Типы угроз при вымогательстве чужого имущества

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
2015 Юридические науки Выпуск 1(27)
УДК 343. 3/. 7- 343. 713
ТИПЫ УГРОЗ ПРИ ВЫМОГАТЕЛЬСТВЕ ЧУЖОГО ИМУЩЕСТВА
И.А. Суслопаров
Старший преподаватель кафедры уголовного права и прокурорского надзора Пермский государственный национальный исследовательский университет 614 990, г. Пермь, ул. Букирева, 15 E-mail: bekpost@mail. ru
Введение: в статье рассматриваются дискуссионные вопросы квалификации преступных угроз. Цель: изучение существующих подходов в оценке угрозы как самого распространенного вида психического насилия, поиск решения проблем, связанных с содержанием и классификацией преступных угроз. Методы: общие методы научного исследования (диалектический, метафизический) — общенаучные методы исследования (синтез, анализ, системный метод) — частнонауч-ные методы (формально-юридический сравнительно-правовой, исторический, социологический). Результаты: на основе исследования научных источников и судебной практики автор признает необоснованным ограничительное толкование угрозы в составах насильственных преступлений, в том числе в составе вымогательства. Выводы: автор предлагает деление всех преступных угроз на два типа, рассматривает характеристику и классификацию одного из двух типов преступных угроз — угрозы-опасности.
Ключевые слова: уголовное право- насильственные преступления- преступления против собственности-
вымогательство- насилие- угроза
Введение
Уголовное законодательство России установило, что вымогательство в качестве обязательного признака объективной стороны включает угрозу применения насилия либо угрозу уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно угрозу распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.
Положения уголовного закона обращают правоприменителя к проблеме толкования термина «угроза» Исследования, посвященные и преступной угрозе в целом, и разновидностям угроз в отдельных составах преступлений, а также рекомендации Верховного суда РФ, раскрывают представления ученых и практиков о понятии, основных признаках, особенностях квалификации угрозы. Вместе с тем вопросам классификации угроз, имеющих как практическое, так и теоретическое значение, не уделяется достаточного внимания. В составе вымогательства классификация угроз, как правило,
© Суслопаров И. А., 2015
ограничивается тремя видами, обозначенными в ст. 163 УК РФ, что заметно сужает сферу применения данной статьи. В основе такого подхода лежит ограничительное толкование термина «угроза».
В уголовно-правовой литературе и судебной практике преступная угроза, в том числе угроза при вымогательстве, ассоциируется с психическим насилием, которое представляет собой устрашение, запугивание [4, с. 151- 6, с. 37- 7, с. 10−11].
Помимо этого, существуют и другие варианты смыслового содержания термина «угроза»: понятие угрозы как принуждения [11. с. 4], средства понуждения [12, с. 174].
Основное содержание
Для решения вопроса о правовой оценке и классификации угрозы обратимся к семантическому значению термина. В русском языке выделяют два базовых значения слова «угроза»: 1. Запугивание, обещание причинить кому-нибудь вред, зло. 2. Возможная опасность [8, с. 623].
Таким образом, толкование термина «угроза» указывает нам на различные варианты выполнения угрозы как действия, что дает основание предложить деление угрозы
на два типа: угроза-обещание и угроза-опасность (ситуационная угроза).
Первый тип угрозы при вымогательстве является наиболее распространенным. По результатам проведенного нами обобщения судебной практики он применяется в более чем 80% вымогательств. Этот тип угрозы представляет собой обещание причинить существенный вред потерпевшему или его близким. Использование термина «запугивание» для обозначения угрозы данного типа будет не совсем удачным, поскольку в научной литературе этот термин широко используется как синоним угрозы.
Угроза-обещание достаточно подробно рассматривается в научной литературе, поэтому обратимся к характеристике угрозы второго типа.
Совершенно неоправданно, на наш взгляд, на протяжении многих лет применительно к вымогательству осуществляется узкое толкование термина «угроза», тем самым выводится из-под сферы действия уголовного закона целый ряд разновидностей вымогательского принуждения, связанных с пониманием угрозы как опасности. Вымогательства с угрозой данного типа еще не могли ощутимо проявиться в первые постперестроечные годы, когда общество и юридическая практика обратили внимание на обвальный рост вымогательств, а преступники лишь начинали отрабатывать наиболее безопасные для них, с точки зрения уголовной ответственности, варианты вымогательского принуждения. Окончательно данная сторона вымогательства «ушла в тень» тогда, когда из УК РСФСР была исключена ч. 2 ст. 85, устанавливавшая ответственность за угрозу (опасность) причинения вреда в транспортных преступлениях.
Вместе с тем, очевидно, что требование при отсутствии угрозы-обещания способно с не меньшей эффективностью принудить потерпевшего к передаче имущества виновному, если при исполнении требования потерпевший воспринимает исходящую от лица опасность причинения вреда своим законным интересам. Принуждение не исчезает, если вместо воздействия на потерпевшего негативной для него информацией (угроза-обещание) вымогатель вводит по-
терпевшего в состояние опасности и фиксирует потерпевшему себя как источник опасности, устранение которого путем исполнения требования приведет и к устранению самой опасности. Изменение поведения потерпевшего в нужном для вымогателя направлении (передача имущества) является той же целью, к которой стремится виновный и при угрозе-обещании.
Практические работники обратили внимание на распространение угрозы-опасности при вымогательстве. По мнению С. Абросимова, незаконное требование без угрозы устраняет состав вымогательства и «организованная преступность, нащупав лазейку в уголовной норме, действует по-своему юридически грамотно и безнаказанно». Автор приводит ряд примеров, где отсутствует традиционная для вымогательства угроза-запугивание, подчеркивая, что при всей очевидной общественной опасности содеянного привлечь к ответственности за вымогательство невозможно [1, с. 25]. Добавим: привлечь к ответственности невозможно, если толковать угрозу в составе вымогательства только как запугивание, обещание причинить вред.
В судебной практике зарубежных государств можно встретить правовую оценку угрозы при вымогательстве как опасности. Симптоматично, что за одно из таких вымогательств, получившее широкую известность благодаря многочисленным статьям журналистов и книге А. Гранта «Процесс Япончика» [5], был осужден Вячеслав Иваньков. Федерального судью и присяжных в Бруклине (г. Нью-Йорк) не остановило то обстоятельство, что соучастники Иванькова угроз в виде обещаний причинить вред потерпевшим не применяли, сам же Иваньков с потерпевшими не встречался, угроз применением физической силы либо чем-то другим через третьих лиц не передавал. Вопрос о возможной судебной перспективе подобного дела, с учетом сложившейся судебной практики, в нашей стране кажется предрешенным. Вместе с тем в данном уголовном деле для суда стало очевидным воздействие на потерпевших Волкова и Волошина той опасностью, что возникла для них после того, как они узнали от соучастников Иванькова об интересе Япончика, известно-
го российского криминального «авторитета», к решению вопроса о возврате денег. Потерпевшие немедленно обратились за защитой к государству, Иваньков по совокупности преступлений, в том числе и за вымогательство, был приговорен к длительному сроку лишения свободы.
Рассмотрим угрозу-опасность, ее разновидности, соотношение с угрозой-обещанием.
Опасность — это состояние объекта посягательства, предшествующее началу процесса причинения ему прямого ущерба. С точки зрения продуцирования его человеком опасность может создаваться лицом. Также возможно использование вымогателем существующей опасности в своих целях. В обоих случаях ее важнейшей характеристикой будет факт доведения до сознания потерпевшего информации о возможном вреде. Восприняв подобную информацию, потерпевший устанавливает источник опасности различными способами. В первом варианте вымогатель фиксирует себя потерпевшему в качестве такового. В другом случае под давлением чувства тревоги потерпевший сам, по своей инициативе, осуществляет поиск источника опасности.
Затем потерпевший предпринимает шаги для устранения опасности: обращается за правовой помощью, удовлетворяет предъявленные требования, ищет иные способы устранения возникшей опасности, либо предлагает иные варианты решения конфликта тому, от кого, как считает потерпевший, опасность исходит. Последний вариант, на наш взгляд, самый сложный для доказывания, тем более, когда виновный создает опасность для законных прав и интересов потерпевшего, имея в своих руках определенные рычаги, например, в виде своих служебных полномочий, знакомств и связей, возникших в результате административной, хозяйственной, криминальной или иной деятельности. Для моделирования состояния опасности вымогатель может осуществлять непосредственное давление на потерпевшего, например, путем причинения имущественного ущерба потерпевшему или его близким, а также иными способами. Очевидно, что для юридического установления и закрепления доказательств
воздействия на потерпевшего угрозой-опасностью рода необходима кропотливая работа подготовленных специалистов.
Можно выделить несколько разновидностей угрозы-опасности, различающихся по способу формирования угрозы: воздействие личностью вымогателя, в том числе группой лиц, применение насилия, демонстрация оружия или предметов, используемых в качестве оружия,.
При воздействии личностью используются внешние данные вымогателя (внушительные физические характеристики, наличие шрамов, татуировок, очень короткая стрижка, которая издавна в сознании законопослушных граждан ассоциируется с осужденными и т. п.), речь (нецензурная брань, жаргон), мимика, одежда, а также любое поведение, выходящее за рамки допустимого для спокойного социального общения в существующей ситуации.
К другой группе воздействующих свойств личности вымогателя относятся ее социальные характеристики, прежде всего судимости, лидерство или принадлежность к преступным группам или группировкам. Получение таких данных о личности для потерпевшего сложности не представляет, например, когда вымогатель и потерпевший проживают в одном населенном пункте много лет. С учетом поведения субъекта такие знания могут указывать на него как на источник опасности, адекватно воспринятой потерпевшим. Адресное проявление (или демонстрация) перечисленных свойств и есть не что иное, как исполнение лицом угрозы-опасности.
Практическим примером может послужить дело Б., ранее судимого за квалифицированную кражу. Он пришел к частному предпринимателю М. и потребовал, чтобы тот ежемесячно через него передавал в воровской «общак» фиксированную сумму. В ответ на доводы потерпевшего об отсутствии у него материальных возможностей для таких выплат Б. заявил, что финансовые трудности М. его не интересуют и через неделю он придет за деньгами. Потерпевший впоследствии обратился в милицию, так как знал о криминальном прошлом Б. и предполагал, что Б. представляет местную преступную структуру, поэтому к нему могут
быть применены насильственные действия. При последующем посещении потерпевшего Б. был задержан и впоследствии осужден за вымогательство [2].
Обозначенные свойства лица, реализующего вымогательскую угрозу, и в отдельности, и в совокупности, способны оказывать на потерпевшего воздействие различной степени, что зависит от ряда дополнительных факторов, среди них одно из ведущих мест занимают социальные связи между принуждающим и принуждаемым.
Субъект может создавать состояние опасности для законных интересов потерпевшего собственными усилиями, однако он может использовать существующую опасность, исходящую от известных в соответствующем регионе преступных группировок и их лидеров. При воздействии группой лиц степень вредоносного влияния на потерпевшего существенно возрастает.
Преступные группы и группировки могут оказывать влияние на микроклимат в обществе, поскольку «деятельность преступных организаций имеет … глубокое социальное воздействие» [9, с. 53]. Исследователь организованного вымогательства В. Н. Сафонов отмечает существование подобного рода преступных действий: «Вымогатели хорошо усвоили, что авторитет крупного преступного сообщества сильнее воздействует на потерпевших», и в частности, «после получения известности преступным сообществом Малышева (в Санкт-Петербурге) принадлежность к нему стали изображать многие группы, как организованные, так и предварительно сговорившиеся» [10, с. 101], кроме того, маломощные группы вымогателей «платят дань своим коллегам из сильных сообществ за право называться их частью» [10, с. 107].
Возможны ситуации, когда лицо, будучи осведомленным о существующих в регионе преступных группах, выступает от имени лидера наиболее опасной группы и, прикрываясь его авторитетом силы, предъявляет незаконное требование о передаче имущества.
Подобное преступное воздействие содержит обман, что сближает вымогательство с мошенничеством. Потерпевший воспринимает лицо, предъявившее требование,
как вымогателя и члена преступной группировки, как источник опасности, хотя он таковым фактически не является. Будучи введенным в заблуждение, потерпевший выполняет требование. Обман в этом случае следует признавать основным способом совершения преступления, и, если виновный не применял угрозы-обещания, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, поскольку субъект не принадлежит к источнику опасности, о котором он говорит, и объективно этой опасностью не обладает. В возможном варианте субъект применяет насилие к «несговорчивому» потерпевшему, тогда он сам становится источником опасности, и обман будет выступать как дополнительный способ вымогательства.
Второй, самый распространенный на практике, способ создания угрозы-опасности — это применение насилия к потерпевшему. Виновный наносит удары потерпевшему, избивает его до, во время или после предъявления незаконного требования, не выражая угрозы-обещания.
Так, 20 ноября 2012 г. Е. и В., находясь в состоянии алкогольного опьянения, пришли в дом М. Е. потребовал от М. приобрести для них 200 мл спирта стоимостью 40 руб. М. отказался, объяснив, что денег у него нет, а в долг ему спирта не дадут. Тогда Е. с целью принудить М. выполнить его требование взял на кухне квартиры кусок горбыля и, применяя физическое насилие, нанес им несколько ударов по руке и телу М. Потерпевший упал на пол. Е., продолжая свои преступные действия, вновь потребовал денег на приобретение спиртного. В., поддерживая Е. в незаконных требованиях, присоединился к нему и с целью добиться от потерпевшего покупки спирта, применяя насилие, горбылем нанес М. не менее 2 ударов в область грудной клетки слева. Последний, воспринимая действия Е. и В. как реальную угрозу для своего здоровья, согласился приобрести для них спирт, после чего Е. и В. покинули квартиру потерпевшего, сказав, чтобы для них через полчаса были деньги или спирт [3].
При изучении вопроса о связи насилия и угрозы в научных исследованиях можно отметить общий подход: применение насилия содержит угрозу его продолжения или
повторения, т. е. реализованное насилие создает для потерпевшего угрозу в виде опасности продолжения насилия.
Скрытая угроза, выраженная в демонстрации оружия или предметов, используемых в качестве оружия, представляет собой не что иное, как угрозу-опасность. Вот хрестоматийный пример. Вечером в частный дом постучали. Дверь открывает женщина и видит нетрезвого мужчину с топором за поясом. Он обращается к хозяйке: «Не могли бы вы дать мне две бутылки водки или соответствующую сумму денег?» Нет особого сомнения в том, что большинство людей, оказавшихся в подобной ситуации, постарается удовлетворить просьбу, зафиксировав тем самым, что они воспринимают поведение субъекта как угрозу. Меньшинство в такой ситуации откажет в просьбе человеку с топором (палкой, оружием и т. п.), и у тех, кто отказал в просьбе, появится возможность узнать, что будет дальше. Но и в этом варианте развития событий речь идет, как правило, о готовности к защите, а значит, поведение воспринимается как угроза-опасность. Очевидно, что угроза в примере не содержит ни агрессивных телодвижений, ни словесного запугивания, ни других, каких бы то ни было атрибутов угрозы-обещания. Субъект применяет ситуационную угрозу (угрозу-опасность), воздействуя на потерпевшего создаваемой ситуацией и демонстрацией предмета, который он может использовать в качестве орудия нападения.
Узкое толкование угрозы в рассмотренном примере приведет нас к выводу о том, что гражданин с топором ответственности не подлежит, собственник имущества остается незащищенным. Если же мы считаем, что действия субъекта преступны, то мы вынуждены либо говорить о запугивании топором (обещании причинить вред), хотя объективно такое запугивание не осуществлялось, либо признать, что лицо создало состояние опасности, направленной на причинение потерпевшему психической травмы.
Результаты
Если в действующем Уголовном кодексе РФ мы будем трактовать угрозу при вымогательстве не только как обещание причинить вред, но и как опасность, исхо-
дящую от лица, применившего незаконное требование, то подобного рода криминальное принуждение станет полноценным объектом внимания со стороны компетентных российских органов.
Угроза-опасность и угроза-обещание тесно связаны между собой, так как угроза обещанием после ее выражения способна создать обстановку опасности для потерпевшего, для чего, собственно, она и создается. Однако точно такие же ощущения беспокойства и тревоги испытывает и потерпевший, для которого моделируют состояние опасности, не выражая угрозы-обещания. В ситуации, когда источник опасности для потерпевшего не идентифицирован (в отличие от угрозы-обещания), потерпевший значительно дольше находится в тревожном состоянии. Поэтому в отдельных разновидностях угрозы-опасности, о которых речь шла выше, потерпевшему причиняется значительно больший психический урон по сравнению с угрозой-обещанием.
Взаимосвязь угрозы-обещания и угрозы-опасности проявляется и в стремлении преступников воздействовать на потерпевшего одновременно и той и другой угрозой. Когда это происходит, мы говорим о запугивании в полном смысле этого слова: выражая обещание причинить вред, виновный стремится создать обстановку опасности с использованием всех доступных для него средств, которая бы свидетельствовала об исполнимости высказанного обещания.
Выводы
Таким образом, как в составе вымогательства, так и в составах насильственных преступлений с признаком угрозы следует выделять два типа угроз: угроза-обещание и угроза-опасность (или ситуационная угроза). Необходимо подчеркнуть, что для толкования угрозы как опасности в составах насильственных преступлений не требуется вмешательства законодателя, разъяснений Пленума Верховного суда РФ, достаточно проявления воли следственных органов и суда, применяющих закон в уголовном деле.
Библиографический список
1. Абросимов С. Проблемы ответственности за вымогательство // Законность. 1999. № 5. С. 25−27.
2. Архив городского народного суда г. Чу-сового Пермской области за 1999 год. Уголовное дело № 1−538/99.
3. Архив Чердынского районного суда Пермского края за 2013 год. Уголовное дело № 1−21/2013.
4. Богданчиков C.B. Уголовно-правовые и криминологические аспекты преступлений против собственности. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2014. 240 с.
5. Грант А. Процесс Япончика. М.: ACT, 1997. 496 с.
6. Костров Г. К. Уголовно правовое значение угрозы: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1970. 19 с.
7. Левертова P.A. Ответственность за психическое насилие по советскому уголовному праву. Омск, 1978. 103 с.
8. Ожегов С. И. Словарь русского языка / под ред. чл. -корр. АН СССР Н. Ю. Шведовой. 20-е изд., стер. М.: Рус. язык. 1989. 750 с.
9. Основы борьбы с организованной преступностью: монография / А. И. Коннов, В. И. Куликов, A.C. Овчинский, B.C. Ов-чинский, и др.- под ред.: B.C. Овчинско-го, В. Е. Эминова, Н. П. Яблокова. М.: Инфра-М, 1996. 400 с.
10. Сафонов В. Н. Организованное вымогательство: уголовно-правовой и криминологический анализ: монография. СПб.: Знание, СПбИВЭСЭП, 2000. 239 с.
11. Cmepexoe Н. В. Ответственность за угрозу по советскому уголовному праву (вопросы теории и практики): автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1972. 28 с.
12. Хилюта В. В. Формы хищения в доктрине уголовного права: монография. М.: Юрлитинформ, 2014. 528 с.
References
1. Abrosimov S. Problemy otvetstvennosti za vymogatel'-stvo [Problems of Responsibility for Extortion] // Zakonnost'- - Legalness. 1999. № 5. Pp. 25−27 [In Russ],
2. Arkhiv gorodskogo narodnogo suda g. Chusovogo Permskoy oblasti za 1999 god.
Ugolovnoe delo № 1−538/99. [The Records of the City People'-s Court of the City of Chusovoy in the Perm Region for 1999. Criminal Case № 1−538/99]. [In Russ],
3. Arkhiv Cherdynskogo rayonnogo suda Permskogo kraya za 2013 god. Ugolovnoe delo № 1−21/2013 [The Records of the Cherdyn District Court of the Perm Territory for 2013. Criminal Case № 1−21/2013]. [In Russ],
4. Bogdanchikov S.V. Ugolovno-pravovye i kriminologicheskie aspekty prestupleniy protiv sobstvennosti [Offenses Against Property as Considered by the Crime Law and Criminology] M.: YuNITI-DANA: Za-kon i pravo. 2014. 240 p. [In Russ],
5. Grant A. Protsess Yaponchika. [Proceedings of Japonchik] M.: AST, 1997. 496 p. [In Russ],
6. Kostrov G.K. Ugolovnopravovoe znachenie ugrozy [Meaning of Threat in the Crime Law]: avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. M.: 1970. 19 p. [In Russ],
7. Levertova R.A. Otvetstvennost'- za psikhicheskoe nasilie po sovetskomu ugolovnomu pravu [Responsibility for Mental Violence According to the Soviet Crime Law], Omsk, 1978. 103 p. [In Russ],
8. Ozhegov S.I. Slovar'- russkogo yazyka [Russian Language Dictionary] / pod red. chl. -korr. AN SSSR N. Yu. Shvedovoy. M.: Russkiy yazyk. 1989. 750 p. [In Russ],
9. Osnovy bor'-by s organizovannoy prestupnost'-yu. Monografiya [Fundamentals of Struggle against Crime. Monograph] / A.I. Konnov, V.I. Kulikov, A.S. Ovchins-kiy, V.S. Ovchinskiy, i dr.- pod red.: V.S. Ovchinskiy, V.E., Eminov N.P. Ya-blokov. M.: Infra-M, 1996. 400 p. [InRuss],
10. Safonov V.N. Organizovannoe vymogatel'-stvo: ugolovno-pravovoy i krimino-logicheskiy analiz. Monografiya [Organized Extrotion: Crime Law and Criminology Analyses. Monograph], SPb.: Znanie, SPblVESEP, 2000. 239 p. [In Russ],
11. Sterekhov N. V. Otvetstvennost'- za ugrozu po sovetskomu ugolovnomu pravu (Voprosy teorii i praktiki) [Responsibility for Threat According to the Soviet Crime Law (Theoretical and Practical Questions]: avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. Sverdlovsk: 1972. 28 p. [InRuss],
12. Khilyuta V.V. Formy khishcheniya v dok-trine ugolovnogo prava: monografiya [Theft forms According to doctrine of the
Crime Law: Monograph], M.: Yurlitinform, 2014. 528 p. [In Russ],
TYPES OF THREATS FOR EXTORTION A PROPERTY OF ANOTHER OWNERS
I.A. Susloparov
Perm State University
15, Bukirev St., Perm, 614 990
E-mail: bekpost@mail. ru
Introduction: this article discusses the controversial questions of the criminal threat classification. Purpose: study of the current approaches to assessment of threat as the most prevailing type of mental violence, search of solutions to the problems pertaining to matter and classification of criminal threats. Methods: general methods of scientific research (dialectical, metaphysical) — general scientific methods of research (synthesis, analysis, system approach) — specific scientific methods (legalistic, law comparative, historical, sociological). Results: according to results of studying the scientific sources and law of practice, the author acknowledges that restricted interpretation of threat, as a component of violent crimes including extortion, is unjustified. Conclusions: the author proposes to divide all criminal threats into two classes, analyses character and classification of one of two criminal threat types — hazard-threat.
Keywords: crime law- violence crime- property crime- extortion- violence- threat Информация для цитирования:
Суслопаров И. А. Типы угроз при вымогательстве чужого имущества // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2015. Вып. 1(27). С. 141−147.
Susloparov I.A. Tipy ugroz pri vymogatelstve chuzhogo imushchestva [Types of Threats for Extortion a Property of Another Owners] // Vestnik Permskogo universiteta. Juridicheskie nauki -Perm University Herald. Yuridical Sciences. 2015. № 1(27). Pp. 141−147. (In Russ).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой