Судебное толкование в контексте поликультурного пространства России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЫСТУПЛЕНИЯ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ
Т.А. Желдыбина
Желдыбина Татьяна Анатольевна — кандидат юридических наук, доцент кафедры истории государства и права, докторант кафедры теории государства и права
Саратовская государственная юридическая академия
Судебное толкование
в контексте поликультурного пространства России
Процесс модернизации законотворчества в России сопровождается принятием многочисленных нормативных правовых актов. Тем не менее, по-прежнему остается важной проблема неэффективности законотворческой деятельности. Законодательство Российской Федерации содержит коллизии, пробелы, противоречия, допускающие различное толкование правовых норм. Совершенствование законотворческой деятельности является первостепенной задачей государства, однако интенсивность законодательного регулирования и многие другие причины не позволяют дать ответ на вопрос о том, когда же будет создано совершенное российское законодательство.
Значительную роль в условиях нестабильности современной системы законодательства играет толкование закона судебными органами, из которого в дальнейшем складывается судебная практика. Выясняя соотношение духа и буквы закона, судебные органы осуществляют толкование. Судебное толкование является актуальной темой для обсуждения и исследования как со стороны юристов — как теоретиков, так и практиков. Однако проблемы различного толкования, его единообразия, правил, методики толкования и другие до настоящего времени не нашли однозначного решения в юридической научной среде.
Само понятие «судебное толкование» означает разъяснение, объяснение, конкретизацию законодательства судебными органами.
Следует отметить, что вопрос о судебном толковании интересовал ученых еще со второй половины XIX — начала XX века1, в советский период2. Многочисленные исследования подтверждают внимание к данной проблематике и в современной правовой науке3.
Итак, вопрос о судебном толковании получил свое развитие еще в дореволюционный период. Важность теории толкования законов признавал известный дореволюционный цивилист Е.В. Вась-ковский. По его мнению, основным принципом правового строя современных культурных государств является принцип закономерности управления, выраженный в статье 84 Основных законов (изд. 1906 г.): «Империя Российская управляется на твердых основаниях законов, изданных в установленном порядке». Для того, чтобы законы применялись именно в том смысле, какой имел в виду законодатель, и для обеспечения равенства всех граждан перед лицом закона, необходимо, чтобы судьи и органы администрации понимали законы правильно, и притом, одинаково. То и другое может быть достигнуто соблюдением правил, выработанных теорией толкования закона4.
1 Градовский А. О судебном толковании законов по русскому праву // Журнал гражданского и уголовного права. Кн. 1: Январь и февраль. СПб., 1874- Пуцилло П. Теория судебного толкования законов // Журнал гражданского и уголовного права. Издание С. -Петербургского юридического общества. Кн. 9: Декабрь. СПб., 1882- Толкование законов судебными местами, как органами надзора // Журнал гражданского и уголовного права. СПб., 1882. Кн. 7: Октябрь- и др.
2 Ткачева С. Г. Конкретизация закона и его судебное толкование: автореф. дис. … канд. юрид. наук. 1973- Степанов В. Н., Якушин В. А. Судебное толкование как фактор совершенствования правоприменительной деятельности // Политико-правовые средства обеспечения перестройки. Казань, 1990- и др.
3 Кошелева В. В. Акты судебного толкования правовых норм. Вопросы теории и практики: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1999- Годик В. Е. Толкование норм права в судебных решениях Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006- Савельева О. А. Роль судебного толкования в применении уголовного закона: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006- Рулев А. И. Судебное толкование права в механизме защиты прав и свобод человека (проблемы теории и практики): автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2009- Тимофеева Ю. Н. Акты судебного толкования как разновидность юридических актов // Ленинградский юридический журнал. 2006. № 1- Артемьева Ю. А. Судебное толкование налоговых норм. Ногинск, 2010- Магомедова З. И. Судебное толкование норм российского права при рассмотрении судами общей юрисдикции наследственных споров: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010- Анисимов П. В., Рулев А. И. Судебное толкование права в механизме защиты прав и свобод человека (проблемы теории и практики): монография. Волгоград, 2010- Ершов В. В. «Судебный прецедент»? «Судебный прецедент толкования права»? // Российское правосудие. 2013. № 9 (89) — и др.
4Васьковский Е. В. Руководство к толкованию и применению законов. Для начинающих юристов. М., 1913. С. 7.
Желдыбина Т. А. Судебное толкование в контексте поликультурного пространства…
ВЫСТУПЛЕНИЯ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ
С чем связана особенность судебного толкования в условиях многонационального, многокультурного пространства России того времени?
Отметим, что XIX столетие является сложным периодом развития Российской империи в политико-правовом, социокультурном, экономическом развитии. Век отмечен единством направлений развития русского и западноевропейского законодательств. Вместе с тем, российская правовая действительность была далека от развития государства и права стран Западной Европы. Геополитическая ситуация, неоднородность России в экономическом, национальном и конфессиональном отношениях, внутренние факторы становления государственности были таковы, что русская культура не имела достаточного времени для того, чтобы в ней выросли чисто национальные правовые формы и отношения1.
Были созданы предпосылки для развития капитализма, возрастала свобода экономических отношений, увеличивались торговые связи, происходил промышленный подъем, развивались международные отношения и увеличивался экспорт капитала. Как следствие, юридическая наука России должна была выйти за рамки национального права и законодательства и не могла развиваться в узконациональном порядке. Тем не менее, характерной чертой русского права до начала XX века был его неформальный, казуистический характер. В отличие от западноевропейского, оно было «правом частных случаев», а не «правом общих начал».
Особенность общественно-политического устройства отразились в российском правосознании: закон не обрел в России того уважения, которое он имел в странах Западной Европы. Причина этого, писал знаменитый ученый-юрист дореволюционного периода Н. И. Палиенко, кроется вероятно в особенности российского развития, которая заключается в том, что «…идеология абсолютной монархии возвышает главу государства над законами, законы его юридически не обязывают"2. Согласимся с данным утверждением, поскольку в условиях абсолютной монархии господствует воля одного человека — монарха. Кроме того, запутанная ситуация была вызвана во многом тем, что отсутствовала ясная дефиниция закона.
Действительно, в абсолютистском государстве невозможно было определить понятие закона, и все усилия ученых-юристов установить какие-нибудь определенные признаки понятия «закон», дать ему определение и отграничить его от других юридических актов часто оказывались безрезультатными.
По замечанию видного теоретика и цивилиста П. П. Цитовича, само выражение «закон» у нас до сих пор не обобщено, не стало единственным, исключительным термином3. На близкую точку зрения к П. П. Цитовичу встал Н. М. Коркунов, указывая на невозможность точного разграничения закона и административного распоряжения из-за отсутствия в нашем законодательстве самого определения закона4.
Встречавшийся в актах термин «закон» приравнивался к «законодательному порядку». Закон, законодательный порядок противопоставлялись обычаю, источнику неписаного права.
К концу XIX века в качестве самостоятельного источника выделился и другой источник права, пришедший из Европы, — судебный прецедент. Изменилось отношение к учению о сущности закона и об отношении к нему суда, начала формироваться судебная практика как основа правового регулирования и судебному прецеденту придавались черты источника права. Получало развитие учение, согласно которому любой закон неизбежно имеет пробелы и отстает от жизни. Позитивное право может быть ущербным и тогда оно должно быть восполнено и исправлено судом и в этом случае акты судов должны быть источниками права5. Таким образом, судебная практика стала занимать промежуточное, среднее положение между законом и обычаем.
Русское право отличалось самобытностью и большой спецификой по сравнению с правом западноевропейских стран. Этот факт вполне объясним. Территория Российской империи была огромной. К периоду принятия Свода законов Российской империи (1832−1833 гг.) законодательство представляло собой разрозненный конгломерат норм.
Например, область частного права переживала на протяжении века нестабильный период. На местном уровне происходили следующие изменения — ряд областей, пользующихся правовыми изъятиями (Бессарабия, Западные губернии) постепенно втягивались в общую правовую систему, сближаясь с имперским правом. Царство Польское, Великое княжество Финляндское и Остзейские губернии обладали наоборот, развитыми правовыми системами6. Свод законов гражданских распростра-
1 См.: Бойцова В. В., Бойцова Л. В. Исторические традиции российской школы сравнительного права // Журнал российского права. 2003. № 7. С. 135.
2 Палиенко Н. И. Основные законы и форма правления в России. Юридическое исследование. Харьков, 1910. С. 54.
3 См.: Цитович П. П. Курс русского гражданского права. Одесса, 1878. Т. I. Вып. 1. С. 36.
4 См.: Анненков К. Система русского гражданского права. Т. I. 2-е изд., пересмотр. и доп. СПб., 1899. С. 37.
5 См.: Коростелкина О. Н. Судебная практика и судебный прецедент в системе источников российского права: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 27−28.
6 См.: Бурковский И. В., Плеснякова В. Н. История становления и развития цивилистики в России: монография. Елец, 2009. С. 17.
Юридическая техника. 2016. № 10
ВЫСТУПЛЕНИЯ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ
нял свое действие не на всю территорию России. На протяжении 1815−1914 годов в Царстве Польском действовал Французский гражданский кодекс (сначала непосредственно был введен Наполеоном в 1808 году, затем с 1825 года путем перенесения его норм в Гражданское уложение Царства Польского, испытавшего на себе серьезное влияние Французского гражданского кодекса). Гражданские законы губерний Царства Польского существенно отличались от гражданского законодательства России в сторону более четкой регламентации гражданских прав1. В Прибалтийских губерниях в то время действовал Свод Гражданских узаконений губерний Прибалтийских, в губернии Бессарабской — фактически Румынский гражданский кодекс. В Финляндии действовало Шведское уложение 1734 года2.
Обращаясь к состоянию законодательства Российской империи, корифей отечественной цивилистики и теории права Г. Ф. Шершеневич указывал на три недостатка русского гражданского права:
1) громадный объем норм по всем Своду законов, казуистичность, повторяемость в разных редакциях-
2) неопределенность, возникающая вследствие массы противоречий, пробелов, неясностей, отсутствия общих начал-
3) отсталость содержания.
Главным недостатком процесса кодификации русского права правовед считал полное отсутствие юридической подготовки в России3.
И, несмотря на то, что издание Свода было крупным шагом вперед в развитии русского права и Свод законов Российской империи в целом отличался достаточно высоким для своего времени уровнем юридической техники, был первоисточником права в государстве, изменения в праве касались в большей степени его формы, чем содержания.
Между тем происходившие изменения в общественно-политической жизни страны оказали значительное влияние на состояние российского законодательства. Количество законодательного материала увеличивалось, при этом вносившиеся изменения противоречили действующему законодательству. Продолжали действовать законодательные акты, принятые в разное время. Свод обрастал множеством новых законов, часто противоречащих неотмененным статьям, в результате чего создавалась возможность для произвола и затягивания дел в судах.
Таким образом, законодательные нормы первой и второй половины XIX столетия к началу XX века оказались в бессистемном виде, иногда противоречивыми.
В этих условиях большой популярностью пользовалась пришедшая из Европы идея «свободного нахождения права», суть которой состояла в возможности расширения судебного усмотрения, в признании творческого характера правоприменительной деятельности4. С какого момента начинается творчество судьи, в чем оно выражается, каковы правила восполнений пробелов, бессознательным, иррациональным или сознательным, субъективным или объективным критериям отводится главная роль, каково соотношение судебного творчества с писаным правом, — эти вопросы получили в литературе самое различное решение5.
Важно отметить, что для толкования права важное значение имела история права, которая показывала, как сложилась толкуемая норма, какое состояние ей предшествовало, ответом на какую потребность жизни или на какой недостаток старого права являлась данная норма. По справедливому замечанию В. М. Хвостова, норма права совершенно не могла быть понята, если не знать той нормы, которая с ее изданием была отменена или изменена6. Данное обстоятельство способствовало формированию историко-правовых исследований в юридической науке, в особенности сравнительноисторического направления.
И когда впоследствии ведущей основой взглядов правоведов становится юридический позитивизм, тенденция сравнительно-исторического изучения права оставила свой след. Историей права широко пользовалась догматика при так называемом историческом толковании, без какового невозможно понимание внутреннего смысла норм действующего права.
В итоге вопрос о судебном толковании приобрел своеобразный национальный оттенок и связан был в первую очередь с вопросом о соотношении российских источников права и объяснялся своеобразием российской политико-правовой действительности.
1 См.: Медушевский А. Н. Проект Гражданского уложения Российской империи в сравнительном освещении // Ци-вилистические исследования / под ред. Б. Л. Хаскельберга, Д. О. Тузова. 2005. Вып. 2. С. 192.
2 См.: Мозолин В. П., Беседин А. Н. История цивилистической мысли в России // История юридических наук в России: сборник статей. М., 2009. С. 64.
3 См.: Шершеневич Г. Ф. История кодификации гражданского права в России. Казань, 1898. С. 110, 57.
4 См.: Липень С. В. Доводы «за» и «против» расширения свободы судебного усмотрения в юриспруденции дореволюционной России: две системы научной аргументации // Юридическая техника. 2013. № 7. С. 177.
5 См.: Липень С. В. Идеи «свободного права» в юридической науке дореволюционной России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1994. С. 15−16.
6 См.: Хвостов В. М. Общая теория права. Элементарный очерк. 6-е изд., испр. и доп. 1914. С. 111.
Желдыбина Т. А. Судебное толкование в контексте поликультурного пространства…
361
ВЫСТУПЛЕНИЯ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ
В настоящее время судебное толкование является видом официального толкования. Высшие суды, формулируя правовые позиции, которые содержатся в постановлениях и разъяснениях пленумов судов, толкуют законодательство, что оказывает значимое влияние на формирование судебной практики.
Современная ситуация с судебным толкованием связана с дискуссионностью вопроса о правотворческом характере актов судебных органов и с теми процессами глобализации права и законодательства, которые происходят в последнее время.
Говоря о процессе глобализации права и законодательства (который является одной из ведущих тенденций правового развития современной России), следует отметить необходимость увеличения роли международного права, что требует от государства обеспечить оптимальные условия развития для нормального функционирования и совершенствования внутригосударственного законодательства. Увеличение роли международного права повлекло обновление российского законодательства, в первую очередь, в области прав человека, также уголовного, гражданского административного, судебного права и др. Глобализация права оказывает активное влияние на все стороны правовой системы. Под влиянием процессов глобализации права сформировались новые отрасли и институты права и законодательства — космическое, атомное, информационное и т. д.
Однако наиболее распространенной сегодня является ориентация как российского законодателя, так и правоприменителя на правовой опыт стран Западной Европы, где все более расширяется сфера наднационального правового регулирования за счет вовлечения нового круга отношений.
Следует сказать и об одном из последних нововведений в сфере правосудия — объединении Верховного суда и Высшего арбитражного суда Российской Федерации с главной целью обеспечения единообразия судебной практики по толкованию и применению одного и того же законодательства высшими судами, что в целом должно способствовать обеспечению принципа верховенства права.
Толкование, осуществляемое высшими судами, является общеобязательным, новой нормы права в результате не возникает. Вместе с тем, важен вопрос о том, насколько суд может выйти за пределы толкования, которое лежит в основании данного института, создавая новые нормы права. Суд не является в полной мере законотворческим органом, своим решением лишь осуществляет конкретизацию законов. При этом главное — не забывать о законе как о главном источнике российского права. Только органы законодательной власти имеют право на создание правовых норм. Здесь важным является вопрос о соотношении закона с судебными актами, судебными решениями.
Следует остановиться на еще одном важном аспекте в рамках обозначенной темы, а именно — толковании законодательства Конституционным Судом Российской Федерации. Как правило, формой правотворческой деятельности Конституционного Суда Р Ф считаются его итоговые решения, именуемые постановлениями. В целом решения Конституционного Суда Р Ф должны уточнять, конкретизировать конституционные положения, а даваемые ими разъяснения не должны выходить за рамки толкуемых норм.
В этой связи безусловно важной является роль Конституционного Суда Р Ф, который рассматривает вопрос о соответствии международного договора Конституции Р Ф. Конституционный суд рассматривает такие вопросы не по своей инициативе, а по просьбе Президента Р Ф, Совета Федерации, Государственной Думы Р Ф, Правительства Р Ф, Верховного Суда Р Ф, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации (ст. 125 Конституции РФ). Результатом рассмотрения вопроса о том, войдут ли в систему российского права нормы нормативного правового акта или договора и будет ли изменено национальное право, является публикация постановления и заключения Конституционного Суда.
Одним из значимых на сегодняшний день в правовой науке является вопрос об определении места и роли решений Конституционного Суда Р Ф, степени обязательности выраженных в его решениях правовых позиций, под которыми принято понимать итоговые выводы о соответствии или несоответствии норм конкретного закона Конституции Р Ф, а также аргументы, приведенные Конституционным Судом в обоснование данного решения. Конституционный Суд Р Ф формулирует свои правовые позиции не всегда и связаны они в основном с толкованием Конституции Р Ф. Но сформулированные правовые позиции фактически говорят об особом правотворчестве Конституционного Суда Р Ф, что дает основание некоторым ученым (Г.А. Гаджиев, П. А. Гук и другие) говорить о судебном прецеденте как источнике российского права. Особенностью правовых позиций является и то, что они носят обязательный характер не только для правоприменительных, но и для законодательных органов.
В свете развития интеграционных правовых процессов значимым является и то, что Конституционный Суд Р Ф при проверке законов и иных нормативных актов принимает решения и вырабатывает правовые позиции, опираясь в том числе на Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и ее толкование Европейским судом. Конституционный Суд Р Ф ориентирует развитие правовой системы России, ее законотворчество и правоприменительную практику в направлении соответствия современному пониманию прав и свобод человека и основных свобод, играя важную роль в становлении
Юридическая техника. 2016. № 10
ВЫСТУПЛЕНИЯ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ
и упрочении российского права как составной части единого европейского правового пространства, основанного на Конвенции о защите прав человека и основных свобод1.
Большую роль в процессе судебного толкования играет особое мнение судьи — дискуссионный институт, не получивший в России такого распространения, как в Европе. Известны случаи, когда в средствах массовой информации были опубликованы особые мнения судей раньше, чем решение суда, что умаляет авторитет судебной власти.
Не вызывает сомнения тот факт, что в последнее время увеличивается количество отраслей законодательства, превышающих по численности количество отраслей права. Поэтому вопрос о судебном толковании сегодня будет рассматриваться в зависимости от отрасли законодательства, норма которой толкуется.
Правотворческое толкование — это осуществляемое в порядке судебного контроля высшими судебными инстанциями официальное толкование правовых норм, в результате которого лишаются юридической силы нормы права, признанные не соответствующие конституционному, международному, текущему законодательству2.
Анализируя проблемы конкретизации Конституции России, профессор В. В. Ершов высказал интересное мнение о разграничении понятий «конкретизация» и «толкование» права, что вызывает необходимость разработки и принятия Федерального закона «О конкретизации права». Толкование права ограничено только уяснением и разъяснением в правореализационном процессе имеющихся принципов и норм права, содержащихся в формах международного и национального права, реализующихся в государстве, с целью индивидуализации, индивидуального регулирования фактических общественных отношений. Конкретизация права есть выработка в процессе правотворческой деятельности более детальных, дополнительных, уточняющих принципов и норм права, содержащихся в формах международного и национального права, реализующихся в государстве и имеющих большую юридическую силу3.
Другой ученый, К. В. Ображиев, придерживается аналогичного мнения. Он пишет о том, что следуя «золотому правилу толкования», необходимо различать официальную интерпретацию правовых норм и их конкретизацию. В процессе конкретизации правовых норм устанавливаются новые юридически обязательные положения, которые развивают содержание существующих законодательных предписаний4.
В заключение хотелось бы остановиться еще на одном важном аспекте. У теории судебного толкования есть как сторонники, так и немало противников. Последние аргументируют свои позиции тем, что судебное толкование носит субъективный оттенок, судьи как субъекты толкования обладают различным правосознанием.
Анализируя толкование норм права в судебных решениях, В. Е. Годик отметил, что ввиду особой роли судебной власти в процессе реализации права необходим специальный контроль над интерпретационной деятельностью судебных органов. Наличие неправильного применения норм права не должно приниматься как рабочей момент судебной деятельности5. В. В. Кошелева предлагает ввести практику формирования специальных комиссий по подготовке и разработке актов нормативного судебного толкования с привлечением представителей законодательных органов с тем, чтобы наиболее достоверно выявлять и раскрывать волю законодателя6.
Хотелось бы отметить, что ситуация с судебным толкованием является важной, требующей законодательного регулирования и решения многих, связанных с ней неоднозначных вопросов.
Вопрос судебного толкования в России связан сегодня многообразен и связан с развитием поликультурной среды- вхождением нашей страны в единое мировое правовое пространство- интернационализацией права и законодательства и необходимостью диалога с международным правом- созданием условий для сотрудничества в едином экономическом, социальном, политическом, правовом и культурном сообществе- воспитанием толерантности к наднациональному и сохранением самобытности, преемственности отечественного права и законодательства.
1 См.: Зорькин В. Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. № 12. С. 9.
2 См.: Вопленко Н. Н., Рожнов А. П. Правоприменительная практика: понятие и содержание // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 5: Юриспруденция. Вып. 6. 2003−2004. С. 29.
3 См.: Ершов В. В. Конкретизация Конституции России: теоретические и практические проблемы // Российское правосудие. 2013. № 12 (92). С. 9.
4 См.: Ображиев К. В. Судебное толкование и судебное нормотворчество: проблемы соотношения // Журнал российского права. 2010. № 3. С. 102.
5 Годик В. Е. Толкование норм права в судебных решениях Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 9.
6 Кошелева В. В. Акты судебного толкования правовых норм. Вопросы теории и практики: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1999. С. 6−7.
Желдыбина Т. А. Судебное толкование в контексте поликультурного пространства…
363

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой