Гражданское общество в системе социально-экономического регулирования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Электронный научно-практический журнал «Синергия»

Синергия. 2016. № 1.

Научная дискуссия: Гражданское общество

УДК 331. 108

Т. И. Федько, А.И. Мерцалова

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Воронежский экономико-правовой институт

Аннотация: В данной работе исследуется проблема противоречия между ведущими интересами общества (общественным и частным), которая лежит в основе всего социально-экономического развития общества, в том числе гражданского общества. В современных условиях это противоречие, в частности, проявляется как противоречие между гражданским обществом и государством и выступает важнейшим условием в системе социальноэкономического регулирования. В реальной жизни, объективно существующие противоречия разрешаются при помощи соответствующих форм, но, поскольку эти формы создаются людьми, то, вполне естественно, что они могут быть эффективными, а могут и не быть таковыми. Известно, что особую роль в разрешении социальных противоречий играет, например, правовая система государства, однако, в современных условиях возникает другая, не менее существенная альтернативная форма разрешения споров. Прежде всего, это правовые институты гражданского общества, среди которых особое значение имеют третейский суд и медиация (посредничество). Анализу гражданского общества и указанных институтов посвящена данная работа.

Ключевые слова: гражданское общество, свобода, справедливость, самоорганизация, саморегуляция, третейский суд, медиация (посредничество).

UDC 331. 108

T.I. Fedko, A.I. Mertsalova

CIVIL SOCIETY IN THE SOCIO-ECONOMIC REGULATION

Voronezh Institute of Economics and Law

Abstract: In this paper we investigate the problem of the contradiction between the leading public interest /public and private /, which is the basis of all socioeconomic development of society, including civil society. In modern terms this

76

Электронный научно-практический журнал «Синергия»

Синергия. 2016. № 1.

contradiction, in particular, is manifested as the contradiction between civil society and government and acts as the major condition in the system of socioeconomic regulation. In real life objectively existing conflicts are resolved using appropriate forms, but since these forms are created by people, it is quite natural that they can be effective, but may not be. It is known that a special role in the resolution of social contradictions plays, for example, the legal system of the state, however, in modern conditions there is another equally important alternative form of dispute resolution. First of all it is legal institutions of civil society, among which of particular importance are the court of arbitration and mediation (the mediation). Analysis of civil society and those institutions devoted to this work.

Keywords: Civil society, freedom, justice, self-organization, selfregulation, arbitration, mediation (mediation).

Реальное и свободное развитие личности в условиях цивилизации становится возможными в демократическом обществе, где государство уступает первенство гражданскому обществу. Переход к такому обществу — исторически очень длительный процесс и базируется он на прогрессивном развитии творческих возможностей человека а, следовательно, и его объединения, представляющего современное гражданское общество. Как отмечается в Послании Президента Федеральному Собранию «Наше гражданское общество только формируется, и еще не стало действенным контролером государственных институтов. Как и всякая новая власть, оно подвержено болезням роста». В этих условиях очень важно сделать некоторый исторический экскурс самой природы анализируемого общества.

Этот вопрос, будучи давно известным, оказался, тем не менее, для нашей науки относительно новым и не разработанным. Он слабо распространён и в общественном сознании. А вот идея правового государства в этом плане выигрывает значительно. Хотя известно, что первичным здесь является именно общество, а не правовое государство, более того государство есть порождение общества, а не наоборот, что и подтверждает в своём послании наш Президент. Правовое государств

«возникнет в России только в том случае, если у нас сформируется полноценное гражданское общество», то есть гражданское общество первично по отношению к государству.

Генезис анализируемой идеи уходит в далекое прошлое — к «Политике» Аристотеля, «Государству» Платона, другим древнегреческим ученым (учениям). Она получила продолжение в трудах Г. Гро-ция, Т. Гоббса, Дж. Локка, Ш. Монтескье, Ж. -Ж. Руссо, Ф. Гегеля, К. Маркса, Ф. Энгельса и др.

Теперь, под гражданским обществом стали понимать особую сферу отношений, главным образом имущественных, рыночных, семейных, нравственных, которые получили известную самостоятельность [1−5].

По Гегелю гражданское общество -это, прежде всего, система потребностей, основанная на частной собственности, а также религия, семья, сословия, государственное устройство, право, мораль, долг, культура, образование, законы и вытекающие из них взаимные правовые связи субъектов. Из естественного «некультурного» состояния люди должны вступить в гражданское общество. Ибо только в последнем социально-экономические, а так же правовые отношения постепенно приобретают статус «действительных». При этом он подчеркивал, что подобное общество возможно лишь «в современном мире». Иными словами, гражданское об-

77

Электронный научно-практический журнал «Синергия»

Синергия. 2016. № 1.

щество противополагалось дикости, неразвитости, не цивилизованности. И под ним подразумевалось, конечно, классическое буржуазное общество [6].

В учении Гегеля о гражданском обществе главным его элементом становится человек и его роль в обществе и государстве, функции, положение. Отдельная личность для самой себя -цель, а здесь — удовлетворение собственных потребностей (природных и социальных). В этом смысле она представляет собой некоего эгоистического индивида. Но, ведь, личность может удовлетворить свои запросы не иначе, как находясь в определенных отношениях с другими людьми. «В гражданском обществе каждый для себя — цель, все другие для него ничто. Но без соотношения с другими он не может достигнуть всего объема своих целей». К такому выводу Гегель пришёл в соответствии со свои методом диалектического движения и развития мира, который представлен им как развитие его абсолютной идеи или абсолютного духа.

Много внимания анализу гражданского общества уделяли К. Маркс и Ф. Энгельс. Так К. Маркс в своих ранних и не только ранних, произведениях довольно часто использовал понятие гражданского общества, обозначая им организацию семьи, сословий, классов, собственности, распределения, реальную жизнь людей, подчеркивая их исторически обусловленный характер, детерминированность экономическими и иными факторами.

В дальнейшем он постепенно заменяет недостаточно четкий термин «гражданское общество» более строгими и широко известными теперь категориями: производительные силы, производственные отношения, базис, надстройка, способ производства, экономическая структура, общественноэкономическая формация и т. п., составившими впоследствии краеугольные камни марксистского учения и надолго вошедшими в советское, и не только в

советское, обществоведение.

«Возьмите определенную ступень развития производства, обмена и распределения, — писал он, — и вы получите определенный общественный строй, определенную организацию семьи, сословий, классов, определенное гражданское общество. Возьмите определенное гражданское общество, и вы получите определенный общественный строй (политический строй), который является лишь официальным выражением гражданского общества».

В предисловии «К критике политической экономии» Маркс приходит к выводу, что надстроечные явления «не могут быть поняты ни из самих себя, ни из так называемого общего развития человеческого духа, что, напротив, они коренятся в материальных, жизненных отношениях, совокупности которых Гегель, по примеру английских и французских писателей XVIII в., называет „гражданским обществом“, и что анатомию гражданского общества следует искать в политической экономии» [7].

Не менее четкий тезис на этот счет мы находим в «Немецкой идеологии»: «Гражданское общество обнимает все материальное общение индивидов в рамках определенной ступени развития производительных сил. Оно обнимает всю торговую и промышленную жизнь данной ступени и поскольку выходит за пределы государства и наций… Выражение „гражданское общество“ возникло в XVIII в., когда отношения собственности уже высвободились из античной средневековой общности…».

Как видим, «материальное общение» включает в себя весь спектр рыночных отношений: частное предпринимательство, бизнес, коммерцию, прибыль, конкуренцию, производство и распределение, движение капиталов, экономические стимулы и интересы. Все это обладает известной автономностью, характеризуется своими внутренними связями и закономерностями [8−13].

«Интерес — вот что сцепляет друг с другом членов гражданского общества.

78

Электронный научно-практический журнал „Синергия“

Синергия. 2016. № 1.

Реальной связью между ними является не политическая, а гражданская жизнь. Не государство, стало быть, сцепляет между собой атомы гражданского общества.. Только политическое суеверие способно еще изображать в наше время, что государство должно скреплять гражданскую жизнь, между тем как в действительности, наоборот, гражданская жизнь скрепляет государство».

Критически анализируя права человека, К. Маркс указывал, что они «суть не что иное, как права члена гражданского общества». Среди них он, как и Гегель, особо выделяет право на индивидуальную свободу. «Практическое применение права на свободу (право человека) на свободу есть право на частную собственность». В чем состоит это право? — спрашивает К. Маркс. В качестве ответа он цитирует статью 16 французской Конституции 1793 г. :

«Правом собственности называется право каждого гражданина пользоваться и располагать по своему усмотрению своим имуществом, своими доходами, плодами своего труда и своего усердия». Делает вывод: «Эта индивидуальная свобода, как и это использование ее, образует основу гражданского общества».

Говоря о перспективах развития гражданского общества, К. Маркс отмечал, что оно связано с завоеванием свободы и утверждением положительной возможности эмансипации людей, и что это произойдет через образование класса, «скованного радикальными цепями, такого класса гражданского общества, который не есть класс гражданского общества- такого сословия, которое являет собой разложение всех сословий, такой сферы, которая имеет универсальный характер вследствие ее универсальных страданий и не притязает ни на какое особое право, ибо над ней тяготеет не особое бесправие, а бесправие вообще, которое уже не может ссылаться на историческое право, а только лишь на человеческое право, ко-

торое находится не в одностороннем противоречии с последствиями, вытекающими из немецкого государственного строя, а во всестороннем противоречии с его предпосылками- такой сферой, наконец, которая не может себя эмансипировать, не эмансипируя себя от всех других сфер общества и не эмансипируя, вместе с этим все другие сферы общества, — одним словом такой сферы, которая представляет собой полную утрату человека и, следовательно, может возродить себя лишь путем полного возрождения человека. Этот результат разложения общества, как особое сословие, есть пролетариат».

Далее К. Маркс утверждает, что «Подобно тому, как философия находит в пролетариате свое материальное оружие, так и пролетариат находит в философии свое духовное оружие, и как только молния мысли основательно ударит в эту нетронутую народную почву, свершится эмансипация немца в человека». Заканчивает К. Маркс свои рассуждения по данному вопросу следующим образом: «В Германии никакое рабство не может быть уничтожено без того, чтобы не было уничтожено всякое рабство. Основательная Германия не может совершить революцию, не начав революции с самого основания. Эмансипация немца есть эмансипация человека. Голова этой эмансипации — философия. Ее сердце — пролетариат. Философия не может быть воплощена в действительность без упразднения пролетариата, пролетариат не может упразднить себя, не воплотив философию в действительность.

Когда созреют все внутренние условия, день немецкого воскресения из мертвых будет возвещен криком галльского петуха».

Не менее обстоятельно раскрывает сущность гражданского общества Ф. Энгельс. Так, в работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», раскрывая закономерности развития человеческого общества, он особо подчеркивает следующее обстоятельство. Каков бы ни был ход истории, люди де-

79

Электронный научно-практический журнал «Синергия»

Синергия. 2016. № 1.

лают ее так: каждый преследует свои собственные, сознательно поставленные цели, а общий итог этого множества действующих по различным направлениям стремлений и их разнообразных воздействий на внешний мир — это именно и есть история. Вопрос сводится, стало быть, также и к тому, чего хочет это множество отдельных лиц. Воля определяется страстью или размышлением. Но те рычаги, которыми, в свою очередь непосредственно определяются страсть или размышление, бывают самого разного характера. Отчасти это могут быть внешние предметы, отчасти — идеальные побуждения: честолюбие, «служение истине и праву», личная ненависть или даже чисто индивидуальные прихоти всякого рода. Но, с одной стороны… действующие в истории многочисленные отдельные стремления в большинстве случаев вызывают не те последствия, которые были желательны, а совсем другие, часто прямо противоположные тому, что имелось в виду, так что и эти побуждения, следовательно, имеют по отношению к конечному результату лишь подчиненное значение. А с другой стороны, возникает новый вопрос: какие движущие силы скрываются, в свою очередь, за этими побуждениями, каковы те исторические причины, которые в головах действующих людей принимают форму данных побуждений?

На известной ступени развития, пущенные в ход буржуазией новые производительные силы — прежде всего разделение труда и соединение в одном общем мануфактурном предприятии многих частичных рабочих — и развившиеся благодаря им условия и потребности обмена стали несовместимыми с существующим, исторически унаследованным и освещенным законом строем производства, то есть с цеховыми и бесчисленными прочими личными и местными привилегиями (которые для непривилегированных сословий были столь же бесчисленными оковами), свойственными феодальному общест-

венному строю. В лице своей представительницы, буржуазии, производительные силы восстали против строя производства, представленного феодальными землевладельцами и цеховыми мастерами. Исход борьбы известен. Феодальные оковы были разбиты: в Англии постепенно, во Франции одним ударом, в Германии с ними все еще не разделались. Но подобно тому, как мануфактура на известной ступени своего развития вступила в конфликт с феодальным строем производства, так и крупная промышленность оказалась теперь уже в конфликте с пришедшим ему на смену буржуазным строем. Связанная этим строем, скованная узкими рамками капиталистического способа производства, она, с одной стороны, ведет к непрерывно растущей пролетаризации всей огромной массы народа, а с другой — создает все увеличивающуюся массу продуктов, не находящих сбыта. Производство и массовая нищета — одно является причиной другого — таково то нелепое противоречие, к которому приходит крупная промышленность и которое с необходимостью требует избавления производительных сил от их нынешних оков посредством изменения способа производства.

«Таким образом, по крайней мере для новейшей истории, доказано, что всякая политическая борьба есть борьба классовая и что всякая борьба классовая за свое освобождение, невзирая на ее неизбежно политическую форму, — ведется, в конечном счете, из-за освобождения экономического. Итак, несомненно, что, по крайней мере в новейшей истории, государство, политический строй, являются подчиненными, а гражданское общество, царство экономических отношений, — решающим элементом. По старому взгляду на государство, разделявшемуся и Гегелем, оно считалось, наоборот, определяющим, а гражданское общество — определяемым элементом. Видимость этому соответствует. Подобно тому как у отдельного человека, для того, чтобы он стал действовать, все побудительные силы, вызывающие его действия, неизбеж-

80

Электронный научно-практический журнал «Синергия»

Синергия. 2016. № 1.

но должны пройти через его голову, должны превратиться в побуждения его воли, точно также и все потребности гражданского общества — независимо от того, какой класс в данное время господствует, — неизбежно проходят через волю государства, чтобы в форме законов получить всеобщее значение. Это -формальная сторона дела, которая сама собой разумеется. Но, спрашивается, каково же содержание этой только формальной воли, — все равно, отдельного лица или целого государства, — откуда это содержание берется и почему желают именно этого, а не чего-либо другого? Ища ответа на этот вопрос, мы находим, что в новейшей истории государственная воля определяется, в общем и целом изменяющимися потребностями гражданского общества.

Итак, взгляды К. Маркса и Ф. Энгельса, а также в определенной мере и Гегеля, поскольку они выражают сущность диалектики, на гражданское общество являются методологической основой определения сущности гражданского общества и в современных условиях.

Что же касается сущности современного общества, то здесь надо исходить, прежде всего, из следующего положения: общество как совокупность социально-экономических отношений между людьми становится гражданским лишь на определенном этапе своего поступательного движения и развития. В этом плане за прилагательным «гражданское», несмотря на некоторую его поливариантность, стоит чёткое содержание, которое отражает новое, развившееся содержание и возникшее, как было уже отмечено, в соответствии с принципами самоорганизации и саморегуляции, что представляет собой новый уровень и возможность оптимального сочетания частных (индивидуально-личностных) и общественных интересов и признания в качестве высшей ценности такого общества человека, его прав и свобод [14−18].

Современное гражданское общество

необходимо рассматривать не только и не столько как результат деятельности государственное власти, потому что роль государства заключается лишь в создании необходимых условий для его возникновения и развития, для совершенствования производственных отношений. В этом плане оно обусловлено тем, что труд человека даёт оптимальные результаты в условиях реальной свободы и справедливости при его самоорганизации и саморегуляции, обуславливающих весь научнотехнический прогресс [19−22].

А это значит, что основная идея при разработке проектов и принятии законов заключается в том, что бы они осуществлялись на основе этого объективного требования, тогда законодательство будет отвечать праву и объективной необходимости, то есть осуществится гегелевский тезис «Всё действительное разумно — всё разумное действительно» и следование этому принципу будет залогом того, что закон в таком обществе и государстве приобретет правовой характер, т. е. он не только воплотит в себе государственную волю, но эта воля в полной мере будет соответствует требованиям справедливости и свободы. В данном случае речь идет не о тождественности понятий «право» и «закон» в развитом и цивилизованном, демократическом государстве.

Само же общество в этом случае объективно, в силу реально существующего порядка общественных отношений приобретает правовой характер, то есть гражданское общество по своим внутренним свойствам должно быть правовым обществом, правовой организацией социально-экономических и политических отношений. Иначе оно будет просто тормозить весь процесс объективного, поступательного и прогрессивного развития научно-технического прогресса, о чём уже, только несколько в другой форме было сказано выше.

Правовой характер гражданского общества, его соответствие высшим требованиям справедливости и свободы является первой важнейшей качественной ха-

81

Электронный научно-практический журнал «Синергия»

Синергия. 2016. № 1.

рактеристикой такого общества. Эта особенность гражданского общества воплощается в нормативных требованиях, заложенных в содержании категорий справедливости и свободы. Свобода и справедливость представляют собой в условиях гражданского общества социальный фактор, нормирующий (упорядочивающий) деятельность людей, коллективов и организаций. С другой стороны, сам человек как член гражданского общества обретает свободу в результате своей способности подчиняться нормативным требованиям свободы как осознанной необходимости.

Вторая качественная характеристика гражданского общества носит функциональный характер. Она связана с тем, что основой функционирования такого общества является не просто создание определенного пространства независимо от государственной власти, но достижение высокого уровня самоорганизации и саморегуляции общества. Основные функции по налаживанию совместной деятельности членов гражданского общества в отдельных сферах предпринимательства и других форм экономической деятельности, семейных отношений, личной жизни и т. п. должны осуществляться в этом случае не с помощью орудий и средств стоящей над обществом государственной власти как «особой публичной власти», а самим обществом на подлинно демократических, самоуправленческих началах, а в сфере рыночной экономики -прежде всего на началах экономической саморегуляции. В этом плане новая функциональная характеристика гражданского общества заключается не в том, что государство «великодушно уступает определенную сферу частных интересов самому обществу, «отдает» ему на откуп решение тех или иных проблем. Напротив, само общество, достигая нового уровня своего развития, приобретает способность самостоятельно, без вмешательства государства осуществлять соответствую-

щие функции. И в этой части уже не государство «поглощает» общество, устанавливая тотальные государственные формы руководства и контроля за развитием соответствующих сфер, а происходит обратный процесс «поглощения» государства гражданским обществом: возникает, по крайней мере в этих областях гражданской жизни, примат гражданского общества над государством.

В соответствии с этим можно выделить и третью качественную характеристику гражданского общества, которая характеризует его высшую ценность и главную цель его функционирования. Современная общедемократическая концепция гражданского общества должна быть основана на признании необходимости обеспечения оптимального, гармонического сочетания важнейших, прежде всего экономических интересов. Особое значение это имеет для таких стран как Россия, с глубокими корнями евразийской культуры, основанной не на культе индивидуализма (что всегда было характерно для Запада, а на традициях общинного, коммуналистского (не путать с коммунистическим!) коллективизмом. Свобода, права человека и его частные интересы должны рассматриваться в этом случае не с позиций эгоистической сущности «экономического человека», для которого свобода есть собственность, а, наоборот, сама собственность во всем многообразии ее форм становится средством утверждения идеалов освобожденной личности. И это должно происходить на основе безусловного признания в качестве высшей ценности гражданского общества человека, его (прав и свобод) жизни и здоровья, чести и достоинства политически свободной и экономически независимой личности.

В соответствии с этим следует подходить и к определению главной цели функционирования современного гражданского общества. Не умоляя значения автономии личности, гарантий невмешательства в сферу ее частных интересов, следует признать, что не это является его главной целью (как представлялось на

82

Электронный научно-практический журнал «Синергия»

Синергия. 2016. № 1.

начальных этапах формирования гражданского общества в условиях первоначального накопления капитала в западных странах).

Главная цель заключается в удовлетворении материальных и духовных потребностей человека, в создании условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное и творческое развитие человека. А государство в этом случае (в условиях правового государства и гражданского общества) неизбежно приобретает содержание социального государства (в Конституции Р Ф эта закономерность закрепляется в ст. 7). Речь идет об обогащении природы государства социальными началами, которые в значительной мере трансформируют его властные функции. Утверждая себя как социальное, государство берет на себя ответственность за социально-культурное и духовное развитие общества, за устранение несправедливого социального неравенств.

С учетом отмеченных качественных характеристик можно определить понятие гражданского общества как основанную на самоорганизации систему социально-экономических и политических отношений, функционирующих в правовом режиме социальной справедливости, свободы и творчества, удовлетворения материальных и духовных потребностей человека как высшей ценности гражданского общества.

Гражданское общество и его институты — это та сфера, в которой, как уже отмечалось, могут наиболее полно реализовываться потенциальные возможности человека, его творческая природа. А могут они реализовываться только при условии, если такое общество основано на принципах справедливости и свободы. Дело в том, что гражданское общество складывается объективно, независимо от сознания и воли людей. Поэтому гражданское общество — это такое социальное образование, где эти принципы, принципы справедливости и свободы, составляют его фундаментальную основу, как следствие и ре-

зультат объективного процесса постоянно развивающегося научно-технического прогресса, основы человеческой эмансипации. А она может окончательно утвердиться «лишь тогда, когда человек познает и организует свои собственные силы, как общественные силы».

При исследовании использовано, прежде всего, гегелевское учение о диалектике, то есть диалектический метод Г. Гегеля, и в частности, его знаменитое положение «все действительное — разумно, все разумное — действительно». Это гегелевское учение и анализ его Ф. Энгельсом является методологической основой, предлагаемой статьи. Ф. Энгельс по этому вопросу пишет, что ни одно из философских положений не было предметом такой признательности со стороны близоруких правительств и такого гнева со стороны не менее близоруких либералов, как знаменитое положение Гегеля: «все действительное разумно, все разумное действительно».

Ведь оно было оправданием всего существующего, философским благословением деспотизма, полицейского государства, королевской юстиции, цензуры. Так думал Фридрих Вильгельм III- так думали его подданные. Но у Гегеля вовсе не все, что существует, является безоговорочно также и действительным. Атрибут действительности у него принадлежит лишь тому, что в то же время необходимо.

«В своем развертывании действительность раскрывается как необходимость». Та или иная правительственная мера -сам Гегель берет в качестве примера «известное налоговое установление» — вовсе не признается им, поэтому безоговорочно за нечто действительное. То есть действительно и разумно лишь то, что необходимо».

Именно поэтому наше гражданское общество не может признать действительным и разумным приватизацию, которая нарушила принципы справедливости и свободы и резко ограничила возможности нашего гражданского общества, затормозила процесс его становления

83

Электронный научно-практический журнал «Синергия»

Синергия. 2016. № 1.

и развития, все это обострило противоречия между частным и общественным интересом и, как следствие, небывалый размах социально-экономических конфликтов, которые, в определенной мере, разрешаются при помощи государственной правовой системы, а также при помощи альтернативных форм разрешения споров, таких как третейский суд, медиация и другие.

На этой методологической основе и построено наше исследование.

Прежде всего, о третейском суде, который представляет собой важнейший институт гражданского общества: история возникновения и развития идеи третейских судов своими корнями уходит в далекое прошлое. В Библии в Новом завете (Евангелие от Матфея 5: 25) мы читаем: «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье». Здесь необходимо подчеркнуть, что это слова не просто из обычного библейского текста, а слова из Нагорной проповеди Иисуса Христа, в которой изложена сущность его учения.

Развивая идею третейского суда, К. Маркс пишет специальную работу, которая называется «Лютер как третейский судья между Штраусом и Фейербахом».

Внимание третейским судам уделяли многие мыслители Запада, но особенно характерна в этом отношении Россия.

И сегодня для нас, пожалуй, наиболее актуально исключительно глубокое рассуждение по поводу сущности третейского суда Н. В. Гоголя. В своей знаменитой публицистической работе «Выбранные места из переписки с друзьями» Н. В. Гоголь пишет: «Людям трудно самим умириться между собой, но как только станет между ними третий, он их вдруг примирит. Оттого-то у нас всегда имел такую силу третейский суд, истое произведение земли нашей, успевавший доселе более всех других судов».

В. Г. Белинский называет третейский суд «национальным русским судом».

О третейских судах пишет А. С. Пушкин, особенно в знаменитой повести «Капитанская дочка».

При анализе третейских судов мнение этих великих людей, которых А. М. Горький назвал «самым полным выражением духовных сил России», очень важно, но особенно важно то, что многие их рассуждения нашли воплощение, как бы материализовались в Федеральном законе от 24 июля 2002 года «О третейских судах в Российской Федерации».

Появление этого закона представляет особую ценность, прежде всего потому, что значительно увеличилось количество проблем для третейского разбирательства. Связано это с осложнением и новациями в области эксплуатации, аренды и купли-продажи земли.

Далее необходимо отметить, что процесс приватизации земли и появление новых организационно-правовых форм сельскохозяйственных предприятий породил совершенно другую экономическую и правовую ситуацию. Создание на базе бывших колхозов и совхозов новых производственны форм и наделение крестьян правом собственности на землю коренным образом изменило их отношение с руководителями хозяйств, другими участниками сельскохозяйственного рынка. Столкновение различных, часто противоположных интересов, вызвало множество земельных и имущественных конфликтов, к разрешению которых активно подключились альтернативные способы разрешения гражданскоправовых споров, такие как медиация (посредничество), примирение, мини-суд, посредничество — третейский суд и др., которые активно применяются в различных регионах страны, в том числе в Орловской области. Об этом свидетельствуют многочисленные примеры. Так, постоянно действующий третейский суд в аграрной сфере Орловской области очень компетентно разрешил конфликт между крестьянским хозяйством «Кожановское» Мценского района, предъявившего иск в третейский суд сельскохозяйственному производственному кооперативу «Нива»

84

Электронный научно-практический журнал «Синергия»

Синергия. 2016. № 1.

по поводу выделения имущества — кошары в счет имущественного пая.

Наиболее часто в практике третейского суда в аграрной сфере рассматриваются следующие споры гражданскоправового характера:

• выделение в счет земельной доли земельного участка в натуре-

• компенсация доли участия при выходе из организации К (Ф) Х-

• межевые споры-

• местоположение и качество земельного участка-

• выполнение условий договора аренды земельной доли и др.

Изначально специфика жизни в сельской местности предполагает размеренный уклад жизни. Здесь, как нигде, люди заинтересованы в сохранении добрососедских отношений. Поэтому и склонность к компромиссу у сельских жителей выше, чем у городских [23−26].

Для практической реализации третейского разбирательства в аграрной сфере большое значение имеет включение в текст договоров аренды земельных долей и др. третейской оговорки следующего содержания «все споры, возникающие при реализации данного типа договоров, передаются на рассмотрение третейского суда. Выбор судьи или судей по конкретному спору и определение срока его рассмотрения осуществляется спорящими сторонами».

Очень существенно, что в работе анализируется острейшая проблема нехватки специалистов по третейскому судопроизводству, а также проблема выхода из этой сложной ситуации. Так автор подчеркивает, что принятие Земельного кодекса РФ, федеральных законов «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» и «О третейских судах в Российской Федерации» и их реализация острейшим образом обнаружило нехватку специалистов по третейскому судопроизводству.

В результате в ряде вузов, в том числе в Орловском государственном аграрном университете, по инициативе

кафедры правоведения экономического факультета, ректоратом было принято решение о внедрении в учебный процесс специального курса «Третейские суды в аграрной сфере», который успешно функционирует в университете и в настоящее время.

После рассмотрения третейского суда остановимся на наиболее актуальном сегодня в новых условиях другом правовом институте гражданского общества — медиации (посредничестве). Еще задолго до кризиса 2008−2010 г. г. Торговопромышленная палата России как организация, представляющая интересы всех слоев бизнеса и традиционно играющая ведущую роль в совершенствовании отечественного законодательства в области предпринимательства, создала рабочую группу по разработке проекта Федерального закона «О примирительной процедуре с участием посредника (посредничестве)» [27−30].

Разработанный ею законопроект был направлен на защиту экономических интересов предпринимателей. Законопроект поддержали общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «Опора России», иные саморегулируемые организации в предпринимательской и профессиональной деятельности.

Для обсуждения проекта и расширения знаний о медиации был проведен цикл международных, всероссийских, региональных научно-практических конференций, методических семинаров, «круглых столов».

Об этом свидетельствует и анализ дискуссии по данному вопросу, которая оживленно проводилась и в Орловской области. К примеру, в областной газете «Орловская правда» была опубликована статья под названием «Третий лишний», содержание которой полностью соответствует названию статьи. Тем не менее, пожалуй, все участники дискуссии заняли противоположную точку зрения. Это подтверждают официальные документы (Отзыв Орловского областного суда от 16. 06. 10 г. № 01−11/6648 и Отзыв Проку-

85

Электронный научно-практический журнал «Синергия»

Синергия. 2016. № 1.

ратуры Орловской области от 05. 07. 10 г. № 21−13−10), а также материалы выступлений преподавателей и студентов Орел ГАУ на конференции «Особенности государственно-правового регулирования экономики АПК в условиях модернизации страны», в выступлениях которых отмечается, что основные положения федеральной программы модернизации включают, прежде всего, совершенствование правовой системы страны, важнейшим элементом которой можно считать законопроект о введении в судах посредников для примирения.

После длительного обсуждения проект был внесён в Государственную Думу этот под названием «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».

В результате Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» № 193-ФЗ был принят Государственной Думой 7 июля 2010 г. (в третьем чтении), одобрен Советом Федерации 14 июля 2010 г., подписан Президентом Р Ф 27 июля 2010 г. и опубликован в Российской газете 30 июля 2010 г.

Таким образом, на наш взгляд, современное развитие нашего гражданского общества и его правовых институтов, олицетворяющих частный интерес, с одной стороны, и государствен-

ных институтов, олицетворяющих, прежде всего, общественный интерес, с другой стороны, находят в альтернативных формах разрешения споров и противоречий обуславливают новый этап своего развития.

Этот этап можно охарактеризовать также как, своего рода, «скачок из царства необходимости в царство свободы» или по-другому как качественное развитие эмансипации человека, потому что эмансипация как конечная цель развития человека (общества) «состоит в том, что она возвращает человеческий мир, человеческие отношения к самому человеку» (всякая эмансипация).

«Политическая эмансипация есть сведение человека, с одной стороны, к члену гражданского общества, к эгоистическому независимому индивиду, с другой — к гражданину государства, юридическому лицу».

И только «лишь тогда, когда действительный индивидуальный человек воспримет в себя абстрактного гражданина государства и, в качестве индивидуального человека, в своей эмпирической жизни, в своем индивидуальном труде, в своих индивидуальных отношениях станет родовым существом- лишь тогда, когда человек познает и организует свои «собственные силы» как общественные силы и потому не станет больше отделять от себя общественную силу в виде политической силы, — лишь тогда свершится человеческая эмансипация».

Библиографический список

1. Кузнецова П. Ю. Местное самоуправление как институт гражданского общества: организационно-правовое регулирование// Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 9−2. С. 95−99.

2. Лотюк О. С. Гражданское общество в контексте предмета конституционного регулирования// Российское право: образование, практика, наука. 2014. № 2 (83). С. 103 107.

3. Макеев В. В., Шепелев В. И. Гражданское общество и его потребности в социальнонормативном регулировании// Философия права. 2015. № 4 (71). С. 64−68.

4. Рудакова О. В., Филонов Г. А. Гражданское общество как ведущий фактор социально-экономического развития// Территория науки. 2013. № 2. С. 188−194

5. Сафаров И. Д. Концептуально-правовой анализ гражданского общества// Мачаллаи академии хукук. 2014. № 1. С. 9−18.

86

Электронный научно-практический журнал «Синергия»

Синергия. 2016. № 1.

6. Гегель. Работы разных лет. В 2-х тт. М.: Мысль, 1970−1972.

7. Маркс К. Энгельс Ф. Соч. 2-е изд.

8. Афиногенова И. Н. Экономическая эффективность и социальная справедливость// Территория науки. 2013. № 1. С. 54−60

9. Болдырев В. Н. Генезис социально-экономических проблем безопасности института собственности. — Воронеж, 2015. — 90 с.

10. Газгиреева Л. Х. Развитие духовно-нравственного потенциала современного российского общества в эпоху глобализации// Успехи современной науки. 2015. № 2. С. 58−60.

11. Самородова Е. М., Филонов Г. А. Место и роль человеческого капитала в постиндустриальной экономике// Территория науки. 2013. № 2. С. 201−207

12. Сухова К. Ю. Особенности правовых форм самоорганизации политических и экономических институтов гражданского общества// Образование. Наука. Научные кадры. 2015. № 3. С. 24−27.

13. Терентьева И. А., Матвеева М. А., Щеглова М. И. Теоретические основания евразийства: история и современность // Успехи современной науки. 2015. № 1. С. 59−61

14. Вавилов Н. С. Зарубежный опыт правового регулирования деятельности институтов гражданского общества на местном уровне// Марийский юридический вестник. 2015. Т. 1. № 1 (12). С. 68−71.

15. Кирсанов А. Ю. Институциональные и функциональные основы гражданского общества как предмет правового регулирования// Вестник Московского университета МВД России. 2012. № 10. С. 40−44.

16. Макаров О. В. Политический кризис 1993 года в России и гражданско-правовое регулирование общественных отношений // Территория науки. 2014. Т 1. № 1. С. 152 157.

17. Хасанов Ш. К. Построение эффективного государства и социальноориентированной экономики как новая ступень сотрудничества власти и гражданского общества// Вестник Таджикского национального университета. Серия социально -экономических и общественных наук. 2015. № 2−7 (178). С. 33−46.

18. Федько Т. И. Гражданское общество и развитие его правовых институтов в условиях модернизации: По материалам научно-практической конференции 3 декабря 2010 г. «Актуальные проблемы совершенствования законотворческой деятельности в условиях модернизации экономики, проведения активной социальной политики и реформирования политической системы общества"/ Науч. ред. д.п.н., проф. А. А. Лабейкин. — Орел: Изд-во редакции журнала «Образование и общество», 2010. — С. 417 423.

19. Ларин Б. В. Правовое регулирование взаимоотношений органов государственной власти с институтами гражданского общества// Гражданское общество и правовое государство. 2013. Т. 1. С. 92−95.

20. Полянский В. В. Методы и принципы гармонизации публичной власти// Lex Russica. 2015. № 10. С. 32−45.

21. Фомин А. В. Направления и формы участия структур гражданского общества в регулировании социально-экономической деятельности// Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Серия: Общественные науки. 2014. № 6 (184). С. 43−47.

22. Яхьяева А. М. Вопросы законодательного регулирования гражданского общества в современной России// Гражданское общество в России и за рубежом. 2012. № 2. С. 2934.

23. Василенко В. И. Проблемы регулирования взаимоотношений гражданского общества с органами власти в интересах безопасности страны// Социология власти. 2012. № 2. С. 193−201.

87

Электронный научно-практический журнал «Синергия»

Синергия. 2016. № 1.

24. Максимов А. Г., Царьков А. С. Трансформационные модели взаимоотношений

власти, бизнеса, гражданского общества: на пути становления инновационной

экономики// Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Экономика и управление. 2012. № 2. С. 11−20.

25. Старостин В. П. Основы философии аграрного производства // Успехи современной науки. 2015. № 1. С. 62−64

26. Федько Т. И. Столыпинская земельная реформа и современные проблемы развития АПК // Территория науки. 2015. № 1. С. 86−96.

27. Борискова И. В. Понятие и виды юрисдикции по российскому праву// Территория науки. 2013. № 2. С. 238−242

28. Липина С. А., Липина А. В. Инновационная экономика 21 века: мировой опыт и практика // Успехи современной науки и образования. 2016. № 1. С. 11−14

29. Рыбачук Н. В. Возможности и результаты построения гражданского общества государством: перспективы конституционно-правового регулирования формирования и развития гражданского общества в современной России// Аграрное и земельное право. 2015. № 10. С. 65−70.

30. Самородова Е. М., Баранов А. С. Торгово-промышленная палата как субъект современной экономики// Территория науки. 2013. № 2. С. 194−201

Информация об авторе:

Information about author:

Федько Тадеуш Иванович,

Кандидат экономических наук, доцент, Воронежский экономико-правовой институт, г. Орел, Россия

Fedko Tadeus Ivanovich,

Candidate of Economic Sciences, Associate Professor, Voronezh Economics and Law Institute, Orel, Russia

Мерцалова Алла Ивановна,

Кандидат экономических наук, доцент, Воронежский экономико-правовой институт, г. Орел, Россия

Mertsalova Alla Ivanovna,

Candidate of Economic Sciences, Associate Professor, Voronezh Economics and Law Institute, Orel, Russia

88

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой