Долгосрочные тенденции формирования количественных параметров предложения на региональном рынке труда (на примере Орловской области)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

08. 00. 00 — ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 331. 522 С.А. АРОНОВА
доктор экономических наук, доцент, профессор кафедры прикладных экономических дисциплин Орловского государственного университета E-mail: aronovasa@mail. ru
UDC 331. 522 S.A. ARONOVA
PhD of economic sciences, associate Professor, Professor of the Department of applied economic disciplines, Orel
State University E-mail: aronovasa@mail. ru
ДОЛГОСРОЧНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ФОРМИРОВАНИЯ КОЛИЧЕСТВЕННЫХ ПАРАМЕТРОВ ПРЕДЛОЖЕНИЯ НА РЕГИОНАЛЬНОМ РЫНКЕ ТРУДА (НА ПРИМЕРЕ ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ)
LONG-TERM TRENDS SHAPING THE QUANTITATIVE PARAMETERS OF THE PROPOSAL ON THE REGIONAL LABOUR MARKET (ON THE EXAMPLE OF THE OREL REGION)
Ситуация на региональных рынках труда, с одной стороны, является следствием экономических процессов, происходящих в рамках конкретных территорий. С другой стороны, она во многом обуславливает динамику этих процессов, являясь ускорителем или препятствием для экономического роста. В статье проанализирована динамика и причинно-следственные связи процесса формирования количественных параметров предложения на рынке труда Орловской области в течение всего пореформенного периода, выделены общие для российской практики тенденции и охарактеризованы специфические черты предложения на рынке труда региона.
Ключевые слова: рынок труда, занятость, заработная плата, предложение труда, структура занятости.
The situation on the regional labour markets, on the one hand, a consequence of the economic processes taking place within specific territories. On the other hand, it largely determines the dynamics of these processes as the accelerator or a barrier to economic growth. The article analyses the dynamics and causal process offormation of the quantitative parameters of supply on the labour market of Orel region during the post-reform period, the General for the Russian practice trends and describes the specific features of labour supply in the region.
Keywords: labour market, employment, wages, supply labour, the structure of employment.
Начиная с 90-х годов, наша страна столкнулась с масштабным сокращением численности населения (см. рис. 1), которое было вызвано масштабными переменами в векторе социально-экономического, культурного и политического развития. Данным процесс был бы еще более очевидным, если бы естественная убыль населения, колеблющаяся от 958,5 тыс. в 2000 г. до 129,1 тыс. в 2011 г., не была отчасти компенсирована миграционным приростом.
С точки зрения развития процессов на рынке труда данная тенденция в ближайшие годы обострит проблему достаточности предлагаемого ресурса труда, несмотря на то, что данные показывают рост доли экономически активного населения. Причина проста: если до 2011 года на рынок труда выходила та часть трудовых ресурсов, рождение которой пришлось на 80-е, когда шел активный прирост рождённого населения, то в настоящее время пришло время начала трудовой
Рис. 1. Изменение численности населения в России в 1979—2011 гг. (составлено по данным Росстата [9]).
© С .А. Аронова © S.A. Aronova
карьеры поколений начала 90-х, эпохи экстремального за послевоенный период падения рождаемости. Это не означает, что безработица исчезнет как явления, так как она порождается разными причинами и имеет разные формы. Но при параллельном процессе старения населения у работодателей возникает насущная необходимость поиска работников и изменения условий найма. Отсюда все увеличивающееся давление на законодательные органы, Правительство и миграционную службу по поводу смягчения трудового законодательства при увольнениях, расширение границ рабочего времени, легализации ввоза мигрантов. Параллельный процесс -создания качественных рабочих мест, обуславливает необходимость снижения средней нормы прибыли, отхода от «серых» схем и ужесточение требований к качеству государственного управления. Все это представляется многим представителям бизнес-сообщества малопродуктивным. Тем более что за предыдущие десятилетия экономия на работниках и фонде заработной платы стала повсеместным явлениям, включая бюджетные учреждения. Несмотря на многочисленные сетования на низкую производительность труда, достаточно сопоставить такие показатели как затраты на труд (в первую очередь на заработную плату- при учете совокупных затрат мы получает еще больший разрыв) и производительность труда, и мы получаем что доходность труда работника для работодателя и общества в России значительно выше, чем в развитых странах. Все чаще появляются подтверждающие это исследования (например, Родионова Н., 2013[2]).
Ситуация сокращения предложения труда характерна и для региональных рынков, но в рамках конкретных территорий она имеет свою специфику. Общими тенденциями для российской экономики с начала 90-х годов является падение уровня производства и занятости, нестабильность и рост безработицы. Практически отсутствуют регионы, которые не столкнулись с данными явлениями. Однако, положение в одних является относительно приемлемым, а ситуация в других характеризуется как крайне неблагополучная и требующая применения специальных мер регулирования.
Аксиоматичным является утверждение, что предложение на рынках труда формируется домохозяйства-ми, поведение которых определяется как объективными показателями (например, численность трудоспособного населения, его структура), так и субъективными (в частности, желание трудоустройства).
При анализе параметров предложения труда в кон -кретных регионах можно столкнуться с двумя группами показателей, которые условно можно разделить на показатели количественного плана и качественного плана. Первые могут продемонстрировать нам объем совокупного и текущего предложения, что важно с точки зрения оценки располагаемого конкретным регионом человеческого ресурса. В рамках экономической теории объем располагаемых ресурсов всегда расценивается как потенциальное конкурентное преимущество. Поэтому чем обширнее численность населения региона, тем выше вероятность при прочих равных условиях
его успешного развития. Формально это правило подтверждается показателями развития Москвы, Санкт-Петербурга, Нижегородской области. Но равенство условий в экономическом развитии — ситуация практически несоблюдаемая, и поэтому мы можем наблюдать и в международной практике, и внутри страны наличие регионов, которые при большой численности населения занимают весьма скромные позиции в системе экономических и социальных показателей. Это обуславливает исследовательский интерес к группе качественных показателей предложения труда, среди которых уровень образования, возрастная, профессиональная структура населения, уровень мобильности. Неслучайно в рамках целой совокупности экономических школ в модели экономического роста стали вводить качественные характеристики населения. При этом количественная сторона предложения труда более очевидное и отслеживаемое явление, что и заставляет нас остановиться в рамках данной статьи на этой стороне проблемы.
Количественно предложение труда характеризуется численностью экономически активного населения, то есть тем населением, которое находится в трудоспособном возрасте или за его пределами и имеет место работы или активно занимается его поисками. Такая трактовка всегда давала возможность выделить совокупное предложение труда, включающее все экономически активное население, а уже затем в его структуре выделились занятые и безработные.
Начиная с 1992 года, который считается началом перехода к рыночной экономике в нашей стране, численность экономически активного, равно как и численность занятого населения в Орловской области, наглядно демонстрирует склонность к сокращению с некоторыми чередующимися спадами и подъемами (рисунок 2). Точки явного спада приходятся на 19 971 998 гг., а также 2008−2010 гг., что явно совпадает с годами экономических кризисов. Параллельно с этими тенденциями заметен рост безработицы, особенно незарегистрированной, пики которой также приходятся
Рис. 2. Изменение численности экономически активного занятого и безработного населения в Орловской области в 1992—2012 гг. (составлено по данным Росстата [9]).
В отличие от общероссийских показателей динамика колебаний экономически активного населения
является боле резкой и ее тенденции практически абсолютно аналогичны динамике занятости. Это не является типичным, поскольку кризис часто меняет структуру данной группы, перераспределяя доли между занятыми и безработными, но не вызывает массовый отток части работников в сегмент экономически неактивных лиц. Фактически же мы можем констатировать снижение экономической активности лиц в Орловской области в периоды кризиса помимо общего тренда, связанного с уменьшением данного населения в целом.
И если сокращение занятости вполне укладывается в прокрустово ложе сокращения рабочих мест, то изменение численности экономически активного населения в Орловском регионе можно объяснить целым рядом факторов. Во-первых, в период нарастания кризисных явлений с рынка труда уходят те лица, у которых меньше возможности трудоустроиться в силу возрастных или иных причин. Отчасти это явление в теории рынка труда получило название эффекта отчаявшегося работника (discouraged effect) [3,5]. Международная организация труда (МОТ) относит эту категорию к неактивному населению и не разрабатывала ее детальной характеристики [4]. В иных странах, например, в США, Бюро статистики труда относит к таким тех лиц, которые могут и умеют работать, искали работу в течение последних 12 месяцев, но затем отказались от попыток, так как считают, что у них нет шансов трудоустроиться с учетом приемлемой заработной платы. Они учитываются в одном из уровней безработицы — U-4 [6]. Аналогичным образом данная категория определяется Росстатом, в отчетности есть ее отражение в рамках выборочных обследований и аналитических отчетах. Наряду с МОТ Росстат учитывает данных лиц в рамках неактивного на рынке труда населения.
В 2012 года в Орловской области зафиксировано 3 тыс. человек, которые отчаялись найти работу (это отнюдь не наименьшая численность в ЦФО за данный период), а по итогам второго квартала 2013 года таких лиц зафиксировано уже 4 тысячи человек [9]. Эти показатели ниже, чем в среднем по Центральному федеральному округу, но выше, чем по России в целом. Более того, представленные данные в сравнительном контексте свидетельствуют, что общая численность таких лиц не всегда напрямую связана с ситуацией в регионе. Так в 2012 году в Московской области ситуация выглядит по данному показателю благополучнее, чем в Москве, а в менее развитой Брянской лучше, чем в перспективных Калужской и в Белгородской.
Одним из главных факторов, воздействующих на тенденцию снижения общей численности экономически активного населения, является сокращение населения региона в целом. Как показывают данные Росстата, количество жителей Орловской области за рассматриваемый период уменьшилось более чем на 130 тысяч человек (рисунок 3). По отношению к общей численности населения Орловской области это, по сути, катастрофическое изменение — практически на 15%. При этом в конце 80-начале 90-х годов (практически по 1995) область прирастала населением в отличие от ана-
логичных показателей в целом по стране. Рост шел во многом за счет мигрантов из других регионов, а затем русскоязычного населения из бывших республик СССР, Но с 1996 года тренд сменился и его динамика с тех пор является неизменной. Более того, экспонента показывает отсутствие позитивных изменений в тенденции. Снижение численности — прямой результат отрицательного сальдо естественного прироста и, в последнее время — возникшего отрицательного сальдо миграции (в 2010 и 2012 гг.)
Рис. 3. Динамика численности населения Орловской области в 1995—2013 гг. (на 1 января каждого года, составлено по данным Росстата [9]).
Близкое расположение территории к Москве и Московской области (столичным регионам) способствует оттоку кадров трудоспособного возраста. Это может быть объяснено существенным различием в оплате труда, потенциальным качеством трудоустройства и сравнительной степенью легкости поиска работы по специальности в столичном регионе, несмотря на очевидные издержки, связанные с наймом жилья и транспортными расходами. Последний фактор наиболее существенно стал сказываться в последние годы. Это заметно из динамики естественного и миграционного прироста населения. Пик естественной убыли пришелся на 2002 и 2005 годы. Более высок данный показатель в сельской местности, так как средний возраст жителей села выше из-за отъезда молодежи. В 2011 году он сократился до минимальной величины с начала 1991 года, но впервые фиксируется уменьшение население не только за счет превышения уровня смертности над рождаемостью, но и за счет миграции в иные регионы страны. По данным Росстата 6,2% занятого населения Орловской области в 2011 году работало за ее пределами. В 2012 году за пределами области работало уже 25,8 тыс. человек (6,97%) [9]. Это двенадцатое место среди 35 наиболее подверженных данному явлению субъектов Федерации. Если в начале 90-х годов достаточно существенная часть населения региона выезжала за пределы страны (как в страны бывшего СССР, так и в дальнее зарубежье), то в 2000-е усилилась межрегиональная миграция. Данная тенденция косвенно свидетельствует об определенном разочаровании жителей области в возможности обеспечения качества жизни за счет нахождения рабочих мест по месту жительства с достойной оплатой труда и подходящими иными условиями. В наибольшей степени подвержены такому перемещению выпускники учебных заведений. Например,
отслеживание трудоустройства выпускников факультета экономики и управления ФГБОУ ВПО «Орловский государственный университет» показывает, что в течение 3 лет после выпуска за пределами региона оказываются не менее 22% лиц, имеющих Орловскую область в качестве основного места проживания (есть еще и лица, которые изначально приехала в Орел на обучение из других регионов — Брянская, Курская область, северные регионы, страны СНГ и дальнего зарубежья, и которые в своем большинстве сразу же после выпуска покидают область). Основные места трудовой миграции — Москва и Санкт-Петербург.
Фактически данные по межрегиональной миграции показывают, что исключением в ЦФО является Москва, а по остальным регионам России — Санкт-Петербург, республика Коми, Вологодская, Мурманская, Тюменская (без автономных округов), Челябинская, Амурская, Сахалинская область, Краснодарский, Красноярский, Хабаровский края, Ямало-Ненецкий, Ханты-Мансийский автономные округа. Безусловный приток кадров из регионов (более 51%) обеспечивает Москва. Иными словами, население голосует ногами в пользу более благополучных в финансовом отношении территорий. Показатели роста доходов населения и изменения качества жизни практически не согласуются с направлениями внутренней миграции. В целом для России и ее центральных областей такая тенденция крайне опасна и свидетельствует о необходимости смены вектора экономической политики, включая налоговую, инвестиционную и социальную политику. Благополучие одного региона на фоне регресса других регионов ставят население в неравное положение, усиливают неравенство доходов регионов и фактически закрепляют территориальную сегрегацию. Закрепление за регионами финансовой ответственности за наиболее интересующие население общественные блага без достаточности финансовых ресурсов обуславливают также и неравномерность доступа к социальным благам, провоцирующее рост недовольства.
В тоже время следует иметь в виду, что снижение численности населения в Орловской области не существенно отражается на доле лиц, характеризующих уровень экономической активности населения, остающегося в регионе. Данный показатель единовременно существенно снизился в начале 90-х годов, что объясняется как трансформационными процессами, ко -торые происходили в экономике, так и изменениями в системах статистического учета и нормативного регулирования занятости населения. Но в 2000-х годах он стабилизировался. Ее колебания находятся в параметрах от 64,4 в 2011 году до 67,4 в 2006 году. Это заметно и на линии тренда (рисунок 4).
Существенно меняется по периодам доля безработного населения. Особенно это заметно в кризисные периоды для общей численности безработных, которая возрастала более до 10% от численности экономически активного населения (рисунок 5). Рост безработицы практически означает рост предложения на текущем рынке труда.
Рис. 4. Динамика численности экономически активного и занятого населения в Орловской области в 1992 -2012 гг. (составлено по данным Росстата [9]).
Парадоксом представляется ситуация 1992 года на фоне последующих показателей, но следует помнить, что при переходе к рынку от полной занятости даже незначительное число безработных стало шоковым явлением для населения. Кроме того, достаточно длительный период времени российские предприятия формально сохраняли кадры, за счет неполного рабочего дня, неполной рабочей недели, выполняя социальную функцию по отношению к бывшим работникам.

^ & amp- & amp- ^ ^ / / / / / / / /, ? Численность безработных? Численность зарегистрированных безработных
годы
Рис. 5. Динамика численности безработицы в Орловской области в 1992—2012 гг. (составлено по данным Росстата [9]).
Остальные тенденции практически однотипны с общероссийскими. Если 1998 год находится в общем тренде с показателями безработицы в стране в целом, то 2008 год, наоборот демонстрирует относительно низкий её уровень по сравнению с последующими 2009−2010 годом. На докризисный уровень безработица опустилась только в 2011 году. Объяснить динамику можно только изменениями в структуре рабочих мест и, соответственно, в занятости населения, включая существенное снижение доли работающих в индустриальном секторе. Исследователи ИМЭМО РАН (Королев И. С., 2013) выявили на основании расчётов слишком большой по сравнению как с развитыми странами, так и со станами БРИК вклада внутренней торговли в ВВП при вполне соразмерном вкладе обрабатывающей и добывающей промышленности [3]. Проведенные нами аналогичным образом расчёты показывают, что в Орловской области вклад торговли в ВРП оказывается ещё выше и его динамика боле агрессивна. С точки зрения потенциального предложения труда — это есть явное препятствие для возможностей модернизации экономики региона, что и в дальнейшем будет способствовать оттоку населения в более активно развивающиеся регионы.
Несколько иначе смотрится зарегистрированная безработица, доля которой ниже общей в среднем в 5 раз и которая колеблется от 0,8 до 2,7% по отношению
60
50
к экономически активному населению. На фоне общих показателей безработицы, которые в Орловской области сопоставимы со средними показателями по России, это может свидетельствовать об определенном уровне недоверия к официальным каналам трудоустройства, что подтверждается и данными опросов. В Орловской области только 17,7% (по данным 2012 года) обращаются в службу занятости (ниже показатели только в Липецкой, Костромской, Смоленской и Рязанской областях по ЦФО). Это наименее популярный для орловчан способ поиска работы. Для примера — в Московской области в данный орган обращается более 52% безработных, в Ярославской — 48. В одной из наших работ мы уже отмечала, что в ряде стран низкий уровень обращения в службу занятости является косвенным свидетельством недостаточной эффективности ее работы [1]. За пятнадцать лет в этом плане мало что изменилось.
Наиболее популярный способ трудоустройства -через родственников, знакомых, друзей. К нему прибегают 76% жителей региона. Выше показатель в ЦФО только в Брянской области [9]. Такая стратегия, по всей видимости, эффективна с позиций потенциальных работников, так как данные фиксируют одну из самых низких в Центральном федеральном округе продолжи-тельностей поиска работы — 5,5 месяца (ниже только
в Костромской области — 5,2). Это указывает на относительно не очень напряженную ситуацию с возможностью трудоустройства, несмотря на то, что 19,5% безработных ищут работу более трех лет. Но также следует иметь в виду, что Орловская область среди регионов ЦФО имеет один из весьма высоких показателей лиц ищущих работу от 1 года до 3 лет (30,8%). Это 7 место из 18 регионов, входящих в ЦФО. Эта тенденция имеет стремление к росту, что настораживает, поскольку длительный период безработицы сопряжен с дисквалификацией, и ухудшает качество человеческих ресурсов региона, не говоря о многочисленных неблагоприятных социально-психологических последствиях.
В целом же можно отметить, что количественные показатели предложения труда в Орловской области существенно ухудшились в постреформенный период, что снижает конкурентные преимущества региона. Региональные негативные тенденции, связанные с уменьшением численности населения, опережают общероссийские и тренд, и не только не имеет склонности к улучшению, но и показывает возможность дальнейшего ухудшения положения за счет отъезда наиболее активной и молодой части населения без изменения структуры экономики и качества трудоустройства.
Биб. шографический список
1. Аронова С. А. Рынок труда: становление и функционирование в регионе. Орел: ВКЦ, 1998.
2. Королев И. Неопределённость мирового экономического развития: риски для России. // Мировая экономика и международные отношения. 2013. № 4: С. 3−10.
3. Родионова Н. Взаимосвязи между экономической политикой и макроэкономическими переменными на примере качества жизни //Человек и труд. 2013- № 5−6: С. 34−41.
4. Рощин С. Ю., Разумова Т. О. Экономика труда. М., ИНФРА-М, 2000.
5. ILO. Key Indicators of the Labour Markets. Geneva: International Labour Office: Geneva, 2002.
6. SapsfordD., Tzannatos Z. The economics of the labor market. London: Macmillan, 1993.
7. http: //www. bls. gov
8. http: //www. gks
References
1. Aronova S.A. Labour Market: formation and functioning in the region. Orel: VKC, 1998.
2. KorolevI.S. Uncertainty of World Economic Development: Risks for Russia. // World economy and international relations. 2013- 4: 3−10.
3. Rodionova N. The relationship between economic policy and macroeconomic variables on the example of the quality of life // People and work. 2013- 5−6: C. 34−41.
4. Roshchin S.U., Razumova T.O. Labour Economics. M., INFRA-M, 2000.
5. ILO. Key Indicators of the Labour Markets. Geneva: International Labour Office: Geneva, 2002.
6. Sapsford D., Tzannatos Z. The economics of the labor market. London: Macmillan, 1993.
7. http: //www. bls. gov
8. http: //www. gks

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой