К постановке проблемы парадигмальности военного образования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

П.А. Денисенко
К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ ПАРАДИГМАЛЬНОСТИ ВОЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ
Современные процессы модернизации российской государственности, построения гражданского общества с настоятельной необходимостью выдвигают на первый план проблему формирования высококвалифицированных кадров, способных решать важные и глобальные задачи. В этом плане весьма актуальной становится задача обеспечения качества образования, приведения его состояния в соответствие с современными международными и российскими реалиями.
Сегодня для многих людей в России актуальными являются следующие вопросы: каковы роль и место образования в жизни общества и человека, его социальные функции и задачи, проблемы и противоречия, пути их разрешения и способы выхода из кризисных состояний, образовательные институты и системы, виды деятельности и процессы взаимодействия социальных общностей, включенных в сферу образования, прогнозирование и предвидение возможных его трансформаций и изменений и др. Все эти проблемы в полной мере проявляются и в среде военного образования с его спецификой и направленностью на подготовку специалиста по обеспечению безопасности страны.
Трудности переходного периода, переживаемого современной системой высшего профессионального образования России, многократно усиленные проблемами, испытываемыми военной организацией общества в целом, в полной мере коснулись высших военно-учебных заведений Министерства обороны РФ. Главная задача — обеспечение высокого уровня профессиональной подготовки будущих офицеров — до настоящего времени остается фактически не решенной. Свидетельством этому выступают многочисленные объективные данные кадровой статистики по курсантам и молодым офицерам, отзывы, поступающие на выпускников вузов из войск, т. е. качественного перелома в подготовке кадрового командного состава для армии и флота не произошло.
Модернизация современной системы военного образования в стране требует от ученых и практиков не просто разработки новых подходов ее организации и содержания, а формирования концептуальных ориентиров развития всей системы высшего военно-профессионального образования. Представляется, что поиск путей повышения эффективности системы военного образования следует
осуществлять не только в ходе всестороннего анализа современной ситуации, но и обратившись к историческому опыту ее развития в России.
Переоценка прошлого в сфере образования позволяет увидеть не только ошибки, но и упущенные возможности, а шире — выявить альтернативные образовательные системы, характер их источников и путей воплощения. Именно поэтому в данной публикации затрагивается проблема парадигмальности военного образования.
Понятие «парадигма» (от греч. ларабегу^а — пример, образец) имеет несколько значений. В античной и средневековой философии оно использовалось для характеристики взаимоотношения духовного и реального миров. В философии науки «парадигма» обозначает «…модель постановки проблем и образец решения исследовательских задач"1. Это понятие используется и для обозначения образца общества и социальных преобразований (парадигмы философии социального преобразования) и др. Понятие «парадигма» с подачи Т. Куна стало широко распространенным в современной России. Теперь уже общепринятой является применение парадигмы в области науки, культуры, истории и т. д.
В современной науке под парадигмальностью понимается свойство социальных систем иметь в своей основе определенный образец, модель и ориентироваться на их воплощение. Парадигма задает параметры социальных систем, их идентичность, уникальность и отличительность друг от друга. Парадигмальность образования касается определенных образцов и моделей, лежащих в основе системы образования. Последняя как раз и является максимальным выражением устремленности общества и личности к определенным образцам. Поэтому образование в целом может определяться как вид духовной деятельности личности и общества по формированию себя на основе того или иного образа или образца, т. е. парадигмы. Характер этих образцов и образов может быть самым различным по своим источникам: космогенным, теогенным, антропо-социогенным, а в последнее время уже можно говорить и о техногенном характере. Эти же образцы определяют и культуру как совокупность внебиологических программ развития личности и общества.
Формирование личности в процессе образования осуществляется не стихийно, а с позиции некоего проекта, т. е. заданных параметров по реализации продуманной и концептуально обозначенной схеме, на основе существующих парадигм образования. В основе реализации той или иной парадигмы, в том числе и в военном образовании, лежит проективность.
Понятие «проект» (лат. рго]ес1ш — выступающий вперед) современными философскими словарями определяется как прототип, прообраз предлагаемого объекта2. На первый взгляд может показаться, что понятия «парадигма» и «проект» являются тождественными. Г. Л. Ильин выделяет, исходя из этих позиций, следующие исторические проекты (модели) образованного человека: клерикальный, социально-правовой, естественнонаучный, естественноисторический, автономный, культурно-исторический3.
Различия между понятиями «парадигма» и «проект» заключаются в том, что «парадигма» есть момент основания и статики, а «проект» — момент цели и динамики, причем динамики осознанной, связанной с реализацией того, что должно быть.
В ХХ в. философия фиксирует понятия «проект» и «проективность» как базовые характеристики человека. Человек есть проект. Он — обращенное в будущее и вовне сущее, обретающее свою самость и сущность не как нечто статическое, фиксированное, данное, но как отложенное, выброшенное вовне, как заданное. Указанные понятия использовались представителями экзистенциализма: М. Хайдеггером, К. Ясперсом, Ж. -П. Сартром, А. Камю и др. В частности, Ж. -П. Сартр определял: «Человек — существо, которое устремлено к будущему и сознает, что оно проецирует себя в будущее. Человек — это, прежде всего, проект, который переживается субъективно, а не мох, не плесень и не цветная капуста. Ничто не существует до этого проекта, нет ничего на умопостигаемом небе, и человек станет таким, каков его проект бытия"4.
Проективность есть способ бытия человека. И в этом отношении противостоит квиетизму5 во всех его формах. Представитель школы экзистенциализма Ж. П. Сартр писал: «Учение, которое я излагаю, прямо противоположно квиетизму, ибо оно утверждает, что реальность — в действии. Оно даже идет дальше и заявляет, что человек есть не что иное, как его проект самого себя. Человек существует лишь настолько, насколько себя осуществляет"6. Но для такой реализации человека нужен и соответствующий характер образования, необходимо проективное образование.
Г. Л. Ильин в этом отношении отмечает: «Такое понимание образования человека возможно в том случае, если субъектом образования становится сам человек- это взгляд на образование с точки зрения обучающегося, познающего и осваивающего мир человека. Он не только образовывается, т. е. получает образование, но и сам образует мир — создает свое понимание, свое видение мира и свое
место, свой путь в этом мире. Образование в таком понимании — это проектирование человеком своей жизнедеятельности, сфера образования — это область социальной жизни, в которой созданы условия, необходимые для такого проектирования. Это образование получило название проективного».
По мнению Г. Л. Ильина центральным понятием проективного образования является проект как замысел решения проблемы, имеющей для учащегося жизненно-важное значение. Проект рассматривается как выражение, утверждение и воплощение личной истины8. Такая оценка проекта может быть определена как субъективно-инструментальная, в то время как Ж. -П. Сартром проект определяется экзистенциально.
Инструментальный характер проекта выделяет и С. Крымский: «Проект -это систематическая форма организации деятельности во взаимосвязи ее теоретических и практических аспектов. В этом отношении он может иметь как теоретико-процедурную, так и информационно-технологическую разновидность. Но в целом, проект — это операционная система, что характеризует конструктивный процесс создания искусственной реальности, актуализации потенциальной сферы бытия с точки зрения сочетания номологических требований (законов) с целевыми и ценностно-нормативными структурами действия. При этом (в технологическом ракурсе) под целевыми структурами подразумеваются плановые и программные установки, а под ценностно-нормативными — социальные измерения проекта и показатели эффективности, оптимальности, реализуемости и т. д. «9.
Но проект это не только то, чем и как пользуется человек, но проект есть сам человек (общество). Может ли тогда сфера общественного образования быть сферой проективности человека? Отчасти да. Но исходной точкой здесь является сам процесс самопознания и осознания того факта, что я существующий не есть некий образец, а лишь его возможность. Так начинается образование человека как деятельность по преодолению себя как данности с целью достижения себя как заданности. Но в каком отношении проективность человека находится к его прошлому, к его опыту, к опыту народа и человечества и стоит ли его осваивать в процессе проективного образования?
С. Крымский в этом плане отмечает: «Человеческий индивидуум — это всегда проект стать человеком, и поэтому требуются постоянные усилия для подтверждения своей человечности. Человек, таким образом, погружен в свое будущее, хотя и черпает силы из своего прошлого. Деятельность как раз и является механизмом, сворачивающим будущее в прошлое, превращающим его в опыт
жизни и разворачивающим жизнь в новых горизонтах грядущего. Опыт и проект, прошлое и будущее — эти параметры и определяют активность человека"10. Обращение к опыту, к истории и есть возможность выявления парадигм собственной проективности.
Следует согласиться и с Г. Л. Ильиным, что «сущность проективного образования определяется тем, что оно, в отличие от традиционного, в том числе гуманистического образования, является не просто личностно-ориентированным, т. е. направленным на личность как объект обучения и воспитания, но выступает как личностно-центрированное"11.
В тоже время рассматривание проективного образования как личностно-центрированного процесса позволяет правомерно поставить вопрос о соотношении личности и общества в нем. В рамках русской философской традиции личность — это не только индивид. Личностью может быть и народ. Тогда проективное образование есть деятельность народа как соборной личности по формированию себя на основе некоего образца. Но проектное образование не может не затрагивать внешней среды. Оно должно стать площадкой конструирования социокультурных пространств. Проективное образование есть основа проектирования социокультурных пространств. В Средневековой Руси этот вид деятельности имел название «домостроительства» и «собирания земель».
Проектирование социокультурных пространств по масштабам может быть самым различным: от отдельного дома до всей вселенной. А. И. Субетто отмечает что «русский космизм» как течение культурно-философской и научной мысли обращается к космическим основаниям человеческого бытия, формируя учение о космической, эколого-ноосферной проективности12.
А В. В. Зеньковский о проективности человека в христианстве писал: «Христианство не просто возвышает человека над природой, присваивая ему царственное значение, но в идеале обожения оно расширяет царство человека за пределы космоса"13.
В условиях глобализации и угроз экологической катастрофы наряду с проективностью актуальным становится ренессанс универсализма. А. И. Субетто определяет: «Ренессанс универсализма и энциклопедизма, включая в себя «революцию в образовании», определяет и такие направления этой революции, как подготовка «ученых-универсалов», «инженеров-универсалов», которые могли бы взять на свои «плечи» координацию и управление сложными проектами создания и развития эколого-социо-экономических систем и социальную ответственность
за надежность оценок последствий в будущем от внедрения этих проектов"14. Но готова ли российская система образования к подобным задачам?..
Проективность по своей форме реализации является трансцендентной. Ж. П. Сартр отмечает: «Человек находится постоянно вне самого себя. Именно проектируя себя и теряя себя вовне, он существует как человек. С другой стороны, он может существовать, только преследуя трансцендентные цели. Будучи этим выходом за пределы, улавливая объекты лишь в связи с этим преодолением самого себя, он находится в сердцевине, в центре этого выхода за собственные пределы"15.
Трансцендентный характер проективности, её направленность во вне человека (социальной группы, общества) приводит к взаимодействию проективности и проектов человека в разных формах: от интеграции до конфронтации и войны. История человечества и есть пространство воплощения различных типов проективности и проектов человека, их интеграция и конфронтация. И сфера образования, с одной стороны, может выступать либо средой интеграции исторического прошлого и исторически возможного, прошлого и будущего страны, либо их разрывом. А с другой стороны, сфера образования — это либо пространство интеграции родственных проектов, либо сфера культурной интервенции и чужой, враждебной проективности.
А. А. Корольков в данном контексте высказывает следующее суждение: «Ленина нельзя назвать русским философом, ибо он и сам не считал себя таковым- он, живя в России, в Швейцарии, в Германии, нес дух прежде всего германской философии, был западником и в политических, и в философских взглядах, и революционная его практика — это ломка всего уклада жизни России по проектам западных философов — Маркса, Энгельса, Гегеля, отчасти по рекомендациям французских просветителей-материалистов и английских экономистов"16.
В конечном итоге сам собою напрашивается вывод: если человек (народ, общество) есть проект, то для того чтобы быть, нужно иметь свой проект самих себя, и тогда будет свое будущее и ты сам в нем. В противном случае — ты будешь в чужом будущем и средством чужой и чуждой проективности и проекта. А для этого нужно формировать свое проективное образование с соответствующими парадигмами. Для современной России это — необходимость выживания не только себя, но и других.
Сфера военного образования есть одно из пространств формирования идентичности и культурно-исторической преемственности социальных общно-
стей и субъектов. И в этом отношении, если мы говорим о национальной безопасности современной России, сфера военного образования должна соответствовать этим потребностям: образование по своему содержанию и целям должно быть национально и государственно ориентированным, чего, к сожалению, сегодня не наблюдается. Военное образование должно быть ориентировано на лучшие образцы отечественной и зарубежной науки, эффективные проекты в области образовательной политики, но не во вред национальной безопасности. Именно поэтому, в определенной степени, наше будущее неразрывно связано с проблемой формирования соответствующего историческим вызовам системы образования личности и общества.
1 Новая философская энциклопедия: В 4 т. М.: Мысль, 2001. Т. 3. С. 193.
2 Всемирная энциклопедия: Философия /Главн. науч. ред. и сост. А. А. Грицанов. М.: ACT, Мн.: Харвест, Современный литератор, 2001. С. 834.
3 Ильин Г. Л. Философия образования (идея непрерывности). М., 2002. С. 26 — 47.
4 Сартр Ж. -П. Экзистенциализм — это гуманизм //Сумерки богов. М.: Политиздат, 1989. С. 319 — 344.
5 Понятие «квиетизм» (франц. quietisme, от лат. quietus — спокойный, безмятежный, quies — покой) — первоначально обозначало религиозно-этическое учение, представители которого провозглашали полную пассивность и спокойствие, подчинение божественной воле, равнодушие к добру и злу, отречение от мира и др. В переносном смысле понятие «квиентизм» означает созерцательный образ жизни, бездеятельность. В качестве форм квиетизма можно рассматривать и конформизм, наркотизацию, гедонизм, которые уводят человека от познания и реализации собственной сущности в область призрачных образов и состояний.- Прим. авт.
6 См.: Там же.
7 Ильин Г. Л. Указ. соч. С. 109.
8 См.: Там же.
9 Крымский С. Экспликация философских смыслов. М., 2006. С. 151.
10 См.: Там же. С. 50.
11 Ильин Г. Л. Указ. соч. С. 110.
12 Субетто А. И. Вернадскианская революция, русский космизм и ноосферизм. // http: //www. trinitas. ru/rus/doc/0202/010a/2 020 009. htm.
13 Зеньковский В. В. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. М., 1996. С. 21. Термин «обожение» может рассматриваться как тип проекта человека и тип проективного образования — Прим. авт.
14 Субетто А. И. Указ. соч.
15 Ильин Г. Л. Указ. соч. С. 319 — 344.
16 КорольковА.А. Духовная антропология. СПб., 2005. С. 169 — 170.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой