Осмысление морального фактора в войне русской военной мыслью в XIX – начале XX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 13 (304). Философия. Социология. Культурология. Вып. 29. С. 77−82.
СУДЬБА РОССИИ В ФИЛОСОФСКОМ ДИСКУРСЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕСПЕКТИВЫ
О
В. Н. Ковин, Л. Ю, Лялина
ОСМЫСЛЕНИЕ МОРАЛЬНОГО ФАКТОРА В ВОЙНЕ РУССКОЙ ВОЕННОЙ МЫСЛЬЮ В XIX — НАЧАЛЕ XX ВЕКА
В статье рассматривается начальный этап анализа морально-психологического состояния русской армии. Предпринимается попытка выявить его динамику.
Ключевые слова: нравственная сила, моральный фактор, морально-психологическая подготовка, воспитание воинов.
Важная роль в поддержании боеготовности войск принадлежит одному из видов обеспечения — морально-психологическому. При его рассмотрении внимание исследователей сосредотачивается на его современном состоянии. С 1992 года в Военном университете начали выпуск «Российского военного сборника», в котором были опубликованы работы XIX — начала XX века, посвящённые военному делу1. Однако и в указанном издании вопрос о том, как формировалась отечественная традиция анализа морально-психологического обеспечения, не получил достаточного освящения.
В целях подготовки необходимых для армии кадров в 1832 году в России была открыта первая Военная академия, ставшая центром обучения офицеров генерального штаба. Первые крупные работы по стратегии и тактике, изданные Академией в 40−50-е годы, и в которых нашел отражение моральный фактор, принадлежат Н. В. Медему, П. А. Языкову, Ф. И. Горемыкину, Д. А. Милютину.
Генерал-майор Н. В. Медем выделяет несколько условий, необходимых армии для достижения победы. Они заключаются в хо-
рошем вооружении и обучении (т. е. наличии выгодного оружия, умении правильного его употребления), приученности к различным родам строя, умением переходить из одного в другой. Но он подчёркивает, что кроме этого необходимы два других: дисциплина и нравственная сила. Без них первые условия не принесут желаемой пользы. Нравственная сила войска важнее, чем тактические построения.
П. А. Языков после критического осмысления теоретических построений Д. Ллойда, Ф. Бюлова, А. Жомини подчеркнул: «…идеи
о влиянии нравственных причин на военные действия до сего времени остаются весьма мало развитыми"3. Он выделяет физический и нравственный элементы, который, в свою очередь, включает политическую и собственно нравственную части. Они тесно связаны между собой. Однако их не следует смешивать. Отношения, существующие между государствами, отличаются от отношений правительства или полководца к войску. Политический элемент оказывает влияние на выбор выгоднейших направлений для достижения цели, а собственно нравственный — на каждого входящего в состав армии4. Под действием
последней человек преодолевает препятствия и прикладывает наибольшие физические силы.
Говоря об использовании войск, Ф. И. Горемыкин указывает на необходимость учитывать условия: материальные и моральные. Он отмечает, что его современники в качестве синонимов последнему используются сочетания нравственная сила или военный дух5. Военный дух базируется на дисциплине, неуклонном, точном исполнении всех военных законов, основанной не на опасении взыскания, а на чувстве долга, присяги и чести. Материальное устройство и образование войск необходимы, но не достаточны для достижения победы. Этому способствуют твёрдая дисциплина и искусство полководца6.
Моральный фактор нашёл своё отражение в размышлениях Д. А. Милютина о военной статистике, которая должна изучать всё, что может оказывать влияние на ход боевых действий. Военная сила, являясь необходимым условием могущества государства, не сводится только к числу войск и кораблей, а подразумевает совокупность всех необходимых способов, сил и средств7. Предметом рассмотрения военной статистики должны быть страна (или точнее территория), народонаселение, государственное устройство, постановления, финансы. Численность, свойства и надёжность армии определяют «народонаселение: численность его, распределение, степень благосостояния материального, положение моральное"8. Д. А. Милютин одним из первых обращает внимание на влияние общества на материальное и нравственное состояние войск.
Таким образом, начиная с первых работ по стратегии и тактике, отечественные военные мыслители, размышляя над причинами, способствующими достижению победы в отдельном бою или в ходе всей кампании, придают большое значение моральному фактору. Отмечают необходимость его формирования и поддержания не только в военное, но и в мирное время. Считали, что требования воинской дисциплины должны выполняться сознательно.
Наиболее крупными работами второй половины XIX века являются труды А. И. Астафьева, Г. Л. Леера, М. И. Драгомирова, С. О. Макарова, С. Гершельмана.
А. И. Астафьев не ставит под сомнение существование в армии морального и физи-
ческого элемента, под которыми понимает ум и силу9. Овладению искусством управлять армией помогает изучение морального состояния войск, что способствует расширению знаний о возможностях армии, превращению её в послушное орудие мысли и воли военачальника. Создав армию, необходимо создать теснейшую связь между её частями. С помощью какого цементирующего состава можно достичь монолитности? Таковым является моральный фактор10. Он не допускает, что единство армии может быть основано на страхе или принуждении. А. И. Астафьев обращает внимание на связь армии и общества. Войско не есть что-то отдельно существующее, оно «не составляет отдельной части от народа. Оно живёт тою же жизнью, как и на-род. «11. Состояние общества влияет на состояние армии, поэтому правительство должно быть внимательным к нуждам граждан.
Г. А. Леер стремится в своём труде, обобщив предшествовавший военный опыт, выявить причины успешных действий войск, на основании которых сформулировать принципы военного искусства. По его мнению, всё определяется двумя началами или условиями: материальным и духовным12. И первенство из них отдаёт второму13. Опираясь на авторитет Наполеона и Клаузевица, считает, что основы и принципы стратегии и тактики должны выводиться, прежде всего, из духовной стороны дела14. Главное орудие на войне есть человек, который по своей природе несовершенен. Он своеволен, капризен и неустойчив в критические минуты жизни. Разница между несовершенной природой человека и требованиями войны устраняется в процессе воинского воспитания, в ходе которого особое внимание уделяется находчивости, храбрости и дисциплины. В результате формирует воинский дух, создающий внутреннюю силу, внутреннее единение, органическую связь, которые обеспечивают цельность «тактического тела», воинского формирования в критические минуты. По мнению Г. А. Леера, созданная на основе общеобязательной воинской повинности армия является наиболее прочной. В ней в полном смысле формируется духовная, органическая связь между людьми. Она побуждает к исполнению своих обязанностей не только до пределов своих возможностей, но и превосходя их. В войсках, созданных на основании вербовки, духовная связь менее устойчива. Менее всего
органическая связь присутствует в армиях милиционных, импровизированных. В них она проявляется только при обороне, позади укрытий и при обороне родного очага15.
Итоги длительной научно-практической деятельности генерала М. И. Драгомирова, призванные служить укреплению моральнобоевого состояния русской армии, получают обобщение в опубликованных работах.
Исходной точкой его построений является утверждения значимости морального фактора на войне: «Важнейшим военным элементом является человек- важнейшим свойством человека — его нравственная энергия"16. В учебнике по тактике выделяет отдельный параграф «Значение нравственной стороны человека», в котором подчёркивает, что для достижения успеха в бою от военного человека требуется много энергии, упорства и гибкости нравственной стороны17. М. И. Драгомиров считает, что в военном человеке главную роль играет нравственная сторона17. Обстановка на учениях и маневрах должна быть приближена к боевой и быть реальной напряжённой, для формирования у солдат и офицеров необходимых боевых и психологических качеств. В бою необходимо, прежде всего, самоотвержение, поэтому военное дело «более волевое, нежели умо-вое», поэтому воспитание важнее обучения воина18. Рассматривая причины мужества и стойкости солдат, М. И. Драгомиров разделяет их на две группы: в первую он объединяет ценности и сознательно принятые установки (долг, готовность погибнуть, вера), а во вторую — психические качества (храбрость, взаимовыручка, находчивость)19. Важная роль в укреплении морально-боевых качеств армии принадлежит офицерам, для этого им должны преподаваться ещё в учебных заведениях общие основания подготовки, образования и воспитания солдат19.
Адмирал С. О. Макаров подчёркивает значимость морального фактора на флоте, так же как в армии «для успешного действия судов в бою необходимы высокие нравственные качества во всех служащих"21. Он считает, что всё в воспитании и обучении должны быть нацелены на подготовку к будущему бою. Кроме отработки практических умений необходимо формирование смелости, находчивости, хладнокровия, выносливости, которые позволят матросу быть готовым к любым случай-ностям22. С. О. Макаров обращает внимание
на важность психологической подготовки, выработке у матросов умения сохранить самообладание в минуту опасности23. Адмирал стремится к созданию во время учений экстремальной обстановки, приближённой к реальной, и впервые предлагает приспособить специальное судно для психологической подготовки матросов.
Статьи С. Гершельмана представляют собой одну из первых попыток специального изучения морального потенциала армии24. Его работа, посвящённая событиям обороны Севастополя, опубликована в конце XIX века. Автор много внимания уделяет анализу морально-боевых качеств матросов и командиров Черноморского флота. Приходит к выводу, что система воинской службы на нём в середине XIX века заметно отличалась от службы в других частях и проходила под руководством талантливых командиров, грамотно понимавших «нравственный элемент». Считает, что большую роль в этом сыграл адмирал М. П. Лазарев, который формировал систему, основанную на взаимопонимании между командиром и подчинёнными, и воспитал плеяду военных моряков, хорошо зарекомендовавших себя в Крымской войне.
Таким образом, во второй половине XIX века мыслители, продолжая традиции отечественной военной школы, не только констатируют важность морального фактора в боевых действиях, но стремятся выявить его влияние военное дело. Предлагают способы и методы формирования дисциплины и воинского духа. Обозначают важность и необходимость психологической подготовки солдат для боевых действий. Впервые моральный фактор выделяется для самостоятельного изучения.
В начале ХХ века наиболее крупными военными теоретиками были Н. П. Михневич, А. А. Незнамов, Н. Н. Головин.
Генерала Н. П. Михневич интересует влияние современных технических изобретений на эволюцию военного дела. Он считает, человек остаётся главным и основным элементом вооружённых сил. На эволюцию тактических форм влияют элементы комплектования армии, к которым он относит: 1) нравственные и физические качества человека, 2) свойства лошади, 3) свойства оружия, 4) устройство снаряжения, 5) устройство продовольствие солдата25.
Обращаясь к боевому опыту русской армии XIX века, Н. П. Михневич отмечает, что
очень важным в достижении победы остаются человеческие силы: физические и духовные26. Совершаемые армией длительные переходы негативно сказываются на физическом состоянии и моральном настроении. Поэтому командному составу необходимо постоянное внимание к солдату и обстановке, в которой он находится.
Вопрос о нравственных качествах солдат и их начальников признаёт сложным. Для его решения предлагает «выяснить коэффициент энергии, т. е. числовое выражение моральной упругости армии в трудные минуты"27. Говоря о русских войсках, отмечает, что они даже при потерях в 30−40% имеют большую способность к перенесению трудностей в походе и сражении. Не меньшие требования должны предъявляться к нравственным качествам командного состава, которые должны соответствовать или даже стоять выше моральных качеств подчинённых. Офицеры и сверхсрочные унтер-офицеры являются носителями военных традиций, дисциплины и технических военных знаний. Поэтому значение командного состава армии, набирающейся по всеобщей воинской повинности, становится важнее, чем прежде28. Когда солдаты понимают своих командиров, верят в них, видят выражение своего духа и народных идеалов, тогда подчинённые пойдут на всякую опасность и не остановятся ни перед какими усилиями и жертвами. Личные способности, обаяние в глазах подчинённых, настойчивость, упорство начальника при выносливости и характере воинов позволят одержать победу. Командир должен употреблять все усилия для поддержания духа войск29. Моральную силу и энергию войско и начальники черпают из народа, из которого вышли30.
Н. П. Михневич ставит проблему: изменилось ли отношение атаки к обороне с увеличением дальности стрельбы ружей? И, учитывая моральную составляющую, приходит к выводу, что оно осталось прежним. Усовершенствование оружия усиливает и наступающих, и защищающихся. Как и ранее, атака перед обороной имеет выгоды как материальные, так и моральные31. При оценке вооружения обращает внимание, что оно оказывает влияние на обе противоборствующие стороны. Использование качественного оружия производит подавляющее моральное впечатление на противника. А наличие вооружения, не уступающего сопернику, повы-
шает моральное настроение, придаёт уверенность в себе — вернейший залог победы32.
А. А. Незнамов в своих размышлениях пытается ответить на вопрос о том, какова должна быть подготовка государства в целом к ведению войны. Сосредоточившись на его прикладной и материальной стороне, уточняет свою позицию: на исход боевых действий влияет множество факторов, и нельзя отдать предпочтение какому-то одному. Поэтому их все следует доводить до возможного лучшего предела. Продолжая традицию отечественной военной мысли о том, что в военном деле большую роль играют вопросы духа, однако считает, что для их исследования не имеется необходимых средств. Кроме того, мотивы нравственного порядка мало подчиняются учету и быстро способны изменять свой вектор. Поэтому основывать расчёты только на духовном факторе было бы несколько наивно. Хотя старание, усердие и призрение к смерти могут иногда исправить недочёты в управлении33.
Для достижения победы в сражении каждый войсковой организм должен проявить всю свою силу. Когда войско идёт в бой в своём постоянном организационном виде, тогда в нём все знают один другого, лучше понимают друг друга, и оно имеет внутреннюю спайку, большое чувство взаимной выручки, гордость. Это придаёт уверенности и солдату, и начальнику, что при столкновении успех будет на нашей стороне34. На повышении морального состояния благотворно сказывается как уверенность в совершенстве вооружении, так и тесная связь войска с народом35. Боевая подготовка должна включать как выработку умения вести современную войну, так и выработку нравственных качеств. Не следует рассчитывать на стихийный подъём морального духа, который не формируется быстро.
А. А. Незнамов придерживался мнения, что дух армии, к которому относил патриотизм, веру, способность к самопожертвованию и взгляд на войну, соответствует духу своего народа и является почти постоянным, изменяется очень медленно, вместе со всей культурой и мало зависит от используемых вооружений. Дух народа связан и с природой, и с климатом страны, и с вековыми традициями развития народной жизни. Он должен развиваться естественным путём36.
Н. Н. Головин предпринимает попытку проанализировать роль морального фактора
в бою с теоретических позиций, отказавшись от обобщений жизненного опыта того или иного военачальника. По его мнению, наименьшим элементом войны является бой, в котором действует человек. В сражении солдат действует не индивидуально, а коллективно. Поэтому вводит понятие 'массовый боец'. Он, в отличие от «индивидуального», мало способен к рассуждению, но намного более подвержен чувству. Поражение в бою является результатом отказа одной из противоборствующих сторон от сопротивления. Перед военачальником стоит задача заставить вражеского «массового бойца» отказаться от противостояния и не допустить до этого своего. Для достижения этого необходимы решительность, внезапность нападения, экономия духовных сил в подготовительный период и крайнее напряжение в решающий момент, достижение успеха в решительную минуту, в решающем пункте37.
Сфокусировав своё внимание только на бое, Н. Н. Головин оставляет за рамками рассмотрения некоторые аспекты. Война состоит не только из непрерывных сражений, но и из длительных осад крепостей, артиллерийских перестрелок, строительства осадных и оборонительных сооружений. В ходе длительной военной кампании обстановка однообразия и отсутствия активных действий может оказывать гнетущее влияние на боевой настрой действующей армии. Автор не рассматривает влияние социально-экономического и политического процессов на моральный потенциал войск, исходя из того, что «основы эмоциональной природы человека можно считать неизменными. Так как перечисленные выше принципы обуславливаются этими неизменными данными, то и сами они являются неиз-менными"38. Н. Н. Головин сосредотачивается исключительно на психологическом компоненте морально-боевого состояния войск.
Таким образом, в начале XX века военнотеоретическая мысль, опираясь на предшествующее наследие, продолжает развиваться. Авторы стараются выявить всю совокупность причин, влияющих на ход войны. Сосредотачиваясь на материальной составляющей, уделяют достаточно мало внимания моральному фактору, однако указывают на большое его значение при ведении боевых действий. Обращают внимание на важность складывания связей как между солдатами, так и между подразделениями в мирное время. Считают, что
нравственные качества войска формируются на основе исторически сложившегося характера народа. Дух армии не является застывшим образованием, он постепенно, медленно изменяется. Моральный фактор начинает осмысляться с психологических позиций.
Примечания
1 Российский военный сборник. М.: Воен. ун-т, 1992−2003. Вып. 1−20.
2 Медем, Н. В. Тактика // Русская военно-теоретическая мысль XIX и начала ХХ веков / сост. Л. Г. Бескровный, М. В. Люшковский, Р. Ш. Сот — под ред. Л. Г. Бескровного. М., 1960.С. 88.
3 Языков, П. А. Опыт теории стратегии // Русская военно-теоретическая мысль… М., 1960. С. 128.
4 Там же. С. 138−139.
5 Горемыкин, Ф. И. Руководство к изучению тактики // Русская военно-теоретическая мысль… М., 1960. С. 200.
6 Там же. С. 201
7 Милютин, Д. А. Первые опыты военной статистики // Русская военно-теоретическая мысль… М., 1960. С. 172.
8 Там же. С. 176.
9 Астафьев, А. И. О современном военном искусстве // Русская военно-теоретическая мысль… М., 1960. С. 204, 246−247.
10 Там же. С. 218.
11 Там же. С. 252.
12 Леер, Г. А. Метод военных наук (стратегии, тактики и военной истории) // Русская военно-теоретическая мысль… М., 1960. С. 276 277, 282.
13 Там же. С. 277.
14 Там же. С. 286−287.
15 Там же. С. 286.
16 Драгомиров, М. И. Подготовка войск в мирное время (воспитание и образование) // Драгомиров, М. И. Избранные сочинения. М., 1956. С. 604.
17 Драгомиров, М. И. Учебник тактики // Русская военно-теоретическая мысль… М., 1960. С. 341.
18 Драгомиров, М. И. Подготовка войск в мирное время … С. 603.
19 Там же. С. 625−626.
20 Там же. С. 659.
21 Макаров, С. О. Рассуждения по вопросам морской тактики // Русская военно-теоретическая мысль… М., 1960. С. 412, 414.
22 Макаров, С. О. Рассуждения по вопросам морской тактики. М., 1942. С. 103−162.
23 Морской сборник. Неофициальный отдел. 1876. № 1. С. 39−40.
24 Гершельман, С.: 1) Нравственный элемент в руках опытного начальника // Воен. сб. 1888. № 12. С. 272- 2) Нравственный элемент под Севастополем // Воен. сб. 1894. № 1−2, 4−5, 7−9- 1885. № 3−4, 6−8- 1886. № 2, 4, 6, 8, 10−12.
25 Михневич, Н. П. Тактика и её эволюция в зависимости от условий комплектования войск и технических изобретений данной эпохи // Русская военно-теоретическая мысль… М., 1960. С. 446.
26 Михневич, Н. П. Влияние новейших технических изобретений на тактику войск // Русская военно-теоретическая мысль… М., 1960. С. 418.
27 Михневич, Н. П. Основы стратегии // Русская военно-теоретическая мысль… М., 1960.
С. 465.
28 Там же. С. 466−467.
29 Там же. С. 512−515, 529, 545.
30 Там же. С. 514.
31 Там же. С. 425.
32 Там же. С. 468−469.
33 Незнамов, А. А. План войны // Русская военно-теоретическая мысль… М., 1960. С. 711, 674, 705.
34 Незнамов, А. А.: 1) Современная война. Действия полевой армии // Русская военнотеоретическая мысль… М., 1960. С. 577- 2) План войны // Русская военно-теоретическая мысль… М., 1960 План войны. С. 707.
35 Незнамов, А. А. План войны. С. 711, 696 698.
36 Там же. С. 711−713.
37 Головин, Н. Н. Исследование боя. Исследование деятельности и свойств человека как бойца. СПб., 1907. С. 55.
38 Там же. С. 186.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой