Социально-политическая ситуация и повседневная жизнь в России и Беларуси в контексте становления Союзного государства: проблемы и подходы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 334−304. 3
A.А. ВОЗЬМИТЕЛЬ
доктор социологических наук, зав. сектором комплексных исследований образа жизни Института социологии РАН
E-mail: Vozmitel@isras. ru
B.И. УВАРОВА
кандидат философских наук, руководитель НОЦ «Теоретическая и прикладная социология» Госуниверситета-УНПК
E-mail: social_centr@mail. ru М.Н. ЯКОВЛЕВА
научный сотрудник Института социологии РАН E-mail: m-m-21−42@mail. ru
UDC 316. 334−304.3 A.A. VOZMITEL
doctor of sociological sciences, Head of Sector of complex researches of way of life, Institute of sociology RAS E-mail: Vozmitel@isras. ru V.I. UVAROVA
PhD in Philosophy, Head of SEC & quot-Theoretical and applied sociology& quot-, State University- ESPC E-mail: social_centr@mail. ru M.N. YAKOVLEVA scientific employee of Institute of sociology RAS E-mail: m-m-21−42@mail. ru
СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ В РОССИИ
И БЕЛАРУСИ В КОНТЕКСТЕ СТАНОВЛЕНИЯ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА: ПРОБЛЕМЫ И ПОДХОДЫ*
SOCIOPOLITICAL SITUATION AND DAILY LIFE IN RUSSIA AND BELARUS IN A CONTEXT OF BECOMING OF THE ALLIED STATE: PROBLEMS AND APPROACHES
Любая общественно-политическая система успешно функционирует при условии, что ее цели, ценности и нормы воплощаются в повседневной жизни людей. В этом контексте главная социально-политическая проблема становления Союзного государства — как ему стать своим для большинства граждан.
Ключевые слова: социально-политическая ситуация, повседневная жизнь, ценности, интеграция, союзное государство.
Any political system successfully functions provided that its purposes, values and norms are embodied in a daily life of people. In this context the main sociopolitical problem of becoming ofthe Allied state ishow it can become their own for the majority of citizens.
Keywords: sociopolitical situation, daily life, values, integration, allied state.
Развитие интеграции России и Беларуси в рамках Союзного государства является ключевым не только для внешней и внутренней политики каждой из стран, но и для дальнейшего развития отношений на всем постсоветском пространстве. С распадом СССР для России и бывших советских республик остро встала проблема определения их места и роли в модернизирующемся и глобализирующемся мире. Они стали полем реализации разнообразных геополитических проектов: вестернизации, «балканизации», сближения с НАТО и т. п., основная цель которых — изоляция и ослабление России, а также создание таких условий, которые сделают невозможным формирование в той или иной форме сильных и влиятельных объединений на постсоветском пространстве. Характерно высказывание Х. Клинтон о том, что США не допустят воссоздания никаких форм союзов, включая таможенный, на постсоветском пространстве.
В этой ситуации будущее России в мире остаётся в достаточной мере неопределенным. В настоящее время она входит в ряд международных союзов: БРИКС, Евразийский и Таможенный союзы, ОДКБ, ШОС
(Шанхайская организация сотрудничества) и ряд других объединений, большинство из которых азиатской направленности. Однако роль и влияние России в этих союзах обусловлены не новыми наработками или реализацией целенаправленной стратегии, а в большей мере — наличием ядерных сил и прочих элементов глобальной военной мощи, оставшихся от советского периода, которые все больше теряют свою значимость. Не меньше проблем с самоопределением на геополитической карте и у стран — бывших республик СССР. Однако эти проблемы носят иной характер, поскольку их самоопределение не может проходить с позиции силы.
За 20 лет раздельного существования бывших советских республик каждая из них успела приобрести свой собственный опыт выхода на международную арену, который наряду с рядом преимуществ ведения самостоятельной независимой политики высветил и целый ряд проблем, связанных с целенаправленным влиянием определенных политических блоков, преследующих собственные интересы, а также с необходимостью принятия новых условий (политических, экономических, культурных и т. п.) «входа» в те или иные геополитиче-
* Статья подготовлена при поддержке Российского Гуманитарного Научного Фонда. Проект № 13−23−1 009
© А. А. Возьмитель, В. И. Уварова, М. Н. Яковлева © A.A. Vozmitel, V.I. Uvarova, M.N. Yakovleva
ские союзы. В связи с этим можно отметить несколько ключевых проблем.
Первая из них связана с тем, насколько условия вхождения в те или иные союзы соответствуют культурным традициям и цивилизационной направленности государств, стремящихся к ним присоединиться. Например, интеграция в рамках Евросоюза основывается не только на экономических мотивах. Здесь есть определенный социокультурный код, наработанный веками. сплачивающий народы и государства. Очевидно, что вхождение в такой союз на долговременной основе возможен на уровне не столько политических договоренностей, сколько культурных традиций. Отсюда следуют вопросы о социокультурной идентичности, сохранении её исторической обусловленности и о динамике ценностей и социокультурных ориентирах нового поколения наших стран, которое не имеет опыта жизни в СССР.
Вторая группа проблем связана с изменением оценки привлекательности народами наших стран политики ЕС (двойственный характер которой наиболее отчетливо проявился в последнее десятилетие), поскольку прозападные настроения (стремление присоединиться к ЕС или НАТО) в той или иной степени были характерны для многих стран на постсоветском пространстве. Украинское общество с этой точки зрения уже длительное время находится в состоянии раскола. В Беларуси этот процесс не проявляется столь ярко. Однако отсутствие явного противостояния не означает отсутствия скрыто идущих процессов, которые рано или поздно могут дать «неожиданные результаты». В России эти процессы, хотя и в меньшей степени, также имеют место. Особенно остро проявляется эта проблема, когда прозападные ориентации у правящего класса вступают в конфликт с интересами основной массы населения.
В-третьих, немаловажную роль в выстраивании отношения к России народов бывших советских республик играет сохранение стереотипа «имперских амбиций» России, которая потенциально может диктовать (а подчас и диктует) свои условия странам с меньшим политическим и экономическим весом. Регулярные «санитарные» или таможенные запреты товаров из стран, заподозренных в нелояльности, показывают, что Россия не готова к самостоятельности соседей.
В-четвертых, отсутствие стратегического курса развития России, неопределенность и непоследовательность выстраивания ее отношений с ближайшими соседями. Попытки российского руководства восстановить пространство делаются только на экономической основе при отсутствии какой-либо идеологии российской государственности. Потеряв статус сверхдержавы, Россия не организовала новых интеграционных экономических и гуманитарных проектов, привлекательных для соседей и других партнеров. Рынок полурабского труда для выходцев из стран Центральной Азии на эту роль не годится. Перспектива объединения с Таможенным союзом России, Казахстана и Беларуси не вызывает энтузиазма у других стран СНГ. В результате бывшие советские республики все больше сближаются с Западом
или другими мировыми и региональными лидерами (Китаем, Турцией и др.).
Все это прямо соответствует существующему на Западе плану отделения России от Европы путем создания своеобразного «санитарного кордона» вдоль западных границ РФ, составленного из ряда стран -бывших республик распавшегося Советского Союза и бывших дружественных ему государств Центральной Европы. Среди этих «окончательно оторванных» государств создатели этого плана очень хотели бы видеть именно Беларусь, поскольку это отчетливо обнаружило бы «преодоление» прежних наиболее тесных и дружественных связей, которые исторически возникли у России с ее ближайшим окружением, и появление соответствующих этому плану идейно-политических переориентаций.
Поэтому успешная интеграция России и Беларуси представляет собой во внешнеполитическом плане наиболее радикальное средство противодействия подобным попыткам формирования антироссийских блоков, а во внутриполитическом — сохранение и укрепление в каждой из этих стран исторических традиций совместного решения назревших трудностей и задач на почве согласованного и взаимовыгодного объединения и распределения усилий во всех основных сферах их общественной жизни.
Ключевую роль в этом процессе играет Союзное государство России и Беларуси, договор о создании которого был подписан в 1999 году. В качестве стратегической цели Союзного государства было провозглашено устойчивое социально-экономическое развитие государств-участников Союза на основе объединения их материального и интеллектуального потенциалов, использования рыночных механизмов функционирования экономики, а также создания и развития унифицированных денежно-кредитных, бюджетно-налоговых и валютных систем, финансовых рынков, роста материального благосостояния граждан обеих стран.
Несмотря на ряд успехов в экономической сфере, становление Союзного государства идет очень медленно, наталкиваясь на большое количество трудностей и препятствий, в том числе связанных с различиями в подходах к построению системы экономических и политических отношений находящихся у власти элит в обеих объединяющихся странах.
Показателен в этом отношении последний «калийный конфликт», когда российские олигархи развалили Белорусскую калийную компанию, которая вносит значимый вклад в бюджет Беларуси. Последовавшие вслед за этим резкие действия белорусской стороны — арест генерального директора и объявление в международный розыск одного из владельцев российской компании Уралкалий, резкие ответные заявления России о готовности фактически объявить очередной виток торговой войны с Беларусью красноречиво свидетельствуют не просто о множестве еще не решенных проблем, но, прежде всего, о том, что Союзное государство не имеет еще прочной политической и правовой основы. За два десятилетия так и не выстроены нормальные, прозрач-
ные рыночные отношения. Фактически отношения двух стран выстраивают властные структуры и крупный капитал, действуя зачастую вне правового поля.
В успехе экономической интеграции наших стран многое зависит от соотношения внутренних политических сил, особенно от того, какая из этих сил является в проводимой экономической политике определяющей, ведущей, выражающей и реализующей волю своих трудящихся граждан. И ситуация здесь неблагополучна.
Действительно, проводившаяся в России уже 20 лет радикально-либеральная экономическая и трудовая политика, абсолютизировавшая принцип «дерегулирования экономики», идею устранения государства от контроля за ее трансформацией и функционированием на новых рыночных основаниях, привела Россию к системному экономическому и социальному кризису, результаты которого широко известны.
Итог неутешителен. Его подводит Василий Симчера, директор НИИ статистики Госкомстата Р Ф в 2000—2011 гг.: «у 20% россиян уровень доходов и потребления всё ещё ниже „советского“. Правда заключается в том, что и теперь, спустя 20 лет после развала СССР, мы не приблизились к тем экономическим показателям, которые были в советские времена» [3].
В отличие от России, Беларусь за годы реформ в основном сохранила свою производственную базу и сельское хозяйство. В стране сохранилось самодостаточное сельское хозяйство и экспортно-ориентированная современная промышленность- авто- и тракторостроение, нефтепереработка, химическое производство, микроэлектроника, точное приборостроение и т. д.
Несмотря на это и в Беларуси реальный сектор экономики подошел к опасной черте. Средств на обновление производства, несмотря на объявленную в стране модернизацию, нет ни в бюджете, ни тем более у самих предприятий. Внешние инвестиции ничтожно малы. При этом власти продолжают финансировать убыточные отрасли. В этих условиях без четких приоритетов промышленность Беларуси может окончательно обвалиться.
Некоторые аналитики склонны винить в этом Таможенный союз и Единое экономическое пространство, условия работы в которых якобы невыгодны для Беларуси. Однако, по мнению зампредседателя Белорусской научно-промышленной ассоциации (БНПА) по модернизации экономики и инвестиционной политике Георгия Грица, корень зла — в неконкурентоспособности белорусской продукции [5]. Промышленность стала заложницей производства, устаревшего физически и морально.
По мнению представителя БНПА, стране «нужна новая управленческая команда, которая вызывала бы доверие не только у главы государства, но у населения и бизнеса».
Таким образом, несмотря на все различия социально-политического и социально-экономического устройства России и Беларуси, в обеих странах стоит проблема изменения курса в социально-экономической и трудовой сфере, который бы вызывал доверие и у биз-
неса, и у населения.
При этом, как представляется, прояснение и проявление основных не только экономических, но также политических и социальных особенностей наших стран, проблемных с точки зрения их объединения, — необходимое условие построения модели реинтеграции, обеспечивающей равноправный и демократический характер союза, социальный мир и устойчивое развитие.
Проблемы политического устройства в России и Беларуси
Внешне политические системы наших стран представляются весьма схожими. В сегодняшней России, как и в Беларуси, всё, в конечном счете, решает только один человек — Президент. Построенная В. В. Путиным в начале 2000-х вертикаль власти приостановила распад страны, но породила тотальную коррупцию чиновников и засилье криминального и полукриминального бизнеса. В общественном мнении страны эта вертикаль выступает как инструмент классового господства крупной буржуазии и тесно связанного с ней слоя государственной бюрократии [1, С. 168−172].
В такой фрагментированной приватизированной власти воспроизводятся отношения господства и подчинения, а взаимодействие индивидов во властных структурах «происходит по неформальным, неполитическим правилам (сговора, закулисных договорённостей, внутриаппаратной, внутриадминистративной борьбы) в противовес присущей демократическому порядку публичной политике, понимаемой как «честная игра по формальным правилам» [2, С. 92].
Отсюда, увы, традиционное для российского общества противопоставление «мы» и «они», не раз приводившее его к социальным катаклизмам.
Преодолеть все углубляющийся раскол в российском обществе можно только при реализации социальной политики, одной из наиболее важных задач которой станет координация деятельности государственных органов, общественных институтов и социальных групп населения в направлении активизации их партнерских взаимоотношений с целью достижения общественного согласия.
Происходящие в наших странах процессы отчетливо показывают, что в демократически развивающейся политической системе граждане должны иметь возможность оспаривать действия правительства, властей и выступать против тех из них, с которыми они не согласны. А это предполагает высокую степень осознанности ими своих прав и готовность решительно их защищать.
Во многом формирование этих черт происходит в гуще повседневной жизни, в результате общения людей друг с другом и с представителями местной власти. Отсюда чрезвычайная важность для становления Союзного государства механизмов прямой демократии, всемерная поддержка и укрепление органов местного самоуправления как основных координаторов и реализаторов актуальных и важных гражданских инициатив, формирования активной гражданской позиции людей.
Однако, несмотря на принятый 10 лет тому назад
закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» оно продолжает существовать в основном как рычаг власти региональной. В Беларуси современные проблемы развития местного самоуправления прежде всего связаны с безальтернативностью выборов депутатов, заранее утвержденных и согласованных с исполкомами и спецслужбами. В то же время местные органы не наделены достаточными полномочиями и не располагают соответствующей материальной базой для решения социально-экономических проблем.
Таким образом, низкий уровень аутентичности демократии в наших странах становится препятствием на пути интеграции, которая отвечала бы интересам подавляющего большинства наших народов.
Неудивительно, что при стремлении властных структур России и Беларуси к сохранению существующих социально-политических моделей интеграционный процесс смещается преимущественно в сферу экономики. Происходит «стихийная» интеграция между отдельными производственными субъектами России и Беларуси, в которой в настоящее время задействованы 79 центральных и региональных производственных объединений в РФ.
Сегодняшнее социально-экономическое и социально-политическое устройство России и Беларуси не удо-влетворяет очень многих граждан. Рассогласование, параллельное существование «жизненных миров» власти и народа в России свидетельствует о неукорененности наличной социально-политической системы, ее слабости и непривлекательности для значительной части населения.
Социальные проблемы интеграции
Фундаментальные исследования, проведенные в России, зафиксировали пока еще не доведенное до конца разрушение всей привычной для советских людей повседневной жизни. Практически по всем анализируемым показателям социального благополучия и социального самочувствия наблюдается довольно резкое их ухудшение по сравнению с советским временем. Эту ситуацию уже отразили международные эксперты: «Если во времена СССР по уровню социального развития Россия занимала 25-е место и лишь немногим отставала от США (18-е место), то к 2000 г., к моменту прихода во власть Путина, она скатилась до 60-го места, а уже в 2006 г. — до 65-го» [4, С. 5].
Так, ухудшение возможностей для обучения и образования детей сродни социальной катастрофе. Если подавляющее большинство советских россиян оценивали их как «хорошие», то примерно столько же сегодняшних граждан России (76,2%) оценивают их как «удо -влетворительные» и «плохие». Всё это, конечно же, сказывается на социальном самочувствии людей, на их удовлетворённости жизнью в целом, которая у 52% советских респондентов складывалась «хорошо» и лишь у 2% - «плохо». У россиян, опрошенных в 2008 году, эти цифры составляют 20% и 28% соответственно. При этом, если в советское время доминировало хорошее
социальное самочувствие (52%), то сегодня — удовлетворительное (52%) [1, С. 103−116].
Повседневная жизнь обедняется и приобретает качество товара. И на этом диком рынке оказываются востребованными, прежде всего, сомнительные нравственные качества (умение приспособиться, связи с нужными людьми, крайний индивидуализм), которым в конкурентной борьбе явно проигрывают трудолюбие, добросовестное отношение к делу, отзывчивость, чуткость, принципиальность.
Особо отметим изменение отношения к труду, превратившемуся из главной социальной ценности, основы развития общества и личности — в ценность периферийную. Труд — дело чести, доблести и геройства — превратился в сугубо частное дело.
Квалифицированный труд обесценивается. Профессионалы нередко вынуждены работать не по специальности и на рабочих местах, не требующих высокой квалификации. Все большее число людей относится к своей работе лишь как к средству добывания необходимых материальных жизненных благ. Потеря смысла жизни, повседневный пессимизм и неверие в будущее ослабляют мотивацию к труду, можно даже сказать, — во многих случаях ликвидируют ее полностью.
Усугубляет ситуацию и бесконечный миграционный поток в Россию, который стимулирует структурную деградацию нашей экономики, поддерживая и закрепляя ее сырьевой характер. «Продукт», который «производит» такая миграция, не имеет никакого отношения к воспроизводству самой простой экономической системы, не говоря уже о развитии экономики. Более того, увеличение доли низкоквалифицированных мигрантов из бывших азиатских и закавказских республик в условиях, когда Россию активно покидают высококвалифицированные кадры, хоронит модернизацию промышленности и сельского хозяйства. Выгоды от дешевого труда достаются предпринимателям, а социальные издержки перекладываются на российский социум.
В результате бесконтрольной миграции из Средней Азии и Закавказья мы имеем снижение уровня национальной безопасности, повышение социальной напряженности и снижение качества жизни российского общества в целом. При сохранении такой миграционной «политики» Россия рискует в перспективе «интегрироваться» со среднеазиатскими республиками, а не с Беларусью, которая позиционирует себя как «центр Европы».
Таким образом, проблемная ситуация заключается в противоречии между необходимостью становления Союзного государства, которое должно стать привлекательным для наших народов, обеспечивая высокое качество жизни простых людей, и рассогласованностью (нередко противопоставлением) как интересов нынешних властей наших стран, так и интересов властных структур и простых граждан.
Выявленное противоречие позволяет определить проблему исследования, заключающуюся в необходимости научного осмысления и выявления общего и особенного в социально-политической ситуации и об-
разе жизни населения двух стран, основных факторов, определяющих интеграционные и дезинтеграцион-ные тенденции в социально-политических ситуациях и образе жизни граждан России и Беларуси, а также представлений населения и экспертов наших стран о реально возможных и желательных характеристиках власти Союзного государства. Это позволит определить наиболее эффективные пути и средства социально-политической реинтеграции России и Беларуси, усовершенствовать нормативно-правовую базу Союзного государства и способствовать принятию решений по его укреплению.
Объект исследования — социально-политические условия и повседневная жизнь людей в странах постсоветского пространства, находящихся в процессе реинтеграции.
Предмет исследования — влияние социально-политических условий и особенностей повседневной жизни людей в России и Беларуси на процесс реинтеграции наших стран.
Основная цель исследования — определение интеграционных и дезинтеграционных тенденций в социально-политических ситуациях и образе жизни населения России и Беларуси.
Говоря более конкретно, необходимо прояснить, что нас объединяет, а что разъединяет в социально-политических ситуациях и образе жизни- что нужно и можно взять из нашего общего прошлого и самостоятельного постсоветского развития- что утратило свою роль и значимость- какие реально наблюдаемые в наших странах формы человеческой активности, взаимодействия людей, а также их смысложизненные установки и отношения могут способствовать, а какие препятствовать нашему общему цивилизованному развитию в перспективе.
Исследуя реально складывающиеся социально-политические ситуации в наших странах, актуальные характеристики массового сознания и поведения людей, их отношения друг к другу, к работе, отдыху, властным структурам, к участию в политической жизни, реальным и желательным формам взаимодействия наших стран, мы получим информацию, достаточную для разработки сценариев их социально-политической реинтеграции.
Основные задачи исследования
— сравнительный анализ базовых характеристик образа жизни в России и Беларуси, общего и особенного в них-
— выявление характеристик социально-политических ситуаций и повседневной жизни людей в России и Беларуси, способствующих и препятствующих интеграционному процессу-
— сравнительный анализ представлений населения и экспертов России и Беларуси о реально возможных и желательных характеристиках власти Союзного государства-
— выявление отношения населения и экспертов России и Беларуси к реинтеграции наших государств в
сферах политики, идеологии (общих целей и смысло-жизненных установок), образа жизни-
— анализ взаимосвязи процессов, происходящих в повседневной жизни людей с характеристиками политической власти и отношением к ней в России и Беларуси-
— определение средств и методов утверждения в повседневной жизни граждан Союзного государства общезначимых целей, норм и мотиваций, способствующих становлению общего для наших народов цивилизованного образа жизни.
Методика эмпирического исследования
Исходя из проведенного анализа ситуации и определения основных понятий исследования социально-политической ситуации и повседневной жизни людей в России и Беларуси в контексте становления Союзного государства, авторы предлагают следующую принципиальную схему проведения исследования и анализа (см. рисунок 1).
Процесс реинтеграции России и Беларуси должен рассматриваться во всей совокупности внешних и внутренних условий.
Действие внешних условий реинтеграции проявляется в непосредственном целенаправленном воздействии западных стран, преследующих свои цели на постсоветском пространстве. Отражением этого воздействия является изменение ментальности наших народов, системы их ценностных ориентаций, проявляющейся в распространении квазилиберальных ценностей, и, наоборот, в снижении распространенности ценностных систем, традиционных для наших стран.
К последствиям этих процессов следует отнести приоритеты основного направления развития наших народов, которые в данном контексте выстраиваются по оси восток — запад. Отсюда следует необходимость выбора таких эмпирических индикаторов, как:
— поддержка населением интеграции России и Беларуси-
— оценка отдельных направлений интеграции респондентами и экспертами (военной, социальной, экономической, культурной, духовной, политической) —
— влияние интеграции на повседневную жизнь наших народов.
Для оценки того, как проявляются интеграционные процессы в повседневной жизни наших народов, используются базовые характеристики образа жизни в России и Беларуси, к которым относятся:
— уровень и качество жизни. Для их измерения используются такие эмпирические индикаторы, как качественные статические и динамические оценки респондентами материального положения своей семьи, их представления о минимальном доходе, необходимом для обеспечения достойной жизни. В качестве эмпирических индикаторов качества жизни выступают показатели — удовлетворенность/неудовлетворенность людей различными сторонами своей жизни, а также страхи, распространенные в обществе.
— нормы повседневной жизни. Есть два базисных
фактора, определяющих социальное поведение людей: личностный, отражающийся в осознанных намерениях, целях, способах их достижения, и социальный — воздействие макро- и в особенности микросреды (господствующих в ней норм, взглядов, отношений, ценностей и т. п.), проходя через которую общественные требования либо принимаются, либо отвергаются, либо видоизменяются, преломляясь через призму специфических условий, социальных ориентаций и т. п.
Каковы нормы, господствующие в этих микросредах, таковы реально функционирующие нормы образа жизни. Судить об этом мы можем по содержанию социально-нравственного опыта масс, находящему свое отражение в оценке людьми степени распространенности в их микросредах наиболее общих норм жизнедеятельности, повседневного поведения людей, дающих в совокупности представление об определенном ценностно-нормативном наполнении реально складывающегося образа жизни и его соответствии (несоответствии) задачам общественного развития (см. табл. 2. 1).
Другие важные эмпирические индикаторы этого блока — отношение респондентов к работе, их представления о соотношении работы и досуга, доминирование коллективизма — индивидуализма, здорового — нездорового образа жизни, укорененности ценностей общества потребления, отношение к людям других национальностей.
— терминальные и инструментальные ценности. К терминальным ценностям нами относятся ценности семьи, материального благополучия, интересной работы, уверенности в завтрашнем дне, уважения со стороны окружающих, карьеры, власти, безопасности, справедливости, неограниченной свободы, стремление к Богу, чистой экологии. В качестве инструментальных ценностей в исследовании выступают средства достижения успеха и благополучия в современной России: способности, талант, образование, деньги, трудолюбие, связи с «нужными» людьми, забота прежде всего о себе, честность, принципиальность, умение приспособиться, умение преступить закон, мораль, нравственные ограничения.
— социально-нравственные установки (модели поведения личности, в которых реализуются ценности). К эмпирическим индикаторам этого блока мы относим различные характеристики социально-нравственного состояния общества: альтруизм, отзывчивость, готовность прийти на помощь другим людям, честность, принципиальность, аскетизм, патриотизм, коллективизм в противопоставлении эгоизму, крайнему индивидуализму, космополитизму, гедонизму, культу денег, продажности, жестокости.
Успех процесса реинтеграции зависит от схожести / различия социально-политической ситуации в России и Беларуси. С точки зрения того, какие направления являются для наших стран сходными, а по каким придется выстраивать приоритеты и компромиссы, можно выделить:
— характер власти: для кого власть, конкретные
положительные и отрицательные характеристики власти с точки зрения построения цивилизованного государства и интеграционного процесса, отношение (доверие / недоверие) к власти, коррупция (продажность / не продажность) власти, демократичность / авторитарность власти-
— оценку социально-политической ситуации в России и Беларуси с точки зрения стабильности-
— отношение к действующим президентам России и Беларуси и их политическим перспективам в качестве президента Союзного государства.
То, насколько привлекательным в глазах населения станет Союзное государство, зависит от его эффективности в разных сферах. Оценка эффективности нынешних государственных структур России и Беларуси позволит спрогнозировать, какая из моделей государственного развития является желательной с точки зрения населения. Исходя из этого, представляют интерес следующие эмпирические показатели эффективности государства.
1. Экономическая эффективность:
— оценка населением итогов развития экономик России и Беларуси за последние 20 лет,
— способность этих экономик к позитивному развитию.
2. Политическая эффективность:
— способность власти решать жизненно важные проблемы не только привилегированных групп, но, прежде всего, простых людей,
— ответственность власти,
— участие граждан в системе местного самоуправления.
3. Социальная эффективность:
— реальное соотношение прав и свобод граждан,
— востребованность в современных социально-политических системах России и Беларуси определенных социально-нравственных качеств,
— состояние социальной инфраструктуры.
4. Общая эффективность социально-экономической системы характеризуется нами способностью власти модернизировать экономику, ликвидировать коррупцию, повысить уровень и качество жизни населения, предотвращать техногенные и природные катастрофы, возродить передовую науку, культуру, образование, решать актуальные демографическиеи миграционные проблемы.
Дальнейшее углубление интеграционных процессов возможно только при поддержке населения наших стран. Основными эмпирическими индикаторами, характеризующими этот процесс, являются представления населения о: целях интеграции, основных востребованных направлениях интеграции, характере власти Союзного государства, формах его социально-политического устройства.
В данном контексте принципиальная возможность создания единого государства требует прояснения социально-политических идеалов россиян и белорусов.
Обозначенный выше комплекс эмпирических индикаторов позволит построить вероятностную мо-
дель дальнейшего развития интеграционного процесса России и Беларуси. В рамках такой модели условно можно выделить три принципиально различных сценария развития:
— модернизационный (что обеспечит производство
новых идей, технологий и социальных инноваций -страна мастеров, ученых, инженеров и менеджеров),
— инерционный (нет реальных предпосылок для модернизации),
— революционный (форсмажорный).
I. Международные условия
II. Внутренние условия
Рис. 1. Принципиальная схема проведения исследования и анализа.
Библиографический список
1. Возьмитель А. А. Образ жизни: тенденции и характер изменений в пореформенной России. М.: Институт социологии РАН, 2012.
2. Коробицына О. Цифры не лгут, но лукавят! // Аргументы и факты 2012, № 51.
3. Лейн Д. Российская трансформация: становление мировой державы? // Мир России. Социология. Этнология 2010, № 4.
4. Левшина И. Белорусская промышленность оказалась на грани стагнации. Новостной Интернет-ресурс Беларуси NAVINY. BY. 6 сентября 2013 года: http: //naviny. by/rubrics/economic/2013/08/28/ic_articles113_182 811/
5. Павлова П. В. Демократия versus кликократия // Граждане и политические практики в современной России: воспроизводство и трансформация институционального порядка /ред. колл.: С. В. Патрушев [(отв. ред.) С. Г. Айвазова, П.В. Панов]. М.: РАПН- РОССПЭН, 2011.
References
1. VozmitelA.A. Way of life: tendencies and character of changes in reformed Russia. — М.: Institute of sociology RAS, 2012.
2. Korobitsina O. Figuresdon'-t lie, but dissemble! // Arguments and facts 2012, № 51.
3. Lane D. Russian transformation: becoming of world power? // World of Russia. Sociology. Ethnology2010, № 4.
4. Levshina /. Belarus industry has appeared on the verge of stagnation. The news Internet-resource of Belarus NAVINY. BY. on September, 6th, 2013: <-http://naviny. by/rubrics/economic/2013/08/28/ic_articles113_182 811/>-
5. Pavlova P. V. Democracy versus clickocracy// Citizens and political practices in modern Russia: reproduction and transformation oftheinstitutional order/editorial board: S.V. Patrushev [(editor-in-chief) S.G. Ajvazova, P.V. Panov]. — M.: RAPS-RPE, 2011.
УДК 21+ 001. 8:130. 2
UDC 21+ 001. 8:130. 2
В.Н. ДАРЕНСКАЯ
кандидат философских наук, доцент кафедры философии культуры и культурологии Восточноукраинского национального университета им. В. Даля E-mail: darenska@yahoo. com
V.N. DARENSKAJA
PhD of Philosophy, Associate professor of Philosophy of Culture and Cultural Studies Department ofEast-Ukrainian National University named after V. Dal'- E-mail: darenska@yahoo. com
ТРАДИЦИОННАЯ НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА КАК ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФСКОМ РЕФЛЕКСИИ FOLK'-S TRADITIONAL CULTURE AS A SUBJECT OF PHILOSOPHICAL REFLECTION
Статья посвящена исследованию традиционной народной культуры как предмета философской рефлексии. Феномен традиционной народной культуры анализируется как источник экзистенциального опыта для современного человека. Показаны сущность и «механизмы» конституирования экзистенциальных смыслов в мировоззренческих измерениях и различных предметных сферах этого типа культуры.
Ключевые слова: народная культура, этничность, традиция, сакральное, мировоззрение, смысл.
The article is devoted to the investigation of folk'-s traditional culture as a subject of philosophical reflection. The phenomenon of folk'-s traditional culture analyses as a source of existential experience for contemporary man. The essence and & quot-mechanisms"- of constituting of basic existential senses in worldview dimensions of this culture and in its different spheres and are demonstrated here.
Keywords: folk'-s culture, ethnic, tradition, worldview, sacral, sense.
… народная культура с ее концепцией незавершенного бытия и веселого времени…
М. М. Бахтин [2, 142].
культуре, а значит, является насущной инаковостью для самоопределения последней. Но еще более важна «метафизика» народной культуры как исторически и логически первичного определения человека как родового существа.
Вследствие этого традиционная народная культура представляет собою весьма специфический предмет
В современном глобализирующемся мире явления, относимые к тому, что принято называть «традиционной народной культурой», на первый взгляд, становятся все более архаическими образованиями. Тем не менее, этот тип культурных явлений остается очень интересным для философской рефлексии — уже хотя бы потому, что в качестве Иного противостоит посттрадиционной
© В. Н. Даренская © V.N. Darenskaja

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой