Малые жанровые формы в корпусе современной англоязычной литературы о природе: вопрос разграничения жанров

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЗАРУБЕЖНАЯ ФИЛОЛОГИЯ FOREIGN PHILOLOGY
УДК 82−32, 82−43 ББК 83. 3(0)9
Светлана Викторовна Гречишкина,
аспирант,
Забайкальский государственный университет (672 039, Россия, г. Чита, ул. Александро-Заводская, 30),
e-mail: worldinteraction@mail. ru
Малые жанровые формы в корпусе современной англоязычной литературы о природе:
вопрос разграничения жанров
Целью данного исследования является уточнение границ таких жанровых форм, как очерк, рассказ и эссе, а также анализ особенностей современных англоязычных произведений о природе. Автор статьи ставит перед собой следующие задачи: дать общую характеристику особенностям литературных произведений о природе малых жанровых форм- выявить различия между очерком, рассказом и эссе путём их сравнительного анализа- рассмотреть понятие «биорегиональная литература» и выделить характерные черты данной литературы. Актуальность исследования обусловлена необходимостью разрешить существующие разногласия исследователей в области изучения малых жанров. Материалом исследования служат произведения Джеймса Гальвина (1951 г. р.), Элис Манро (1931 г. р.), Гэри Снайдера (1930 г. р.) и Маргарет Этвуд (1939 г. р.), известных американских и канадских авторов. Всех этих авторов объединяет внимательное отношение, привязанность к регионам их проживания, что находит выражение в их произведениях. Несмотря на широкое признание произведений данных авторов за рубежом, российской аудитории они почти неизвестны. Новизна данной работы заключается в материале исследования и в подходе к нему. В работе применяется метод компаративного анализа, а также элементы композиционного анализа, которые позволяют точно определить жанровые черты анализируемых произведений. Используемый культурно-исторический метод позволяет выявить сходства и отличительные черты литературы о природе, создаваемой в разных культурно-исторических условиях.
Ключевые слова: биорегиональная литература, жанр, очерк, рассказ, типизация, эссе.
Svetlana Viktorovna Grechishkina,
Postgraduate Student, Transbaikal State University (30 Alexandro-Zavodskay St., Chita, Russia, 672 039), e-mail: worldinteraction@mail. ru
Short Literary Compositions in the Body of Nature Prose in English: the Problem of Genre Division
The purpose of this research is to explore the borders of such genres as the sketch, the short story and the essay and to analyze the peculiarities of the contemporary literary works about nature. The author of the article sets the following tasks: to give general characteristics of short literary works about nature- to point out the differences between the sketch, the short story and the essay by the way of their comparative analysis- to define the notion of bioregional literature and to single out its peculiar features. The topicality of this research results from the necessity to conform existing contradictory views on the nature of short prose genres. The author of the article analyses James Galvin'-s (b. 1951), Alice Munro'-s (b. 1931), Gary Snyder'-s (b. 1930) and Margaret Atwood'-s (b. 1939) works. The common feature of all these famous American and Canadian writers is their attentiveness and attachment to the regions of their living which are expressed in their works. De-
34
© С. В. Гречишкина, 2014
spite the popularity of their works abroad, they stay practically unknown to the Russian audience. The novelty of this research is provided by the material of the research and the approach to it. The author of the article uses the methods of comparative and compositional analysis which helps to define precise generic features of the analyzed works. The author also uses cultural and historical method which helps to find common and differing features of literature about nature created under different cultural and historical conditions.
Keywords: bioregional literature, genre, sketch, short story, typification, essay.
Сравнительный анализ жанровых особенностей очерка, рассказа и эссе представляется актуальным. Несмотря на повышенный интерес к малым жанрам в последнее время, о чём, например, свидетельствует вручение в 2013 г. Нобелевской премии по литературе мастеру жанра рассказа Элис Манро, в России существует небольшое количество работ по теории литературы, в которых поднимается проблема определения границ этих жанров путём их сравнительного анализа. Заслуживает внимания работа Е. Г. Местергази по разработке теории литературы с главенствующим документальным началом. Существует ряд значительных работ, посвящённых рассмотрению особенностей в отдельности каждого из этих жанров. Отметим вклад в развитие теории жанра эссе Л. Г. Кайды, М. Н. Эпштейна, Ю. В. Чудино-вой, вклад Н. И. Глушкова, В. Я. Канторович и В. П. Рослякова в развитие теории жанра очерка, а также работы В. И. Тюпы в развитии теории жанра рассказа. Наша работа проводится на новом для российского литературоведения материале, а именно произведениях, которые можно отнести к биорегиональной литературе, т. е. литературе, отличающейся повышенным вниманием к биологической системе региона.
Изучение жанров — задача сложная, поскольку категория жанра многоаспектна. Профессор И. В. Силантьев утверждает, что «в отечественном литературоведении сложились два различных подхода к изучению жанра — типологический и историко-генети-ческий» [14, с. 166]. Первый, типологический, подход основан на принципе нахождения обобщающего признака. Поспелов, например, считает, что в основание типологии жанров можно положить категорию жанрового содержания — типологический, исторически повторяющийся аспект проблематики произведений [13, с. 96]. Типологический подход, по мнению Силантьева, необходимо сочетать с историко-генетическим, поскольку «не всякое сочетание обобщающих признаков является собственно жанром, даёт „результирующую“ в виде реального жанра» [14, с. 167]. Д. С. Лихачёв, например, утверждает, что для точного
и безошибочного восприятия художественного произведения «надо знать, кем, как и при каких обстоятельствах оно создавалось» [6, с. 205]. Чтобы точнее провести межжанровые границы между анализируемыми произведениями, нам потребуется обратиться к определению жанров и анализу признаков, на основании которых исследователи предлагают различать жанры.
В. И. Тюпа в статье «Коммуникативная стратегия анекдота и генезис литературных жанров», опираясь на выдвинутую Бахтиным концепцию «речевых жанров», определяет жанр как взаимную условленность общения, некоторую коммуникативную стратегию, объединяющую субъектов и адресатов высказываний в их отношении к предмету речи [14, с. 172]. Любой речевой жанр, по мнению Тюпы, характеризуется объектной референцией (типовой картиной мира и жанровым «типом героя»), формой авторства (типом речевой маски субъекта) и концепцией адресата [там же, с. 172].
М. М. Бахтин отмечает, что «для каждой эпохи, для каждого литературного направления и литературно-художественного стиля, для каждого литературного жанра в пределах эпохи и направления характерны свои особые концепции адресата литературного произведения, особое ощущение и понимание своего читателя, слушателя, публики, народа» [1, с. 204]. А. Б. Есин в свою очередь отмечает, что поэтика определённых жанров связана с поэтикой ситуации, под которой можно понимать «исходную „расстановку сил“, те взаимоотношения характеров и обстоятельств, которые художественно осмысляются в произведении, прежде всего посредством определённого сюжетного построения» [3, с. 120]. Сюжетная ситуация, по мнению Есина, лежит в основе произведения и оказывает влияние на развитие сюжета и композиционное построение произведения [2, с. 120−121] имеет объективно-субъективный характер. Специфической для очерка «расстановкой сил» Есин считает определённые отношения между объектом изображения и повествующим о нём субъектом. Исходная ситуация очерка — отсутствие сколько-нибудь
полной и достоверной информации о предмете изображения [там же, с. 133]. Образ повествователя в очерке переходит от иронически-простодушного комментатора к персонажу, рассказывающему о своих впечатлениях, переживаниях и т. п. Таковым является, например, образ автора в очерке Василия Пескова «Речка моего детства».
В эссе можно выделить следующую сюжетную ситуацию: существует некая информация об объекте изображения, но она является либо неполной, либо неверной. Автор — уникальная индивидуальность, критично относящаяся к создавшемуся мнению о рассматриваемом объекте. Эссе возникает из-за трения между внутренним миром автора и внешним миром. Возникающие при трении вопросы порождают цепь размышлений, ассоциаций, выводов, которые автор пытается нам передать в диалогической форме, т. е. в виде беседы с читателем. Таковы произведения основателя жанра, М. Монтеня.
Немало внимания уделяется изучению жанров очерка и эссе исследователями в области журналистики. Авторы учебника «Риторические основы журналистики» относят очерк и эссе к жанрам художественно-публицистическим, основной целью которых является, по их мнению, оказание эмоционально-образного воздействия на читателя или слушателя [10, с. 206−207]. Отмечается, что очерк сближается с рассказом, но в отличие от рассказа в очерке точное время и место действия, реальные имена людей, факты сочетаются с анализом [12].
Помимо общих черт с рассказом очерк имеет много общего и с эссе. Некоторые исследователи, в том числе В. Е. Хализев, считают оба жанра внеродовыми формами. Хализев отмечает, что, несмотря на сосредоточение внимания автора на внешней реальности, дающее некоторое основание ставить жанр очерка в ряд эпических жанров, в очерке «событийные ряды и собственно повествование организующей роли не играют: доминируют описания, нередко сопровождающиеся рассуждениями» [11, с. 355]. Большая часть исследователей, среди них А. Я. Эсалнек и Г. Н. Поспелов, относят очерк, по указанной Хализевым причине, к эпическим жанрам [5, с. 708- 9]. Очерк близок жанру рассказа [9], поскольку описание явлений сохраняет художественную образность. Момент повествования в очерке, как правило, отделён по времени от описываемых в нём событий, что характерно для эпики. Эссе, по мнению Хализева, тоже не вписывается в общепринятую триаду
родов литературы, однако он указывает на близость этого жанра лирике [там же, с. 356]. Эссе сближается с лирикой из-за ярко выраженного «я» писателя в теле произведения.
В англоязычном литературоведении проблемой разграничения жанров очерка и эссе занимаются исследователи, знакомые с русской литературой. Так, например, С. А. Сычов в своей диссертации о русском литературном эссе утверждает, что одним из отличительных свойств очерка от эссе является идеологически ограниченное сознание его автора, а другим — прорисовывание в очерке типичных черт объекта [30, с. 21−22]. С этой точкой зрения можно согласиться. Например, в очерке Паустовского «Письмо из Тарусы», где, по утверждению самого автора, город Тарус Калужской области взят в качестве типического примера, автор поднимает проблему маленьких городов, говоря о скрытых возможностях этих городов, которые можно реализовать, прислушавшись и присмотревшись к месту, к городу, внимательно.
Похожий по идейному содержанию очерк есть в творчестве Гэри Снайдера, американского писателя, обладателя Пулитцеровской премии, сторонника философии биорегионализма. В произведении «Киткитдиззе» Снайдер рассказывает о месте своего проживания, уделяя внимание таким деталям, как растительность, почва, животный мир, и размышляет о возможностях согласованного существования человека с природой, частью которой человек является. Снайдер говорит о необходимости восстановления биологического равновесия и мудрого использования ресурсов природы, указывая на то, что его место проживания — лишь небольшой узел в развёртывающейся сети биорегиональных земельных наделов Северной Америки [19, с. 237]. Автор в небольшом по объёму произведении, насыщенном описаниями определённого места, происходивших там событий, реализует характерную для очерка задачу типизации своего объекта за счёт непосредственного его изучения и сравнения со схожими объектами.
Очеркисты, как правило, детально описывают рассматриваемый объект произведения. Авторы-биорегионалисты описывают конкретное место, регион. Биорегион — это территориальная единица, границы которой определяются природными факторами. Биорегионализм — это направление экологической философии и в то же время социальное и политическое движение. Участники движения предлагают реформировать обще-
ство людей, формы производства и культуру [32, с. 131]. Сторонники биорегионализма отмечают важность гармоничных взаимоотношений с природой и необходимость интеграции человека в естественную экосистему. Оптимальной организацией жизни людей биорегионалисты считают жизнь в небольших сообществах, которые, однако, не должны быть изолированными друг от друга.
Понимание места, чувство принадлежности к этому месту, региону, по мнению биоре-гионалистов, может возникнуть при изучении его животного и растительного мира, геологических черт строения, культуры людей населявших и населяющих регион, его истории. Чувством принадлежности к конкретному региону пропитаны произведения писате-лей-биорегионалистов. Одни писатели, такие как Гэри Снайдер, активно занимаются продвижением философии биорегионализма в жизнь не только с помощью своих литературных произведений, другие причисляются к биорегионалистам в силу проявления их сильной привязанности к определённому месту в тексте произведений. О решаемых писателями-биорегионалистами задачах в книге «Биорегиональное воображение. Литература, экология и место» (The Bioregional Imagination. Literature, Ecology and Place) говорится, что писатели-биорегионалисты запечатлевают пейзажи, которые могут впоследствии застроить, истребляемых животных, которые могут быть в будущем забыты- писатели-биорегионалисты занимаются просветительской деятельностью, рассказывая жителям региона об их месте проживания, ритуалах, возникших в этом месте, возможных путях гармоничного сосуществования человека с остальным природным миром [31, с. 118−119]. Следует выделить черты биорегиональной литературы.
Во-первых, в произведениях, относящихся к биорегиональной литературе, действие, как правило, разворачивается в одном определённом месте, регионе. Например, действия в произведениях Тима Уинтона, австралийского романиста и эссеиста, разворачиваются, как правило, лишь на побережье Западной Австралии.
Во-вторых, автор прорисовывает особенности региона, даёт его «портрет», снабжая текст подробными описаниями местности. Известно, что литературный регионализм существует в США с XIX в. Однако, если раньше внимание в литературе уделялось, например, местному диалекту, особым обычаям, то сейчас уделяется внимание пейзажу, истории ре-
гиона, его особенностям, тем чертам, внимание к которым обусловливает возникновение чувства принадлежности человека к региону, а не только к социуму, проживающему в нём.
В-третьих, в произведениях биорегиональной литературы широко используются метафоры для выражения идеи взаимосвязи человека с местом проживания, фольклорные мотивы, мифы, истории, рассказанные коренными жителями [16, с. 18]. В-четвёртых, отдельные писатели пытаются придумать новое название своему региону, используя язык автохтонного населения, в случае с американской литературой — язык американских индейцев. Гэри Снайдер, например, именует место своего проживания «Киткитдиззе», названием низкорослого кустарника, которое он позаимствовал из диалекта индейцев племени винту.
Сравнивая черты жанров, отметим, что авторское «я» играет организующую роль как в очерке, так и в эссе. В англоязычном словаре литературоведческих терминов эссе определяется как «любое короткое сочинение в прозе, в котором предпринимается попытка обсудить какой-либо предмет, выразить точку зрения, убедить читателя в чём-либо или просто развлечь. Эссе отличается от трактата или диссертации отсутствием претензии на систематичность и полноту освещения и своей обращённостью к обычной, а не подготовленной аудитории. Как результат, предмет обсуждается доступным языком, часто используются анекдоты, неожиданные иллюстрации и юмористические зарисовки для подтверждения мнения» [18, с. 103].
Необходимо отметить, что в эссе комментарии и ассоциации автора занимают больший, чем в очерке, удельный вес от всего произведения- мысль автора, его сознание превалирует над объектом исследования (именно поэтому чувствуется сближение эссе с философией). В очерке, напротив, главное — объект, его свойства. Интерес в эссе, в отличие от очерка, представляет не выявление типичных черт объекта, а угол зрения автора на него. Проводя параллель между изобразительным искусством и литературой, можно сказать, что очерк представляет собой натуралистическое, фактографически точное изображение, а эссе — импрессионистское.
По утверждению М. Н. Эпштейна, эссе постоянно пересекает границы других жанров, сближаясь, например, с автобиографией, дневником, исповедью, романом [15, с. 338−340]. Л. Г. Кайда подобрала удачный термин для обозначения этого свойства эссе — «подвижность жанровых границ» [4, с. 23]. Некоторые зару-
бежные исследователи, М. Абрамс, например, отмечают схожесть эссе, написанного в официальном стиле (the formal essay) с присущей ему объективностью с трактатом или научной работой [18, с. 103]. Таковым видом эссе, например, является произведение Гэри Снайдера «Место, регион и общинные земли» (The Place, the Region, and the Commons). Для создания эффекта объективности автор употребляет в подавляющем большинстве случаев неопределённо-личные или безличные конструкции, однако обозначает и своё «я», дважды используя местоимение «I» [29, с. 25−26].
Эссе разделено на четыре части, каждая из которых носит своё название. Первые три части носят теоретический характер, а четвёртая отличается лиричностью. В ней автор рассказывает о своём родном биорегионе [там же, с. 47]. Расширившееся до мировых пределов в предыдущих частях эссе пространство сужается до пределов одного места, одного региона. Локальность и в то же время широкая перспектива — это характерная черта биорегиональной литературы, которая является частным проявлением основной черты жанра эссе — перехода от частного к общему и от общего к частному. Задача эссеиста — раскрыть тему не за счёт глубокого её изучения, а за счёт расширения перспективы при одновременном вовлечении читателя в своеобразный диалог, который может быть откровенным или сдержанным. Эссеист вовлекает читателя в свои размышления, задавая ему вопросы. Снайдер, например, задаёт следующие вопросы.
М. М. Бахтин говорил о существовании фамильярных речевых жанров, отличающихся специфической откровенностью речи, доходящей иногда до цинизма. «В фамильярной речи, благодаря отпадению речевых запретов и условностей, возможен особый, неофициальный, вольный подход к действительности», который позволил фамильярным жанрам «сыграть большую и положительную роль в эпоху Возрождения в деле разрушения официальной средневековой картины мира- и в другие периоды, когда стоит задача разрушения традиционных официальных стилей и мировоззрения» [1, с. 202]. Эссе, на наш взгляд, можно отнести к фамильярным жанрам. Так американский исследователь Г. Д. Аткинс указывает на секулярность эссе, являющуюся продуктом эпохи Возрождения [20, с. 153]. Именно «фамильярность» как основную черту эссе выделяют некоторые исследователи в области журналистики: специфика жанра эссе, по их мнению, «тре-
бует прямого контакта с личностью» [12]. Эссе — это непринуждённая беседа с читателем, где мнение не навязывается автором, а предлагается как нечто альтернативное другим существующим точкам зрения. Как справедливо отмечено в англоязычном «Словаре литературных и тематических терминов», автор эссе «не стремится сказать последнее слово по поднимаемой теме, он скорее старается выразить свои личные размышления» [17, с. 146- 5, с. 1247].
Особым вопросом является целевая установка произведений. В эссе автор соотносит личное содержание, понимание предмета с общественным [27, с. 110]. Целью такого соотнесения, как правило, является желание убедить читателя в своей точке зрения. Другой важной целью эссе, по утверждению В. Вульф, является доставление наслаждения читателю [33].
В очерке ведущей целью является показать основные черты предмета или лица, описать его, не делая акцент на развитии действия или характера. В англоязычном литературоведении очерку соответствует понятие '-sketch'-, подразумевающее прозаическое произведение меньшего по объёму, чем рассказ, имеющее нарративный или описательный характер [23, с. 238]. Интересным является замечание зарубежного исследователя М. Лаустер о том, что очерковая традиция лежит у истоков когнитивистики, представляя собой форму социального знания. Представляя в своём исследовании очерки XIX в., она утверждает, что жанр очерка может служить посредником для социального знания, а также формировать его [26, с. 19].
Не всегда можно однозначно отнести произведение к тому или иному жанру. Согласимся с замечанием И. В. Силантьева о том, что «литературное произведение далеко не всегда развивается в своём окончательном статусе до уровня собственно жанрового состояния, что характерно для древних, средневековых литератур, а также для литературы нового времени» [14, с. 170]. На наш взгляд, в современной англоязычной литературе о природе существует ряд произведений, занимающих промежуточное, межжанровое, положение. Примером может служить произведение «Настоящий мир» (The Real World) Джеймса Гальвина (James Galvin), американского поэта и прозаика. «Настоящий мир» сочетает в себе признаки очерка, эссе и рассказа. В этом произведении есть и фактографическое описание, характерное для очерка, и размышления писателя, влияющие
на композицию произведения, его личный взгляд, не претендующий на догматичность, характерные для эссе, и, что особо примечательно — повествование, ведущееся рассказчиком, обладающее достаточно выраженным сюжетом, имплицитной оценкой, что характерно для рассказа.
В основе произведения лежит сюжетная линия, жизнь Лайла, человека, почти полностью слившегося с природой: «He lived so close to the real world it almost let him in» [19, с. 70]. Происходящие с этим человеком события мы видим глазами автора. Повествование сопровождается размышлениями автора, однако их удельный вес невелик [там же, с. 69].
Оценка в произведении Гальвина имплицитна, что является отличительной чертой рассказа, но не очерка или эссе. Оценку в произведении Гальвина можно обнаружить при анализе композиции. Автор намеренно изменяет последовательность событий: сначала он говорит о лете, когда Лайл умирает, а потом вставляет эпизод, когда Лайл жив. Жизнь и смерть рядом: люди, являясь частью природы, умирая физически, остаются в природе. Они не исчезают, но сливаются с природой, давая возможность существовать другим.
Природа в произведении Гальвина — живое существо, по сосудам которого течёт кровь [19, с. 80]. Повествование о жизни человека не является ведущим, оно равнозначно по объёму и значимости природным зарисовкам. Автор намеренно выстраивает произведение таким образом, чтобы показать, что люди и природа сосуществуют, а настоящая жизнь представляет собой непрерывное течение, одна форма жизни, исчезая, порождает другую. Писатель задаётся вопросом, нужны ли мы природе, как наблюдатели и как те, кто пользуется ею. В таком человеке, скорее всего, природа не нуждается. Как утверждает Лихачёв: «Человек — часть природы, и отсутствие в природе духовного человека, представляющего как бы „самосознание вселенной“, лишает смысла существования не только человека, но и всё сущее, всё мироздание» [6, с. 98]. Человеку необходимо выстраивать свои культурные традиции в соответствии с особенностями природы, а не вразрез им.
На вопрос, относится ли «Настоящий мир» к жанру рассказ, можно дать скорее отрицательный ответ, чем положительный. В произведении «Настоящий мир» внешняя реальность носит невымышленный характер. В словарях отмечается, что события в рассказе вымышле-
ны [17, с. 387- 27, с. 276]. Однако Е. Г. Местерга-зи в своей диссертации говорит о возможности выделения особого типа литературы — литературы с главенствующим документальным началом, под которой она понимает художественную прозу, повествующую о реальных событиях и лицах с привлечением документальных свидетельств (как официальных документов, так и записей устных рассказов, невымышленных повествований писателей) [8, с. 47]. Местергази разделяет данные тип литературы на «чистые» (первичные) и «сложные» (вторичные) жанры, взяв за основу классификацию жанров Бахтина. К первичным Местергази относит письма, мемуары, биографию, автобиографию, очерк, эссе и некоторые другие жанры. Невыдуманный рассказ, документальную повесть и документальный роман она относит к группе вторичных жанров [7, с. 8−9].
В зарубежном литературоведении также рассматривается вопрос о том, насколько допустим вымысел в документальной литературе [32, с. 38]. Правомерность выделения литературы нон-фикшн как отдельного вида литературы вызывает сомнения у некоторых зарубежных исследователей. Эссе близко к понятию «документальная литература», поскольку автор эссе анализирует свой опыт. Эссе считают надёжным источником информации, ему доверяют, а вот рассказ считают вымыслом [20, с. 148]. В эссе личное «я» писателя и рассказчик — одно лицо. Несмотря на то, что материал в эссе неизбежно подвергается обработке, жанр эссе, как правило, относят к литературе нон-фикшн. В эссе автор поясняет сказанное, а в рассказе большая часть интерпретации производится читателем [там же, с. 148]. Эссе занимает промежуточную позицию между документальной литературой и литературой вымысла, хотя имеет общие черты и с тем, и с другим.
Мы не можем отнести произведение Галь-вина «Настоящий мир» к жанру эссе, поскольку соотношение различных компонентов (опыта автора, сюжетного развития событий, природных зарисовок) сбалансировано, композиция произведения не полностью зависит от потока мыслей писателя, его ассоциаций, хотя очевидно, что восприятие действительности субъективное. На субъективность высказывания указывают, по большей части, грамматические конструкции.
В произведении Гальвина есть много сравнений, помогающих создать запоминающиеся образы, целью которых является эмоциональное воздействие на читателя: «The first light hits the meadow and the kitchen window, and it'-s like Christmas lights going on» [19, с. 71]-
«White as death and twice as cold, mathematical, it offers itself as a symbol of all stillness» [там же, с. 72]. Такая целевая установка характерна как для очерка, так и для эссе.
Повествование о жизни человека сочетается с природными зарисовками в виде вставных конструкций, отделённых от повествования о Лайле. Можно найти такое описание природы: «In spring the new grass grows in standing water. At sunset the white mirror-light shines through the grass. That'-s when the beaver ponds light up, too, and the rising trout make bull'-s eyes on the surface» [19, с. 75]. Внимательное отношение к месту, к природе, которая вместе с Лайлом и рассказчиком выступает действующим лицом, позволяет утверждать, что произведение Гальвина относится к биорегиональной литературе. В произведении утверждается, что территория штатов Орегон, Айдахо, Невада и Юта является сердцем Америки [там же, с. 76]. Подчёркивание большого значения определённого места в жизни страны, в жизни всей планеты, подчёркивание связи культуры людей с местом их проживания является одной из ключевых черт биорегиональной литературы.
Зарубежные исследователи литературы о природе, подчёркивают, что, хотя именно биорегиональная литература уделяет особое внимание конкретному месту, создание всех текстов в той или иной мере зависит от реального географического места [31, с. 120]. Прекрасным примером такого рода зависимости могут служить произведения Элис Манро. Маргарет Этвуд, канадская писательница и литературный критик, отмечает, что образ округа, создаваемого Манро в своих произведениях, можно сравнить с Йокнапатофой Фолкнера, настолько мастерски этот образ прорисован [22]. Манро пристально всматривается в канадскую местность, пытается уловить связь человека с природой, проанализировать характер этой связи. Её произведения относятся к биорегиональной литературе.
Переходя к более тщательному рассмотрению жанра рассказ и его отличий от очерка и эссе, стоит сказать, что под рассказом обычно понимают малый прозаический эпический жанр, оформившийся в XIX в. [5, с. 857]. В одном из зарубежных словарей отмечается, что рассказ — это вымышленное повествование, объём которого, как правило, не превышает 20 000 слов. При этом в рассказе может быть два или три действующих лица, а сюжет может быть сосредоточен вокруг определённого события, внезапного разоблачения, открытия [17, с. 387]. Рассказ, по мнению Тюпы, отли-
чается имитацией изустного (непосредственного) общения, а также взаимодополнительностью диаметрально противоположных интенций жанрового мышления — притчевой и анекдотической, двух разнородных коммуникативных стратегий [14, с. 180]. Н. Л. Лейдер-ман считает, что «в рассказе и даже повести & quot-целый мир'-'- существует & quot-как некое предполагаемое, интуитивно ощущаемое единство действительности& quot-, а в романе это единство подвергается изучению» [там же, с. 185].
Элис Манро считают одним из самых выдающихся современных англоязычных писателей, работающих в жанре рассказа [24, с. 165]. Её рассказы напоминают романы в миниатюре, отличаются глубиной и сложностью характеров, особой психологичностью. Таковыми, например, являются рассказы «Страсть», «Побег», «Лес».
Как правило, её зрелые произведения включают различные версии одного и того же события [там же, с. 176]. Например, в рассказе Манро «Советы туристу в глуши» (A Wilderness Station) представлены различные версии смерти одного из героев рассказа. Рассказ «Советы туристу в глуши» — это последовательность писем и других документов, написанных различными людьми об одном и том же событии. Такой приём позволяет ввести большее количество героев и представить различные точки зрения на событие. Читателю приходится возвращаться к ранее прочитанным письмам, чтобы разгадать загадку: чья версия происшедшего является достоверной. Согласно сюжету, два брата Саймон и Джордж Херрон решают уехать в отдалённый уголок Канады. Саймон пишет письмо в приют и просит подобрать девушку, которая смогла бы выйти за него замуж и уехать жить на север Гурон. Ему подбирают девушку Анни МакКил-лоп, которую после свадьбы Саймон забирает с собой. Находясь на заимке, Анни готовит для братьев, убирается, стирает. Однажды при рубке деревьев Саймон умирает. Что стало причиной смерти — вопрос, на который читатель не получает однозначного ответа, он должен сам разобраться, чья версия событий наиболее правдоподобна. Начало рассказа -письмо, написанное смотрительницей приюта, датировано 1852 г. Второй документ — газетная статья, представляющая воспоминания Джорджа, датирован 1907 г. За статьёй следует письмо священника Уолтера МакБейна, датированное вновь 1852 г. и т. д. Таким образом, рассказ, хотя и сосредоточенный вокруг основного события — смерти Саймона — насыщен второстепенными событиями и героями,
представляет различные точки зрения. Чётко выраженный сюжет, наличие различных точек зрения, имплицитная оценка являются чертами, позволяющими отделить жанр рассказа от очерка или эссе.
Переходя к особенностям изображения природы в произведениях Mанро, можно отметить, что природа в них — одновременно и место спасения, и место эксплуатации, страха, насилия. Когда Саймон умирает, Анни, спасаясь от Джорджа, убегает в лес. Однако там она не приживается и идёт в тюрьму, заявляя, что это она убила Саймона. В одном из писем, адресованном своей подруге из приюта, Анни признаётся, что, когда она жила с Саймоном и Джорджем Херрон, они смотрели на неё недобрым взглядом, заставляя её опасаться за свою жизнь: «I dreamed nearlay every night that one or other of them came and chased me with the axe» [28]. Находясь на лоне природы, у одних героев возникает агрессия, у других — страх. Образ природы имеет двойственный характер.
Противоречивый взгляд на природу характерен для канадской литературы [24, с. 92]. Отвечая на вопрос, что становится причиной такого восприятия природы, сама реальность или писатели, исследователи отмечают, что во многом сами писатели конструируют восприятие конкретных географических мест людьми [там же, с. 93]. Не последнюю роль в создании определённого образа природы в Канаде играют произведения Mаргарет Этвуд.
В рассказе Этвуд «Советы туристу в глуши», хотя природа и рассматривается как нечто святое, она не только оскверняется, но и является местом возникновения чувства ненависти, раздора. Джордж, главный герой рассказа, изменяет своей жене Порции, чья чистота и непорочность ассоциируются с природным началом. До женитьбы Джордж встречается с сестрой Порции — Пру, которую, однако, отвергает ради осуществления желания прикоснуться к чистому, природному началу: «He didn'-t want to desecrate Wacousta Lodge: he wanted to marry it» [21]. После женитьбы Джордж изменяет Порции и с третьей сестрой — Памелой.
Брат сестёр, Роланд, уважает и любит природу. Он ненавидит Джорджа, дельца, который, по его мнению, способен только на эксплуатацию природы, извлечение выгоды из неё. Роланд мысленно представляет убийство Джорджа, которого он считает её осквернителем: «Down comes his axe on the head of George, which splits in two» [там же].
Порция, жена Джорджа, человек с выраженным природным началом, не знает нена-
висти: «She isn'-t sure what real hatred would feel like» [там же]. Данной чертой Этвуд наделяет Порцию для подчёркивания мысли о том, что природе несвойственна ненависть и насилие. Природа обладает исцеляющим действием. Например, когда Порция, помышляя о самоубийстве после измены мужа, погружается в озеро, обладающее очищающим действием, то чувствует себя молодой и беззаботной. Таким образом, в рассказе Этвуд, также как и в рассказе Манро, реализуется два различных представления о природе: как места уединения и успокоения, и как места, где реализуется противостояние, жестокость и насилие.
Наличие двух современных признанных во всём мире мастеров рассказа в Канаде (Манро и Этвуд) говорит о высокой популярности этого жанра в стране. Литература США отличается тяготением к жанру эссе, что говорит об интересе к фактам. Американскую и канадскую литературы, однако, объединяет интерес к биорегиональным произведениям в целом.
В очерках, рассказах и эссе, относящихся к биорегиональной литературе, реализуются следующие общие черты: повышенное внимание к истории определённой местности, её географическим, биологическим характеристикам, к связанным с этой местностью мифам и рассказам, к культуре, которая возникает в этой местности. Как правило, авторов интересует взаимовлияние местности и человека. Природа уже не является чем-то безмолвным, скорее это активное начало, порождающее жизнь, обладающее голосом.
Ещё одним выводом является то, что, несмотря на схожие черты, малые прозаические жанры обладают своими уникальными характеристиками. В очерке эпическое начало выражено сильнее, чем в эссе, хотя оба характеризуются особой художественной образностью, использующейся автором для убеждения читателя в своей точке зрения. Очерк близок рассказу описательностью и наличием сюжета, хотя и неявно выраженным. В эссе, в отличие от очерка, выражено лирическое начало. Эссе тяготеет к философским произведениям, поскольку удельный вес размышлений автора довольно велик. Жанры очерка и эссе, на наш взгляд, позволяют авторам в большей степени, чем в рассказе, раскрыть особенности какого-либо региона, как и своё видение поднимаемых в произведениях проблем. Сочетание краткости, документальности, и художественной образности очерков и эссе привлекает многих читателей современной англоязычной литературы. Однако жанр рассказа позволяет достигнуть высокой степени психологичности, а значит — воздействия.
Список литературы
1. Бахтин М. М. Проблема речевых жанров // Собр. соч.: в 7 т. М.: Русские словари, 1997. Т. 5. С. 159−206.
2. Есин А. Б. Литературоведение. Культурология: Избранные тр.: учеб. пособие. М.: Флинта: Наука, 2011. 280 с.
3. Есин А. Б. Принципы и приёмы анализа литературного произведения: учеб. пособие. М.: Флинта, 2011. 248 с.
4. Кайда Л. Г. Эссе: стилистический портрет. М.: Флинта: Наука, 2008. 98 с.
5. Литературная энциклопедия терминов и понятий / под ред. А. Н. Николюкина. М.: Ин-телвак, 2001. 1596 с.
6. Лихачёв Д. С. Русская культура. М.: Искусство, 2000. 440 с.
7. Местергази Е. Г. Литература нон-фикшн: Экспериментальная энциклопедия. Русская версия. М.: Совпадение, 2007. 328 с.
8. Местергази Е. Г. Художественная словесность и реальность (документальное начало в отечественной литературе XX в.): дис. … д-ра филол. наук. М., 2008. 246 с.
9. Поспелов Г. Н. Очерк // Большая советская энциклопедия. URL: http: //bse-soviet-encyclopedia. info/ (дата обращения: 20. 02. 2014).
10. Риторические основы журналистики. Работа над жанрами газеты / З. С. Смелкова [и др.]. М.: Флинта: Наука, 2003. 253 с.
11. Хализев В. Е. Теория литературы. М.: Высш. шк., 2002. 437 с.
12. Цвик В. Л. Телевизионная журналистика: История, теория, практика. М.: Аспект Пресс, 2004. 382 с.
13. Чернец Л. В. Литературные жанры (проблемы типологии и поэтики). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. 192 с.
14. Школа теоретической поэтики: сб. науч. тр. / под ред. В. И. Тюпы, О. В. Федуниной. М.: Изд-во Кулагиной — Intrada, 2010. С. 166−171.
15. Эпштейн М. Н. На перекрёстке образа и понятия (Эссеизм в культуре нового времени) // Парадоксы новизны. М.: Прогресс, 1987. С. 334−380. URL: http: //psujourn. narod. ru/lib/ epsht_essay. htm (дата обращения: 20. 02. 2014).
16. A Companion to the Regional Literatures of America / ed. Ch. L. Crow. Maiden: Blackwell Publishing Ltd., 2003. 606 p.
17. A Dictionary of Literary and Thematic Terms / ed. E. Quinn. New York: Facts On File, Inc. 2006. 474 p.
18. A Glossary of Literary Terms. M. H. Abrams, G. G. Harpham. Boston: Wadsworth Cengage Learning, 2009. 393 p. P. 103−104.
19. A Place on Earth. An anthology of nature writing from Australia and North America / ed. M. Tredinnik. Sydney: University of New South Wales Press Ltd., 2003. 268 p.
20. Atkins G. D. Tracing the Essay: Through Experience to Truth. Athens and London: The University of Georgia Press. 2005. 180 p.
21. Atwood M. Wilderness Tips. URL: http: //alfalib. com/book/read/id/117 550 (дата обращения: 10. 02. 2014).
22. Atwood M. Introduction to Alice Munro'-s Best: Selected Stories. URL: http: //www. ruNt. net/books/alice-munro-039-s-best-a-selection-of-stories-read-311 851−2. html (дата обращения: 10. 02. 2014).
23. Baldick Ch. The Concise Oxford Dictionary of Literary Terms. New York: Oxford University Press, Inc., 2001. 280 p.
24. Hammil F. Canadian Literature. Edinburgh: Edinburgh University Press Ltd., 2007. 220 p.
25. Hunter A. The Cambridge Introduction to the Short Story in English. New York: Cambridge University Press, 2007. 202 p.
26. Lauster M. Sketches of the Nineteenth Century. European Journalism and its Physiologies, 1830−50. New York: Palgrave Macmillan, 2007. 366 p.
27. Mikics D. A New Handbook of Literary Terms. New Haven and London: Yale University Press, 2007. 348 p.
28. Munro A. A Wilderness Station // Alice Munro'-s Best: Selected Stories. Douglas Gibson Books, 2008. 536 p. URL: http: //www. rulit. net/books/alice-munro-039-s-best-a-selection-of-stories-read-311 851−82. html (дата обращения: 10. 02. 2014).
29. Snyder, Gary. The Practice of the Wild. San Francisco: North Point Press, 1990. P. 25−47.
30. Sychov S. A. The Essayistic Vision: Representations of America in Russian Literary Essays, 1991−2004 (thesis of Ph. D.). The University of Michigan, 2009. 175 p.
31. The Bioregional Imagination. Literature, Ecology, and Place / ed. Lynch T., Glotfelty Ch., Armbruster K. Athens and London: The University of Georgia Press, 2012. 438 p.
32. The Cambridge Introduction to Literature and the Environment / ed. Timothy Clark. New York: Cambridge University Press, 2011. 255 p.
33. Woolf V. Woolf Essays. URL: A Project Gutenberg of Australia eBook URL: http: //gutenberg. net. au/ebooks02/200 771. txt (дата обращения: 10. 02. 2014).
References
1. Bakhtin M. M. Problema rechevykh zhanrov // Sobr. soch.: v 7 t. M.: Russkie slovari, 1997. T. 5. S. 159−206.
2. Esin A. B. Literaturovedenie. Kul'-turologiya: Izbrannye tr.: ucheb. posobie. M.: Flinta: Nauka, 2011. 280 s.
3. Esin A. B. Printsipy i priemy analiza literaturnogo proizvedeniya: ucheb. posobie. M.: Flinta, 2011. 248 s.
4. Kaida L. G. Esse: stilisticheskii portret. M.: Flinta: Nauka, 2008. 98 s.
5. Literaturnaya entsiklopediya terminov i ponyatii / pod red. A. N. Nikolyukina. M.: Intelvak, 2001. 1596 s.
6. Likhachev D. S. Russkaya kul'-tura. M.: Iskusstvo, 2000. 440 s.
7. Mestergazi E. G. Literatura non-fikshn: Eksperimental'-naya entsiklopediya. Russkaya versiya. M.: Sovpadenie, 2007. 328 s.
8. Mestergazi E. G. Khudozhestvennaya slovesnost'- i real'-nost'- (dokumental'-noe nachalo v otechestvennoi literature XX v.): dis. … dokt. filol. nauk. M., 2008. 246 s.
9. Pospelov G. N. Ocherk // Bol'-shaya sovetskaya entsiklopediya. URL: http: //bse-soviet-encyclopedia. info/ (data obrashcheniya: 20. 02. 2014).
10. Ritoricheskie osnovy zhurnalistiki. Rabota nad zhanrami gazety / Smelkova Z. S. [i dr.]. M.: Flinta: Nauka, 2003. 253 c.
11. Khalizev V. E. Teoriya literatury. M.: Vyssh. shk., 2002. 437 s.
12. Tsvik V. L. Televizionnaya zhurnalistika: Istoriya, teoriya, praktika. M.: Aspekt Press, 2004. 382 s.
13. Chernets L. V. Literaturnye zhanry (problemy tipologii i poetiki). M.: Izd-vo Mosk. un-ta, 1982. 192 s.
14. Shkola teoreticheskoi poetiki: sb. nauch. tr. / pod red. V. I. Tyupy, O. V. Feduninoi. M.: Izd-vo Kulaginoi — Intrada, 2010. S. 166−171.
15. Epshtein M. N. Na perekrestke obraza i ponyatiya (Esseizm v kul'-ture novogo vremeni) // Paradoksy novizny. M.: Progress, 1987. S. 334−380. URL: http: //psujourn. narod. ru/lib/epsht_essay. htm (data obrashcheniya: 20. 02. 2014).
16. A Companion to the Regional Literatures of America / ed. Ch. L. Crow. Malden: Blackwell Publishing Ltd., 2003. 606 p.
17. A Dictionary of Literary and Thematic Terms / ed. E. Quinn. New York: Facts On File, Inc. 2006. 474 p.
18. A Glossary of Literary Terms. M. H. Abrams, G. G. Harpham. Boston: Wadsworth Cengage Learning, 2009. 393 p. P. 103−104.
19. A Place on Earth. An anthology of nature writing from Australia and North America / ed. M. Tredinnik. Sydney: University of New South Wales Press Ltd., 2003. 268 p.
20. Atkins G. D. Tracing the Essay: Through Experience to Truth. Athens and London: The University of Georgia Press. 2005. 180 p.
21. Atwood M. Wilderness Tips. URL: http: //alfalib. com/book/read/id/117 550 (data obrashcheniya: 10. 02. 2014).
22. Atwood M. Introduction to Alice Munro'-s Best: Selected Stories. URL: http: //www. rulit. net/books/ alice-munro-039-s-best-a-selection-of-stories-read-311 851−2. html (data obrashcheniya: 10. 02. 2014).
23. Baldick Ch. The Concise Oxford Dictionary of Literary Terms. New York: Oxford University Press, Inc., 2001. 280 p.
24. Hammil F. Canadian Literature. Edinburgh: Edinburgh University Press Ltd., 2007. 220 p.
25. Hunter A. The Cambridge Introduction to the Short Story in English. New York: Cambridge University Press, 2007. 202 p.
26. Lauster M. Sketches of the Nineteenth Century. European Journalism and its Physiologies, 1830−50. New York: Palgrave Macmillan, 2007. 366 p.
27. Mikics D. A New Handbook of Literary Terms. New Haven and London: Yale University Press, 2007. 348 p.
28. Munro A. A Wilderness Station // Alice Munro'-s Best: Selected Stories. Douglas Gibson Books, 2008. 536 p. URL: http: //www. rulit. net/books/alice-munro-039-s-best-a-selection-of-stories-read-311 851−82. html (data obrashcheniya: 10. 02. 2014).
29. Snyder, Gary. The Practice of the Wild. San Francisco: North Point Press, 1990. P. 25−47.
30. Sychov S. A. The Essayistic Vision: Representations of America in Russian Literary Essays, 1991−2004 (thesis of Ph. D.). The University of Michigan, 2009. 175 p.
31. The Bioregional Imagination. Literature, Ecology, and Place / ed. Lynch T., Glotfelty Ch., Armbruster K. Athens and London: The University of Georgia Press, 2012. 438 p.
32. The Cambridge Introduction to Literature and the Environment / ed. Timothy Clark. New York: Cambridge University Press, 2011. 255 p.
33. Woolf V. Woolf Essays. URL: A Project Gutenberg of Australia eBook URL: http: //gutenberg. net. au/ebooks02/200 771. txt (data obrashcheniya: 10. 02. 2014).
Статья поступила в редакцию 01. 09. 2014

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой