Аспекты микроэволюции и российские проблемы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

значений функции желательности инвестиций.
С учетом статистической значимости коэффициентов, регрессионная модель принимает следующий вид:
Инвест = 0,5 056 + 0,881 ?ВРИ, (5) где? ИНВЕСТ — функция желательности инвестиций на душу населения, ?ВРП функция желательности ВРИ на душу населения.
Модель (5) объясняет 73,5% общей дисперсии функции желательности инвестиций, что характеризует ее достаточно высокие прогностические свойства. Проверка остатков на нормальность также показала удовлетворительные результаты.
Из прочих предикторов наиболее значимым явля-
ется функция желательности «удельный вес прибыльных организаций». Согласно табл. 34, этот предиктор исключен из модели лишь на последнем этапе регрессионного анализа с величинойкритерия 1,360.
Таким образом, для предсказания основного показателя инвестиционной активности — величины инвестиций в основной капитал — нами предлагается модель (5), связывающая функцию желательности инвестиций на душу населения с функцией желательности валового регионального продукта на душу населения. Эта модель «работоспособна» во всем интервале реальных значений информативных показателей инвестиционной привлекательности.
Библиографический список
1. Абдуллин И. И. Структурный и функциональный анализ региональной инвестиционной системы. Вестник Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. 2007- С. 9−10, С. 122−127.
2. Кетова К. В. Идентификация и прогнозирование обобщающих показателей развития региональной экономической системы. Прикладная эконометрика. 2009- № 3: С. 56−71.
3. КостылеваД.В. Статистические оценки приоритетов региональной социально-экономической политики. Вопросы статистики. 2008- № 7: С. 34−38.
References
1. Abdulin I.I. Structural and functional analysis of the regional innovation system. Bulletin of the Tatar State Humanitarian Pedagogical University. 2007, 9−10: 122−127.
2. Ketova K. V. Identification and prediction of general indicators of development of the regional economic system. Applied Econometrics. 2009, 3: 56−71.
3. KostylevaD.V. Statistical evaluation of the priorities of the regional socio-economic policy. Statistical Issues. 2008- 7: 34−38.
УДК 330. 88 C.A. УСТЕНКО
кандидат экономических наук, управляющий Орловским филиалом АКБ «Ланта-Банк» E-mail: ustenko_aa@mail. ru
UDC 330. 88 C.A. USTENKO
candidate of economic sciences, managing director of the Orel branch AKB «Lanta-bank» E-mail: ustenko_aa@mail. ru
АСПЕКТЫ МИКРОЭВОЛЮЦИИ И РОССИЙСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ASPECTS OF MICROEVOLUTION AND RUSSIAN PROBLEMS
В статье рассматриваются вопросы, связанные с анализом теоретических аспектов микроэкономической эволюции, которые позволяют обратить внимание на тенденции и проблемы при формировании жизненного цикла российских инновационных фирм и их адаптацию в мировой инновационный процесс.
На основании исследования предложены главные вопросы, на которые должно ответить общество для формирования эффективного системного механизма развития инновационной экономики России.
Ключевые слова: эволюционная экономическая теория, микроэкономическая эволюция, жизненный цикл организации, адаптация, инновации.
The article discusses the issues associated with the analysis of the theoretical aspects of microeconomic evolution, which allows to draw attention to trends and problems in the formation of the life cycle of innovative Russian companies and their adaptation in the world the innovation process.
On the basis of the study, proposed the main questions, which should answer the society for the formation of the effective mechanism of development of innovation economy of Russia.
Keywords: evolutionary economic theory, the microeconomic evolution, life cycle of the organization, adaptation, and innovation.
(c)C.A. Устенко © C.A. Ustenko
Эволюция экономики — это набор концептуальных положений, методов, теоретических инструментов анализа по изучению необратимо развивающейся социальной среды.
Фундаментальная идея эволюционной экономики состоит в объединении двух концепций: первой, рассматривающей длинноволновую динамику, проблемы индустриального развития инноваций, рыночные структуры, эволюцию форм- второй, направленной на жесткую критику неоклассических догм и изучение особенностей становления развития формальных и неформальных институтов, которые конституируют «структурную схему» экономической системы.
Бесспорно, эти два направления взаимосвязаны и требуют совместного рассмотрения. Первое можно назвать технологическим, второе — социоорганизо-ванным, так как оно затрагивает социальные аспекты эволюции институтов и особенности функционирования организаций, изменения в которых сопровождают и даже определяют технологические преобразования и долгосрочную динамику научно-технического прогресса. Обычно выделяют три направления эволюционной экономической теории: микроэкономическое, макроэкономическое и институциональное [1, с. 11].
Одним из направлений эволюционной экономической теории, как уже было сказано, является микроэкономическое, предметом исследования которого является поведение фирм на микроэкономическом уровне, в том числе и их инновационный уровень.
Первую эволюционную модель фирмы связывают с именами Р. Нельсона и С. Винтера, а её разработку относят к 60−70-м годам 20 века [2, с. 20]. Чрезвычайно интересные выводы в отношении понимания эволюции экономической системы содержатся в работе Р. Сиерта и Дж. Марча [3]. Они считают, что иерархическая структура поддерживает такие властные механизмы и проявляет особенности функционирования, которые направлены на закрепление существующих правил, но не на изменение сложившихся процедур. Все вышеназванные авторы рассматривают рутинизированные процедуры как некую отправную точку анализа эволюционного процесса. Несколько позже появились эволюционные модели Дж. Меткалфа, Дж. Сильверберга, Д. Ленерта и Б. Верспагена [4].
Институционально-эволюционная теория позволила создать магистральное направление в моделировании развития фирмы, которое можно назвать инновационно-технологическим, вытекающим из идей Шумпетера об эндогенном технологическом росте. Для того чтобы объяснить происходящее на микроуровне изменения, Шумпетер предлагал рассматривать пять основных направлений, являющихся детерминантами динамизма инновации и соответственно инновационно-технологических изменений. К ним относятся: производство новой продукции- освоение новой технологии- завоевание новых рынков- разработка и использование новых ресурсов- новая организация и структура.
С решением этих и других задач как раз и сталкивается переход российской экономики на инновационный
путь развития, а действие всего механизма генерации инновационного пути развития должно определяться наличием «синтезаторов», которые непосредственно производят инновацию, обеспечивают динамизм обновления, выражающийся в рождении одних инновационных фирм и умирании других, и «имитаторов», которые способны только воспринимать уже готовые новации, а сам процесс имитации не является инновацией, так как только характеризует быстроту распространения и фактически старения новшества. Когда оно становится достоянием многих, то перестает быть новшеством, исчерпывается эффективность вложений, которые были осуществлены на внедрение инновации.
Микроэволюционная модель Нельсона — Винтера опирается на понятие рутины, естественного отбора и селекции. Причем механизм отбора происходит в результате осуществления рутины и поиска. Организации строят свою деятельность на взятых из прошлого стереотипах поведения и прошлых тенденциях их функционирования. Окружающая среда организации выступает как результат взаимодействия между ними.
Под рутиной понимается структура поведения, которая предсказуема и приводит к аналогичным схемам решений в повторяющихся ситуациях. В соответствии с рассматриваемым подходом Нельсона — Винтера выделяют три типа рутин: управленческо-технологические- инвестиционные- рутины поиска. Последние и представляют инновационную составляющую развития фирмы, в то время как управленческо — технологические и инвестиционные определяются внешней средой, внутренними особенностями фирмы, а также прошлым тезаурусом. Поиск является многоаспектным. Он может касаться улучшения технологии сбыта, снабжения, организации, совершенствования маркетинговой деятельности и т. д. Но кроме этого он может включать возможные варианты поиска по совершенствованию самого поиска.
Чем ближе поиск к действующим рутинам, тем выше вероятность его успеха, но тем ниже ценность результатов, так как такой поиск приводит только к косметическим изменениям, оставляя внутреннюю сущность работы организации и соответствующего набора рутин нетронутой. Направлениями поиска можно считать шумпетерианские комбинации, создающие инновационный динамизм. То есть поиск новых продуктов, рынков, ресурсов, организационной структуры и т. д. выступает в качестве направления общего инновационного поиска для фирмы. Здесь с очевидностью проявляется кумулятивный эффект, выраженный в коррекции целей и направлений поиска в процессе поиска. С точки зрения технологии, используемой фирмой, он выражается в предпочтениях, которые отдаются уже действующим технологиям перед совершенно новыми и неопробованными.
Рутинные процедуры многообразны и подвержены процессу селекции. Можно различить два типа отбора: внутренний, с помощью которого выбирается внутреннее строение организации, способ отношений между участниками, и внешний, когда происходит от-
бор из стохастически изменяющихся параметров внешней среды. В результате сочетания этих видов отбора организация отказывается от одних рутин и вводит вместо них другие, если считает это необходимым. Вместе с процессом селекции, фактически выбора из имеющихся альтернатив, идет процесс поиска тех рутинных операций, которые наиболее адаптивны среде и эффективны. Ио теории К. Менара, существуют три момента, которые заставляют так вести себя организации: ориентация организации мотивациями ее участников, что создаст определенную внутреннюю детерминированность организации, проще говоря, проблемность, разобщенность- важность стохастических компонентов во внешней среде, что способствует изменению организацией схем своего функционирования- непосредственно рутинные процедуры, с помощью которых можно установить существующие аномалии, чтобы выработать и применить в действии механизмы приспособления к изменяющимся условиям среды [5, с. 16−19].
Роль внешней среды как «стартера» мутаций и появление новых рутин является определяющей. С инновационно-технологической точки зрения взаимодействие внутри организационных аспектов с внешними приводит к новым комбинациям рутин, обновление которых вызвано устранением недостатков в предыдущих рутинах. Таким образом, создается фактор инноваций. Например, И. Гудмен различает две разновидности изменений [6, с. 10]. Во-первых, запланированные изменения, которые обеспечены только внутриоргани-зационными решениями и процедурами, и, во-вторых, изменения адаптации, которые происходят в результате перемен в отношениях с элементами внешней среды, в значительной мере с подобными организациями и в сфере институциональных соглашений.
Изменения этих двух типов в итоге предстают изменениями в структурах рынков, которые можно рассматривать в виде «равнодействующих стратегий организаций, имеющих определенную власть на рынке», а также как результат «того способа, при помощи которого эти стратегии связываются между собой, перемешивая конфликты и сотрудничество» [6, с. 17].
Таким образом, развитие организации непосредственно проявляется на стыке взаимодействия факторов внешней и внутренней среды организации. Внешняя среда задается состоянием спроса на функционирование той или иной оргструктуры, технологическими новшествами, используемыми фирмой, институциональной структурой, в которой «плавает» организация. Внутренняя среда во взаимодействии с внешней, определяющая динамизм организации и ее эффективность, задается набором мотиваций участников организации, их побудительными компонентами, которые обнаруживаются в групповой динамике в борьбе коалиций за право контроля в организации.
Что же следует понимать под динамизмом организации и ее жизненным циклом? Динамизм прежде всего характеризуется изменениями структуры организации, системы внутренних отношений и способности адаптации, которая и определяет инновационную жизнеспо-
собность организации. Он выражается в увеличении иерархических уровней, что является ответом на рост организации, который всегда в рамках существующей социально-экономической парадигмы, сориентированной на поощрение роста, выступает в качестве критерия успешности работы организации — усложнения системы обработки информации на фирме, процедур контроля и принятия решений.
Отсюда, жизненный цикл организации можно рассматривать как рост ее разнообразия, противоборство с которым приводит к внутриорганизационным издержкам (на поиск информации- контроль- обеспечение эффективного подчинения звеньев внутрифирменной иерархии и т. д.), увеличению числа формальных правил и процедур, что в долгосрочном периоде со всей очевидностью сказывается на технологическом потенциале организации, навыках персонала, мотивациях, системе ценностей. Нарастающие негативные процессы ускоряют падение организации, которое проявляется в неспособности организации изменять свою структуру и в силу изменений, происходящих вокруг данной организации. Однако организации не исчезают совсем из поля институциональной матрицы. Из них или их элементов образуются новые организации и структуры, которые заимствуют элементы распадающихся организаций, либо старым организациям удастся обновиться и сместить кривую жизненного цикла вверх или начать ее инновационное развитие в результате неиспользования эволюционных инновационных моделей. Возникает новый жизненный цикл новой организации.
Теория жизненного цикла, то есть анализ деятельности организации и закономерностей ее поведения на различных, единообразных для всех организаций этапах, позволяет выявить факторы, способствующие инновационным изменениям и задающие вектор адаптации.
Понятие «адаптация» в ходе экономических преобразований претерпело несколько изменений. В России на стадии либерализации цен и приватизации адаптация носила стихийный характер, то есть выражалась в виде спонтанных реакций предприятий на слабопредсказуемые действия правительственных органов, определяющие условия «среды обитания» хозяйствующих субъектов. Такой вид адаптации мог привести только к потере ощущения перспективы, так как целевая установка на смену титула собственности и краткосрочную максимизацию прибыли на фоне лавинообразно нарастающего спада оказывала дезориентирующий эффект. Если на этой стадии предприятия были сориентированы «вовне», то есть на ожидание новых правительственных актов, то на следующем этапе жесткой антиинфляционной политики — «вовнутрь», удерживая свой объем производства и продаж на приемлемом уровне, пытаясь сохранить свои лучшие технологии и наиболее квалифицированное ядро трудового коллектива. Более сложная обстановка сложилась в период мирового финансового кризиса, который практически стал главной проблемой еще очень слабого инновационного продвижения российских предприятий.
В целом же ситуация состоит в том, что концепция жизненного цикла обладает серьезными ограничениями на применимость, так как рождена самой рыночной структурой определенного уровня организации и отражает этапы развития фирмы как элемента этой структуры. В рыночной системе хозяйствования фирма в течение своей жизни проходит шесть основных стадий развития: «рождение», «детство», «юность», «ранняя зрелость», «окончательная зрелость», «старение», охватывающих период времени около 30−40 лет.
Процесс принятия решений фирмой можно разделить на четыре составляющие: рутинные, селективные, адаптивные и инновационные. Теория жизненного цикла говорит о том, что фазы «окончательная зрелость» и «старение» инвестиционно непривлекательны в том случае, если не выработано особых моделей поведения с учетом инновационных составляющих процесса развития фирмы. Важность заключается в целесообразности инвестирования предприятий на первых четырех фазах жизненного цикла, которые сталкиваются с серьезными препятствиями инновационного развития: ухудшением состояния основных фондов, нехваткой оборотных средств, высокими издержками производства, архаичностью организационной структуры, отсутствием финансового менеджмента, неплатежеспособностью заказчиков и т. д.
Теоретические аспекты микроэкономической эволюции позволяют обратить внимание на тенденции и проблемы при формировании жизненного цикла российских инновационных фирм и их адаптацию в мировой инновационный процесс. Важно оценить: какова же инновационная стартовая составляющая экономики России для участия в мировых процессах? Статистика показывает, что сегодня доля «новой экономики» в ВВП России составляет до 4%, а в развитых странах — до 50%. На НИОКР в России тратится 1% ВВП (половина за счет государства), а в развитых странах Европы — по 4% [7]. Российские институты, оказывающие поддержку компаниям, исследовательским коллективам в разработке и внедрении инноваций, работают неэффективно.
Статистика инноваций, методология которой была разработана в Центре исследований и статистики науки Минпромнауки России и РАН, обеспечивает детальную информацию для комплексного развития в промышленности и в сфере услуг. Как показывают расчеты, инновационную ситуацию в промышленности по существу определяют четыре отрасли — химическая и пищевая промышленность, машиностроение и металлургия. Они охватывают свыше 70% всех инновационных промышленных предприятий и, как правило, отличаются максимальным уровнем инновационной активности, в два-три раза превосходящим средний по промышленности. Так, в металлургии величина этого показателя составила — 16,7%, в химической промышленности -14,8%, в машиностроении — 14,7%. Высокий уровень научного потенциала, сложившийся в указанных отраслях, несомненно, способствует более активному внедрению инноваций в производство. В остальных отраслях доля инновационно-активных предприятий не превы-
шала 2−5%. Наименьшее значение данного показателя наблюдалось во вторичной переработке сырья — 1,7%, в деревообрабатывающем и целлюлозно-бумажном производстве — 2,4%, электроэнергетике и легкой промышленности — по 2,7% [7].
Низкий уровень инвестиционной активности в России, характерный для всех видов деятельности, связанных с инновациями, в большей степени затронул и процессы технологического обмена. Они протекают вяло, характеризуются неустойчивой динамикой и не занимают адекватного своей значимости места в инновационных жизненных циклах предприятий. Подобные тенденции, как и неразвитость собственного научного персонала предприятий, ведут к снижению качественного уровня нововведений в российской промышленности.
Что касается сферы услуг, которая является наиболее динамичным сектором в передовых индустриальных государствах, то в России она отличается в среднем еще более низким уровнем инновационной активности, чем в промышленности. Недостаточный собственный научный потенциал сферы услуг обуславливает довольно высокую степень кооперации при разработке технологических инноваций. Приоритеты инновационной деятельности в сфере услуг по-прежнему отданы двум стратегическим целям — расширению ассортимента услуг инновационно-активных предприятий — 49,6% и улучшению их качества — 49,6% [8, с. 40]. Подобная нацеленность определяется необходимостью выживания в условиях кризиса, а, следовательно, и стремлением привлечь в сжатые сроки максимально возможное число клиентов.
В конечном счете незначительная доля высокотехнологического экспорта демонстрирует сырьевую ориентацию отечественной экономики и низкую конкурентоспособность российских предприятий на международном рынке наукоемкой продукции. В сравнении с развитыми индустриальными государствами эта величина сопоставима лишь с показателями, достигнутыми в Португалии (3,6%) и в Греции (4,2%), тогда как в среднем по странам ЕС она составляет 17,1%, Япония — 24,6%, США — 27,6% [7].
Современные приоритеты инновационной деятельности обусловлены недостаточной конкурентоспособностью выхода на мировые рынки. Предприятия, ориентируясь на максимальное удовлетворение спроса, в большей мере адаптируются к диверсификации производства и внедрению импортозамещающей продукции. Перечисленные цели при всей их значимости заслоняют одну из важнейших задач инноваций — достижение высокого уровня конкурентоспособности отечественной продукции, позволяющего занять достойное место в складывающем миропорядке.
Анализ основных тенденций развития инновационных процессов показывает, что за прошедшие десятилетия реформирования в России не сложился системный инновационный жизненный цикл на микроуровне, Россия по-прежнему остается страной с экономикой сырьевой направленности, слабо просматривается фор-
мирование механизма инновационного развития на рыночной основе при поддержке его со стороны государства, что влияет на невосприимчивость предприятий к нововведениям.
В то же время анализ показывает, что внедрение такого потенциального привлекательного механизма будет вынуждено решать такие главные проблемы, как:
• недостаток квалифицированного персонала (управленцы разного ранга, ученые, ИТР, рабочие) —
• неразвитость инновационной инфраструктуры и рынка технологии-
• недостаточность правовой базы-
• недостаточность собственных денежных средств-
• недостаточная финансовая поддержка со стороны государства-
• практически отсутствует «инновационное хобби» в органах власти, нет консолидированной позиции в инновационной политике и международных отношениях-
• научно-исследовательская деятельность оторвана от государственных и корпоративных задач, а академическая, инженерная и образовательная элиты крайне консервативны-
• гуманитарные технологии неразвиты, а технократически понимаемая инновационная деятельность не выходит за пределы лаборатории и т. д.
Все это должно сложить опорный каркас инновационного механизма развития экономики России, эффективность которого зависит от того, как общество ответит на следующие главные, на наш взгляд, вопросы:
• как «развивается» инновационное предпринимательство в России, благодаря или вопреки политике государства в этой области?
• какова эффективность управления инновационными проектами?
• что должно сделать государство для создания системного эффективного механизма по формированию инновационного пути развития, адаптированного на мировой порядок?
Биб. шографический список
1. Маевский В. И. Введение в эволюционную макроэкономику. М.: Япония сегодня, 1997, С. 11−13-
2. Nelson R., Winter S. An Evolutionary Theory of Economics Change — Cambridge, Harvard University Press, 1982. Нельсон и Уинтер. Эволюционная теория экономических изменений. — М.: Финстатинформ, 2000, С. 474-
3. Cyert P. and March J. A Behavioral Theory of the Firm. Englewood Cliff. — N-Y: Prentice — Hall, 1963-
4. Силверберг Дж., Верспаген Б. Экономическая динамика и адаптация поведения. Приложение к одной эволюционной модели эндогенного роста // Эволюционный подход и проблемы переходной экономики. М.: ИЭ, ЦЭМИ РАН, 1995. С. 149−177. Silverberg G. and Lehnert D. Long Waves and «Evolutionary Chaos» in a Simple Schumpeterian Model of Embodied Technical Change // Structural Change and Economies Dynamics, 1993, Ч. — Р. С. 9−37. Silverberg G. and Verspagen B. Collective Learning, Innovation and Growth in a Boundediy Rational, Evotutionaru Economics, Ч, 1994.
5. Менар К. Экономика организаций. М.: Инфра — М, 1996.
6. Менар К. Экономика организаций. М.: Инфра — М, 2005.
7. http: //www. gks. ru — официальный сайт Росстата, Российский статистический ежегодник (2011−2012 г. г.) (электронная версия — RAR) —
8. Блинников А. Е. Оперативно-логическое управление качеством отливок с применением нейтронных сетей // Литейщик России, 2008, № 6, С. 38−41.
References
1. Mayevsky V.I. Introduction to evolutionary macroeconomics. — M, Japan today, 1997, p. 11−13-
2. Nelson R. and S. Winter An Evolutionary Theory of Economics Change — Cambridge, Harvard University Press, 1982. Nelson and winter. Evolutionary theory of economic change. — M: Finstatinform, 2000, с. 474-
3. Cyert P. and J. March A Behavioral Theory of the Firm. Englewood Cliff. — N-Y: Prentice — Hall, 1963-
4. Silverberg J., Verspagen B. Economic dynamics and adapt behavior. Application to a single evolutionary model of endogenous growth // Evolutionary approach and the problems of transitional economy. — M: ie, CEMI RAS, 1995. — C. 149−177. G. Silverberg and Lehnert D. Long Waves and «Evolutionary Chaos» in a Simple Schumpeterian Model of Embodied Technical Change // Structural Change and Economies Dynamics, 1993, H. — Q. R. S. 9−37. Silverberg G. and B. Verspagen Collective Learning, Innovation and Growth in a Boundediy Rational, Evotutionaru Economics, H, 1994-
5. MenardK. Economics organizations. — M: Infra — M, 1996-
6. Menard K. Economics organizations. — M: Infra — M, 2005-
7. http: //www. gks. ru — the official site of Rosstat, the Russian statistical Yearbook (2011−2012) (electronic version — RAR).
8. BlinnikovA.E. Operatively-logical control of the quality of castings using neutron networks // Caster Russia, 2008, № 6, p. 38−41.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой