Метафизика истории Николая Бердяева

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 1 (091) БЕРДЯЕВ Н.А.
UDC 1 (091) BERDYAEV N.A.
И.Р. ИГНАШКИН
аспирант кафедры истории России Орловского государственного университета
I.R. IGNASHKIN
student of the Department of history of Russia, Orel state
University
МЕТАФИЗИКА ИСТОРИИ НИКОЛАЯ БЕРДЯЕВА
METAPHYSICS HISTORY OF NIKOLAI BERDYAEV
В статье исследуется метафизика истории Н. А. Бердяева, понимаемая им как духовное постижение конечных судеб человека и мира. В данном исследовании метафизика истории рассматривается как феномен «библейского сознания», а историософские взгляды Бердяева излагаются в контексте русской религиозной историософии, видящей в лице Христа — «религиозный смысл» и «метафизическое основание истории».
Ключевые слова: Смысл истории, небесная и земная судьба человека, бездна свободы, теогония мира, эсхатологическая проблема конца, всемирная богочеловеческая драма, динамическая антропология.
In this article the metaphysics of history N.A. Berdyaev, construing them as spiritual comprehension of the end of the destinies of man and the world. In this study metaphysics history is considered as a phenomenon of «biblical conscience», and historiosophical views Berdyaev are set out in the context of Russian religious philosophy of history, seeing the face of Christ — «the religious sense» and «metaphysical Foundation of history».
Keywords: the Sense of history, heavenly and earthly destiny of man, the abyss of freedom, theogany world, eschatological the problem of the end of the world the divine-human drama, dynamic anthropology.
Бердяев был центральной фигурой всей русской религиозной философии истории. Характерной чертой русской философии в целом и своей личной экзистенциальной философии, Н. А. Бердяев полагает историо-софичность — обращенность к судьбе человека, вечном смысле его жизни. Историософия означает философское осмысление и истолкование исторического процесса, постижение смыслов мировых и человеческих судеб. Историософия претендует на познание всех тайн истории, и постижении ее души, являясь в этом плане ее метафизикой. Историософия требует от познающего субъекта переживания истории и судьбы мира как своей личной духовной судьбы. Историческая наука строится аналитическим путем понятий и фактов, которым соответствуют реальные исторические законы и события. В связи с этим история обычно выражается в форме научной системы. Историософия есть осмысление истории через вживание и вчувствование, сердечное созерцание и творческую интуицию.
Историософия в отличие от исторической науки постигает историческое бытие не отвлеченным рассудком через систему понятий, а живой целостностью духа, через конкретные мифологемы и символы. Метафизика истории представляет собой онтологическую символизацию духовной реальности. Исторические события мыслятся как символы событий духовных, тайна которых до конца не раскрыта. Историософская мысль стремится проникнуть в замысел Божий о мире и человеке. Язык историософии символичен и аллегоричен. Историческая наука аналитична и рассматривает историю в перспективе времени, бытия, продолжения и становления, а историософия апокалиптична и про-
фетична, она видит в истории эсхатологические горизонты вечности.
Бердяев защищал экзистенциальное понимание истории: «настоящий путь философии истории, есть путь к установлению тождества между человеком и историей, между судьбой человека и метафизикой истории» [4, с. 26], — писал русский экзистенциалист. Историософия — это философское выражение религиозной мысли в отношении исторической реальности. Историософия есть феномен библейского миросозерцания. Из Ветхого Завета берет начало исторический динамизм христианства, активность и деятельность свободно творящего духа, которое вопреки иудаизму, христианство видит не только в Боге, но и в человеке.
Согласно Бердяеву, для языческих религий фундаментальным является символ круговорота времени, миф вечного возвращения. В язычестве раскрывается время космическое, а не историческое. В христианской религии само бытие предстает не как статичный и завершенный универсум — космос, а как динамичный и многогранный мир со множеством измерений бытия и обращенный к грядущему. В античном миросозерцании бытие есть космос, в христианском бытие есть истории, история мира, человека, Бога.
Христианство открывает человечеству «начало духовной свободы», освобождение человеческого духа из естественных недр природной жизни. В христианском миросозерцании человек предстает образом и подобием Троичного Божества, свободной личностью. Первой христианской историософией Бердяев считает воззрения Блаженного Августина («О Граде Божием»), во многом определившие строй мышления
© И. Р. Игнашкин © I.R. Ignashkin
западных философов и богословов по данному вопросу. Выработанная в эпоху позднего средневековья, мистическая концепция историософии Иохима Флорского, с его идеей трех откровений и зачинания Царства Божьего уже в земной истории, оказала сильное влияние на представителей трансцендентального идеализма в лице Шеллинга, Гегеля и на русских религиозных философов «Серебряного века».
Историософия на почве православия связана с развитием русской религиозной философии, в которой получили свое осмысление как историческая диалектика европейского гуманизма, так и развитие самобытной русской культуры. Историософия явилась интегральным моментом почти всех воззрений в контексте русской религиозной философии. Наиболее значительными в русской историософии признаны концепции ранних славянофилов, К. Леонтьева, Вл. Соловьева, Г. П. Федотова, Л. П. Карсавина. Николая Бердяева можно считать в русской религиозной философии историо-софом по преимуществу.
В трудах, посвященных истории отечественной философии, проблема присущего ей историзма традиционно занимает существенное место. Василий Зеньковский писал о том, что русская мысль «сплошь историосо-фична». С точки зрения С. Л. Франка, «самое значительное и оригинальное, созданное русскими мыслителями, относится к области философии истории и социальной философии». Николай Лосский, определяя характерные черты русской философии, отмечал постоянный интерес к вопросу «о сущности исторического процесса, к проблеме метаистории». Согласно Николаю Бердяеву, русская самобытная мысль пробудилась на проблеме историософии. Историософская тематика пронизывает традицию русской мысли с момента ее становления и до настоящего времени. Русская мысль в течение всего XIX века была более всего занята проблемами философии истории. В своей изумительной книге «Смысл Истории», Бердяев отмечал, что на «построениях философии истории формировалось наше национальное сознание.
На проблемах историософии пробудилось наше национальное сознание. Русская философия истории должна была разрешить вопрос о судьбе России. Бердяев писал, что «спор славянофилов и западников был спором о судьбе России и ее призвании в мире». Знаменитое первое «Философическое письмо» Чаадаева стало, по выражению Герцена, «выстрелом, разжавшимся в темную ночь». Философские мысли Чаадаева о русской истории были овеяны глубокой скорбью: «Ныне мы составляем пробел в нравственном миропорядке» [10, с. 9]. Это вопль отчаяния «русского Екклесиаста», опечаленного исторической судьбой Родины. Вся русская историософия стала ответом на глас Чаадаева, вопиющего и скорбящего в мрачной пустыни.
В центре духовных исканий русских мыслителей стояли споры славянофилов и западников о России и Европе, о Востоке и Западе: «построение религиозной философии истории есть, по-видимому, призвание русской философской мысли. Самобытная русская
мысль обращена к эсхатологической проблеме конца, она окрашена апокалиптически. В этом — отличие ее от мысли Запада. Но это и придает ей прежде всего характер религиозной философии истории» [4, с. 4].
Бердяев строил свою философию истории на основе христианского вероучения, смысловым центром исторического процесса для него было рождение Христа и историческое развитие христианства. В обосновании своих философских построений Бердяев использует христианское вероучение, видя в нем символическое выражение подлинной теогонии мира, тайну которой он стремится разгадать и представить в своем варианте философии христианского экзистенциализма с выходом на учение о судьбе человека и смысле истории.
Развитие историософии в России представляет собой пробуждение национального самосознания, в рамках которого были подытожены усилия многих выдающихся мыслителей. Можно сказать, что Бердяев является виднейшим представителем отечественной религиозной философии XX века, «историческая чуткость» и «метафизическая зоркость» которого, позволяла ему практически осязать «дух времени» и созерцать «дух вечности». В одной из своих последних работ он писал о том, что историософия есть драматическая философия судьбы, существования во времени, переходящего в вечность, времени, устремленного к концу, который есть не смерть, а преображенная жизнь, воскресение в Боге.
Бердяев был пророком нового, апокалипсического сознания, сам он объявил исходным моментом своей философии истории «эсхатологическое откровение». Высшей задачей историософии являлось, по Бердяеву, целостное постижение религиозно-метафизического смысла истории.
Центральное место в его христологической историософии занимает образ Христа и философская антропология — учение о свободе человека и его духе. Человечество, согласно Бердяеву, существует пред-вечно в замысле Божьем: «Все существа предвечно и предмирно творятся Божеством- все живое пребывает в божественном плане космоса, до времени и до мира совершается в идеальной процессе божественной диалектики» [5, с. 163]. А это значит, что и божественность изначально присуща воплощенному человечеству. Исходя из идеи Богочеловечества, Бердяев утверждает, что Бог и человек возникли одновременно и местом их встречи стало духовное таинство любви: «Бог возжелал своего другого и ответной любви его». Так произошло творение мира, средоточием которого изначально был человек.
Человек есть существо историческое — утверждает Бердяев. История — это судьба человека, тот путь, которым он, выброшенный в тварный мир объектива-ций, должен идти. Он не может сбросить с себя бремя истории. Вместе с тем он ставит перед собой отнюдь не только благие цели и вкладывает в них свою творческую силу и страсть. Но история равнодушна к человеку, поскольку преследует не человеческие цели, а цели цивилизаций, государств, наций, классов и при этом всегда
вдохновляется идеалами экспансии и силы. История использует человека в качестве материала для нечеловеческих целей. И в этом смысле вся история делалась и делается как преступление. Она развивается по законам античеловеческой морали. В ней господствует эгоизм, борьба классов, войны между государствами, насилие всякого рода. Между историей и человеком, путями истории и путями человеческими всегда существует глубочайший конфликт, трагическая борьба. Человек втягивается в историю, подчиняется ее року и одновременно сопротивляется истории, противопоставляя ей свободу личного духа, тайну индивидуальной судьбы.
Философия истории, историческое познание есть один из путей к познанию духовной действительности, к выявлению духовного смысла истории. Историософия есть наука о духе, приобщающая нас к тайнам духовной жизни, к истокам бытия и глубинам Божественной жизни. Метафизика истории раскрывает нам внутреннюю жизнь, потаенную сущность, религиозную драму, свершающуюся на небесах. Небо — сокровенная глубина человеческого духа уходящего в глубину жизни Божества. Небесная история, называемая Николаем Бердяевым «прологом на небе», была изначальной небесной жизнью Адама. Из тайных, незримых глубин небесной истории раскрывается и земная судьба человека, всемирная история человечества.
По Бердяеву, история зачинается в Троичной глубине Единого Божества и черпает бытие из внутренней, эзотерической жизни Святой Троицы, из бездонной свободы Духа божественного и человеческого. История — это откровение тайной жизни Бога и творческое откровение человека Богу. Человек есть образ и подобие Божие, «манифестация духа», лирическое творение все-совершенного Творца. Из безмерной бездны свободы, из И^гиМ, извечно рождается Бог Отец — запредельный бытию Творец неба и земли, сверхсущий Господь Вседержитель- Бог Сын — светоносный Логос, «Сердце во Отце" — Бог Дух Святой — Душа Истины, дыхание вечной жизни. И^гиМ сосуществует с Богом, бездна безусловной свободы глубже Творца, и творение имеет свои метафизические корни в божественной жизни и в иррациональной бездне, из которой вызревает зерно исторического.
В темной бездне иррациональной свободы Николай Бердяев видел разгадку трагедии мировой истории. Мир вокруг нас имеет свои корни не только в божественном творении, но и в первореальности бездны. Свобода -это метафизический корень истории. История — всемирная богочеловеческая драма между Богом и Его Другим — человеком. И от метафизической судьбы человека зависит приснобытие самого Бога, Его неисповедимая судьба. Сотворение мира Богом есть момент глубочайшей тайны отношения между Богом-Отцом и Богом-Сыном.
Истоки исторического бытия Бердяев видит во внутренних глубинах духовной жизни, которая есть истинная метафизическая основа истории: «История имеет источник во внутренней духовной действительности, в том опыте человеческого духа, в котором человеческий
дух уже не является чем-то отдаленным и противополагаемым духу божественному, а в котором он непосредственно с ним соприкасается, в котором раскрывается драма взаимоотношений между Богом и человеком» [4, с. 21]. Разгадка тайны Божественной жизни необходима для разгадки метафизики истории, судьбы человека. В этом историософическом утверждении раскрывается христианское сознание, для которого мир сотворен потому, что Бог возлюбил человека. Сотворение мира Творцом есть момент глубочайшей тайны отношения между Божеством и человечеством. «Само движение для глубинного христианского сознания, сама возможность процесса определяется тем, что в самой глубине жизни Божьей, в глубине жизни духовной, в самой глубине этой жизни открывается тайна Божья, раскрывается внутренняя страстная жажда Божья, внутренняя тоска по своему Другому, по тому Другому, который может быть для Бога объектом величайшей, беспредельной любви, тоска Божья и любовь к тому Другому и беспредельная жажда получить от Другого взаимность, быть любимым. Эта внутренняя трагедия любви Божьей к своему Другому и ожидание ответной любви и есть та сокровенная тайна Божественной жизни, с ко -торой связано творение мира и творение человека» [4, с. 25].
В Иисусе Христе происходит внутреннее соединение исторической судьбы Божественной жизни и исторической судьбы жизни мировой, жизни человеческой. По мнению Бердяева, только в христианском понимании глубины жизни Божественной, жизни духовной возможно постигнуть возникновение истории и подлинной судьбы мировой и человеческой. Поэтому в историософии Бердяева в центре мира стоит человек и судьба человека определяет судьбу всего мира. История — не только откровение Бога, но и ответное откровение человека Богу.
Метафизика истории — откровение о небесной и земной судьбе человека. Небесная история человека, по Бердяеву, предопределяет его земную судьбу. В библейской мифологии, в символах и мифологемах повествуется о небесной, метафизической и земной, исторической судьбе человека. Это изначальная, мифологическая история человечества в его идеальном бытии. В философском постижении смысла истории Бердяев придавал большое значение мифу. Вслед за Шеллингом, он именует мифологию «зарей человеческой истории». Миф есть предание, в котором метафизическое и историческое соединяются воедино. К мифу Бердяев обращался и для постижения судьбы человека. История есть миф о Богочеловечестве, драма между человеком и Богом. «У Бердяева нет сомнений, что центральным мифом истории является миф об Искуплении и Искупителе» [2, с. 22].
С пришествием Христа искупающая сила Голгофской жертвы заполнила христианское сознание и открыла человечеству путь к воскресению в Божием Сердце и обожении в нем. В богочеловеческой личности Иисуса Христа Николай Бердяев видел саму сущность христианства как религии свободы и любви.
«Христос явился в мир как оправдание творения, как смысл, Логос творения. Христос — предвечный Сын Бога — усыновил человека Богу, усыновил все творение, возвратил к Творцу Своей искупительной жертвой» [5, с. 193]. В лице Христа метафизическое вросло в историческое. Христос — духовная основа метафизики истории.
«Историческое» — сфера философии истории, в которой раскрывается сущность бытия и духовная сущность самого человека. Человек находится в историческом и историческое находится в человеке. «Между человеком и «историческим» существует такое глубо-
кое, такое таинственное в своей первооснове сращение, такая конкретная взаимосвязь, что разрыв их невозможен. Нельзя выделить человека из истории, нельзя взять его абстрактно, и нельзя выделить историю из человека» [4, с. 8]. История имеет живую душу. Тайна исторического постигается философом в глубоком личном вчувствовании, интимном вживании в душу всемирной и всеобщей истории. История для Бердяева есть динамическая антропология, наука о духе и судьбе человека. Метафизика истории — это книга жизни. Ее гениальным чтецом и был Николай Бердяев.
Библиографический список
1. БердяевН.А. Диалектика божественного и человеческого. АСТ. Москва. 2005.
2. Бердяев Н. А. О назначении человека. АСТ. Москва. 2003.
3. Бердяев Н. А. Опыт эсхатологической метафизики. АСТ. Москва. 2006.
4. Бердяев Н. А. Смысл истории. Мысль. Москва. 1990.
5. Бердяев Н. А. Философия свободного духа. АСТ. Москва 2005.
6. Бердяев Н. А. Философия свободы. АСТ. Москва 2009.
7. Калюжный В. Н. Личность между мифом и философией. АСТ. Москва. 2003.
8. Карсавин Л. П. Философия истории. АСТ. Москва. 2007.
9. Соловьев В. С. Чтения о Богочеловечестве. АСТ. Москва. 2007.
10. Чаадаев П. Я. «Философические письма». АСТ. Москва. 2006.
References
1. Berdyaev N.A. Dialectic of the divine and the human. AST. Moscow. 2005.
2. Berdyaev N.A. About the appointment of the person. AST. Moscow. 2003.
3. Berdyaev N.A. Experience of eschatological metaphysics. AST. Moscow. 2006.
4. Berdyaev N.A. Sense of history. The thought. Moscow. 1990.
5. Berdyaev N.A. The philosophy of the free spirit. AST. Moscow 2005.
6. Berdyaev N.A. The philosophy of freedom. AST. Moscow 2009.
7. Kalyuzhny V.N. The identity between myth and philosophy. AST. Moscow. 2003.
8. Karsavin L.P. Philosophy of history. AST. Moscow. 2007.
9. Soloviev V.S. Reading of the God-manhood. AST. Moscow. 2007.
10. ChaadaevP. «Philosophical letters». AST. Moscow. 2006.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой