Рекреационное природопользование как фактор антропогенной трансформации лесных геосистем побережья озера еловое (санаторий «Сосновая горка»)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
География


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Таблица 2
Основные мероприятия и приемы, входящие в состав противоэрозионных комплексов
Наименование мероприятий и приемов
Лесомелиоративные Агротехнические Лугомелиора- тивные Гидротехнические
Лесополосы: полезащитные, стокорегулирующие, приовражные, придорожные. Лесные насаждения в гидрографической сети, вокруг прудов, водоемов и др. Вспашка поперек склона или по контуру. Безотвальная и плоскорезная обработка на разную глубину. Вспашка поперек склона с почвоуглублением. Прерывистое боронование, рыхление междурядий и окучивание пропашных культур. Применение удобрений Коренное и поверхностное улучшение естественных кормовых угодий. Коренная мелиорация размытых присетевых земель и гидрографического фонда Сложные водосбросные сооружения. Земляные водоотводящие и водозадерживающие валы. Валы плотины. Канавы с валами самостоятельно или в сочетании с лесными полосами. Распылители стока, водоотводящие борозды. Напашные валы, валы-террасы. Донные запруды. Пруды
Список литературы
1. Козаченко А. П. Обоснование приемов рационального использования обработки и мелиорации земель сельскохозяйственного назначения. Челябинск, 1999. С. 74−76.
2. Отчет «Изучение состояния земель, агроэкологическая и противоэрозионная оценка территории для разработки мероприятий и технических систем земледелия на ландшафтной системе для АО „Петропавловское“». Челябинск, 1996. 52 с.
3. Отчет «Наблюдения за эрозией почвы, фактическим смывом на стационарных стоковых площадках вводно-балансовым методом». Челябинск, 1999. 31 с.
4. Региональный доклад о состоянии и использовании земель Челябинской области. Челябинск, 2001. С. 29−31.
5. Кочетов И. С. и др. Агролесомелиоративное адаптивно-ландшафтное обустройство водосбросов. Волгоград, 1999. С. 30−37.
ОХРАНА ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
Л. В. Мискина, А.А. Меньщиков
Рекреационное природопользование как фактор антропогенной трансформации лесных геосистем побережья озера Еловое (санаторий «Сосновая горка»)
Рекреационная нагрузка на водоемы и окружающие их территории с каждым годом возрастает, поэтому необходимы дальнейшие исследования бальнеологических ресурсов озер и их бережная охрана. Возрастание потребностей в зонах отдыха требует изучения влияния рекреации на качество воды в водоемах, разработки норм рекреационной нагрузки, а также проектирования и строительства новых здравниц и баз отдыха.
Рациональное использование природных ресурсов озер, разумное сочетание организации отдыха трудящихся с охраной природы позволит улучшить обеспечение населения лечебно-оздоровительными мероприятиями и достичь определенных успехов в природоохранительном деле.
Рекреационная деятельность как фактор воздействия на природную среду в нашей стране объектом внимания стала сравнительно недавно — с 70 — 80-х годов XX века. Рекреационное природопользование (использование природных ресурсов для лечения, оздоровления и отдыха населения) оказывает особую нагрузку на геосистемы, в том числе (и особенно) на лесные. В общем, нагрузка зависит от различных видов рекреации, ее интенсивности и степени устойчивости природных комплексов.
Рекреационный комплекс как отрасль непроизводственной сферы экономики в Челябинской области начал активно формироваться в 30-е годы ХХ века. К настоящему времени территориально сформировались пять функционирующих рекреационных зон (районов). Ядром двух из них стали курорты федерального значения Кисегач и Увиль-ды. В зависимости от наличия и структуры свободного времени у отдыхающих курорты и лечебно-оздоровительные местности области относятся к типу рекреационных территорий отпускного или каникулярного отдыха, стационарному подтипу [2]. Он представлен такими рекреационными учреждениями, как санатории, пансионаты с лечением, детские оздоровительные лагеря (ДОЛ), дома отдыха, санатории-профилактории.
Санаторий «Сосновая горка» расположен на северо-западном побережье озера Еловое, он входит в состав курорта федерального значения Кисегач и относится к старейшим рекреационным учреждениям области. Санаторий расположен у восточного склона Ильменского хребта, на уровне 55° северной широты. С востока, севера и запада санаторий окружен смешанным, преимущественно хвойным лесом, что является защитой от преобладающих юго-западных ветров. Высота над уровнем моря 333 м. Климатические условия: климат умеренно континентальный, самый холодный месяц — январь (средняя температура — 16,9°С), атмосферное давление 742 мм рт. ст.- самый теплый месяц — июль (средняя температура воздуха 19,6°), атмосферное давление 733 мм рт. ст.
Оз. Еловое хорошо прогревается, температура воды в июле достигает 25° С в приповерхностном слое.
Свою историю здравница ведет с ноября 1952 года, когда он был открыт как дом отдыха Южно-Уральской железной дороги «Кисегач» и принимал до 150 человек одновременно. В 1958 году произошло переименование в дом отдыха «Сосновая горка». В апреле 1971 года дом отдыха был перепрофилирован в пансионат с лечением «Сосновая горка». Использовалась лечебная база (бальнеогрязелечебница) рядом расположенного санатория «Еловое». В 2003 г. здравница получила статус санатория. Ныне санаторий «Сосновая горка» имеет коечный фонд 350 коек.
К основным природным лечебно-оздоровительным факторам санатория относят озерно-лесной умеренно-континентальный микроклимат. Он обусловлен повышенным фитогенезом, высоким содержанием в воздухе летучих ароматических веществ, обладающих успокаивающим и бактерицидным действием. Ионизированный воздух сосновых лесов, сапропелевые грязи оз. Б. Боляш, а также живописные ландшафты побережья красивейшего оз. Еловое и, собственно, его акватория пригодны для санаторного лечения и активного отдыха [6, 7]. Богатые рекреационные возможности, а также транспортная близость к Челябинску (город-миллионник), городам Миасс и Чебаркуль, удобство сообщения, развитая курортная инфраструктура досуга и отдыха привлекают большое количество как организованных, так и неорганизованных рекреантов в течение всего го-
да. Активная и довольно длительная рекреационная деятельность сказалась на состоянии приозерного соснового массива, в котором расположен санаторий. Основные формы воздействия рекреантов на лесные ландшафты являются общими для большинства рекреационных лесов: вытаптывание территории, формирование тропиночной сети, уплотнение почв, замена коренной растительности однотипными вторичными ценозами, олуговение, замусоривание территории, снижение биоразнообразия и др. Особенно эти явления характерны для прибрежной (припляжной) части территории санатория.
Полевое исследование побережья оз. Еловое в границах санатория «Сосновая горка» (общая площадь 5,1 га, в том числе парковая часть — 2,6 га), проведенное летом 2004 года, позволило определить современное состояние лесных геосистем, степень нарушен-ности их в результате многолетнего рекреационного использования. При этом использовалась методика, предложенная сотрудниками Института географии РАН и географического факультета МГУ [4]. Стадии дигрессии определялись по степени влияния рекреации на компоненты лесного комплекса. При анализе воздействия рекреационной деятельности на лесные геосистемы отечественными географами и ботаниками обычно выделяются 4−5 стадий дигрессии, в основном по признакам нарушенности исходной травянистой растительности, мохового и лишайникового покрова и доли тропиночной сети.
Полевое маршрутное исследование современного состояния лесного комплекса на побережье оз. Еловое в границах санатория «Сосновая горка» позволило определить следующие стадии рекреационной дигрессии. На большей части массива, представленного сосной обыкновенной, отмечается развитие второй стадии дигрессии. Ее показателем является появление среди лесных видов травянистого покрова луговых и сорных (рудеральных) растений- намечается вытаптывание лесной подстилки, а тропиночная сеть занимает десятую часть площади. Состояние лесных геосистем на территории санатория свидетельствует о том, что они еще не перешли границу устойчивости коренного биогеоценоза. Поэтому для сохранения структуры ценоза достаточны общепринятые лесохозяйственные мероприятия: рубки ухода, санитарные и реконструктивные рубки, посадки. В то же время вторая стадия дигрессии считается предельной для естественных лесов и потребует организации ведения специализированного лесопаркового хозяйства.
На отдельных участках леса в прибрежной полосе оз. Еловое рекреационная дигрессия соответствует 3-й и 4-й стадиям, с которых практически начинается деградация биоценоза. При этом тропиночная сеть достигает 20−30% площади геосистемы- олуго-велость характерна для большей части травянистой растительности- мощность лесной подстилки значительно уменьшена.
Для сохранения жизнеспособности рекреационных территорий необходимо соблюдение норм нагрузки и определение предельно допустимых (максимальных) рекреационных нагрузок (ПДРН). Методика оценки допустимых рекреационных нагрузок для территорий стационарных лечебно-оздоровительных учреждений не разработана. Существует методика определения рекреационной нагрузки при организации туризма, экскурсий и массового кратковременного отдыха, предложенная Лабораторией лесоведения РАН в 1987 г. Применительно к курортным местностям (курортам) она относительно условна и требует значительных уточнений.
Один из методов определения предельно допустимых нагрузок (чел. в час/га) предполагает первоначальное выделение стадий рекреационных дигрессий лесных систем с последующим определением фактических нагрузок на каждой стадии. Практически эту методику авторы использовали при обследовании лесного массива на территории санатория «Сосновая горка» летом 2004 года. Одновременно следует учитывать ре-
зультаты исследований ПДРН лесов, сходных с южноуральскими типами сосняков в других регионах страны.
Следует отметить, что в существующих инструкциях и методических указаниях по проектированию рекреационных территорий, включая и курорты, разграничиваются допустимые нагрузки лишь для разных функциональных зон: парковых, лесопарковых, лесных, без учета типа лесных ценозов. В немногочисленных учебных пособиях по рекреационному ресурсоведению приводятся нормы допустимой рекреационной нагрузки по типам леса (табл. 1), но безотносительно к виду рекреации и типам рекреационных учреждений [5]. Предлагаемые показатели также носят условный характер.
Таблица 1
Биологические нормы допустимых рекреационных нагрузок на природные комплексы [5- 7]
Природный комплекс Биологический критерий, чел. /га
Типы лесов:
Сосновый лес на крайне сухих почвах 0,5−1
Хвойный лес на сухих почвах 1−2
Смешанный сухой лес 2−3
Лиственный сухой лес 2−3
Широколиственный лес на богатых почвах 3−5
Типы лугов:
Суходольные 5−10
Пойменные с нормальным увлажнением 10−20
Низинные и др. с нормальным увлажнением 10−20
В некоторых публикациях также приводятся оценки пороговых рекреационных нагрузок, при превышении которых леса переходят к завершающей стадии дигрессии (деградации). Эти данные касаются хвойных и смешанных лесов Европейской части России — окрестностей Санкт-Петербурга и др. [3]. Так, критическими уровнями посещаемости для ельников считают показатели до 12 чел. в час/га, а смешанных лесов — 10−15 чел. в час/га. Леса песчаных и скальных местоположений, особенно сосняки, так характерные для побережья оз. Еловое, слабо устойчивы к вытаптыванию. По расчетам Института леса Карельского филиала РАН для Валаамских островов примерная допустимая рекреационная нагрузка на такие леса составляла до 1−2 чел. в час/га, а в свежих сосняках-брусничниках на равнинах — 4−6 чел. в час/га.
Таблица 2
Численность размещения лиц в санаториях, домах отдыха и пансионатах [10]
Годы В санаториях, пансионатах с лечением (для детей и взрослых), тыс. чел. В домах отдыха и пансионатах отдыха, тыс. чел.
1960 17,3 71,7
1985 56,3 59,8
1991 60,6 47,04
1995 42,7 8,9
1998 43,3 23,6
1999 73,2 32,5
2000 81,1 32,6
2001 76,3 27,8
2002 84,5 30,5
Итак, масштабы и интенсивность рекреационного лесопользования на курортах Южного Урала, в том числе в изучаемом санатории «Сосновая горка» (курорт Кисегач), с каждым годом возрастает (табл. 2, 3). И это вызывает нежелательные экологические последствия: постепенную дигрессию типичных для местности сосновых лесов с их низкой и средней устойчивостью к рекреационным нагрузкам, потере их лечебной и эстетической ценности. В результате происходящих под влиянием рекреантов изменений постепенно снижаются почвозащитные, водоохранные и санитарно-гигиенические функции рекреационных лесов. Дигрессионные процессы также уменьшают комфортность, привлекательность и устойчивость лесных ценозов (основные показатели рекреационного потенциала) [9].
Таблица 3
Динамика численности детских оздоровительных лагерей в Челябинской области [10]
Годы 1995 1998 2000 2001 2002
Число ДОЛ 901 808 913 943 953
Для ослабления воздействия рекреантов на леса и, одновременно, создания необходимых для отдыха и оздоровления условий, необходимо четко представлять рекреационный потенциал каждого функционального участка (зон активного и тихого отдыха, пляжей и др.), его устойчивость к антропогенному воздействию.
Проведенное летом 2004 года полевое исследование лесных геосистем в границах санатория «Сосновая горка» положили начало эколого-медико-географической экспертизе территорий курортов и лечебно-оздоровительных местностей системы областного государственного унитарного предприятия «Челябинсккурорт». В последующем лесные геосистемы на территории курортов Челябинской области нуждаются в определении их рекреационного потенциала, расчета предельно допустимых нагрузок и рекреационной емкости (чел. /год), а также в непрерывном экологическом мониторинге их состояния на определенных ключевых участках. Наряду с изучением влияния летней рекреации на лесные геосистемы курортов необходимо приступить к подобной оценке зимней рекреации (прежде всего лыжных и пеших прогулок, зимнего любительского рыболовства).
Систематизация и углубление исследований по особенностям рекреационного природопользования в санаторно-курортном комплексе Южного Урала актуальны, прежде всего, в связи с впервые принятой целевой программой «Сохранение и развитие курортов Челябинской области на период 1998—2003 гг. «, которая, несомненно, будет пролонгирована. Одновременно они необходимы для научно-обоснованного планирования мер по реабилитации курортов и лечебно-оздоровительных местностей области, нарушенных рекреационной деятельностью.
В целом организация рационального рекреационного лесопользования должна основываться, с одной стороны, на учете все возрастающих потребностей населения в отдыхе и оздоровлении, а с другой — на максимально бережном отношении к уникальным лесным рекреационным ресурсам Южного Урала, поддержании способности лесов выполнять их биосферные функции.
Список литературы
1. Веденин Ю. А. Динамика территориальных рекреационных систем. М.: Наука,
1982.
2. Дежкин В. В. Природопользование: Курс лекций. М.: Изд-во МНЭПУ, 2000.
3. Дыренков С. А. Изменение лесных биогеоценозов под влиянием рекреационных нагрузок и возможности их регулирования // Рекреационное лесопользование в СССР. М., 1983. С. 20−34.
4. Казанская Н. С. Изучение рекреационной дигрессии естественных группировок растительности // Изв. АН СССР. Сер. Геогр. 1972. № 1. С. 52−59.
5. Колотова Е. В. Рекреационное ресурсоведение: Учеб. пособие для студентов, обучающихся по специальности «Менеджмент». М.: Рос. междунар. академия туризма, 1998.
6. Меньшиков А. А. Бальнеологические и рекреационные ресурсы водных объектов // Состояние и перспективы развития водного комплекса Челябинской области / Под науч. ред. С. Е. Денисова. Челябинск: Полиграф-мастер, 2003. С. 17−27.
7. Мискина Л. В., Меньшиков Н. А., Фетисов С. Н. Природные рекреационные ресурсы Челябинской области и их современное использование // Тихоокеанский мед. журн. (Pacific med.j. Спец. вып. «Современные технологии восстановительной медицины»). 2001. № 1 (6). С. 18−21.
8. Репшас Э. Э. Оптимизация рекреационного лесопользования: (На примере Литвы). М.: Наука, 1994.
9. Рысин Л. П., Рысин С. Л. Состояние зеленых насаждений и городских лесов в Москве: Аналит. докл. (по данным мониторинга 1999 г.). М., 2000.
10. Челябинской области — 70 лет: Статист. сб. / Челябоблкомстат. Челябинск, 2004.
В. Д. Захаров, А. В. Лагунов
Новый подход к созданию системы особо охраняемых природных территорий Челябинской области
В последние годы в отечественной литературе достаточно интенсивно обсуждается вопрос о создании различного рода сетей особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Большинство авторов так или иначе выражают мысль о необходимости создания систем ООПТ в каждом субъекте РФ и в России в целом. При этом площадные ООПТ в данном случае являются элементами системы, а в качестве связей предлагается использовать различного рода «экологические коридоры», которые позволяют биоте свободно расселяться с одной территории на другую. В качестве таких коридоров рассматриваются чаще всего линейные ландшафтные элементы (поймы рек, лесозащитные полосы, цепочки островков леса в лесостепи и степи, горные хребты), реже — сплошные лесные массивы или пространства степной зоны и т. п.
При таком подходе, как правило, не принимается во внимание, что по своей сути понятие «экологический коридор» видоспецифично. Практически очень мало ландшафтных элементов, которые могли бы служить эффективными коридорами расселения сразу для всех живых организмов. Даже русла рек могут иметь некие барьерные образования (например, пороги), которые целый ряд видов и групп видов не могут преодолеть. Кроме того, целые группы организмов имеют весьма своеобразные пути расселения, которые сегодня ни один из специалистов не решится назвать «экологическим коридором». К примеру, установлено, что весьма эффективным способом расселения панцирных клещей является перенос их в оперении птиц (так, в зональной тундре можно встретить средиземноморских клещей). Из этого следует, что коридорами расселения панцирных клещей являются пролетные пути пернатых. Наконец, в целом ряде случаев коридорами расселения некоторых видов и групп организмов являются транспортные ар-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой