Культурологический аспект проблемы совершенствования правового положения потерпевшего в уголовном судопроизводстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
О.А. Крайнова
Крайнова Ольга Анатольевна — адъюнкт адъюнктуры (докторантуры)
Нижегородская академия МВД России
Культурологический аспект проблемы совершенствования правового положения потерпевшего в уголовном судопроизводстве
Предмет настоящей статьи — вопросы совершенствования правового положения потерпевшего в уголовном процессе, на наш взгляд, — имеющие культурологический аспект. Ведь уровень обеспечения интересов потерпевшего в уголовном процессе посредством закрепления в законе его прав определяется общим уровнем правовой культуры в обществе.
Как справедливо отмечал уполномоченный по правам человека, «обеспечение эффективной защиты всего комплекса прав потерпевших от преступлений — насущная задача и конституционная обязанность государства. Неудовлетворительное выполнение государством этой задачи девальвирует саму идею правосудия, что не может не вызывать озабоченности и тревоги у гражданского общества"1.
В культурологической проблематике правового положения потерпевшего можно выделить такие вопросы, как момент признания лица потерпевшим- признание лица потерпевшим при неоконченном преступлении (покушении на преступление) — признание потерпевшим лица, ставшего жертвой общественно опасного деяния, совершенного невменяемым- обеспечение потерпевшего бесплатной юридической помощью- обеспечение интересов потерпевшего при отказе прокурора от обвинения- действенность правовых средств для возмещения ущерба, причиненного потерпевшему преступлением- компенсация такого ущерба за счет государства при условиях, если преступление оказалось нераскрытым или лицо, виновное в его совершении, не понесло уголовной ответственности по приговору суда- компенсация за нарушение права потерпевшего на разумный срок при этих же условиях2.
В числе актуальных проблем обеспечения правового положения потерпевшего в уголовном процессе является гарантирование его права на доступ к правосудию. Статьей 52 Конституции Российской Федерации гарантируется доступ к правосудию. Без своевременного, законного и обоснованного решения о возбуждении уголовного дела невозможны осуществление уголовного преследования и дальнейшая защита и обеспечение прав потерпевших. Однако на практике нередко возникают проблемы с принятием заявлений и сообщений о совершенных преступлениях. Значительная часть обращений граждан в органы предварительного расследования остается без надлежащей реакции правоохранителей. Разумеется, не все обращения свидетельствуют о совершенном преступлении, однако нельзя признать, что заблуждения граждан относительно некриминального характера происшествия столь велики, что уголовные дела возбуждаются Следственным комитетом по одному из шести заявлений, а МВД России — по одному из шестнадцати3.
Потерпевший в настоящее время находится в «руках следователя». В пункте 20 Инструкции об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах, утвержденной Приказом Следственного комитета от 11 октября 2012 года № 724, установлено, что «заявления и обращения, которые не содержат сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления, не подлежат соответствующей регистрации и не требуют процессуальной проверки в порядке, предусмотренном статьями 144, 145 УПК РФ. Это положение весьма произвольно истолковывается правоприменителями, поскольку позволяет отказывать в регистрации и процессуальной проверке заявлений, в которых приводятся конкретные факты противоправных действий, в частности, укрытия от учета преступлений сотрудниками органов внутренних дел, фальсификации доказательств и т. д.
1 Лукин В. Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений: Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в РФ. М., 2008. С. 5−6.
2 См.: Синенко С. А. Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве: теоретические, законодательные и правоприменительные проблемы: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2013.
3 См.: Калиновский К. Б., Чечетин А. Е. Защита прав потерпевших от преступлений в стадии возбуждения уголовного дела российского уголовного процесса // Российский следователь. 2015. № 9. С. 10−14.
4 Об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации: приказ С К России от 11 октября 2012 г. № 72 (вместе с «Инструкцией об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации») // Российская газета. 2013. 6 марта.
Юридическая техника. 2016. № 10
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Таким образом, этот ведомственный нормативный акт, предусматривая своеобразный фильтр в виде обязательности указания в заявлении признаков преступления, по существу, устанавливает для Следственного комитета особый порядок регистрации и проверки сообщений о преступлениях, в то время как статья 144 УПК РФ не предусматривает никаких условий и требований для заявлений о совершенных преступлениях, препятствующих их принятию и проверке, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 21 УПК РФ обязанность по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, возлагается именно на следователя, орган дознания и дознавателя, а не на заявителя. По существу, указанное положение пункта 20 Инструкции в истолковании, применяемом следственной практикой, фактически ограничивает действие законодательной нормы в части обеспечения права граждан на доступ к правосудию, ведет к избирательности применения положений уголовно- процессуального закона.
Отказ от приема и регистрации заявлений, по существу, презюмирует отсутствие события преступления без предварительной проверки изложенной в заявлении информации и тем самым приводит к ограничению прав потерпевших от преступлений. Кроме того, это влечет за собой искажение статистических данных о масштабах преступности, в результате чего могут быть приняты ошибочные государственные решения в сфере уголовной политики, поскольку они опираются на недостоверную информацию1.
Понятно, что современное состояние правоохранительной системы, а также чрезмерно формализованный порядок уголовного судопроизводства не позволяют обеспечить безупречную процедуру и качественную проверку всего вала заявлений. Однако нельзя не видеть наличие угрозы правопорядку в целом, поскольку граждане, лишенные возможности защищать свои нарушенные права, перестают доверять правоохранительным органам, а потому отказываются содействовать в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений. Ситуация доходит до того, что уже и потерпевших от преступлений приходится вовлекать в уголовный процесс под угрозой уголовной ответственности. Думается, что в этом проявляется ответная реакция граждан на «внимание и заботу» со стороны правоохранительных органов, которые сначала отказывают в приеме, регистрации сообщения о преступлении, в своевременном признании потерпевшим по делу, а потом вынуждены понуждать к действиям, к которым человек изначально стремился, но его желание методично «умерили». Соответственно, необходимы меры, направленные на восстановление общественного доверия к правоохранительным органам, которые должны осуществлять «обслуживание граждан» в защите их прав, а не служить «броневым щитом», который необходимо пробить, чтобы получить даже еще не доступ к правосудию, а лишь саму возможность такого доступа2. В этом мы видим культурологическое звучание проблемы «вхождения» потерпевшего в уголовное судопроизводство.
К проблематике нормативного определения прав потерпевшего можно отнести: во-первых, ситуации, проявляющиеся в связи с определением вида меры пресечения, применяемой к обвиняемому (подозреваемому), с обстоятельствами прохождения испытательного срока условно осужденным лицом за преступление в отношении конкретного потерпевшего, с обстоятельствами отбывания осужденным наказания в виде лишения свободы- во-вторых, особенный (сокращенный или иной) вид процессуального производства, сложившийся наряду с общим порядком в рамках дифференциации досудебного производства и судебного разбирательства.
Следует также отметить, что специальный уровень нормативного обеспечения прав потерпевшего либо по признаку его возраста (несовершеннолетний), либо по характеру совершенного против него преступления, либо в зависимости от особой (сокращенной) формы процессуального производства неизбежен. Уголовно-процессуальное законодательство, допуская специальный уровень нормативного обеспечения прав потерпевшего, отличимый от регламентации общих для всех потерпевших процессуальных прав, либо идет по пути свертывания последних, либо по пути их расширения3.
Разрешение рассмотренных проблем обеспечения прав потерпевших от преступлений вряд ли возможно без разрешения давно назревшей культурологической проблемы. Речь идет о структурной реформе досудебного уголовного расследования, и в том числе ликвидации стадии возбуждения уголовного дела.
1 См.: Аширбекова М. Т. Вариативность в нормативном обеспечении прав и законных интересов потерпевшего // Уголовное судопроизводство. 2015. № 2. С. 23−32.
2 См.: Боруленков Ю. П. Доследственная проверка: за и против // Российский следователь. 2013. № 19. С. 4−8.
3 См.: Зайцева Е. А. Трижды потерпевший // Законность. 2015. № 1. С. 34−38.
Крайнова О. А. Культурологический аспект проблемы совершенствования правового…
701

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой