О направлениях лесообразовательного процесса в северо-восточном Подмосковье

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Природопользование

Мацнева Мария Александровна — аспирант кафедры лесных культур, селекции и лесомелиорации, ФГБОУ ВО «Воронежский государственный лесотехнический университет имени Г. Ф. Морозова», г. Воронеж, Российской Федерации- e-mail: mariya. astanina@list. ru

Information about authors

Isakov Igor Yuryevich — Associate Professor of department of forest cultures, selection and forest melioration, Federal State Budget Education Institution of Higher Education «Voronezh State University of Forestry and Technologies named after G.F. Morozov», PhD in Agricultural, Associate Professor, Voronezh, Russian Federation- e-mail: labgen@vglta. vrn. ru

Matsneva Мaria Alexandrovna — post-graduate of department of forest cultures, selection and forest melioration, Federal State Budget Education Institution of Higher Education «Voronezh State University of Forestry and Technologies named after G.F. Morozov», Voronezh, Russian Federation- e-mail: mariya. astanina@list. ru

DOI: 10. 12 737/14152 УДК 630*182. 21

О НАПРАВЛЕНИЯХ ЛЕСООБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОМ ПОДМОСКОВЬЕ

кандидат биологических наук С. А. Коротков1 кандидат биологических наук В. В. Киселева2 кандидат сельскохозяйственных наук Л. В. Стоноженко1

С. К. Иванов1 Е. В. Найденова1

1 — ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет леса», г. Мытищи, Российская Федерация

2 — ФГБУ «Национальный парк „Лосиный остров“», г. Москва, Российская Федерация

Состояние лесов Подмосковья крайне динамично в связи с их мозаичностью, открытостью внешним воздействиям и сложной историей хозяйственного освоения. В ближайших к Москве лесных массивах — национальном парке «Лосиный остров» и Щелковском учебно-опытном лесхозе МГУЛ — смена поколений леса сопровождается сменой пород. При этом в Лосином Острове за последнее столетие резко возросли площади, занятые березой и липой- в подросте ель, бывшая преобладающей породой, также уступила господство липе и клену остролистному. На примере 75 постоянных пробных площадей рассмотрены варианты смены пород в разных формациях как при нормальном развитии биоценоза, так и при массовом усыхании ели. При естественном развитии лесных биоценозов только на 5 объектах из 75 состав новых поколений леса близок к породному составу первого яруса. Еще на 5 пробных площадях происходит восстановление условно коренных лесов — ельников сложных. В остальных случаях развитие идет в сторону формирования ши-

Лесотехнический журнал 3/2015

41

Природопользование

роколиственных лесов с преобладанием липы. В подросте местами наблюдается экспансия клена остролистного. Смена хвойных лесов липовыми ярче всего выражена в насаждениях, где еловая часть древостоя погибла от короеда типографа. Надежным индикатором состава будущего леса на объектах исследования является только 2-й ярус, тогда как состав подроста может коренным образом измениться в течение 10−12 лет под влиянием климатического или зоогенного фактора. Анализ начальных этапов формирования леса на вырубках показывает однозначное доминирование лиственных пород в составе возобновления в границах Москвы. Активное развитие пород — спутников дуба, вероятно, связано с климатическими условиями Московского мегаполиса.

Ключевые слова: Подмосковье, смена пород, усыхание ельников, липа.

TO THE TRENDS IN THE FOREST FORMING PROCESS IN NORTHEASTERN

MOSCOW REGION

PhD in Biology S. A. Korotkov1 PhD in Biology V. V. Kiseleva2 PhD in Agriculture L. V. Stonozhenko1

S. K. Ivanov1 E. V. Naidenova1

1 — Federal State Budget Education Institution of Higher Professional Education «Moscow State

University of Forest», Mytishchi, Russian Federation

2 — Federal State Budget Institution National Park Losinyi Ostrov, Moscow, Russian Fedetation

Abstract

The status of forests in Moscow Region is very dynamic due to their mosaic character, availability to external effects, and complicated history of exploitation. In the forest massifs adjacent to Moscow — National Park Losinyi Ostrov and Shchelkovo Experimental Forest Enterprise — the emergence of new forest generations coincides with changes of dominant tree species. In Losinyi Ostrov, the areas occupies by birch and lime forests increased drastically during the last century- spruce, which has been the predominant species of undergrowth, was replaces by lime and maple. Case studies of 75 permanent sample plots examine the directions of species composition change in different tree formations in case of normal evolution of biocoenoses and mass spruce decline. In case of natural development of forest biocoenoses, only on 5 plots of total 75 species composition of new tree generations is similar to that of the upper tree layer. On other 5 plots, the restoration of conditionally indigenous mixed spruce and lime forests proceeds In all other cases, the forests develop towards the formation of broad-leaved communities with the predomination of lime. The expansion of maple in the undergrowth layer is observed on some plots. The change from spruce to lime forests is the most pronounced in the stands where the decline of spruce element occurred after bark beetle invasion. Only the second tree layer is a reliable indicator of future forest character, while the species composition of undergrowth can change crucially during 10−12 years under the influence of climatic of zoogenic factors. Deciduous species absolutely predominate at initial stages of forest regeneration on cross-cut areas in the boundaries of Moscow. The expansion of species — oak companions, probably, is related to climatic conditions of Moscow urban agglomeration.

Keywords: Moscow Region, species composition changes, spruce decline, lime.

42

Лесотехнический журнал 3/2015

Природопользование

Состояние лесов такого высокоурбанизированного региона, как Москва и Московская область, исключительно динамично. Смена видов пользования лесом, потери лесов от инвазий вредителей, от ветровала, старение значительных площадей насаждений заставляют обратиться к проблеме формирования насаждений, направлениям лесообразовательного процесса и его связи с локальными изменениями климата и антропогенной нагрузкой.

В условиях мозаичности подмосковных лесов и их «открытости» направление смены пород, как считает А. В. Абатуров, «зависит от факторов, которые нам … представляются случайными». Более того, он приходит к выводу, что «ни одна порода не повторяет себя в следующем поколении» [1].

Л. П. Рысин отмечает, что леса Подмосковья давно потеряли свой первоначальный облик, радикально изменились их состав и структура. К расшифровке сукцессионной динамики лесных сообществ нужно подходить, отчетливо представляя все многообразие факторов, которыми она определяется, обязательно учитывая возможное значение фактора исторического [9].

Динамика породного состава лесов характерна и для лесов Европы, в том числе, бореальных. Так, например, в Германии, Швеции и Дании хвойные породы стали доминировать, главным образом, в течение двух последних столетий [10]. Ель являлась хорошей экономической альтернативой широколиственным породам: она обладает широкой экологической амплитудой, высоким темпом роста и качеством древесины [11].

Лесистость Московской области постепенно снижалась на всём протяжении XVIII

и XIX веков, но в конце XIX — начале XX веков уничтожение лесов приняло угрожающий характер [8]. Интенсивные рубки в 20-е — 40-е годы XX века привели к снижению лесистости области до 21% в 1938 г. (рис. 1). Начиная с 50-х годов по 90-ые годы XX века проводилось активное лесовосстановление, которое позволило поднять лесистость до уровня 40−45%.

Рис. 1. Изменение лесистости Московской губернии (впоследствии области) за 3 столетия, по [8, 5].

Изменялся и породный состав лесов (табл. 1). Если сравнительно высокий процент хвойных насаждений (40−50%) поддерживался во многом за счет создания лесных культур, то среди лиственных пород господство перешло к березе. В целом же доля вторичных мелколиственных лесов составляет примерно половину лесопокрытой площади.

Существенные изменения произошли в составе лесов исследуемых в данной работе лесничеств — национального парка «Лосиный остров» и Щелковского учебноопытного лесхоза МГУ Леса.

На рис. 2 приведен усредненный породный состав обоих лесничеств в разные

Лесотехнический журнал 3/2015

43

Природопользование

Таблица 1

Изменение площадей, занятых лесами с преобладанием основных лесообразующих пород, в Московской обл., % от лесопокрытой площади

Порода Конец XIX в. 2010 г.
Сосна 18 20
Ель 30 24,9
Берёза 25 39,5
Осина 21 8,6
Прочие породы 6 7

годы. Видно, что ситуация в Лосином Острове (архивные данные доступны по его «исторической» части — бывшей Лосиноостровской лесной даче) намного динамичнее, чем в Щелковском лесхозе. За прошедшее столетие господство перешло ко

вторичным мелколиственным лесам. Доля сосны в национальном парке поддерживается за счет создания лесных культур, доля ели — как за счет культур, так и за счет постепенного выхода ели в господствующий ярус из-под полога мелколиственных пород. Одновременно, в Лосином Острове растет доля площадей, занятых лесами с господством липы, чего до середины ХХ в. не наблюдалось [3].

Следует отметить определенные отличия породного состава лесов Лосиного Острова от Московской области в целом. Если в области преобладают «таежные» породы (ель, сосна, береза, осина), то для национального парка с послевоенных лет характерна значительная доля липовых лесов (ср. рис. 2 и табл. 1).

В ЩУОЛХ ситуация более стабильна,

Рис. 2. Изменение усредненного породного состава Лосиноостровской лесной дачи и Щелковского УОЛХ по данным лесоустройства

44

Лесотехнический журнал 3/2015

Природопользование

за полвека несколько увеличилась доля ельников (отражение естественной смены сосны елью), и основные изменения сводятся к неуклонному увеличению среднего возраста (рис. 2 и 3).

Рис. 3. Изменение среднего возраста лесов Лосиноостровской лесной дачи (ЛО) и Щелковского УОЛХ

Что касается изменения среднего возраста насаждений, то, в отличие от постепенно стареющих лесов Щелковского лесхоза, в Лосином Острове дважды в течение ХХ в. происходило «омоложение» лесов. Это связано с потерей значительных площадей в результате урагана 1904 г. и последовавшими за тем рубками первых послереволюционных лет, а затем — рубками военных лет и созданием более 1000 га лесных культур на вырубках в 1950-е годы.

Такая ситуация сохранялась до 20 102 012 гг. — до того, как большие массивы ельников погибли в результате вспышки корое-да-типографа. Площадь усохших чистых ельников только в Лосином Острове превысила 400 га, еще 450 га составляют частично поврежденные смешанные древостои.

Коренными типами лесов для боль-

шинства урочищ Лосиного Острова, не испытывающих переувлажнения, являются ельники сложные (с липой, дубом, лещиной) для моренных холмов, ельники разнотравнокисличные и кислично-черничные для водноледниковых равнин [7]. Для ЩУОЛХ преобладающими условно коренными типами также считаются ельники зеленомошной и сложной групп типов леса.

В условиях длительного отсутствия рубок спелых и перестойных насаждений и слабой или умеренной рекреационной нагрузки возможно предположить, что леса эволюционируют в сторону восстановления условно коренных сообществ. Следовательно, преобладающими породами 2-го яруса и подроста должны быть ель, липа и дуб в урочищах моренных равнин и ель на водно-ледниковых равнинах. Однако, соотношения пород подроста дают несколько иную картину, во всяком случае, для Лосиного Острова (рис. 4).

Если в довоенные годы основной породой подроста в Лосиноостровской лесной даче действительно была ель, на втором месте находилась липа, что вполне соответствовало картине восстановления условно коренных типов леса, то начиная с 1950-х гг. липа выходит на доминирующие позиции, подрост ели находится только под 1/3 насаждений, третьей по значимости породой подроста становится клен остролистный. Дуб, преобладавший в подросте на 28% площади в середине века, к концу ХХ в. сокращает площадь в 4 раза, не выдержав конкуренции с более быстрорастущими породами. При этом процент благонадежного подроста ели редко составляет более 33%, тогда как доля благонадежного подроста липы и клена значительно выше [3].

Лесотехнический журнал 3/2015

45

Природопользование

Рис. 4. Соотношение площадей, занятых подростом разных пород, в % от площади лесных

земель Лосиноостровской лесной дачи, по [4]

Таким образом, общий обзор состояния естественного возобновления показывает, что есть тенденция к экспансии широколиственных пород — спутников дуба.

Объекты и методы исследований.

Объектами изучения являются 61 постоянная пробная площадь (111 111) национального парка «Лосиный остров», заложенные Международным институтом леса и ВНИИ лесоводства и механизации в 19 982 000 г. и регулярно обследуемые национальным парком, и 14 ППП Щелковского учебноопытного лесхоза (ЩУОЛХ) МГУЛ, заложенные в 2000—2003 и 2013−2014 гг.

На карте ландшафтов Московской области [6] оба лесничества отнесены к ландшафту моренно-водноледниковых плоских и волнистых влажных и сырых равнин в границах Мещерской низменности, что заставляет нас предположить сходный характер лесообразовательного процесса на их территории.

Основу ландшафта составляют плоские водно-ледниковые равнины с дерновоподзолистыми глееватыми песчаными и супесчаными почвами на водно-ледниковых

отложениях, подстилаемых мореной. Лреоб-ладающая растительность — сосновые, еловые и вторичные мелколиственные леса с покровом из разнотравья, кислицы и зеленых мхов. На выходах моренных останцов формируются леса со значительным участием широколиственных пород.

Лробные площади заложены в лесах разного породного состава, представляющих собой как условно коренные, так и производные типы леса разных НТК — ельниках кисличных, сложных широкотравных и производных от них сосняках, березняках, осинниках, а также лесах с господством широколиственных пород, положение которых в сук-цессионном ряду дискуссионно. Закладка и описание пробных площадей проводились в соответствии с ОСТ 56−69−83. Номера площадей 1−61 относятся к Лосиному Острову, 100−132 — к ЩУОЛХ.

Результаты.

Состав возобновления при естественном развитии лесов.

Лри естественном развитии биоценозов наблюдаются следующие процессы.

1. Устойчивое существование сообществ

46

Лесотехнический журнал 3/2015

Природопользование

с преобладанием коренных пород, которое диагностируется через их преобладание во всех ярусах. Такой вариант естественной динамики наблюдается только на 1 111 111 в ельнике кислично-разнотравном Лосиного Острова (рис. 5, а) и 4 111 111 в липняках с елью и березой Щелковского УОЛХ (рис. 5, б).

Во всех других случаях смена поколений леса сопровождается сменой пород, и в подавляющем большинстве случаев породный состав 2-го яруса и подроста резко отличается от состава материнского полога.

2. Восстановление условно коренных видов — ели и липы под пологом сосняков, которые для большинства урочищ водноледниковых равнин являются коротко производными типами леса. Такое направление смены пород можно считать наиболее желательным. Подобная ситуация отмечена на 4 площадях ЛО и 1 площади ЩУОЛХ. 1ри этом абсолютное преобладание коренных пород отмечается во 2 ярусе, тогда как для состава подроста характерно значительное участие клена остролистного (рис. 6).

3. Неморализация — развитие нижних ярусов с абсолютным преобладанием широколиственных пород, — достаточно типичный случай для Восточного Шдмоско-вья. В этом случае в нижних ярусах преобладают липа и клен остролистный с незначительным участием дуба.

Этот процесс наблюдается как под пологом сложных ельников (условно коренных типов леса, 4 ШЛ, рис. 7, а), так и в производных лесах — в березняках и культурах сосны (рис. 7, б, рис. 7, в, рис. 8 и 6 Ш, соответственно). Доля пород материнского полога во втором ярусе составляет 2−3 единицы даже для теневыносли-

а

ельники, Лосиный Остров

0% 20% 40% 60% 80% 100%

б

липняки с березой и елью, ЩУОЛХ

0% 20% 40% 60% 80% 100%

Рис. 5. Шродный состав ярусов леса, характеризующий устойчивое существование условно коренных пород

0% 20% 40% 60% 80% 100%

Рис. 6. Шродный состав ярусов леса, характеризующий восстановление условно коренных пород в коротко-производных типах леса

вой ели, а в подросте они отсутствуют.

4. Экспансия клена остролистного. Такая ситуация характерна только для Лосиного Острова, причем для тех Ш, которые расположены ближе к городской

Лесотехнический журнал 3/2015

47

Природопользование

а

Ельники, Лосиный Остров

0% 20% 40% 60% 80% 100%

б

Сосняки, Лосиный Остров

0% 20% 40% 60% 80% 100%

в

Березняки

0% 20% 40% 60% 80% 100%

Рис. 7. Породный состав ярусов леса, характеризующий смену хвойных (а, б) и мелколиственных пород (в) широколиственными

застройке. Здесь под пологом широколиственных (и не только) лесов развивается густой подрост клена остролистного, который частично выходит во 2-й ярус (рис. 8), но в большинстве своем отмирает, заменяясь вскоре новой генерацией такого же мелкого подроста. Участие в подросте пород материнского полога — дуба и липы — единично.

В то же время, наблюдения за составом подроста даже в течение 10 лет привели нас к

48

выводу, что он характеризуется большой динамичностью. Данное утверждение хорошо иллюстрирует табл. 2, которая показывает степень изменчивости подроста на пробных площадях Лосиного Острова.

0% 20% 40% 60% 80% 100%

Рис. 8. Породный состав ярусов леса, характеризующий экспансию клена остролистного

Состав подроста на ППП за 10 лет мог коренным образом измениться под действием погодного (засуха, заморозки) или зоогенного (повреждение копытными) фактора, ухудшения условий освещенности вследствие развития 2-го яруса.

Поэтому состав подроста не может быть использован для надежного прогнозирования будущего состава лесов, но может служить индикатором направления сукцессии в лесных биоценозах на конкретный момент времени. Только состав и состояние 2-го яруса древостоя позволяет достаточно определенно говорить о свойствах формирующегося леса.

Формирование леса при усыхании ельников.

В случае катастрофических природных явлений (при частичном или полном поражении еловой части древостоя короедом типографом) имеется тенденция образования на месте распавшихся ельников

Лесотехнический журнал 3/2015

Природопользование

Таблица 2

Примеры коренных изменений в составе подроста на пробных площадях Лосиного Острова

за 10 лет

№ Состав материнского полога (1 ярус) возраст по послед. перечету Состояние подроста в 2003—2004 гг. Состояние подроста в 2013—2014 гг.
состав тыс. шт. /га состав тыс. шт. /га
1 7С3Б+Лп, ед. Д, Кля 66 7Лп2Кл0,5Е0,5Д 2,1 7Ос3Д 1,5
3 95С5Б, ед. Лп, Я 63 8Яс2Кл 1,8 10Кл 1,6
5 8С2Б+Лп, ед. Е 68 6Д4Кл 1,0 6Лп4Кл+Д, Е 2,1
11 9С1Б+Е, Лп 78 10Е 0,2 9Лп1Е 0,7
15 6Б4Лп+Ос 60 10Лп+Кл 3,3 7Кл3Лп, ед. В 9,6
17 70Е15Б15Лп+Кл, С 105 8Лп1Д+Кл, Е 2,5 8Кл2Лп 5,3
18 8Ос1Б1Е+Лп, Д, Кл 70 7Кл2Е1Лп 1,6 9Кл1Лп 6,5
20 6Лп4Д+Кл, С 90(175) 6Кл4Лп+Е 3,8 10Кл+Лп 10,8
21 6С2Лп2Е 215 9Кл1 Лп 10 10Кл+Е, ед. Лп 11,1
22 4С4Б2Е, ед. В 64 5Е4Лп1Кл 1,8 8Кл2Е 1,1
24 6С2Е2Б+Лп, В, ед. Ивк 135 7Кл2Е1Лп 1,3 4В3Е3Кл 0,2
32 45С45Е10Б 110 нет — 5Е4Кл1Д 0,9
34 7Д1Лп1Е1С+Б, ед. В 115 50Е25Лп25Кл 0,5 7Лп2Кл1Е 1,3
35 8С1Б1Е 145 10Е 0,5 10Кл 0,2
36 6Б3Е1С+Лп, ед. В 62 10Е 0,4 6Лп2В2Кл 1,0
38 6С3Е1Б+В 155 6Е4Кл 1,4 10В+Лп, Кл, ед. Е 7,1

липовых насаждений с примесью дуба, клена, осины и единичным участием ели (табл. 3). Сходный процесс смены доминанта древесного яруса наблюдается в сложных ельниках Березинского заповедника (Беларусь) после массового усыхания елей, пораженных типографом [2].

В случае поражения чистых ельников, в которых, как правило, естественное возобновление неудовлетворительно, могут сформироваться участки с преобладанием подлесочных пород.

Лесообразовательный процесс на вырубках.

В случае проведения сплошных санитарных рубок дается начало вторичным сукцессиям, и состав возобновления на

вырубках, оставленных под естественное заращивание, будет определяться степенью минерализации поверхности почвы и успешностью семяношения лесообразующих пород в первые годы после рубки.

Наши наблюдения на вырубках, образовавшихся после разборки ветровальной древесины, показывают, что уже через 10 лет происходит формирование лиственных мо-лодняков смешанного состава [4]. На первых этапах лесовосстановления на обширных участках сплошного ветровала участках значительную роль играют подлесочные породы, однако, видно, что лесообразующие породы представлены, главным образом, березой и липой (табл. 4). Если повреждения имеют вид ветровальных окон, то доля под-

Лесотехнический журнал 3/2015

49

Природопользование

Таблица 3

Направление формирования леса после частичного и полного усыхания еловой части

древостоя

№ ППП Состав до усыхания Состав после усыхания Состав подроста Кол-во, шт. /га
16 75Е10Лп5Ос5Кл5Д+Б 5Е2Лп1Кл1Д0,5Ос0,5Б 8Кл1Лп1Ос 11 830
17 7Е2Лп1Б+Кл, Д 7Лп2Кл1Б+Е, Д 8Кл2Лп 5280
115 9Е1Лп+С, Б, Д 6Лп2Б1Д1С+Е 10Лп, ед. Е, Д 2800
118 7Е3Лп+Б, Д 9Лп1Е+Д, Б 7Лп1Ос1Е1Кл+Д 3540

Таблица 4

Характеристика естественного возобновления на вырубках на 10-й год после уборки

ветровальной древесины

Тип лесного биогеоценоза Состав древостоя до ветровала Характер вывалов Состояние естественного возобновления
состав количество, тыс. шт. /га
Липняки снытево- 4Лп (55)2Б2Ос2Лп (100) сплошные 5Ивк4Лп1Б, ед. Д, Кл 3,2
волосисто- 10Лп (75) 8Ивк1Лп1Б+Кл 4,7
осоковые 7Лп (110)3Лп (65) окна 4Б4Лп 1Кл 1Д+Ивк 1,9
7Лп (100)1Д2Лп (60)+Б 6Лп3Д1Кл 3,9
6Лп (100)3Лп1Б (60) 10Кл 0,7
Ельники кислич- 9Е1Б+Д+Лп (105) окна 3Ивк3Кл2Лп 1Д1Яс 1,1
но-разнотравные 8Е2Д+Б (90) 10Кл+Лп, ед. Е 1,0
Березняк разно- 9Б1Д+Лп (90) сплошные 4Лп2Б2Кл 1Ос1Ивк+Д 8,2
травный 6Б2Д2Лп (90) окна 9Лп1Д+Б 2,3

лесочных пород, как правило, минимальна, а в составе возобновления преобладают липа и клен остролистный, местами с участием березы и дуба.

В восточной части Лосиного Острова, наиболее удаленной от города, на вырубках возможно возобновление хвойных пород.

Так, на отдельных участках сплошных санитарных рубок 2012 г. на месте очагов короеда-типографа в Лосином Острове к 2015 г. отмечен немногочисленный, а местами — обильный самосев сосны, на других участках происходит развитие поросли мелколиственных и подлесочных

пород. На пнях и ветровале 10−12-летней давности местами появляются всходы ели.

Выводы.

Анализ доступных по исследуемым объектам архивных данных показывает, что в Лосином Острове, особенно в ближайшей к Москве части, за последнее столетие произошло существенное изменение породного состава лесов: значительно возросли площади, занятые вторичными мелколиственными лесами, а в последние десятилетия — липняками. Господство в подросте также перешло от хвойных пород к лиственным. Состав лесов ЩУОЛХ в по-

50

Лесотехнический журнал 3/2015

Природопользование

следние 60 лет был более стабильным.

Наблюдения на постоянных пробных площадях показали, что при естественном развитии лесных биоценозов только на единичных объектах состав новых поколений леса близок к породному составу первого яруса. На подавляющем большинстве пробных площадей происходит смена пород. В некоторых случаях имеет место восстановление условно коренных растительных формаций. Однако, в остальных случаях развитие идет в сторону широколиственных лесов с преобладанием липы.

Та же тенденция к смене хвойных лесов липовыми выражена в насаждениях, где еловая часть древостоя погибла от ко-роеда-типографа.

При этом состав подроста оказывается менее надежным индикатором направления смены пород, чем состав 2-го яруса, т.к. он очень динамичен и определяется действием факторов, которые невозможно предсказать — климатического и зоогенного. В частности, отмечено усыхание елового подроста после засухи 2010 г.

При возобновлении леса на вырубках на месте ветровала формируются молод-

няки из лиственных пород смешанного состава. В части Лосиного Острова, наиболее удаленной от города, на вырубках отмечен самосев сосны- на пнях и ветровале 10−12летней давности местами появляются всходы ели, но в силу приуроченности к остаткам мертвой древесины ель в формирующихся лесах будет лишь сопутствующей породой.

Явный сдвиг в сторону широколиственных пород, вероятно, связан с постепенным увеличением среднегодовых температур и с климатическим влиянием московского мегаполиса. Сходный прогноз ослабления позиций ели под действием климатического фактора делают и зарубежные авторы [9, 12].

Таким образом, ведущая роль в формировании новых поколений в сложных, а часто и в зеленомошных группах типов леса Северо-Восточного Подмосковья принадлежит породам — спутникам дуба — липе и клену остролистному. Этот процесс уже проявился в ближайшей к Москве части Лосиного Острова, его начальные стадии наблюдаются в лесах более удаленного от города Щелковского учебно-опытного лесхоза.

Библиографический список

1. Абатуров, А. В. Естественная динамика леса на постоянных пробных площадях в Подмосковье [Текст] / А. В. Абатуров, П. Н. Меланхолин. — Тула: ИПП «Гриф и К», 2004. — 334 с.

2. Ермохин, М. В. Состояние и динамика высоковозрастных еловых лесов Березинского биосферного заповедника [Текст] / М. В. Ермохин, С. А. Углянец, И. Н. Вершицкая, В.С. Ив-кович // Машторынг i ацэнка стану раслшнага свету. — Мшск, 2013. — С. 111−113.

3. История и состояние лесов Лосиного острова [Текст]. — М.: Прима-Пресс-М, 2000. — 104 с.

4. Киселева, В. В. Начальные этапы формирования леса на участках ветровала [Текст] /

В. В. Киселева // Научные труды национального парка «Лосиный остров». — М.: Издательство «Типография Эй Би Ти Групп», 2014. — Вып. 3. — С. 62−76.

5. Коротков, С. А. Устойчивость и динамика еловых и липовых насаждений северо-

Лесотехнический журнал 3/2015

51

Природопользование

восточного Подмосковья [Текст] / С. А. Коротков, Л. В. Стоноженко, Е. В. Ерасова,

С. К. Иванов // Вестник Московского государственного университета леса — Лесной вестник. — 2014. — № 4 (103). — С. 13−21.

6. Ландшафты Московской области и их современное состояние [Текст] / Г. Н. Анненская [и др.]. / под ред. И. И. Мамай. — Смоленск: СГУ, 1997. — 296 с.

7. Рысин, Л. П. Леса Подмосковья [Текст] / Л. П. Рысин. — М.: Товарищество научных изданий КМК, 2012. — 256 с.

8. Цветков, М. А. Изменение лесистости Европейской России с конца XVII в. по 1914 г. [Текст] / М. А. Цветков. — М.: Изд-во АН СССР, 1957. — 213 с.

9. Lasch, P., Regional impact assessment on forest structure and functions under climate change — the Brandenburg case study [Text] / P. Lasch, M. Lindner, V. Erhard, F. Suckow, and A. Wenzel // Forest ecology and management. — 2002. — Vol. 162. — pp. 73−86.

10. Lindbladh, M. From broadleaves to spruce — the borealization of southern Sweden [Text] / M. Lindbladh, A. -L. Axelsson, T. Hultberg, J. Brunet & amp- A. Felton // Scand. J. For. Res. — 2014. -no. 29 (7). — pp. 686−696.

11. Norway Spruce Conversion — Options and Consequences: Research Report 18 [Text] / H. Spiecker [et al.]. — Leiden, Boston, Koln, 2004. — 320 p.

12. Ozolincius, R. Possible Effects of Climate Change on Forest Biodiversity, Tree Growth and Condition: Review of Research in Lithuania [Text] / R. Ozolincius // Baltic Forestry. — 2012. -Vol. 18 (1). — pp. 156−167.

References

1. Abaturov A.V., Melankholin P.N. Estestvennaya dinamika lesa napostoyannykhprobnykh ploshchadyakh v Podmoskov 'e [Natural forest dynamics on permanent observation plots in Moscow region]. Tula, 2004, 334 p. (In Russian).

2. Ermokhin M.V., Uglyanets S.A., Vershitskaya I.N., Ivkovich V.S. Sostoyanie i dinamika vysokovozrastnykh elovykh lesov Berezinskogo biosfernogo zapovednika [Status and dynamics of old-growth spruce forests of Berezinskii biosphere reserve]. Manitoring I atsenka stanu raslinnaga svetu [Monitoring and state assessment of plant world]. Minsk, 2013, pp. 111−113.

3. Istoriya I sostoyanie lesov Losinogo Ostrova [History and status of forests of Losinyi Os-trov]. Moscow, Prima-Press-M, 2000, 104 p. (In Russian).

4. Kiseleva V.V. Nachal’nye etapy formirovaniya lesa na uchastkakh vetrovala [Initial stages of reforestation on windfall areas]. Nauchnye trudy natsional’nogoparka «Losinyi ostrov» [Collective papers of National Park Losinyi Ostrov]. Moscow, ABT Group Publishers, 2014, Iss. 3, pp. 62−76. (In Russian).

5. Korotkov S.A., Stonozhenko L.V., Erasova E.V., Ivanov S.K. Ustoichivost' I dinamika elovykh i lipovykh nasazhdenii severo-vostochnogo Podmoskov’ya [Stability and Dynamics of spruce and lime forest stands of Northeastern Moscow region]. Moscow State Forest University Bulletin. Forest Bulletin. 2014, no. 4 (103), pp. 13−21. (In Russian).

6. Mamai I.I., ed. Landshafty Moskovskoi oblasti I ikh sovremennoe sostoyanie [Landscapes of

52

Лесотехнический журнал 3/2015

Природопользование

Moscow region and their current status]. Smolensk: Smolensk State University, 1997, 296 p. (In Russian).

7. Rysin L.P. Lesa Podmoskov’ya [Forests of Moscow Region]. Moscow: KMK Scientific Publ., 2012, 256 p. (In Russian).

8. Tsvetkov M.A. Izmenenie lesistosti Evropeiskoi Rossii s kontsa XVII v. po 1914 god [Changes in percentage of forested lands in European Russia from late 17th century to 1914]. Moscow: Academy of Sciences of the USSR Publ., 1957, 213 p. (In Russian).

9. Lasch P., Lindner M., Erhard V., Suckow F., Wenzel A. Regional impact assessment on forest structure and functions under climate change — the Brandenburg case study. Forest ecology and management. 2002, Vol. 162, pp. 73−86.

10. Lindbladh M., Axelsson A. -L., Hultberg T., Brunet J., & amp- Felton A. From broadleaves to spruce — the borealization of southern Sweden. Scand. J. For. Res., 2014, Vol. 29(7), pp. 686−696.

11. Norway Spruce Conversion — Options and Consequences. H. Spiecker, J. Hansen, E. Klimo, J. P. Skovsgaard, H. Sterba and K. von Teuffel. — Research Report 18. Leiden, Boston, Koln- 2004, 320 p.

12. Ozolincius, R. Possible Effects of Climate Change on Forest Biodiversity, Tree Growth and Condition: Review of Research in Lithuania. Baltic Forestry, 2012, Vol. 18(1), pp. 156−167.

Сведения об авторах

Коротков Сергей Александрович — заведующий кафедрой лесоводства и подсочки леса, ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет леса», кандидат биологических наук, г. Мытищи, Российская Федерация, e-mail: skorotkov@mgul. ac. ru

Киселева Вера Владимировна — заместитель директора по научной работе ФГБУ «Национальный парк «Лосиный остров», кандидат биологических наук, г. Москва, Российская Федерация, e-mail: vvkisel@mail. ru

Стоноженко Леонид Валерьевич — доцент кафедры лесоустройства и охраны леса ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет леса», кандидат сельскохозяйственных наук, г. Мытищи, Российская Федерация, e-mail: stonozhenko@mgul. ac. ru

Иванов Сергей Константинович — аспирант кафедры лесоводства и подсочки леса ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет леса», г. Мытищи, Российская Федерация, e-mail: sivanov@mgul. ac. ru

Найденова Екатерина Васильевна — аспирант кафедры лесоустройства и охраны леса ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет леса», г. Мытищи, Российская Федерация, e-mail: curls-2007@yandex. ru

Information about authors

Korotkov Sergei Aleksandrovich — Head of the Department of Forestry and Boxing, Federal State Budget Education Institution of Higher Professional Education «Moscow State Forest University», PhD. in Biology, Mytishchi, Russian Federation, e-mail: skorotkov@mgul. ac. ru.

Kiseleva Vera Vladimirovna — Deputy Director in Research, Federal State Budget Institution National Park Losinyi Ostrov, PhD in Biology, Moscow, Russian Federation, e-mail: vvkisel@mail. ru

Лесотехнический журнал 3/2015

53

Природопользование

Stonozhenko Leonid Valeryevich — Assiatant Professor of the Department of Forest Inventory and Forest Protection, Federal State Budget Education Institution of Higher Professional Education «Moscow State Forest University», PhD in Agriculture, Mytishchi, Russian Federation, e-mail: sto-nozhenko@mgul. ac. ru

Ivanov Sergei Konstantinovich — Post-graduate student of the Department of Forestry and Boxing, Federal State Budget Education Institution of Higher Professional Education «Moscow State Forest University», Mytishchi, Russian Federation, e-mail: sivanov@mgul. ac. ru

Naidenova Ekaterina Vasilyevna — Post-graduate student of the Department of Forest Inventory and Forest Protection, Federal State Budget Education Institution of Higher Professional Education «Moscow State Forest University», Mytishchi, Russian Federation, e-mail: curls-2007@yandex. ru

DOI: 10. 12 737/14153

УДК 630*181: 630*187: 630*561. 24

ЛЕСОВОДСТВЕННЫЙ И ДЕНДРОКЛИМАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ

НАСАЖДЕНИЙ лиственницы гмелина западной части плато путорана

доктор биологических наук, профессор С. М. Матвеев1 Д. И. Гупалов2

1 — ФГБОУ ВО «Воронежский государственный лесотехнический университет имени Г. Ф. Морозова», г. Воронеж, Российская Федерация 2 — ФГБУ «Объединенная дирекция заповедников Таймыра», г. Норильск, Российская Федерация

Высокоширотные районы северного полушария представляют значительный интерес для оценки естественных и антропогенных изменений температуры воздуха, роста и продуктивности лесотундровых экосистем. Представлены результаты лесоводственного анализа таксационных характеристик и состояния древостоев лиственницы Г мелина и других компонентов фитоценоза в различных лесорастительных условиях: листвяг багульнико-сфагновый (склоны северной и южной экспозиции) и листвяг ольховый (межгорный распадок) в верховьях озера Лама (плато Путорана). В обследованных древостоях преобладают деревья 150−200-летнего возраста. Насаждения на склонах северной экспозиции находятся в удовлетворительном санитарном состоянии, устойчивы, выполняют основные средообразующие функции. Состояние древостоев на склонах южной экспозиции — неудовлетворительное. Древостои лиственницы в межгорных распадках отличаются наилучшим санитарным состоянием и продуктивностью. Приведены результаты дендрохронологического и дендроклиматического анализов радиального прироста древо-стоев лиственницы Гмелина. Выявлено резкое увеличение числа экстремумов радиального прироста лиственницы в последнем 50-летнем периоде. Резкое возрастание амплитуды и частоты колебаний прироста лиственницы в последние 40−45 лет (с конца 1960-х гг.), некоторое увеличение прироста в этот период, свидетельствуют как о росте нестабильности климатических усло-

54

Лесотехнический журнал 3/2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой