Паломничество русского писателя к старцу Серафиму

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 821. 161. 1
ПАЛОМНИЧЕСТВО РУССКОГО ПИСАТЕЛЯ К СТАРЦУ СЕРАФИМУ
Т.К. Батурова
THE PILGRIMAGE OF THE RUSSIAN WRITER TO THE SAINT SERAPHIM
T.K. Baturova
Московский государственный областной университет, baturova. t@yandex. ru
В статье подробно рассмотрена паломническая поездка к великому старцу будущего духовного писателя, богослова, филолога И. М. Андреевского. Статья содержит выходы к проблеме святости и ее влиянию на русскую культуру. Представлены сокровенные глубины человеческой души. Установлена связь данных воспоминаний с паломническими впечатлениями в современной литературе — в произведении В .Н. Крупина.
Ключевые слова: духовность, молитва, паломничество, преподобный, радость
In the article the pilgrim trip to the great aged man of the future spiritual writer, theologian and philologist I.M. Andreevsky is in detail considered. The article contains solutions to a problem of sanctity and its influence on the Russian culture. Intimate depths of human soul are presented. Connection of these memoirs with pilgrim impressions in modern literature — in V.N. Krupin'-s work — is established.
Keywords: spirituality, prayer, pilgrimage, Saint, pleasure
Среди русских духовных подвижников препо-добный Серафим Саровский занимает особое место. Лучше всех эту особенность определил протоиерей Валентин Свенцицкий, горячий почитатель отца Серафима: «Образ преподобного Серафима — это есть образ святости русского народа. Он близок нам так потому, что мы в нем чувствуем лучшее, что есть в самом русском народе. Преподобный Серафим — наш национальный русский святой. Ни в одном угод -нике Божием так не воплощается дух нашего право -славия, как в образе убогого Серафима. & lt-… >- Он — это мы сами, но поднятые из грязи, очищенные подвигом, просветленные благодатию Божией. Он не только близок нам, он наш родной» [1].
Через преподобного Серафима, этого великого молитвенника, жившего более двухсот лет назад в глухих саровских лесах, мы можем познать и понять русскую духовность, ибо недаром сказано: «Если хочешь узнать народ, смотри на него не тогда, когда он беснуется, а тогда, когда он молится» [1, с. 3].
Но не только русскому народу принадлежит святой Серафим, и не только в России глубоко любят и почитают его. По определению митрополита Вениамина Федченкова, «для святых нет наших & quot-гра-
ниц& quot- и приделов: они всем принадлежат и везде могут быть. Как Бог — везде, а они — в Боге (Ин. 17, 20−23), то и они в Нем везде» [2].
О преподобном Серафиме писали и говорили многие авторитетные литераторы, мыслители, богословы: В .В. Розанов, Д. С. Мережковский, Е. Поселянин, В .Н. Ильин, протоиерей Сергий Булгаков, иеромонах Серафим Роуз, протоиерей Георгий Флоровский, С .А. Нилус, И. С. Шмелев… При этом все они находили самые искренние, глубокие, задушевные слова о пре-подобном, так как каждый чувствовал его сердцем, испытал на себе силу его молитв, имел свою духовную встречу со святым старцем. Но бывали и палом -ничества русских писателей в места подвигов препо -добного Серафима — в Саров и Дивеево. Одни авторы, как юный Я. М. Неверов, который станет потом просветителем, педагогом, писателем, общественным деятелем, журналистом, основателем «гуманной педагогики», другом Т. Н. Грановского, Н. В. Станкевича, И .С. Тургенева, посетили старца во время его земной жизни, другие — после кончины батюшки. И таких куда больше. В молитве преподобному Серафиму говорится: «Во дни земнаго жития твоего никто же от тебе тощ и неутешен отъиде, но всем в сладость
бысть видение лика твоего и благоуветливый глас словес твоих. К сим же и дар исцелений, дар прозрения, дар немощных душ врачевания обилен в тебе явися. Егда же призва тя Бог от земных трудов к Небесному упокоению, николиже любовь твоя преста от нас, и невозможно есть исчислите чудеса твоя, умножившаяся, яко звезды небесныя: се бо по всем концем земли нашея людем Божиим являешися и даруеши им исцеления» [3]. Потому и увеличился людской поток к старцу после его кончины. Духовное влияние святого не прекратилось с концом его земного бытия, а продолжилось и усилилось. Святой удивительно убеждает нас в отсутствии смерти.
Посетил преподобного Серафима и Иван Михайлович Андреевский (литературный псевдоним — Андреев) (1894−1976) — профессор, медик, духовный писатель, богослов, филолог XX века. Внук петербургского священника, он в юности увлекался либеральными идеями, был арестован по делу об антиправительственном выступлении и приговорен к ссылке, но вскоре помилован. До начала Первой мировой войны учился на философском факультете Сорбонны, потом в Психоневрологическом институте, а также на историко-филологическом факультете Петроградского университета. Создавал полулегальные религиозные кружки, а в 1925 году организовал богословский кружок, преобразованный осенью 1926 года в братство преподобного Серафима Саровского. В 1928 году вместе с другими членами братства И. М. Андреевский будет арестован и окажется в заключении на Соловках, затем — в ссылке. А впереди его ждали долгая жизнь в Германии и в США, яркая богословская и литературная деятельность в Русской Православной Церкви Заграницей, тесное сотрудничество с митрополитом Анастасием (Грибановским). И. М. Андреевский станет профессором нравственного богословия и русской литературы Свято-Троицкой Духовной Семинарии в Джорданвилле, сотрудником ежегодника «Православный путь», журналов «Православная Русь», «Православная жизнь», создаст немало трудов по истории Русской Церкви.
Перед серьезными жизненными испытаниями И. М. Андреевский и совершил паломническую поездку к преподобному Серафиму. О ней писатель рассказал в очерке «Путешествие в Саров и Дивеево в 1926 году», опубликованном в 1953 году в Джорданвилле, в журнале «Православный путь». И. М. Андреевский повествует о своем путешествии к батюшке Серафиму летом 1926 года. Тогда произошло самое важное событие в его жизни. Оставался год до разгрома святых обителей, и, как всегда в духовном мире, накануне великих утрат было дано утешение: пришли к верующему человеку и большое счастье, и неизреченная радость, так как удалось получить духовные уроки и «поклониться мощам усопшего, но живого преподобного Серафима». И. М. Андреевский много слышал о великом подвижнике с детства. Давняя мечта побывать в гостях у преподобного осуществилась неожиданно: «Однажды летом 1926 года, в июле месяце, мне пришлось быть в Киеве. Как-то раз я сидел на берегу Днепра и любовался Киево-Печерской Лаврой. Ко мне подошел какой-то странник и загово-
рил. Он сообщил о себе, что, путешествуя по святым местам, теперь из Киева собирается идти в Саров к мощам Преподобного Серафима.
& quot-Какой вы счастливый, — сказал я ему, — будете в таком святом месте. А я вот давно мечтал там побывать, да все не удается!& quot-.
Тогда странник встал, пристально посмотрел на меня и сказал: & quot-Раб Божий Иоанн! Ты там раньше меня будешь& quot-. После этого он благословил меня и ушел» [4].
С этой встречи и началась череда чудес, приведших ищущего человека к великому старцу. Главное здесь — доверие Божией воле, отмеченное автором: «Надо безропотно подчиняться тому, что случится». Эта твердая вера выражена и в словах молодого паломника, спутника И. М. Андреевского, монаха Платона, не имевшего в паломническом странствии ни обратного билета, ни денег, ни вещей: «Преподобный Серафим всегда пропитает и ночлег пошлет», «Преподобный Серафим пошлет знакомых!». Это детское, сердечное доверие преподобному делает счастливыми всех паломников, спешащих к старцу, наполняет духовным светом их путешествие: «День был ясный, теплый. Пели птицы, и на душе было легко. Я шел и молился Преподобному Серафиму, обгоняя прохожих. Все приветливо улыбались и кланялись. С некоторыми я заговаривал. & quot-Вот, видите, сколько народу идет и едет, — сказал мне один прохожий, — ведь это все к Преподобному идут с разных концов земли Русской!& quot-» (56).
И когда накануне великого праздника Дивеев-ской иконы «Умиление» и Смоленской иконы «Оди-гитрия» заканчивается паломнический путь, приходит объяснение всех произошедших в дороге событий: «Пелена точно спала с моих глаз, и я сразу понял, почему и в Ленинграде, и в Москве мне кассиры прокомпостировали билеты на полтора суток раньше, чем я хотел. Явная помощь Божией Матери, Которая ответила мне на мои молитвы о том, чтобы Дивеев-ский праздник & quot-Умиления"- мне провести там. Вот & quot-Одигитрия"-, т. е. Путеводительница, и взяла меня за руку, и повела ко дню & quot-Умиления"-, умилив душу мою тихой радостью… «(57). А как охотно паломники выполняют завет преподобного Серафима и задерживаются в Дивееве еще на день, ведь, по словам старца, «счастлив тот, кто сутки пробудет в Дивееве, ибо около него пройдет Пресвятая Богородица» (58)!
Все пребывание в Сарове и Дивееве наполнено чудом, но самым трепетным моментом в воспоминании И. М. Андреевского является, пожалуй, следующий: «Вечером после осмотра всех достопримечательностей монастырских, особенно кладбища, где похоронены и Мантуровы, и шестнадцатилетняя Мария-Марфа, и другие, известные по & quot-Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря& quot- митрополита Серафима (Чичагова), — мы с отцом Платоном, с четками в руках, начали выполнять & quot-правило"- Преподобного Серафима и трижды обошли тихо по канавке вокруг монастыря. Я предполагал испросить себе после обхода многое, как из области духовной, так и материальной.
Но когда, выполнив в конце третьего обхода & quot-канавки"- все правило, я захотел высказать свои сер-
дечные желания, со мной, очевидно, по великой милости Преподобного Серафима, произошло чудесное явление. Меня вдруг охватила совершенно особенная духовная, тихая, теплая и благоуханная радость — несомненное убеждение всем существом в существовании Божием и в совершенно реальном с Ним молитвенном общении. И вот мне стало совершенно очевидно и ясно, что всякая просьба о чем-нибудь земном будет равносильна молитве: Господи, отойди от меня и лиши меня Твоего чудного дара…
И я внутренне горячо обратился к Господу:
& quot-Господи, не давай мне ничего, отними от меня все земное благополучие, только не лишай меня радости общения с Тобой или если это невозможно сохранить навсегда в нашей жизни, то дай мне память сердечную, дай мне возможность сохранить до смерти воспоминание об этой настоящей блаженной минуте ощущения Твоего Святаго Духа!& quot-» (59). Все меняется по этой сердечной молитве, и И. М. Андреевский пишет: «Вся моя жизнь после моего паломничества в Саровскую пустынь изменилась. Господь отнял от меня, по моей молитве на канавке, все блага земные, но сохранил навсегда память о той минуте, когда, по безграничному милосердию Преподобного Серафима, я, грешный, совершенно незаслуженно сподобился пережить в себе тихое, радостное, благое и благоуханное влияние Святаго Духа Господня…» (65).
Так произошло то великое событие в жизни писателя, о котором он скажет в своем очерке: «В Дивееве, обходя канавку, родился я духовно» (49). Так святость озарила всю жизнь человеческую, соединилась она и с последующим творчеством писателя. И. М. Андреевский создаст не одно произведение о православных святых, прежде всего о преподобном Серафиме, с духовных позиций оценит творчество русских литераторов.
Не кончаются обращения православных авторов к чудесному старцу и сейчас. Совсем недавно, в 2013 году, в московском издательстве «Смирение» вышла книга В. Н. Крупина «Пока не догорят высокие свечи …». Там есть коротенькое размышление «Всесвет-лый батюшка» — всплеск писательской души. И здесь тоже присутствует тема паломничества, только необычного, к преподобному Серафиму. Вот небольшой отрывок из этого трогательного повествования: «Православные паломники знают, как отрадно, когда где-нибудь, в дальней поездке, в далекой от России стране, в церкви, видишь вдруг образ с в о е г о святого. То есть они, православные святые, все н, а ш и, все общеправославные, но все-таки встретить привычный лик русского святого — это как улыбка родины.
Такое чувство испытываешь особенно часто в Греции. Ее святые & lt-… >- смотрят со стен православных храмов всех греческих церквей. И почти всегда радостно видишь образ нашего милого, сердечного
батюшки Серафима и подходишь к нему, как под благословение.
Очень, очень его чтят, молятся ему. Мало того — любимого всей Грецией Паисия называют греческим Серафимом Саровским. Та же в нем простота, отзывчивость, та же любовь к малым деточкам, то же понимание слабостей, прощение и величайшая мо-литвенность.
Нет лучшего подарка для православных, живущих по воле Божией не в России, чем образочек, пусть самый скромный, преподобного Серафима Саровского» [5].
Эти слова перекликаются с признанием религиозного писателя Евгения Поселянина, который тонко подметил утешающее воздействие преподобного Серафима на человека: «& lt-… >- чем дольше вы думаете о нем, тем светлее и чище становится на душе. & lt-… >- Все, все нечистое, печальное, темное смыто с вашей души, когда вам светит Серафим. И на все зло в мире, на всякое свое горе вы можете воскликнуть: & quot-А Серафим?& quot-» [6].
1. Свенцицкий Валентин, протоиерей. Преподобный Серафим. Дивеево: Скит, 1996. С. 3−4.
2. Вениамин (Федченков), митрополит. Всемирный светильник Преподобный Серафим Саровский Чудотворец. М., 2003. С. 230.
3. Молитвослов. Серафимо-Дивеевское правило. 2-е изд., испр. и доп. М.: Ковчег, 2008. С. 301−302.
4. Андреев И. М. К батюшке Серафиму. Путешествие в Са-ров и Дивеево в 1926 году // В гости к батюшке Серафиму. М.: Паломник, 2007. С. 50. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием страницы.
5. Крупин В. Н. Всесветлый батюшка // Крупин В. Н. Пока не догорят высокие свечи… М.: Смирение, 2013. С. 222 223.
6. Поселянин Е. «А Серафим?» // Серафим Саровский. Задушевное слово о великом подвижнике Земли Русской. М.: Голос-Пресс, 2002. С. 117.
References
1. Sventsitskiy V., prot. Prepodobnyy Serafim [St. Seraphim]. Diveevo, Skit Publ., 1996, pp. 3−4.
2. Veniamin (Fedchenkov), mitropolit. Vsemirnyy svetil'-nik Prepodobnyy Serafim Sarovskiy Chudotvorets [Saint Seraphim of Sarov, Miracle Worker]. Moscow, 2003, p. 230.
3. Molitvoslov. Serafimo-Diveevskoe pravilo [A prayer book. The prayer rule of St. Seraphim of Sarov]. Moscow, Kovcheg Publ., 2008, pp. 301−302.
4. Andreev I.M. K batyushke Serafimu. Puteshestvie v Sarov i Diveevo v 1926 godu [To St. Seraphim. A Trip to Sarov and Diveevo in 1926]. V gosti k batyushke Serafimu [A Trip to Saint Seraphim]. Moscow, Palomnik Publ., 2007, p. 50. Here and after references to this edition are given in round brackets.
5. Krupin V.N. Vsesvetlyy batyushka [Holy Father]. Poka ne dogoryat vysokie svechi… [While taper candles are still burning … ]. Moscow, Smirenie Publ., 2013, pp. 222−223.
6. Poselyanin E. & quot-A Serafim?& quot- [And Seraphim?]. Serafim Sarovskiy. Zadushevnoe slovo o velikom podvizhnike Zemli Russkoy [Seraphim of Sarov. A heart talk about the great ascetic of the Russian Land]. Moscow, Golos-Press Publ., 2002, p. 117.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой