Сердце как Центральный духовно-эмоциональный орган

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия. Атеизм


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СИБИРСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ ЖУРНАЛ № 22 007
МИЛОСЕРДИЕ, ВРАЧ И БОЛЬНОЙ
УДК 215 Е.В. Вышлов
E-mail: evv@cardio. tsu. ru
СЕРДЦЕ КАК ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ДУХОВНО-ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ОРГАН
ГУ НИИ кардиологии Томского научного центра СО РАМН- Общество православных врачей им. Св. вмЦ. Пантелеимона, г Томск
«Веселое сердце благотворно … А унылый дух сушит кости».
(Царь Соломон в «Книге Притчей», гл. 17, стих22)
Каким органом человек думает? Ответ на этот вопрос не вызывает больших разногласий, и в настоящее время преобладающей является точка зрения, что мышление является функцией головного мозга. А каким органом человек переживает эмоциональные чувства? Так как мышление и эмоции тесно связаны, складывается впечатление, что и формирование эмоциональных чувств связано прежде всего с головным мозгом. Но такой подход достаточно сомнителен. По этому поводу архиепископ Лука Войно-Ясенецкий писал: «Нам известны в мозгу двигательные и сенсорные центры, вазомоторные и дыхательные, тепловые и другие центры, но нет в нем центров чувств. Никому не известны центры радости и печали, гнева и страха, эстетического и религиозного чувства. Хотя от всех органов чувств и всех вообще органов тела направляются в мозг и оканчиваются в клетках его сенсорных центров все чувствительные нервные волокна, но они несут только ощущения зрительные и слуховые, обонятельные и вкусовые, тактильные и термические, локомоторные и многие другие. Но это только ощущения. А не делать различий между ощущениями и чувствами значит впадать в самую глубокую психологическую ошибку» [1]. Какой же орган, кроме головного мозга, может быть ответственным за формирование эмоций? Есть много литературных указаний на то, что таким органом является сердце.
У нашего современника, тем более кардиолога, работающего в рамках классической медицины, слово
«сердце» ассоциируется только с известным анатомическим органом. Однако уже у древних римлян и греков, индийцев и славян слово «сердце» означало не только сердце в прямом смысле как физиологический орган, но также душу, настроение, взгляд, мысль, ум, убеждение [1, 2]. В нашей повседневной жизни и в художественной литературе можно встретить выражения: «сердце тоскует», «волнуется», «радуется», «страдает», «чувствует» и т. д. Воспринимать это только как художественный образ не позволяет чрезвычайно широкое распространение такого отношения к сердцу среди практически всех народов и культур, а также отношение к этому вопросу известных религиозных философов и мыслителей, таких, как П. Флоренский, П. Д. Юркевич, В.Ф. Войно-Ясенецкий и др. Таким образом, люди давно оценили важную роль сердца в жизни человека как органа чувств, притом чрезвычайно тонкого и универсального. Или, как писал архиепископ Лука Войно-Ясенецкий об этой функции сердца, «народное „чутье“ уже издавна верно оценило важную роль сердца в жизни человека».
Где находится сердце как орган чувств? На этот вопрос Феофан Затворник в одном из писем отвечает: «Там, где отзывается и чувствуется печаль, радость, гнев и проч., там сердце… Сердце телесное есть мускулистый серчак — мясо, … но чувствует не мясо, а душа, для чувства, которой мясное (физиологический орган) сердце служит только орудием, как мозг служит орудием для ума» [3]. Аристотель в учении о познании выделял ощущения, которые происходят посредством пяти органов чувств, и общее чувство — восприятие общих качеств и объединение ощущений в образ. Орган общего чувства — душа, а орган нахождения души в человеке — сердце [4]. Таким образом, сердце как орган чувств локализуется в одноименном анатомическом органе. Но если анатомическое сердце является объектом нашего материального мира, то сердце как духовноэмоциональный орган находится и функционирует в другой реальности, которую сейчас обозначают как «тонкие миры». Пространственное совпадение этих двух объектов и их функциональная взаимосвязь явились причиной их одноименности. С одной стороны, обозначение одним термином «сердце» двух разных объектов может создавать путаницу в этих понятиях, но с другой стороны, если анатомическое сердце — это центральный анатомический орган человека, а сердце в духовно-эмоциональной сфере также является центральным органом, то обозначение их одним термином представляется закономерным. Важным для характеристики слова «сердце» есть его этимологическая связь со словом «середина». Корень тот же, что и в праславянском слове «середина» — sьrdа, эе^а, которое этимологически родственно с лат. эе^1э «сердцевина" — нем. Ьек «сердце». Давая толкование слову «сердце», разные этимологические словари подчеркивают его центральность. Сердце отождествляется не только с серединой во внешнем мире, например, сердце — это «сердцевина, середина ствола в дереве», но и с центром
МИЛОСЕРДИЕ, ВРАЧ И БОЛЬНОЙ
духовной жизни человека, с внутренней глубиной, которая не дана разуму: «середина, глубина, внутренность… средоточие жизненных сил человека… » ,
«символ средоточия чувств и переживаний» и т. п. 5].
Можно выделить следующие функции сердца как духовно-эмоционального органа:
1. Локализация эмоций. Сердце «веселится», «радуется», «скорбит», «терзается», «рвется от злобы», «в нем гнездится гнев», «прелюбодейная страсть», «зависть», «надменность», «смелость» и «страх», «нечистота похотей"[1].
2. Сердце как орган мысли и познания. Хотя функция мышления обычно ассоциируется с мозгом, в литературе часто встречаются указания на то, что сердце способно само мыслить: например, выражение «мысли сердца моего» [2]. «Бродят мысли в сердце» (Пс. 72, 7)., «Для чего вы мыслите худое в сердцах ваших?» (Мф. 9, 4). «Но дал вам Господь сердца, чтобы разуметь» (Втор. 29, 4). Евангелие непрерывно утверждает, что сердце есть орган для восприятия Божественного Слова и дара Духа святого, в него изливается Божественная любовь [7]. Очень эмоционально об этом пишет Архиепископ Лука: «Как это ни сомнительно для неверующих, мы утверждаем, что сердцем можно воспринимать вполне определенные внушения прямо как глаголы Божии. Но это не только удел святых. И я, подобно многим, не раз испытывал это с огромной силой и глубоким душевным волнением. Читая или слушая слова Священного Писания, я вдруг получал потрясающее ощущение, что это слова Божии, обращенные непосредственно ко мне. Они звучали для меня как гром, точно молния пронизывали мой мозг и сердце. Отдельные фразы совершенно неожиданно точно вырывались для меня из контекста Писания, озарялись ярким ослепительным светом и неизгладимо отпечатывались в моем сознании. И всегда эти молниеносные фразы — Божии глаголы были важнейшими, необходимейшими для меня в тот момент внушениями, наставлениями или даже пророчествами, неизменно сбывавшимися впоследствии. Их сила была иногда колоссальна, потрясающа, несравнима с силой каких бы то ни было обычных психических воздействий» [1]. Сердце является органом сверхсознания, особого состояния сознания, характеризующегося проникновением в суть вещей. Сердцем человек способен предчувствовать, предугадывать грядущие события [2]. То есть с сердцем связано такое явление, как интуиция.
3. Сердце как орган любви. Высшая способность сердца — способность любить. Общеизвестно, как часто упоминается сердце, когда говорится о любви между людьми. Не менее важное значение имеет сердце, когда речь идет о любви к Богу. В фрагменте Евангелия от Матфея есть призыв «возлюбить Бога всем сердцем, душою и помыслом», т. е. прежде всего сердцем, и только затем уже душою и помыслом. При этом сердце как орган религиозной жизни «должно быть отличаемо от души, ума, духа, от сознания вообще. Оно глубже и,
так сказать, центральнее, чем психологический центр сознания. Сердце есть не только центр сознания, но и бессознательного, не только души, но и духа, не только духа, но и тела, не только умопостигаемого, но и непостижимого- одним словом, оно абсолютный центр» [6]. С любовью связана и вера, органом которой также является сердце. Эмоции и чувства, связанные с отношениями Человека и Бога, столь значимы, что они охватывают сердце человека полностью, не оставляя места ни для каких других чувств и их оттенков. Эту полноту эмоционального состояния подчеркивает обязательное употребление определительного местоимения весь- любить Бога можно только всем сердцем, частичный его охват эмоцией в подобных случаях не возможен, так как тогда не будет искренности, настоящего религиозного чувства [2]. Все сказанное выше позволяет назвать сердце «основным органом религиозных переживаний», «только … в глубине сердца возможно действительное соприкосновение с Божеством ., возможен подлинный религиозный опыт, без которого нет религии и нет истинной этики» [6,7].
4. Сердце как орган совести. Сердце — орган, способный разграничивать правду и ложь, оно является «седалищем» совести- совесть, по слову апостола, есть закон, написанный в сердцах [6]. Именно сердцем человек различает добро и зло, Бог, проникающий в тайные помыслы человека, проверяет, испытывает именно сердце человека, дабы оценить правомерность его действий [2].
5. Сердце как орган связи с людьми. Если центр человеческого существа есть сердце, то им оно входит в связь со всем существующим. Именно сердцем человек переживает общение с другими существами. Важные действия, например, охрана Отечества, осуществляются не индивидуально, а в соединении духовных и физических сил, сердцами, соединенными в любви к Отечеству: «объединимся единым сердцем» [2].
6. Сердце как символ искренности. Св. Тихон Задонский писал: «Вера не есть вера, любовь не есть любовь, когда на сердце не имеется, но есть лицемерие- смирение не есть смирение, но притворство- дружба не дружба, но горшая вражда, когда в сердце не имеет места» [3].
Таким образом, жизнь человека, состояние его психики определяется соотношением его мозга (разума), который вырабатывает решения с помощью логики и сердца, которое действует на уровне чувств, понятий добра, зла и нравственности. Решения, которые вырабатывает мозг, должны получить согласие сердца для их окончательного утверждения, а с другой стороны, большое количество эмоций, которые бушуют в сердце, должны контролироваться мозгом. Если эта система «сдержек и противовесов» не срабатывает, возникает дисбаланс. При преобладающем влиянии мозга принимаемые решения могут быть слишком механистичными, не учитывающими духовную природу человека. И, напротив, при преобладании функций сердца неконтролируемые эмоции могут перерастать
Е.В. Вышлов
СЕРДЦЕ КАК ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ДУХОВНО-ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ОРГАН
в страсти, не давая возможности человеку принимать адекватные решения. По этому поводу Феофан Затворник писал: «И если раньше (до грехопадения) человек мог руководствоваться чувствами и влечениями сердца, которое было чисто по естеству, то теперь законом поставляется держать сердце в руках и подвергать чувства, вкусы и влечения его строгой критике» [8]. Только при равновесии этих двух центров принятия решений возможно наиболее полноценное раскрытие возможностей человека и его самореализация.
Рассматриваемый в настоящей публикации вопрос изложен достаточно тезисно, многие утверждения дискуссионны и не претендуют на бесспорную истинность, но эта тема является совершенно нетрадиционной для научного медицинского журнала и, на мой взгляд, вызовет несомненный интерес у широкой аудитории нашего журнала.
ЛИТЕРАТУРА
1. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Дух, душа и тело. М., 1997. C. 22. www. //pms. orthodoxy. ru/library/0002. htm
2. Кондратьева О. Н. Концепты внутреннего мира человека в русских летописях (на примере концептов душа, сердце, ум): Дис. … канд. филол. наук. Кемерово, 2004.
3. Образование сердца. www. //lib. eparhia-saratov. ru/books/ noauthor/moral/68. html
4. Психология, история. www. //krugosvet. ru/articles/114/ 1 011 422/1011422a1. htm
5. Философия сердца П. Д. Юркевича. www. referatoff. net/ r34829/
6. Вышеславцев Б. П. Сердце в христианской и индийской мистике // Вопросы философии. 1990. № 4. С. 62.
7. Вышеславцев Б. П. Значение сердца в религии. www. hesychasm. ru/library/thlg/heart. htm
8. Св. Феофан. Что есть духовная жизнь… С. 29. http: // www. dorogadomoj. com/dr52feo. html

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой