Роль мирового судьи в формировании правовой культуры населения: история и современность

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Е.А. Волосатых
Волосатых Евгений Андреевич — заместитель председателя Нижегородский областной суд
Роль мирового судьи в формировании правовой культуры населения: история и современность
Правовая культура, как известно, является частью общей культуры социума. Не вдаваясь в анализ многочисленных исследований, посвященных правовой культуре, отметим, что данное понятие нужно рассматривать, минимум, в двух значениях, а именно:
1) как фактически существующие в конкретно-исторический период в отдельно взятом обществе совокупность правовых знаний населения, его правовая активность, степень развития законодательства и юридической техники, качество правовых норм и эффективность их применения-
2) как некий идеал, наивысшее развитие перечисленных всех выше характеристик, к которому стремится общество. В этом контексте правовая культура представляет собой не статический срез состояния социума, а динамичное явление, на которое оказывают серьезное влияние не только объективные факторы, но и политика государства, в том числе в плане правового образования и воспитания.
В данной работе мы будем вести речь о правовой культуре общества во втором из рассмотренных выше значений.
Судебная система в любом обществе оказывает существенное воздействие на его правовую культуру в целом и правовую культуру отдельных социальных групп и личностей. При этом она может являться объективным фактором правового воспитания — население, хочет оно этого или не хочет, при столкновении с судом обогащается комплексом правовых знаний и представлений. А отдельные судьи, осуществляя свою профессиональную деятельность, осознанно и целенаправленно ведут работу по формированию правовой культуры населения, выступают в качестве субъектов правового воспитания.
Мировые судьи, как судьи, занимающиеся рассмотрением мелких гражданских и уголовных дел, и поэтому наиболее близкие к населению играют в процессе формирования правовой культуры общества важную роль. Следует отметить, что такого рода деятельность не ограничивается только формированием правовой культуры, но и способствует формированию такого важного явления, как социальное партнерство, понимаемого в качестве системы «разрешения сложных проблем между различными слоями, группами общества с целью достижения консенсуса по важным социально значимым вопросам"1.
Учитывая, что мировой суд входит в число хронодискретных институтов2, у нас имеется возможность не только проанализировать роль мировых судей в формировании правовой культуры населения Российской империи и Российской Федерации, но сравнить ее в эти два исторические периоды.
Мировая юстиция появилась в Российской империи в результате судебной реформы 1864 года. Законодатель достаточно долго разрабатывал проекты введения этого института, учитывая при этом зарубежный опыт (преимущественно французскую модель мировой юстиции) 3. Тем не менее, «в Российской империи сформировалась собственная оригинальная национальная модель мирового суда под влиянием славянофильского направления общественной мысли. Главной ее особенностью была направленность на примирение сторон, достижения мира между тяжущимися без вынесения судебного решения"4. От себя добавим, что такое назначение суда (не столько наказывать, сколько мирить или, хотя бы, приводить стороны к консенсусу) было очень близко основной массе населения Рос-
1 Демичева Т. Н. К вопросу об условиях формирования социального государства // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2015. № 1 (29). С. 248.
2 Илюхина В. А. Становление института мировых судей в Российской империи и в современной России: опыт сравнительно-правового исследования // Мировой судья. 2010. № 4. С. 7−11- Илюхина В. А. Мировой суд в России по Учреждению судебных установлений 1864 г. и по современному российскому законодательству о мировых судьях: опыт сравнительного историко-правового исследования // Хронодискретное моногеографическое сравнительное правоведение: сборник научных трудов / под ред. А. А. Демичева. М., 2011. Вып. 3. С. 92−106- Демичев А. А. Хронодискретное моногеографическое сравнительное правоведение как направление современной юридической науки // История государства и права. 2010. № 16. С. 2−7.
3 Илюхина В. А. Эволюция идеи мирового суда в России во второй половине XVIII — первой половине 60-х гг. XIX в. (историко-правовое исследование): дис. … канд. юрид. наук. Владимир, 2012.
4 Там же. С. 190.
Волосатых Е. А. Роль мирового судьи в формировании правовой культуры населения,
661
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
сии — крестьянству. Именно по этой причине мировая юстиция быстро вошла в правовой быт россиян, стала элементом его ментальности1.
До нас дошла масса дореволюционных реальных и анекдотических сюжетов, отражающих деятельность мировых судей. В данной работе нас интересуют те из них, которые свидетельствуют не столько о роли мирового судьи в отправлении правосудия, сколько о его роли в формировании правовой культуры населения.
Судебная реформа 1864 года проходила в условиях повышенного внимания со стороны всех слоев общества. Огромное количество публики постоянно присутствовало на заседаниях окружных и мировых судов в столицах и в провинции, газеты и журналы пестрили бесконечными «судебными хрониками», «корреспонденциями из зала суда» и прочими подобными рубриками. У Судебной реформы имелись и сторонники, и противники. На страницах книг, газет и журналов между ними шла постоянная полемика. Естественно, в этой ситуации апологеты реформы стремились к популяризации новых пореформенных институтов: суда присяжных, адвокатуры и, конечно, мирового суда. По этой причине регулярно в свет выходили книги, в которых в публицистической доступной для населения форме рассказывалось о деятельности мировых судей2. Большинство этих книг было опубликовано в 60−70-е годы XIX века, когда интерес к судебным преобразованиям у общественности еще не угас.
Из анализа комплекса материалов о практической деятельности дореволюционных мировых судей можно сделать вывод, что хотя в число их нормативно закрепленных обязанностей не входили какие-либо просветительские и воспитательные задачи, тем не менее, они эти задачи решали.
В литературе сохранились характеристики многих мировых судей. Так, мировой судья Румянцев «превращал заседания в поучительные спектакли, вел нравственные диалоги с собравшимся народом», мировой судья Багриновский «пытался сделать суд понятным для народа, и его за мудрые решения прозвали Соломоном», мировой судья Свешников «за гуманность, правдивость и ум заслужил о себе хвалебную фразу «Это самая христианская мудрость""3.
Имелись и другие многочисленные примеры деятельности мировых судей по правовому просвещению и воспитанию населения. Одним из самых известных мировых судей Санкт-Петербурга был мировой судья 13-го участка Александр Иванович Трофимов. Как писали о нем современники, он «оставил по себе вполне добрую память. Не одна сотня людей добром его поминает, как судью и как человека. Как человек, А. И. Трофимов был добрейшей души и мягкого, отзывчивого ко всем человеческим нуждам сердца"4. А. А. Демичев верно отмечает, что «одной из функций мировых судей, наряду с осуществлением правосудия, было правовое просвещение населения. А. И. Трофимов неплохо ее реализовывал в своей практической деятельности"5.
Между развитием образования и культурой дореволюционного и современного общества есть огромная разница. Во второй половине XIX — начале XX века социальная дифференциация общества была более выраженной, причем она заключалась не только в имущественных характеристиках, но и в уровне образования. В позапрошлом веке в плане образования мировой судья значительно выделялся по сравнению с основной массой контингента, чьи дела он рассматривал. В настоящее время, когда высшее образование имеет значительная часть населения Российской Федерации, а среднее специальное и среднее — почти 100%, нет такой разницы в общем образовании и культуры между мировыми судьями и населением.
Для многих дореволюционных судей был характерен поучительный, разъяснительный тон. Например, А. И. Трофимов, рассматривая тяжбу между двумя немцами — сапожником и мозольным оператором, не удержался перед вынесением своего решения без нравоучений: «Я вижу господа, что вы оба взялись не за свои дела: вы — сапожник, а вместо того, чтобы делать сапоги, делаете мозоли ва-
1 См.: Демичев А. А. Судебная реформа 1864 г. в российской ментальности пореформенного периода (по материалам исторических анекдотов) // История государства и права. 2010. № 17. С. 21−24- Демичев А. А. Образ мирового судьи в дореволюционном юридическом анекдота // Мировой судья. 2007. № 3. С. 28−31- Демичев А. А. Судебная реформа 1864 г. в дореволюционном анекдоте (Опыт изучения российской ментальности). М., 2012.
2 См.: Никитин В. Н. Мировой суд в Петербурге. Кн. 1: Сцены в камерах судей и подробные разбирательства, записанные с подлинных слов. СПб., 1867- Сцены в мировом суде. Одесса, 1876- Нос А. Е. Мировой суд в Москве. Очерки разбирательства у мировых судей. М., 1869. Кн. 1- Кротков П. В. Московские столичные судебно-мировые учреждения: 1866−1895. М., 1896- Избранные сцены у мировых судей в Петербурге и Москве. СПб., 1867- Никитин В. Н. Обломки разбитого корабля. Сцены у мировых судей шестидесятых годов. СПб., 1891 и др.
3 Вострышев М. И. Повседневная жизнь России в заседаниях мирового суда и ревтрибунала. 1860−1920-е годы. М., 2004. С. 27−28.
4 Исторические анекдоты из жизни русских государей, государственных и общественных деятелей прошлого и настоящего / сост. под ред. М. Шевлякова. СПб., 1898. С. 136.
5 Демичев А. А. Судебная реформа 1864 г. в дореволюционном анекдоте (Опыт изучения российской ментальности). М., 2012. С. 67. Также см.: Демичев А. А. Мировой судья А. И. Трофимов в дореволюционном юридическом анекдоте // Вестник Тамбовского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. 2008. № 5. С. 427−430.
Юридическая техника. 2016. М 10
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
шим заказчикам- а вы — мозольный оператор, и вместо того, чтобы резать мозоли, режете сапоги, за которые вы еще денег не заплатили"1.
Мировые судьи могли позволить себе и снисходительное обращение к присутствующим, назвать их на «ты» и даже выставлять на посмешище. Так, до нас дошла следующая история про все того же мирового судью А. И. Трофимова:
«Во время заседания в камере мирового судьи Трофимова какой-то мужичок, сидя на второй скамейке, заснул, храп раздался по всей камере.
— Эй, почтенный! — сказал, Трофимов, — вставай.
Один из слушателей, рядом сидевший с мужиком, двинул его в бок.
— А-а-ась? — произносит мужик, очнувшись.
— Не спи, — говорит ему судья, — ведь ты не в итальянской опере"2.
Другой мировой судья дифференцирует обращение на «ты» и «вы» в зависимости от социального положения тяжущихся. Так, к ответчице — барыне, молодой даме «в бархатном бурнусе» он обращается исключительно на «вы», а к истице — кухарке, низенькой женщине «с красным угреватым лицом" — только на «ты"3. Еще один мировой судья в другом деле также обращается к «господам» на «вы», а к простым людям — на «ты"4.
Конечно, в современном мировом суде обращение на «ты», независимо от возраста (за исключением малолетних), пола, национальности, материального положения, уровня образования, социального статуса и прочих индивидуальных характеристик недопустимо. Также недопустимо снисходительное и пренебрежительное отношение к кому-либо. Судья обязан придерживаться этических норм общения, независимо от обстоятельств дела и сформировавшихся отношений к сторонам.
Что касается поучительного тона и манеры подробно разъяснять свои решения (имеется в виду в больше степени, чем это требуется законом), то это зависит от личности мирового судьи и осознания им собственной общественной миссии.
Следует отметить и еще один момент. В настоящее время все воспитательные мероприятия, проводимые мировым судьей в судебном заседании, по сути, носят характер лишь частной превенции. Применительно к позапрошлому веку можно говорить и об общей превенции. Это обусловливается тем, что в дореволюционных судах (особенно в 60−70-е гг. XIX в.), в том числе и в мировом суде и в столицах, и в провинции даже на рядовых процессах присутствовало много зрителей. Частыми гостями были и корреспонденты центральных и местных периодических изданий. Отсюда и масштабированный просветительско-воспитательный эффект. В настоящее время в залах судебных заседаний, особенно у мировых судей, зрителей практически никогда нет, разве что студенты-практиканты юридических вузов. Соответственно, все усилия мирового судьи по формированию правовой культуры населения могут быть направлены только на участников судопроизводства.
Завершая статью, еще раз обратим внимание, что закон не возлагал и не возлагает на мировых судей обязанность по формированию правовой культуры населения. Однако этот процесс в мировых судах шел в Российской империи и идет в Российской Федерации, и в нем присутствует как объективная, так и субъективная составляющие. Объективная составляющая заключается в том, что участвующие в судопроизводстве у мирового судьи в качестве сторон, свидетелей, экспертов и др. граждане получают такую компоненту правовой культуры, как правовые знания. И это по большому счету мало зависит от личности мирового судьи. Здесь господствует ЗАКОН. Субъективная составляющая в воспитании правовой культуры мировым судьей в полной мере зависит от ЛИЧНОСТИ мирового судьи, от его манеры ведения процесса, качества разъяснений, стиля общения с участниками процесса и общей культуры.
1 Демичев А. А. Судебная реформа 1864 г. в дореволюционном анекдоте (Опыт изучения российской ментальности). М., 2012. С. 145.
2 Там же. С. 150−151.
3 Вострышев М. И. Повседневная жизнь России в заседаниях мирового суда и ревтрибунала. 1860−1920-е годы. М., 2004. С. 81−82.
4 Там же. С. 104−105.
Волосатых Е. А. Роль мирового судьи в формировании правовой культуры населения,
663

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой