командир бригады, его помощника, 4 командиров отделов, 25 обер-офицеров, 1 старшего и 2 младших медицинских и 1 ветеринарного врачей, 915 нижних чинов, 505 верховых, 13 обозных лошадей и 12 мулов.
Сверх этого в состав бригад были временно включены 212 конных наёмных джигитов из местных жителей с выплатой им установленного жалования. Министру финансов предоставлялось право заменять их по своему усмотрению нижними воинскими чинами.
Закаспийская и Аму-Дарьинская бригады создавались в соответствии с законоположениями о пограничной страже на границах Закавказского края.
Врачебная часть в этих бригадах была организована на общих для ОКПС основаниях:
— было учреждено 2 лазарета и пять лазаретных отделений, всего на шесть мест офицерских и 79 мест для низших чинов-
— на продовольствие больных в лазаретах отпускалось в сутки на офицеров 50 коп., а на нижнего чина — по 10 коп., сверх кормовых денег-
— на расходы по врачебной части и на хозяйственные потребности в лазаретах и их отделениях ассигновывалось в год на каждое больничное место для офицера — по 150 руб. и для нижнего чина — по 120 руб.
При создании вышеуказанных врачебных заведений 7 старших, 3 младших медицинских и 7 аптечных фельдшеров, временно, до подготовки их из воинских чинов, были замещены вольнонаемными с выплатой им жалованья по 500 руб. в год каждому.
Подвижные православные церкви, состоящие в среднеазиатском пограничном надзоре, перешли в Закаспийскую и Аму-Дарьинскую бригады, по принадлежности. Священникам было сохранено предыдущее денежное содержание, а оклад жалованья псаломщикам был увеличен до 450 руб. в год каждому.
Офицерам, медицинским и ветеринарным врачам Закаспийской и Аму-Дарьинской бригад пограничной стражи выплачивалось содержание, присвоенное соответствующим чинам и должностям в Кавказских бригадах, с увеличением бригадным ветеринарам оклада денег на разъезды до 350 руб. и с отпуском им добавочного, в 45% к штатному, жалованья наравне с медицинскими врачами. Квартирное же довольствие всем офицерам и чинам производилось по положению для войск, расположенных в Закаспийской области и Туркестанском военном округе. Им также отпускались походные порционные деньги в размере, установленном для войск, расположенных в Закаспийской области, без изъятий по отношению к офицерам Красноводского пограничного района.
По окладам порционных денег командиры бригад Пограничной стражи приравнивались к командиру полка, а их помощник — к командиру отдельного батальона, командир отдела — к командиру неотдельного батальона, командир отряда — к командиру роты, субалтерн-офицер — к младшему офицеру в роте, врачи и священники — к соответствующим должностям в войсках, расположенных в Закаспийской области.
Преобразование среднеазиатского пограничного надзора в бригады было определено произвести в течение трёх лет, начиная с 1897 года, с тем чтобы, чины и лошади, необходимые на сформирование Закаспийской и Аму-Дарьинской бригад, прибавлялись к составу преобразовываемого пограничного надзора постепенно, по распоряжению Министра финансов, в пределах ассигнуемых на кредиты. Укомплектование бригад производилось частью перемещением соответствующих чинов из других бригад пограничной стражи по усмотрению Ми-
нистра финансов, частью же переводом желающих офицеров из Военного министерства, и новобранцами, установленным для этого порядком.
На покрытие этих расходов из государственного казначейства, сверх отпускаемых на содержание среднеазиатского пограничного надзора 3 690 074 руб. дополнительно ассигновывалось: в 1897 г. на единовременные издержки 275 933 руб. и на постоянные потребности 212 953 руб.- в 1898 г. на единовременные расходы — 178 148 руб., и на постоянные потребности — 379 917 руб.- в 1899 г. на единовременные расходы — 172 610 руб. и с того же года на постоянные потребности по 484 470 руб. ежегодно, с внесением этих кредитов в подлежащие подразделения сметы управления ОКПС.
В 1897 — 1899 гг. в Закаспийскую и Аму-Дарьинскую бригады было направлено 13 штаб-офицеров (соответственно 7 и 6), 55 обер-офицеров (30 и 25), 9 врачей (5 и 4), 2305 нижних чинов (1390 и 915) и 1370 лошадей (865 и 505). Бригады усиливались новобранцами, которых переводили из кавказских бригад [6, с. 123].
Среднеазиатский участок границы проходил по песчаной пустыне, большим высотам Садар-Джагры к Тахта-Базару, а на пограничных реках Пяндж и Аму-Дарья было много островов, где контрабандисты легко скрывали товары, а затем переправляли на российскую территорию. Посты пограничной стражи располагались в тех местах, где наиболее вероятны были акции совершения контрабандных сделок — около пристаней, на мелководье, на пересечениях главных дорог. Частично посты были снабжены шлюпками [7, с. 124−125]. Большую работу по закладке постов проводили инженеры, которые с учетом рельефа местности умело и рационально возводили фортификационные сооружения. В зависимости от места расположения постов сооружения воздвигались из сырцового кирпича или из камня, без деревянного пола. Дерево завозилось из Сибири, поэтому стоило дорого.
Служба и бытовые условия жизни пограничников в среднеазиатских бригадах были крайне тяжелыми. Ощущалась оторванность от внешнего мира, отсутствие культурных учреждений, отчужденность коренного населения, эпидемиологическая обстановка. В летнее время удельный вес больных малярией доходил до 50%. Вот как описывал свою службу один из офицеров пограничной стражи: «Мы ведь добровольно лишившие себя прав состояния. Жить ведь здесь всё равно как на поселении в Сибири. Порою очень тяжело бывает. Но ничего, кое-как терпим всё, надеясь на лучшее будущее. Только ведь и поддержи-
вает надежда на повышение, а вместе с этим на переезд в более культурное место» [8, с. 117].
Изложенный в статье фактический материал позволяет сделать вывод о том, что на рубеже XIX — XX веков шел интенсивный поиск наиболее приемлемых, способов, приемов охраны южного участка Государственной границы Российской империи, посылались специальные экспедиции, изучались различные предложения.
К службе по обеспечению безопасности границы в Средней Азии привлекались линейные батальоны, сотни казачьих войск Азиатской России, таможенники и стражники. В 1894 г. в Закаспийской области и на правом берегу рек Пяндж и Аму-Дарья на смену войскового прикрытия границы пришел пограничный надзор в составе Закаспийской и Амударьинской бригад ОКПС Министерства финансов, стражникам которого и вменялась в обязанность обеспечение безопасности южного участка Государственной границы Российской империи.
Государственная граница Российской империи с Афганистаном была установлена в результате:
— соглашения между Россией и Великобританией в виде обмена нотами (конец 1872 -начало 1873 гг.). Граница между Бухарским ханством (под протекторатом России с 1868 г.) и Афганистаном (сфера влияния Англии с 1839 г.) устанавливалась по рекам Аму-Дарья, Пяндж, Памир (от истока озера Зоркуль на Памире до Ходжа-Салех, где Аму-Дарья резко поворачивает на северо-запад) —
— заключения в 1895 г. соглашения между Российской империей и Англией путем обмена нотами. Раздел владений на Памире — государственная граница была проведена по параллели озера Зоркуль. Также были подтверждены соглашения 1872−1873 гг.
См.: Сборник договоров России с другими государствами 1856−1917 гг. М., 1952. № 41.
Государственная граница с Персией была установлена в результате:
— подписания 9 (21) декабря 1881 г. в Тегеране русско-персидской конвенции о разграничении. Г осударственная граница была установлена от залива Г асан-Кули по реке Атрек, горам Копетдага до хребта Зири-Ку юго-восточнее Асхабада-
— соглашения между Российской империей и Великобританией от 29 августа (10 сентября) 1885 г., оформленного в виде протокола о разграничении российской и афганской территории на юго-востоке Туркмении. Государственная граница устанавливалась от поста Зуль-фагар на реке Теджен (Герируд) до точки на Аму-Дарье, где начиналась граница Бухарского ханства-
— заключения 27 мая (8 июня) 1893 г. в Тегеране новой конвенции о разграничении между Российской империей и Персией в юго-восточном направлении до Зульфагарского горного прохода, где находился стык границ России, Персии и Афганистана.
См.: Советско-иранские отношения. М., 1946- Мартенс Ф. Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с другими государствами. СПб., 1898. Т. 12. № 467.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой