Анализ миграционных процессов по данным переписей населения в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

О. Д. Воробьева, А. В. Топилин, А. А. Гребенюк, Т. В. Лебедева 175

Для цитирования: Экономика региона. — 2016. — Т. 12, Вып. 1. — С. 175−188 doi 10. 17 059/2016−1-13 УДК 331. 556

О. Д. Воробьева а), А. В. Топилин а), А. А. Гребенюк б), Т. В. Лебедева а)

а) Московский психолого-социальный университет (Москва, Российская Федерация) б) МГУ им. М. В. Ломоносова (Москва, Российская Федерация)

АНАЛИЗ МИГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ ПО ДАННЫМ ПЕРЕПИСЕЙ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИИ1

Предметом исследования являются внутренние миграционные процессы населения России с 1960-х гг. по 2010 г. Исследование базируется на данных о территориальных перемещениях населения, опубликованных в материалах Всесоюзных переписей населения 1970, 1979, 1989 гг. и Всероссийских 2002 и 2010 гг. Рассмотрены основные потоки и направления миграции населения. Методологически анализ миграции осуществлен с помощью сквозных показателей, позволяющих оценить динамику миграционных процессов за длительный период. Особое внимание уделено сельско-городским внутренним миграциям, объемы, закономерности и последствия которых недостаточно исследованы и оценены до настоящего времени. Предложены и рассчитаны относительные показатели, которые не использовались ранее для оценки исследуемых процессов. Для сопоставимости материалов рассматриваемых переписей населения советского и постсоветского периода было использовано принятое до 2000 г. экономическое районирование, при этом административно-территориальная сетка была приведена в единообразное состояние. Подтверждена гипотеза о том, что от десятилетия к десятилетию происходило снижение интенсивности территориальной подвижности как городского, так и сельского населения. Рассмотрены межрегиональные миграционные потоки, отмечены различные тенденции и интенсивность миграционных процессов на протяжении более чем четырех десятилетий. Анализируется динамика структуры мигрантов по признаку продолжительности проживания в месте постоянного жительства в различных регионах. В результате исследования показано, что развитие и сохранение сложившихся в тот период тенденций продолжает негативно сказываться на территориальном перераспределении населения и региональном социально-экономическом развитии страны. Результаты исследования могут быть использованы при корректировке региональной социально-экономической и миграционной политики.

Ключевые слова: внутренняя миграция, миграция в России, переписи населения, межрегиональные миграции, экономические районы России, сельско-городская миграция, урбанизация, местные и неместные уроженцы, старожилы, новоселы, продолжительность проживания

Введение

Данные всесоюзных переписей населения, проводимых в послевоенные годы в СССР, содержащие вопросы по миграции населения (1970, 1979 и 1989 гг.), и всероссийских переписей населения (2002 и 2010 гг.), являются уникальными для проведения глубоких научных исследований процессов миграции и изменений в размещении населения России, которые наблюдались на ее территории на протяжении более чем четырех десятилетий с середины 1960-х гг. по 2010 г. Этот период выбран не случайно, так как он характеризуется сменой общественно-политического устройства, социально-экономических условий, оказавших влияние на миграционные процессы населения в России.

1 © Воробьева О. Д., Топилин А. В., Гребенюк А. А., Лебедева Т. В. Текст. 2016.

В первые два десятилетия, с 1970 г. по 1989 г., называемые в свое время периодом развитого социализма, территориальные перемещения населения происходили в условиях плановой экономики, когда размещению населения и трудовых ресурсов отводилась важная роль в развитии производительных сил и экономики регионов. На базе текущей статистики были проведены глубокие исследования внутренней миграции населения России [1−7]. Следующие два десятилетия с 1989 г. по 2010 г. миграционные предпочтения населения, ограниченные личными материальными возможностями, складывались под влиянием новых для России стихийно зарождающихся рыночных регуляторов экономического развития, инвестиционных процессов и региональной и секторальной спецификой. Самыми быстро развивающимися секторами экономики стали экспортоориентированные добывающие про-

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

176 СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

изводства, финансовый, торгово-коммерческий сектора. В последнее десятилетие ускоренное развитие в результате первоначального накопления, вложений доходов и сбережений населения в недвижимость получил строительный сектор. Спрос на трудовые ресурсы в этих секторах экономики складывался неравномерно и непропорционально сложившемуся территориальному размещению населения, что в условиях появления новых форм соединения труда и капитала отразилось на миграционном поведении населения и повлекло переориентацию миграционных потоков. В этот период, хоть и в гораздо меньшей степени, но тем не менее велись исследования процессов внутренней миграции в России [8, 9], однако также в основном на базе данных текущей статистики о прибывших и выбывших, а не на данных переписей населения. Оценить, какие миграционные процессы складывались в каждом из двух двадцатилетних временных отрезков (1970−1989 и 1990−2010 гг.) и чем они были обусловлены, возможно лишь используя уникальные данные, предоставляемые переписями населения.

На основе вопросов о территориальном движении населения, включенных в программы переписей, определены следующие категории населения, которые важны для дальнейшего анализа: мигранты, новоселы, старожилы. Это так называемые сквозные показатели, позволяющие оценить по данным переписей динамику миграционных процессов.

К категории мигрантов отнесено все население, которое в переписях фиксируется как проживающее в месте прохождения переписи не с рождения (то есть не местные уроженцы). Данные о контингенте населения, прожившего в месте проведения переписи менее 2 лет, относится к категории новоселов [10, 11]. Этот термин может быть использован для оценки миграционной привлекательности того или иного региона в межпереписной период, интенсивности миграционного процесса (при отнесении абсолютной численности этой категории населения к общей численности населения) и для исследования факторов, повлиявших на уровень миграционной активности населения. И наконец, все население, проживающее постоянно в одном регионе не менее 10 лет, принято относить к категории старожилов [12, с. 58−59].

Следует напомнить, что данные всесоюзных переписей населения (1970, 1979 и 1989 гг.) разрабатывались в разрезе принятого в тот период экономического районирования терри-

тории СССР. На территории РСФСР выделялось десять (непродолжительное время даже одиннадцать) экономических районов, в которые объединялись регионы не только близкие географически, но и относительно схожие по экономическим признакам.

Межрегиональные миграции

Сопоставление данных по внутренней миграции по материалам переписей 1970, 2002 и 2010 гг. дает возможность не только построить матрицу (шахматку миграционных связей) между экономическими районами России за сорокалетний период, но и выявить тенденции в действии центростремительных и центробежных сил, влияющих на миграционное поведение населения (табл. 1).

Если в 1970 г. внутрирегиональные миграционные потоки составляли в среднем по РСФСР 60% (от 53,8% в Северо-Западном районе до 67,2% в Западной Сибири), то к 2002 г. доля внутрирегиональной миграции достигла более 80%. Подтверждаются закономерности миграции населения, открытые более столетия назад [13].

Особенно сильно явление замкнутости территорий характерно для Волго-Вятского района, где на миграцию в пределах района пришлось 87% всего объема миграции, Уральского — 86%, Восточно-Сибирского — 85%. Соответственно, резко ослабли миграционные связи с другими регионами.

Менее всего сокращение внешних миграционных связей затронуло приграничные районы — Северо-Западный и Дальневосточный, где доля внутрирегиональной миграции составила соответственно 64 и 71%. Тенденция к снижению межрегиональных связей особенно усилилась в 90-е гг., что было обусловлено целым рядом факторов: разрывом хозяйственных связей, проведением радикальных экономических реформ, несформировавшимся рынком недвижимости, прежде всего жилья, снижением уровня жизни населения.

В период между двумя Всероссийскими переписями населения 2002 и 2010 гг. ситуация по сравнению с 1970—2002 гг. изменилась незначительно. Наметилась тенденция некоторого увеличения доли межрегиональной миграции в общем ее объеме, включая появившиеся межгосударственные связи между странами СНГ. На общем фоне выделяются регионы Северо-Кавказского района, где снижение доли внутрирегиональной миграции было значительным — с 78% в 2002 г. до 69% в 2010 г. Одновременно в 2 раза увеличи-

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

WWW. ECONOMYOFREGiON. COM

О. Д. Воробьева, А. В. Топилин, А. А. Гребенюк, Т. В. Лебедева 177

Таблица 1

Миграционные связи экономических районов России по данным переписей населения 1970, 2002 и 2010 гг.* (в % к общей численности проживающих не с рождения)

Регионы выбытия и прибытия Внутрирегиональная миграция Межрегиональная в пределах РСФСР Миграция с другими странами
1970 2002 2010 1970 2002 2010 1970** 2002 2010
Сев еро-Западный*** 53,8 63,6 62,0 28,2 22,0 19,0 18,0 14,4 19,0
Центральный 56,8 74,8 73,9 26,2 14,0 13,0 17,0 11,2 13. 1
Волго-Вятский 63,7 86,8 86,2 28,9 9,8 8,8 8,4 3.4 5,0
Центрально-Черноземный 59,6 80,3 77,4 27,3 10,5 9,8 13,1 9,2 12,8
Поволжский 60,5 78,5 78,8 27,6 13,5 11,1 11,9 8,0 10,1
Северо-Кавказский 56,4 78,4 69,1 27,1 10,7 9,3 16,5 10,9 21,6
Уральский 64,1 85,7 84,2 24,7 9,8 7,7 11,2 4,5 8,1
Западно-Сибирский 67,2 76,2 78,1 22,1 16,9 14,9 10,7 6,9 7,0
Восточно-Сибирский 64,7 85,0 81,9 26,3 13,0 10,3 9,0 2,0 7,8
Дальневосточный 54,9 71,4 73,3 31,4 18,9 14,6 13,7 9,7 12,1

* Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года. Т 7. Продолжительность проживания населения в постоянном месте жительства по СССР, союзным и автономным республикам, краям и областям. М.: Статистика, 1973- Материалы Всероссийской переписи населения 2002 года [Электронный ресурс]. URL: http: //www. perepis2002. m/mdex. html? id=11 (дата обращения 12. 09. 2014) — Материалы Всероссийской переписи населения 2010 года [Электронный ресурс]. URL: http: //www. gks. ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612. htm (дата обращения 20. 09. 2014).

** Включая бывшие союзные республики.

*** В 2002 и 2010 гг. Северо-Западный район без Северного района.

лась доля внешних мигрантов, прибывших на Северный Кавказ из стран ближнего и дальнего зарубежья — с 11% до 22%.

Новоселы и старожилы в составе неместных уроженцев

Два десятилетия (с 1970 г. по 1989 г.), прошедшие между всесоюзными переписями населения, в которых отражены процессы миграции населения в едином государстве — СССР, разительно отличаются друг от друга по темпам роста численности новоселов, то есть населения, изменившего место постоянного жительства за последние два года до проведения переписи (табл. 2)

Темпы изменения численности новоселов сократились во втором десятилетии (с 1979 г. по 1989 г.), по сравнению с первым (с 1970 г. по 1979 г.) во всех экономических районах. Исключение в 80-е гг. составили только два региона Западной Сибири (Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа).

В первом десятилетии (1970−1979 гг.) в составе населения азиатской части регионов России нарастает доля мигрантов и в том числе новоселов (рис. 1). В восточных регионах новоселы среди всех мигрантов составляли 18,421,5%. Это существенно выше, чем в центральных районах и является свидетельством того, что перераспределение численности населения по территории страны также оставалось в 70-е гг. традиционным для России — с

запада на восток. Доля населения, проживающего в Сибири и на Дальнем Востоке, за период между переписями 1970 и 1979 гг. увеличивалась. В 1970 г. соотношение численности населения европейской России (включая Северо-Кавказский район) и Урала с азиатской частью составило 69% и 31%. По данным переписи 1979 г., это соотношение изменилось и составило 67 и 33%.

Создание и развитие мощных промышленных комплексов за Уралом и государственная политика освоения природно-сырьевых ресурсов восточных районов стали главными причинами миграции населения в восточном направлении. В 70-е гг. в регионах Сибири и Дальнего Востока разворачивалось крупное промышленное строительство и эксплуатация введенных в строй объектов. Среди них ввод в строй новой очереди Ангарского (Иркутская область) крупнейшего в стране завода металлоконструкций и нестандартного оборудования и первой очереди Приморского горно-обогатительного комбината. В 70-е гг. вступила в эксплуатацию Билибинская АЭС. Возобновлено строительство Байкало-Амурской магистрали, протянувшейся по территории сибирских регионов. Осуществлен пуск первого агрегата СаяноШушенской ГЭС. Наряду с развитием промышленности в 70-е гг. были открыты новые университеты в восточных и северных районах страны: Тюменский, Омский, Алтайский,

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

178 СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Таблица 2

Динамика численности новоселов, проживающих менее 2 лет на новом месте жительства (по данным переписей 1970, 1979, 1989 гг.)*

Экономический район Численность новоселов (проживают менее 2 лет, чел.) Темпы роста численности новоселов (%)
1970 1979 1989 1979 к 1970 1989 к 1979 1989 к 1970
РСФСР 8 785 466 12 005 312 13 358 341 136,6 111,3 152,1
Сев еро-Западный 852 175 1 134 118 1 198 072 133,1 105,6 140,6
Центральный 1 397 147 1 897 101 2 048 794 135,8 108,0 146,6
Волго-Вятский 448 780 645 583 661 565 143,9 102,5 147,4
Центрально-Черноземный 344 469 566 453 569 312 164,4 100,5 165,3
Поволжский 1 122 808 1 300 808 1 145 027 115,9 88,0 102,0
Северо-Кавказский 909 187 1 256 736 1 383 063 138,2 110,1 152,1
Уральский 1 065 970 1 653 107 1 705 661 155,1 103,2 160,0
Западно-Сибирский 1 012 230 1 394 269 2 106 776 137,7 151,1 208,1
Восточно-Сибирский 793 859 1 082 251 1 204 843 136,3 111,3 151,8
Дальневосточный 772 983 995 367 1 170 069 128,8 117,6 151,4

* Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года. Т 7. Продолжительность проживания населения в постоянном месте жительства по СССР, союзным и автономным республикам, краям и областям. М.: Статистика, 1973- Итоги Всесоюзной переписи населения 1979 года. Т. 10. Продолжительность проживания населения в месте постоянного жительства по СССР, союзным и автономным республикам, краям и областям: стат. сб. Госкомстат СССР. Информационно-издательский центр. М., 1990- Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года. Т. 12. Продолжительность проживания населения СССР в месте постоянного жительства. Статистический комитет Содружества Независимых Государств. М., 1993.

Челябинский, Сыктывкарский. Очевидно превалирование экономической мотивации миграции населения [14].

Ранжирование экономических районов по показателю доли новоселов среди мигрантов

по данным за 1979 г. указывает на их минимальную долю в западных регионах и увеличение доли новоселов по мере движения на восток. Примерно такое же соотношение новоселов остается и к концу 80-х гг. Соответственно,

100%

90%

80%

70%

60%

50%

40%

30%

20%

10%

0%

. &-¦ а^

Ж

у5 ж /

А4, С* & amp- лР

Ж Ж Ж

& quot-Г

ж & lt-f'- ^

Ж



¦ в том числе менее 2-х лет

¦ проживающие в месте постоянного жительства не с рождения

¦ проживающие в месте постоянного жительства с рождения

Рис. 1. Доля местных и неместных уроженцев (в том числе новоселов) в составе населения экономических районов

России в 1979 г.

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

WWW. ECONOMYOFREGiON. COM

О. Д. Воробьева, А. В. Топилин, А. А. Гребенюк, Т. В. Лебедева 179

В 1 1979 менее2 лет Н2 1989 менее 2 лет ВЗ 1979 15−19 лет

в 4 1989 15−19 лет в 5 1979 20 лет и более в б 1989 20 лет и более

50

45

40

35

30

25

20

15

10

5

0

. W

Л& lt-?



у*

у







СГ

& lt-Ьи

& lt-f

?

у

& amp-

у

у



& lt-?

г

о/

/



р

f

/



«5»

У

& lt-ь°

& lt-$г

Рис. 2. Доля мигрантов с различным стажем проживания после переселения на постоянное место жительства по

данным переписей населения 1979 и 1989 гг.

Дальневосточный

Восточно-Сибирский

Западно-Сибирский

Уральский

Северо-Кавказский

Поволжский

Центрально-Черноземный

Волго-Вятский

Центральный

Северо-Западный

Северный

70

В2010 В 2002 В 1989

Рис. 3. Доля населения, живущего в регионе не с рождения, по данным переписей населения 1989,2002 и 2010 гг.

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

180 СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Таблица 3

Изменение уровня урбанизации и интенсивности миграции городского и сельского населения по РСФСР и экономическим районам (по данным переписей 1970 и 1989 гг.)*

Экономический район 1970 г. 1989 г.
Доля город- ского населе- ния Доля сель- ского населе- ния Мигрантов-горожан на 1000 городского населения Мигрантов — сельских жителей на 1000 сельского населения Доля город- ского населе- ния Доля сель- ского населе- ния Мигрантов-горожан на 1000 городского населения Мигрантов — сельских жителей на 1000 сельского населения
РСФСР 62 38 56 86 74 26 34 76
Сев еро-Западный 73 27 56 110 82 18 36 95
Центральный 71 29 38 81 83 17 26 77
Волго-Вятский 53 47 45 63 69 31 29 71
Центрально- Черноземный 40 60 45 42 60 40 30 51
Поволжский 57 43 43 60 73 27 33 83
Северо-Кавказский 50 50 63 65 57 43 33 47
Уральский 69 31 62 131 75 25 32 84
Западно-Сибирский 61 39 66 112 73 27 43 89
Восточно- Сибирский 62 38 90 134 72 28 48 96
Дальнев о сточный 71 29 122 163 76 2 58 111

* Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года. Т 7. Продолжительность проживания населения в постоянном месте жительства по СССР, союзным и автономным республикам, краям и областям. М. Статистика, 1973- Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года. Т. 12. Продолжительность проживания населения СССР в месте постоянного жительства. Статистический комитет Содружества Независимых Государств. М., 1993.

и доля старожилов, самая высокая в европейской части России, сокращается с запада на восток (рис. 2). Эта тенденция отражает направленность общего вектора межрегиональной миграции в 70-е и 80-е гг. — в восточном направлении.

За период с 1989 по 2010 гг. исследованы данные по более укрупненным группам населения (местные уроженцы — не мигранты, не местные уроженцы — мигранты). Данные переписей (1989, 2002, 2010 гг.) показывают значительные колебания доли живущих не с рождения в общей численности населения во всех экономических районах России, связанные с резким падением этого показателя в 2002 г. и ростом в 2010. В 1989 г. наибольшие доли мигрантов (населения, живущего не с рождения) в составе населения были зафиксированы в ЗападноСибирском (55,8%), Восточно-Сибирском (56,8%) и Дальневосточном (61,8%) районах, которые активно осваивались и заселялись в предыдущие десятилетия советского периода. Именно в этих регионах по данным переписи 2002 года было зафиксировано наибольшее падение доли «не местных уроженцев». «Западный дрейф» привел к значительному сокращению численности населения восточных регионов страны. Так, в Дальневосточном

районе доля живущих не с рождения упала за 13 лет (1989−2002 гг.) на 9,9%, в ВосточноСибирском — на 8,5%. Причем можно сделать вывод, что рост оттока населения происходил в первую очередь за счет «не местных уроженцев», то есть за счет наиболее мобильной части населения, имевшей миграционный опыт.

Ситуация коренным образом меняется к 2010 г. Численность живущих не с рождения резко возрастает во всех районах, в том числе в Сибири и на Дальнем Востоке. В этот период в трудоспособный возраст стали входить большие когорты людей, рожденных в 80-е гг., которые активно меняли место жительства с целью трудоустройства и учебы (как внутри субъектов, так и вне). Однако региональные дисбалансы социально-экономического развития способствовали стягиванию населения в европейскую часть России. Например, наибольший рост доли мигрантов был зафиксирован в Центрально-Черноземном районе на 17,3% (рис. 3).

Сельско-городская миграция

Характерная особенность 80-х гг. — снижение территориальной подвижности населения. Интенсивность миграции горожан сократилась с 56%о в 1970 г. до 34%о в 1989 г. Упала и интен-

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

WWW. ECONOMYOFREGiON. COM

О. Д. Воробьева, А. В. Топилин, А. А. Гребенюк, Т. В. Лебедева 181

Таблица 4

Интенсивность потоков внутренней миграции по РСФСР и экономическим районам (по данным переписей 1970 и 1989 г.)*

Экономический район Город — село на 1000 городского населения Город — город на 1000 городского населения Село — город на 1000 сельского населения Село — село на 1000 сельского населения
1970 1989 1970 1989 1970 1989 1970 1989
РСФСР 14,8 8,0 41,7 26,4 55,3 49,1 30,4 26,9
Северо-Западный 13,3 7,3 42,3 28,4 76,8 67,3 33,1 27,8
Центральный 8,5 4,8 29,9 21,4 58,3 52,1 22,3 24,9
Волго-Вятский 12,7 7,9 32,5 21,5 43,6 48,6 19,8 22,4
Центрально-Черноземный 15,2 9,5 29,8 20,8 28,4 31,7 13,4 19,3
Поволжский 9,5 6,7 33,1 24,2 41,6 54,3 18,8 28,9
Северо-Кавказский 21,7 10,6 41,1 22,6 33,2 24,8 31,3 21,8
Уральский 14,1 6,9 47,6 25,1 91,3 55,9 39,8 27,9
Западно-Сибирский 19,8 9,7 45,7 32,9 65,5 57,5 46,9 31,7
Восточно-Сибирский 24,3 12,2 65,3 36,0 79,0 63,1 54,5 32,8
Дальневосточный 34,6 15,7 87,4 42,5 91,5 69,2 71,7 41,6

* Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года. Т 12. Продолжительность проживания населения СССР в месте постоянного жительства. Статистический комитет Содружества Независимых Государств. М., 1993.

сивность миграции сельских жителей с 86 до 76%о к 1989 г. 1 При росте уровня урбанизации почти на 20%, интенсивность миграции горожан сократилась на 40% (с 56 до 34%о), а сельских жителей, доля которых упала с 38 до 26%, только на 12% (с 86 до 76%о) (табл. 3).

О сокращении интенсивности миграционного движения населения (по показателю интенсивности миграционного оборота) говорит анализ данных по отдельным потокам внутренней миграции в 1989 г. по сравнению с 1970 г.

Самым интенсивным направлением внутренней миграции в России было и остается направление из сельской местности в города. Это неоднократно подчеркивалось многими исследователями [15−17].

При этом если в 1970 г. межгородские и сельские миграционные потоки практически совпадали по степени интенсивности только в Западной Сибири, то к 1989 г. они сравнялись во всех экономических районах (при общем сокращении). Следовательно, с ростом уровня урбанизации замедляются межгородские миграционные потоки, и по степени интенсивности они практически сравниваются с миграционными потоками между сельскими населенными пунктами. Но и при сокращении интенсивности всех потоков наиболее мощным и в 80-е гг. остался сельско-городской поток мигрантов (табл. 4, рис. 4).

1 Расчеты сделаны по сопоставимым миграционным потокам «новоселов» — проживающих менее 2 лет в месте постоянного жительства.

При общем снижении ее интенсивности по РСФСР в целом она выросла в тех регионах, где доля сельского населения была выше — в Волго-Вятском, Центрально-Черноземном и Поволжском экономических районах. Тоже самое относится и к потоку село — село для этих и Центрального районов.

Это еще раз подтверждает наличие прямой связи между интенсивностью миграционного движения и относительно высокой долей сельского населения [18].

Материалы переписи 1989 г., как уже отмечалось, дают возможность оценить интенсивность сельско-городских миграционных потоков не только населения с минимальным стажем проживания в новом месте жительства, но и всего населения, проживающего в месте прохождения переписи не с рождения, то есть сменившего на момент переписи место постоянного жительства. Масштабы миграции по основным направлениям перемещения представлены в таблице 5. Общая численность мигрантов, переселявшихся между городскими поселениями, за 10 лет составила более 27 млн чел. Это не повлияло на численность городского населения, но указывает на то, что 252 чел. из каждой тысячи живущих в городской местности к 1989 г. сменили город проживания. Если добавить объемы миграционного потока из города в село, равного 5,5 млн чел., то интенсивность миграционного оборота для городского населения (по отношению к численности горожан 1989 г.) составит более 300 чел. на каждые 1000 чел.

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

182 СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

80,0

70. 0

60. 0

50. 0

40. 0

30. 0

20. 0

10,0

0,0

оО









if

J?



OP

/ *

/ & lt-/













A& lt-?'-

p 4? Jf

if ^ & amp- & amp- *

_q/ xf чСГ ^

У У У У





& lt-6U

в 1 город-село на 1000 город, населения В2 город-город на 1000 город, населения

в 3 село-город на 1000 сельск. населения в4 село-село на 1000 сельск. населения

Рис. 4. Интенсивность потоков внутренней миграции по РСФСР и экономическим районам

(по данным переписи 1989 г.)

Таблица 5

Объемы и направления переселений мигрантов по РСФСР и экономическим районам (по данным переписи 1989 г., тыс. чел.)*

Экономический район Число переездов всех жителей, проживающих непрерывно в месте постоянного жительства не с рождения в различных направлениях.
Город — город Село — город Город — село Село — село
РСФСР 27 318,1 30 237,2 5514,5 11 233,2
Северо-Западный 3171,9 3167 507,1 819,9
Центральный 6034,2 6282,4 788,1 1597,2
Волго-Вятский 1056,1 1943,6 258,6 614,8
Центрально-Черноз емный 984,1 1483 299,2 612,5
Поволжский 2833,4 3687,8 497,6 1243,9
Северо-Кавказский 2404,5 2489,7 818,4 1907,7
Уральский 3344,7 4397,4 667,2 1503,7
Западно-Сибирский 3090,8 3169,3 682,4 1369,2
Восточно-Сибирский 1957 1945 434,5 827,6
Дальневосточный 2173,8 1496,6 524,6 649,2

* Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года. Т 12. Продолжительность проживания населения СССР в месте постоянного жительства. Статистический комитет Содружества Независимых Государств. М., 1993.

Из сел в города за 10 лет переехало более 30 млн чел., именно этот поток, за вычетом потока в обратном направлении (город — село) и определил прирост численности городского населения за счет сельско-городского миграционного обмена и составил почти 25 млн чел. Из одной сельской местности переехали на постоянное жительство в другую сельскую местность более 11 млн чел. (табл. 5).

Таким образом, количество переездов сельских жителей за 10 лет составило более 41 млн чел. (30 млн в города плюс 11 млн в другую сельскую местность), что на 2,5 млн чел. превзошло общую численность сельского населе-

ния к 1989 г., которая сократилась в результате миграционного оттока до 39 млн чел. (с 42,2 млн чел. в 1979 г.), то есть почти на 10%, при сохранявшемся тогда достаточно высоком уровне естественного прироста (1700 тыс. чел. с 1979 г. по 1989 г.).1 В целом по России в результате безвозвратной сельско-городской миграции село потеряло за 10 лет почти 5 млн чел. (общее сокращение численности населения 3,2 млн чел. плюс 1,7 млн. чел. — естественный прирост сельского населения за этот период).

1 Рассчитано по: Население России за 100 лет (1897−1997): стат. сб. / Госкомстат России. М., 1998. С. 88−89.

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

WWW. ECONOMYOFREGiON. COM

О. Д. Воробьева, А. В. Топилин, А. А. Гребенюк, Т. В. Лебедева 183

Таблица 6

Уровень урбанизации и интенсивность миграционного оборота городского и сельского населения

(по данным переписи 1989 г.)*

Экономический район Доля городского населения % Число переездов в направлениях город — село, город — город на 1000 человек горожан доля сельского населения % Число переездов в направлениях село — город, село — село на 1000 человек сельского населения
РСФСР 74 303 26 1064
Северо-Западный 82 310 18 1568
Центральный 83 272 17 1485
Волго-Вятский 69 226 31 974
Центрально-Черноз емный 60 275 40 681
Поволжский 73 277 27 1124
Северо-Кавказский 57 336 43 615
Уральский 75 265 25 1152
Западно-Сибирский 73 346 27 1112
Восточно-Сибирский 72 363 28 1078
Дальневосточный 76 448 24 1118

* Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года. Т 12. Продолжительность проживания населения СССР в месте постоянного жительства. Статистический комитет Содружества Независимых Государств. М., 1993.

Показатель интенсивности миграционного оборота сельских жителей, рассчитанный к численности населения 1989 г. превысил 1000 чел. на каждую 1000 сельского населения и составил 1064. При этом чем меньше доля сельского населения в регионе, тем выше показатель интенсивности миграционного оборота сельского населения. Только в трех регионах с относительно высокой долей сельского населения (Волго-Вятском, ЦентральноЧерноземном и Северо-Кавказском) этот показатель составляет меньше 1000%о (табл. 6).

Если рассмотреть интенсивность каждого направления внутренней миграции за 80-е гг. в

целом, то вывод о том, что наиболее интенсивным является сельско-городской поток, справедлив и для этого периода.

И уравновешенность интенсивности межгородского и сельского миграционных потоков также проявилась в целом по России для всего населения, сменившего постоянное место жительства (для всех мигрантов), в этот период (табл. 7). Если число переездов за 10-летний период составляет более 1000 в расчете на каждую 1000 населения 1989 г., это означает, что к 1989 г. в результате безвозвратный миграционный отток из сел в город привел к резкому сокращению численности населения региона.

Таблица 7

Интенсивность потоков внутренней миграции населения, проживающего в месте постоянного жительства не с рождения, по РСФСР и экономическим районам (по данным переписи 1989 г.)*

Экономический район Город — село Город — город Село — город Село — село
на 1000 городского населения на 1000 сельского населения
РСФСР 51 252 776 288
Сев еро-Западный 43 267 1246 322
Центральный 31 241 1184 301
Волго-Вятский 44 181 740 234
Центрально-Черноземный 64 211 482 199
Поволжский 41 236 840 283
Северо-Кавказский 85 251 348 267
Уральский 44 221 858 293
Западно-Сибирский 62 283 776 335
Восточно-Сибирский 66 297 756 322
Дальневосточный 87 361 780 338

* Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года. Т. 12. Продолжительность проживания населения СССР в месте постоянного жительства. Статистический комитет Содружества Независимых Государств. М., 1993.

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

184 СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Таблица 8

Уровень урбанизации в России (по данным переписей населения 1989, 2002 и 2010 гг.)*

Экономический район Доля городского населения в общей численности населения в % Изменение численности городского населения 2002, % к 1989 г. Изменение численности городского населения 2010, % к 2002 г.
1989 2002 2010
Северный 76,5 76,4 77,7 86,0 92,8
Сев еро-Западный 86,5 86,8 87,6 94,7 102,5
Центральный 82,4 84,3 85,4 103,2 103,6
Волго-Вятский 68,6 70,6 71,1 96,7 94,0
Центрально-Черноземный 59,9 62,1 63,7 100,7 99,0
Поволжский 73,1 73,6 74,3 101,5 98,5
Северо-Кавказский 57,0 54,6 54,2 108,9 101,7
Уральский 74,7 73,6 72,3 96,4 94,1
Западно-Сибирский 72,7 73,9 75,3 113,3 100,7
Восточно-Сибирский 71,9 72,2 72,3 93,7 95,9
Дальневосточный 75,8 75,9 74,8 84,3 92,6

* Итоги Всесоюзной переписи населения 1989 года. Т. 12. Продолжительность проживания населения СССР в месте постоянного жительства. Статистический комитет Содружества Независимых Государств. М., 1993.- Материалы Всероссийской переписи населения 2002 года [Электронный ресурс]. URL: http: //www. perepis2002. ru/index. html? id=11. (дата обращения 12. 09. 2014) — Материалы Всероссийской переписи населения 2010 года // http: //www. gks. ru/free_doc/new_site/perepis2010/ croc/perepis_itogi1612. htm (дата обращения 20. 09. 2014).

Источник: рассчитано по данным переписей населения 1989, 2002 и 2010 гг.

Тенденции снижения территориальной подвижности населения, наблюдавшиеся в 80-х гг., еще с большей остротой проявились в 90-е гг. Рост городского населения остановился. Тяжелый экономический кризис привел к резкому сокращению рабочих мест на рынках труда крупных промышленных центров, а возможность ведения собственного подсобного хозяйства в сельской местности отчасти нивелировала последствия падения уровня жизни. Как следствие, доля населения, живущего в городах, за период между переписями 1989−2002 гг. не изменилась и составляла 73%. Небольшой рост городского населения (на 1%) был зафиксирован лишь по материалам переписи 2010 г.

Данные переписи 2002 г. говорят не только о резком замедлении темпов роста уровня урбанизации, но и о появлении обратного процесса — дезурбанизации (снижение доли городского населения) в 2 экономических районах: Северо-Кавказском и Уральском. Однако если в Уральском снижение уровня урбанизации сопровождалось сокращением общей численности населения городов, то в СевероКавказском районе наблюдался рост численности городского населения на 8,9%, а снижение доли объясняется ростом количества жителей на селе (табл. 8). По данным переписи 2010 г. тенденция дезурбанизации в этих районах сохранилась. Причем в СевероКавказском регионе этот процесс продолжался в сочетании с ростом численности насе-

ления городов, а в Уральском — как следствие его сокращения. Таким образом, российской особенностью роста уровня урбанизации нулевых годов XXI в. является то, что этот процесс проходил на фоне депопуляции и сокращения абсолютной численности населения городов.

По мере того как возможности сельской местности отдавать население городам исчерпываются, происходят качественные изменения в сельском расселении. Трансформация сельского расселения постепенно усиливалась, что отразили все последние пять переписей.

В течение всего 40-летнего периода шло сокращение людности сельских поселений и их исчезновение. С применением группировки сельских населенных пунктов в зависимости от численности проживающего в нем населения были получены следующие результаты: если в 1970 г. численность сельского населения, проживающего в населенных пунктах с числом жителей менее 10 чел. составляла 25,9 тыс. чел., то в 1989 г. — 30,2 тыс., или на 17% больше, а доля проживающего в них сельского населения увеличилась почти в 2 раза — с 12% до 20%. В период между переписями 2002 и 2010 гг. процесс обезлюдения деревень ускорился (табл. 9).

Доля мелких поселений с числом жителей не более 10 чел. увеличилась до 30% (в том числе 12,7% без населения), а доля более крупных поселений с числом жителей свыше 100 чел. снизилась до 33%. Около 80% сель-

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

WWW. ECONOMYOFREGiON. COM

О. Д. Воробьева, А. В. Топилин, А. А. Гребенюк, Т. В. Лебедева 185

Таблица 9

Группировка сельских населенных пунктов по людности (по данным переписей населения)

Группа 1970 год 1979 год 1989 год 2002 год 2010 год
тыс. чел. % тыс. чел. % тыс. чел. % тыс. чел. % тыс. чел. %
До 10 чел. 25,9 12 23,9 13 30,2 20 47,1 30 55,6 36
От 11 до 50 чел. 62,5 29 54,6 31 44,7 29 38,1 24 32,8 22
От 50 до 100 чел. 37,2 17 26,3 15 18,0 12 14,9 10 13,8 9
Свыше 100 чел. 91,2 42 72,2 41 60,0 39 55,2 36 50,9 33
Всего 216,8 100 177,0 100 152,9 100 155,3 100 153,1 100

Источник: рассчитано по данным переписей населения 1970, 1979, 1989, 2002 и 2010 гг.

ских населенных пунктов без населения и с числом жителей менее 10 чел. в Центральном и Северо-Западном районе, в том числе около 30% в Тверской, Вологодской и Псковской областях.

Наиболее высок удельный вес населенных пунктов, покинутых сельскими жителями, в Костромской, Тверской, Ярославской, Вологодской, Псковской, Кировской и Магаданской областях, в Республике Ингушетия (около 20%). В этих районах больше всего деревень и хуторов. В Ярославской, Вологодской, Новгородской и Псковской областях их удельный вес превышает 40%.

Такая многоступенчатая поэтапная сельскогородская и межгородская миграция — проявление достаточно устойчивой закономерности развития миграционных процессов, которые способствуют ускорению концентрации населения в более крупных по размеру населенных пунктах и городах по мере их роста.

При стагнации роста, а тем более — при сокращении численности населения и одновременном изменении пропорций между сельским и городским населением в пользу роста доли городского, происходит концентрация населения в крупных населенных пунктах. В странах с большой территорией, низкой плотностью населения в результате развития этого процесса происходит обезлюдивание территорий, сокращение числа населенных пунктов, увеличение расстояния между ними, снижение возможностей хозяйственного использования земельных и природных ресурсов, находящихся на большом расстоянии от населенных пунктов. Это может быть оценено как негативное развитие процессов расселения населения с позиций социально-экономического развития территорий и проживающего на них населения.

К 1989 г. доля городского населения достигла 73%, соответственно, сельского — 27%. Население самого большого в мире по площади государства сосредоточилось в крупных и средних городах с населением от 250 тыс.

чел. Более половины (57%) городского населения проживало к началу нового тысячелетия в 75 городах (из 1098 в 2002 г.). Причем именно в крупных городах в первую очередь начинались процессы сокращения естественного прироста, а затем и депопуляции, приводящей к общему сокращению численности населения.

В связи с этим меры, прямо или косвенно способствующие усилению концентрации населения в крупных населенных пунктах, для регионов и государств с большой территорией в целом являются непродуктивными (связанными с большими рисками потери территорий, исключения их из сельскохозяйственного и экономического оборота) [19, с. 51−58]. Геополитические интересы таких государств и регионов заключаются в том, чтобы переломить тенденцию обезлюдивания больших территорий, тенденцию концентрации населения. Это возможно только при целенаправленном препятствовании такой концентрации населения в крупных населенных пунктах и проведении соответствующей миграционную и социально-экономическую политику.

Заключение

Важную роль в сокращении диспропорций в размещении населения и трудовых ресурсов, по нашему мнению, призваны сыграть прогнозы социально-экономического развития в среднесрочной и долгосрочной перспективе. В 2014 г. был принят Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации», который регулирует широкий круг организационных и методических вопросов по упорядочению развития и территориальной организации народного хозяйства страны. Реализация основных положений Закона предполагает проведение системных научных исследований основных проблем, накопившихся в размещении производительных сил и их главного элемента — трудовых ресурсов, в течение длительного периода и обострившихся в условиях рыночной экономики.

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

186 СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

В связи с этим необходимо шире использовать накопленный в СССР уникальный опыт проведения предплановых научных исследований и прогнозных разработок на перспективу.

Одним из таких предплановых документов является Генеральная схема расселения в СССР, которая была разработана на долгосрочную перспективу. Так, например, в Генеральной схеме расселения на 1976−1990 гг. за основу была принята следующая научная концепция: — система расселения должна соответствовать оптимизации размещения производительных сил по экономическим районам, способствовать повышению эффективности об-

щественного производства и социально-экономическому прогрессу страны-

— обеспечить концентрацию сельских населенных мест с целью создания благоприятных условий для жизнедеятельности их жителей, используя возможности планомерного научно обоснованного развития градостроительства-

— основу системы расселения должны составлять крупные городские агломерации, объединяющие крупные, средние и малые города, возможно и сельские поселения-

— целенаправленное сдерживание роста крупнейших городов с населением 1 млн чел. [20, c. 71−72].

Благодарность

Статья выполнена в рамках проекта РГНФ № 14−02−525.

Список источников

1. Заславская Т. И., Рыбаковский Л. Л. Процессы миграции и их регулирование в социалистическом обществе // Социологические исследования. — 1978. — № 1. — С. 32−46.

2. Рыбаковский Л. Л. Региональный анализ миграций. — М.: Статистика, 1973. — 159 с.

3. Социальные факторы и особенности миграции населения СССР. — М.: Наука, 1978. — 141 c.

4. Сонин М. Я. Воспроизводство рабочей силы в СССР и баланс труда. — М.: Госпланиздат, 1959. — 365 c.

5. Топилин А. В. Территориальное перераспределение трудовых ресурсов в СССР. — М.: Экономика, 1975. — 159 с.

6. Хомра А. У Миграция населения. Вопросы теории и методики исследования // отв. ред.: В. С. Стешенко- А Н Украинской ССР, Ин-т экономики. — Киев: Наукова думка, 1979. — 146 с.

7. Хорев Б. С., Чапек В. Н. Проблемы изучения миграции населения М.: Мысль, 1978. — 255 с.

8. Морозова Г. Ф. Территориальная дифференциация приживаемости новоселов // Современные проблемы миграции. — М.: Мысль, 1985. — 110 с. — С. 14−29.

9. Кожевникова Н. И. Миграционные процессы и их взаимосвязь с социально-демографическим развитием территорий // Современные проблемы миграции. — М.: Мысль, 1985. — 110 с. — С. 82−101.

10. Зайончковская Ж. А. Новоселы в городах. — М.: Статистика, 1972. -164 с.

11. Petersen W. A General Typology of Migration // American Sociological Review. — June. 1958. — 23 (3). — Pp. 256 266.

12. Демографический понятийный словарь / Под ред. проф. Л. Л. Рыбаковского. — М.: Центр социального прогнозирования, 2003. — 352 с.

13. Ravenstein E. G. The Laws of Migration // Journal of the Statistical Society of London. — June, 1885. — Vol. 48, No. 2. — Pp. 167−235.

14. Turner J. Toward a sociological theory of motivation // American Sociological Review. — 1987. — 52(1). — Pp. 1527.

15. Социально-демографическое развитие села. Региональный анализ / Под ред. Т. И. Заславской и И. Б. Мучника. — М.: Статистика, 1980. — 343 с.

16. Корель Л. В. Основные этапы развития миграционного обмена между городом и селом. // Современные проблемы миграции. — М.: Мысль, 1985. — 110 с. — С. 101−108.

17. Пациорковский В. В. Сельско-городская Россия. — М.: ИСЭПН РАН, 2010. — 390 с.

18. Slater Р В. A Hierarchical Regionalization of RSFSR Administrative Units Using 1966−69 Migration Data // Soviet Geography. — 1975. — No 7. Vol. XVI. — Pp. 453−465.

19. Воробьева О. Д. Размещение населения и региональная социально-экономическая политика // Социальная сфера. Проблемы и суждения. Мат-лы шестых Мильнеровских чтений. Москва, декабрь 2002 г. / Науч. ред. Э. Б. Ги-линская. — М.: ГУ-ВШЭ, 2002. — 384 с. — C. 51−58.

20. Мазанова М. Б. Размещение производительных сил. Фактор роста производительности общественного труда / РАЕН, Институт региональных экономических исследований. — М.: Издательство «Алькор Паблишер», 2015. — 80 с.

Информация об авторах

Воробьева Ольга Дмитриевна — доктор экономических наук, профессор, руководитель Научноисследовательского центра социально-экономических проблем народонаселения, Московский психолого-соци-

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

WWW. ECONOMYOFREGiON. COM

О. Д. Воробьева, А. В. Топилин, А. А. Гребенюк, Т. В. Лебедева 187

альный университет (Российская Федерация, 115 191, г. Москва, пр-д. Рощинский 4-й, 9а- e-mail: 89 166 130 069@ mail. ru).

Топилин Анатолий Васильевич — доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник, Московский психолого-социальный университет (Российская Федерация, 115 191, г. Москва, пр-д. Рощинский 4-й, 9а- e-mail: topilinav@mail. ru).

Гребенюк Александр Александрович — кандидат экономических наук, заместитель директора высшей школы современных социальных наук, МГУ им. М. В. Ломоносова (Российская Федерация, 119 991, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1- e-mail: gaa-mma@mail. ru).

Лебедева Тамара Васильевна — кандидат географических наук, декан экономического факультета, Московский психолого-социальный университет (Российская Федерация, 115 191, г. Москва, пр-д. Рощинский 4-й, 9а- e-mail: shonohova@rambler. ru).

For citation: Ekonomika regiona [Economy of Region], — 2016. — Vol. 12, Issue 1. — pp. 175−188

O. D. Vorobieva a), A. V. Topilin a), A. A. Grebenyuk b), T. V. Lebedeva a)

a) Moscow Psychological and Social University (Moscow, Russian Federation) b) Lomonosov Moscow State University (Moscow, Russian Federation)

The Analysis of Migration Processes in Russia According to the Census

The subject matter of the study is the internal migration of the Russian population from 1960 to 2010. The study is based on the information about the spatial population movements, published in the proceedings of the all-Union censuses of 1970, 1979, 1989, and of the all-Russian censuses of 2002 and 2010. The main flows and directions of migration are considered. The methodological analysis of the migration was performed by means of cross-cutting indicators to assess the dynamics of migration processes over a long period. Special attention is given to the rural-urban internal migration, as its volumes, patterns and impacts have not been adequately tested and evaluated to date. Relative indicators, which have not been used previously to assess the studied processes are proposed and calculated. To ensure the comparability of the materials of the censuses of the Soviet and post-Soviet periods under consideration, the economic zoning adopted prior to 2000 was used, and the uniformity of administrative scale was ensured. The hypothesis that from decade to decade, there was a decrease of the intensity of territorial mobility for both urban and rural populations is confirmed. The inter-regional migration flows are considered- the different trends and intensity of migration processes for more than four decades are specified. The dynamics of the structure of migrants on the basis of length of residence in the place of permanent residence in different regions is analyzed. The study has shown that the development and preservation of the prevailing trends in that period continues to adversely affect the territorial distribution of the population and the regional socio-economic development of the country. The findings can find their application in the correction of regional socio-economic and migration policies.

Keywords: internal migration, migration in Russia, census of population, interregional migration, economic regions of Russia, rural-urban migration, urbanization, natives and non-natives, old-timers, settlers, length of stay

Acknowledgements

The article has been prepared with the support of the Russian Humanitarian Science Foundation Project № 14−02−525.

References

1. Zaslavskaya, T. I. & amp- Rybakovskiy, L. L. (1978). Protsessy migratsii i ikh regulirovanie v sotsialisticheskom obshchestve [Processes of migration and their regulation in socialist society]. Sotsiologicheskie issledovaniya [Sociological science], 1, 32−46.

2. Rybakovskiy, L. L. (1973). Regionalnyy analiz migratsiy [Regional analysis of migrations]. Moscow: Statistika Publ., 159.

3. Sotsialnyye faktory i osobennosti migratsii naseleniya SSSR [Social factors and the special aspects of population shift of the USSR]. Moscow: Nauka Publ., 141.

4. Sonin, M. Ya. (1959). Vosproizvodstvo rabochey sily v SSSR i balans truda [Reproduction of labor power in the USSR and work balance]. Moscow: Gosplanizdat Publ., 365.

5. Topilin, A. V. (1975). Territorialnoye pereraspredelenie trudovykh resursov v SSSR [Territorial redistribution of human resources in the USSR]. Moscow: Ekonomika Publ., 159.

6. Khomra, A. U. (1979). Migratsiya naseleniya: voprosy teorii i metodiki issledovaniya [Population shift: questions of the theory and research methodology]. In: V. S. Steshenko (Ed.) — Academy of Sciences of the Ucrainian SSR, Institute of Economics — Kiev: Naukova dumka Publ., 146.

7. Khorev, B. S. & amp- Chapek, V. N. (1978). Problemy izucheniya migratsii naseleniya [Problems of study the population shift]. Moscow: Mysl Publ., 255.

8. Morozova, G. F. (1985). Territorialnaya differentsiatsiya prizhivayemosti novoselov [Territorial differentiation of survival of newcomers]. Sovremennyyeproblemy migratsii [Current migration problems]. Moscow: Mysl Publ., 110, 14−29.

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

188 СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

9. Kozhevnikova, N. I. (1985). Migratsionnyye protsessy i ikh vzaimosvyaz s sotsialno-demograficheskim razvitiem ter-ritoriy [Migration processes and their interrelation with social and demographic development of territories]. Sovremennyye problemy migratsii [Current problems of migration]. Moscow: Mysl Publ., 110, 82−101.

10. Zayonchkovskaya, Zh. A. (1972). Novosely vgorodakh [Newcomers in the cities]. Moscow: Statistika Publ., 164.

11. Petersen, W. (1958, June). A General Typology of Migration. American Sociological Review, 23(3), 256−266.

12. Rybakovskiy, L. L. (Ed.). (2003). Demograficheskiyponyatiynyy slovar [Demographic conceptual dictionary]. Moscow: Tsentr sotsialnogo prognozirovaniya Publ., 352.

13. Ravenstein, E. G. (1885, June). The Laws of Migration. Journal of the Statistical Society of London, 48(2), 167−235.

14. Turner, J. (1987). Toward a sociological theory of motivation. American Sociological Review, 52(1), 15−27.

15. Zaslavskoy, T. I. & amp- Muchnika, I. B. (Ed.). Sotsialno-demograficheskoye razvitie sela. Regionalnyy analiz [Social and demographic development of the village. Regional analysis]. Moscow: Statistika Publ., 343.

16. Korel, L. V. (1985). Osnovnyye etapy razvitiya migratsionnogo obmena mezhdu gorodom i selom [The main stages of migrational exchange development between the city and the village]. Sovremennyye problemy migratsii [Current problems of migration]. Moscow: Mysl Publ., 101−108.

17. Patsiorkovskiy, V. V. (2010). Selsko-gorodskaya Rossiya [Rural-urban Russia]. Moscow: ISEPN RAN Publ., 390.

18. Slater, R. V. (1975). A Hierarchical Regionalization of RSFSR Administrative Units Using 1966−69 Migration Data. Soviet Geography, 7. Vol. XVI, 453−465.

19. Vorobyova, O. D. (2002). Razmeshchenie naseleniya i regionalnaya sotsialno-ekonomicheskaya politika [Distribution of population and regional socio-economic policy]. Sotsialnaya sfera. Problemy i suzhdeniya. Mat-ly shestykh Milnerovskikh chteniy. Moskva, dekabr 2002 g. [Social sphere. Problems and judgments. Proceedings of the sixth Milnerovsky readings. Moscow, December, 2002]. In: E. B. Gilinskaya (Ed.). Moscow: GU-VShE, 51−58.

20. Mazanova, M. B. (2015). Razmeshchenie proizvoditelnykh sil. Faktor rosta proizvoditelnosti obshchestvennogo truda [Distribution of productive forces. Factor of growth in social labor productivity]. RAEN, Institut regionalnykh ekonomich-eskikh issledovaniy [Russian Academy of Natural Sciences, Institute of Regional Eonomic Studies]. Moscow: Alkor Publ., 80.

Authors

Olga Dmitrievna Vorobieva — Doctor of Economics, Professor, Head of the Research Centre for Social and Economic Studies of Population, Moscow Psychological and Social University (9a, 4th Roschinskiy Proezd, Moscow, 115 191, Russian Federation- e-mail: 89 166 130 069@mail. ru).

Anatoly Vasilyevich Topilin — Doctor of Economics, Professor, Chief Research Associate, Moscow Psychological and Social University (9a, 4th Roschinskiy Proezd, Moscow, 115 191, Russian Federation- e-mail: topilinav@mail. ru).

Aleksandr Aleksandrovich Grebenyuk — PhD in Econonimcs, Deputy Director, Higher School of Modern Social Sciences, Lomonosov Moscow State University (1, Leninskie Gory St., 119 991, Moscow, Russian Federation- e-mail: gaa-mma@mail. ru).

Tamara Vasilyevna Lebedeva — PhD in Geographical Sciences, Head of Economic Department, Moscow Psychological and Social University (9a, 4th Roschinskiy St., Moscow, 115 191, Russian Federation- e-mail: shonohova@rambler. ru).

ЭКОНОМИКА РЕГИОНА Т. 12, Вып. 1 (2016)

WWW. ECONOMYOFREGiON. COM

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой