Культурно-правовые традиции законодательного закрепления уголовно-процессуальных гарантий законности расследования преступлений, совершенных несовершенноле

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
А.В. Кучинская
Кучинская Анна Васильевна — адъюнкт адъюнктуры (докторантуры)
Нижегородская академия МВД России
Культурно-правовые традиции законодательного закрепления уголовно-процессуальных гарантий законности расследования преступлений, совершенных несовершеннолетними
В целях исследования культурно-правовых традиций законодательного закрепления гарантий законности расследования преступлений, совершенных несовершеннолетними, необходимо рассмотреть эволюцию понятия законности в уголовно-процессуальном законодательстве, а также исторические закономерности становления производства по делам о преступлениях несовершеннолетних.
Научное познание закономерностей формирования правовых институтов обеспечения законности имеет системную взаимосвязь с нормативным закреплением понятия законности. В связи с этим выявить такие закономерности можно на базе ретроспективного анализа понятия законности в российском праве.
Исторически это понятие было предметом философских и религиозных исследований, а закон — как Божье волеизъявление. Вплоть до Петровской эпохи законность не имела нормативно-правового статуса.
По Русской правде представления о законности основывались на обычаях и традициях, а система формальных доказательств дополнялась процедурами ордалий (выяснения Божьей воли). Русская правда и основанные на развитии ее положений Новгородская и Псковская судные грамоты строились на базе необходимости обеспечения законности как руководства для суда. В Судебниках Ивана III и Ивана IV понятие законности приобрело выраженный сословный характер, что позволяло, как полагают ученые, всем сословиям сохранить или несколько улучшить свой статус1. По мнению известных дореволюционных юристов М.Ф. Владимирского-Буданова и П.Н. Мрочек-Дроздовского, памятники российского права отразили социальную потребность в установлении единой законности для всего государства и в принятии справедливых законов, которые отвечали бы интересам всего общества2. В Соборном уложении 1649 года отразилась тенденция к обеспечению деятельности государства необходимой законодательной базой. Квинтэссенцией понятия законности в Соборном уложении можно назвать положение его статьи 1 главы X «О суде», согласно которой требование законности определялось как «судом судити и расправа делами по государеву указу».
В период Петровских реформ в понимании законности ярко проявилась тенденция к поддержанию авторитета писаного закона.
Впоследствии (в эпоху Николая I) обязанность соблюдать законы связывалась с применением «строжайшей ответственности"3.
Во время Судебной реформы 1864 года в России сформировались представления о законности как об источнике установления порядка осуществления уголовного судопроизводства. В.К. Случев-ский, например, достаточно категорично утверждал, что «обвинение может только тогда повлечь за собой постановку приговора, когда не существует фактических и юридических препятствий для судебного исследования дела"4.
В таком виде представления о законности просуществовали вплоть до установления Советской власти.
После стабилизации политической ситуации и окончания гражданской войны революционное правосознание, хотя и осталось употребимым в законодательном и научном обороте понятием, развитие представлений о законности происходило в направлении социальной необходимости точного, строжайшего и неуклонного соблюдения законов5. В УПК РСФСР 1923, 1926 и 1960 годов по-
1 Стетюха М. П. Реализация принципа законности в российском государстве: к истории вопроса // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2009. № 3. С. 188−191.
2 Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. М., 2005. С. 255−260- Мрочек-Дроздовский П. Н. Памятники русского права времени местных законов. М., 1901. С. 34.
3 См.: ФельдманД.М. На стыке традиций. Материалы к истории термина «законность» в советском законодательстве // Эдиционная практика и проблемы текстологии М., 2006. С. 120−128.
4 Случевский В. К. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1895. С. 549.
5 См.: О революционной законности: пост. IV Всероссийского Чрезвычайного съезда Советов от 08. 11. 1918 // Сайт Конституции Российской Федерации. URL: http: //constitution. garant. ru/history/act1600−1918/5405/ (дата обращения: 18. 06. 2015).
Юридическая техника. 2016. № 10
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
нятие законности получило распространение как способ поддержания правопорядка1. Именно в этой части оно было положено в основу толкования общеправового принципа законности в уголовном процессе. Для сравнения, зарубежная правовая мысль середины XX века связывала законность и эффективность правовой системы как социального регулятора2, то есть иллюстрировала практическую составляющую понятия законности как механизма организации государственно- общественных связей.
Период, начавшийся с 1991 года, отразил становление современного Российского государства. При этом проведение экономических и политических преобразований сопровождалось и масштабными законодательными реформами.
Формирование особых правовых институтов обеспечения законности получило философскологическое обоснование. При этом осуществление производства по делам несовершеннолетних сформировалось на базе выработки гарантий особого рода, предоставляемых несовершеннолетним участникам уголовного судопроизводства.
В российском уголовном процессе специфические правила производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних длительное время были не востребованными. Как писал А. Ф. Бернер, «старинное наше законодательство не знало учения о малолетних"3. Отдельные попытки определить особенности уголовного преследования подростков были в Соборном уложении (запрет смертной казни, применения пытки, телесных наказаний). По мнению некоторых исследователей, разработка системы процессуальных гарантий для несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства началась в петровскую эпоху4. С 1857 года несовершеннолетний возраст получил статус смягчающего обстоятельства5. В этой связи следует согласиться с отмеченными в литературе положительными тенденциями, отражающими не только стремление в ходе Судебной реформы 1864 года создать гуманную систему осуществления правосудия, но и внести коррективы в части привлечения к ответственности подростков6.
Эволюция представлений о необходимости наделения несовершеннолетних обвиняемых особыми гарантиями законности началась значительно позже формирования понятия законности. Это было обусловлено тем, что только после Судебной реформы 60-х годов XIX века были созданы предпосылки для закрепления особого социально-правового статуса преступников, не достигших совершеннолетия. Исследователи отмечают, что в конечном итоге это привело к созданию системы специализированных судов по делам несовершеннолетних7.
Анализ особенностей советского законодательства, определяющего правила осуществления производства по делам несовершеннолетних, позволяет сделать вывод о постепенном осознании необходимости создания системы правовых институтов обеспечения законности в целях защиты прав и законных интересов особо уязвимых участников процесса. При этом можно отметить, что если в досоветский период система уголовно-процессуальных гарантий законности центральным звеном имела учреждение специализированных судов, то советский период примечателен переводом рассмотрения части дел о преступлениях несовершеннолетних в подведомственность внесудебных органов — комиссий по делам несовершеннолетних.
До настоящего времени не сложилось единого понимания ювенальной юстиции, вследствие чего она рассматривается как система специализированных судов8 либо система взаимодействующих органов, должностных лиц, некоммерческих организаций, ориентированных на реализацию прав и законных интересов несовершеннолетних детей и подростков9. Но названные подходы к определению ювенальной юстиции и ее места в уголовно-процессуальной деятельности никак не отражают необходимость создания системы уголовно-процессуальных гарантий законности расследования дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними.
1 См.: Голунский С. А., Строгович М. С. Теория государства и права. М., 1940. С. 44.
2 См.: Баталов Э. Я. Проблема демократии в американской политической мысли XX века. М., 2010. С. 135.
3 Бернер А. Ф. Учебник уголовного права. СПб., 1865. С. 348.
4 См.: Боровик О. В. Особенности досудебного производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних: дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 34.
5 См.: Иванова Н. М. Из истории ювенальной юстиции в России // Криминалисты 2010. № 2. С. 98−103.
6 См.: Гусейнов А. Б. Дореволюционный опыт профилактики правонарушений несовершеннолетних в России // Общество: политика, экономика, право. 2008. № 1. С. 108−117- Харсеева О. В. Развитие судопроизводства по делам несовершеннолетних в пореформенной России (середина XIX — начало XX вв.) // Актуальные проблемы российского права. 2014. № 9. С. 1986−1991.
7 См.: КузнецовД.Ю. Государственно-правовая политика России в области противодействия преступности несовершеннолетних во второй половине XIX — начале XX в.: дис. … канд. юрид. наук. Курск, 2013. С. 7.
8 См.: Лукьянова Е. В. Дифференциация правового регулирования в процессуальном законодательстве // Российская юстиция. 2003. № 10. С. 18.
9 См.: Никитина Л. В. Теоретико-политические и социально-правовые аспекты формирования ювенальной политики в современной России // Общество и право. 2011. № 2. С. 277−281.
Кучинская А. В. Культурно-правовые традиции законодательного закрепления…
703
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
В контексте обеспечения законности необходимо отметить, что воспитательный подход способствует формированию уважения к закону, ресоциализации несовершеннолетнего, а также всестороннему анализу обстоятельств совершенного преступления и личности виновного. Таким образом, он соответствует пониманию законности, закрепленному в статье 7 УПК РФ, в части соответствия закону, мотивированности и обоснованности процессуальных решений.
Обеспечение законности в уголовном судопроизводстве, указывает А. М. Баранов, всегда было связано с проблемой соотношения прав государства и личности, которое выражалось через установленные государством средства, призванные обеспечить законность уголовно-процессуальной деятельности, государственных органов, прав и свобод граждан1. В уголовном судопроизводстве обеспечение законности приобретает особое значение, поскольку в результате незаконного уголовного преследования могут быть вынесены процессуальные решения, существенно ограничивающие права, свободы и законные интересы граждан.
Осознавая это и учитывая особое положение лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, законодатель установил специальные правила осуществления судопроизводства по делам данной категории. Несовершеннолетние участники уголовного судопроизводства (прежде всего, подозреваемые, обвиняемые, подсудимые) нуждаются в предоставлении таких гарантий в силу возраста и относительно ранней (в 14−16 лет) уголовно-правовой деликтоспособности, не совпадающей с установленным законом совершеннолетием.
При осуществлении производства по уголовному делу установлены специфические гарантии законности, которые позволяют защитить права и законные интересы отдельных участников процесса. Привлечение к уголовной ответственности несовершеннолетних осуществляется с учетом дополнительных процессуальных правил, установленных в главе 50 УПК РФ. Несовершеннолетние участники уголовного судопроизводства (в том числе подозреваемые и обвиняемые) пользуются особой правовой защитой. Вследствие этого наличие специфических правил, закрепленных в главе 50 УПК РФ и применяющихся в сочетании с общим порядком судопроизводства, получает социально-правовую обусловленность.
1 См.: Баранов А. М. Законность в досудебном производстве по уголовным делам: дис. … д-ра юрид. наук. Омск, 2006. С. 24.
Юридическая техника. 2016. № 10

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой