Креолизованный текст: аспекты изучения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВОРОШИЛОВА М.Б.
Екатеринбург, Россия КРЕОЛИЗОВАННЫЙ ТЕКСТ: АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ
Abstract
The article contributes to the study and analysis of creolized texts. The author presents some methods and ways of their investigation that exist in Russian linguistics.
***
Начало научному осмыслению креолизо-ванных текстов было положено в работах по семиотике. Центральными были обозначены проблемы визуальной семантики, выделение неких дискретных единиц изображения и анализ их взаимодействия с вербальной семиотической системой. Данный подход определил существенное ограничение объема понятия креолизо-ванного текста. Из самой формы используемых терминов («визуальная информация», «видео-вербальный ряд», «иконический знак»), чаще всего используемых в научных работах, видно, что в центре внимания их авторов в первую очередь находится соотношение вербальной и иконической, визуальной знаковых систем, т. е. невербальные, графические средства, сопровождающие письменную речь. Данное сужение, ограничение подходов обусловлено двумя основными причинами: во-первых, традициями отечественной и мировой лингвистики, а также набором лингвистического «инструментария», который находится в распоряжении современного ученого.
В рамках настоящего подхода исследователи первоначально описывают саму структуру креолизованного текста, т. е. выделяют основные знаковые единицы его составляющие, да-
лее — анализируют их семантику и взаимодействие. Основными компонентами «классического» (ограниченного) креолизованного текста являются вербальная часть (надпись / подпись, вербальный текст) и иконическая, визуальная, невербальная часть, которая может быть представлена иллюстрациями (рисунок, фотография, карикатура и др.), схемами, таблицами, символическими изображениями, формулами и т. п.
Необходимо отметить, что терминологически небесспорно при анализе креолизованных текстов в качестве эквивалентной, равнозначной замены обозначения изобразительного компонента использование термина «икониче-ский компонент». Стоит согласиться с распространенным ныне суждением В. А. Виноградова, что «система (код) языка ориентируется на символичность, а текст — на иконичность» [Сигал 1997: 119]. Также сомнительной представляется практика замены обозначения «изобразительный компонент» на «визуальный», т.к. в письменной форме сообщения (текста) любого типа словесный ряд так же визуален, как любой другой, значимыми являются шрифт, цвет, стиль написания и т. д. Поэтому считаем целесообразным различать вербальный и невербальный компоненты в рамках любого креолизованного текста.
С точки зрения семиотики невербальный знак принципиально отличается от вербального, т.к. семантика изображения по сравнению со словом характеризуется некой неопределенностью, расплывчивостью, размытостью. В семантике изображения Р. Барт по аналогии со словом выделяет денотативные и коннотативные значения. Невербальный знак, по мнению автора, содержит два рода означающих: 1) означающие, означаемыми которых являются реальные предметы, и 2) означающие, означаемыми которых являются идеи, образы и т. д. Напр., изображение белого голубя, с одной стороны, означает саму птицы, с другой — традиционный образ мира. Итак, информация первого типа (по аналогии со структурой семантики слова) является денотативной, т. е. в известной степени буквальной, ее понимание не представляет для адресата трудности и основывается не неких общих знаниях, информация же второго типа коннотативна, основывается на различных ассоциативных связях, а значит ее понимание предполагает наличие у адресата знание определенного культурного кода, социальных связей, национальной специфики, следовательно, информация данного типа допускает многовариативность своего толкования. Так, образ белого голубя в разных странах может быть понят как: 1) чистота души, воплощение кротости и смирения- 2) душа умершего родственника — ангел-хранитель.
Важнейшее замечание в рамках данного подхода, определившее большинство современных методик: изображение и слово, вер-
бальный и невербальный компоненты креоли-зованного текста никогда не представляют собой некую «сумму семиотических знаков», их значение интегрируется и «образует сложно построенный смысл» [Анисимова 2003]. Таким образом, между вербальной и невербальной частями устанавливаются разные виды корреляции, в современной лингвистике существует несколько подходов к их описанию и классификации.
Л. Барден (1975) описывает корреляции между данными компонентами в зависимости от характера передаваемой в них информации -денотативной и коннотативной. Исследователь выделяет 4 типа корреляции: 1) Изображение Д + Слово Д: оба компонента выражают денотативную информацию, но изображение, как правило, доминирует над словом. Этот тип корреляции свойственен информационному сообщению. 2) Изображение Д + Слово К: изображение выражает денотативную информацию, вербальный компонент — коннотативную- изображение доминирует над словом. Этот тип корреляции присущ иллюстративному сообщению. 3) Изображение К + Слово Д: изображение выражает коннотативную информацию, слово — денотативную- в данном случае ведущая роль принадлежит слову. Этот тип корреляции характерен для комментирующего сообщения. 4) Изображение К + Слово К: оба компонента выражают коннотативную информацию, и, как правило, равноправны по отношению друг другу. Данный тип корреляции типичен для символического сообщения.
Анисимова Е. Е. (2003) рассматривает отношения взаимодополнения и взаимозависимости между вербальной и невербальной частями креолизованного текста. При отношениях взаимодополнения изображение понятно без слов и может существовать самостоятельно. Вербальному комментарию отводится вторичная, дополнительная функция, т.к. он только описывает изображение, дублируя его информацию. При отношениях взаимозависимости изображение зависит от вербального комментария, который определяет его интерпретацию. Без комментария смысл изображения неясен или может быть превратно истолкован. Вербальный комментарий в этом случае выполняет первичную, основную функцию [Анисимова 2003: 12].
Зауэрбир С. Д. описывает отношения между изображением и вербальной частью в зависимости от их референтной соотнесенности: 1) параллельная корреляция, при которой содержание рисунка и вербальной части полностью совпадают- 2) комплиментарная — содержание невербальной и вербальной частей частично перекрывают друг друга- 3) субститутивная -невербальная информация замещает вербальную- 4) интерпретативная — между содержанием вербальной и невербальной частей нет прямых точек соприкосновения, и эта связь устанавливается на ассоциативной основе [8аиегЫег 1978:
цит. по: Чудакова 2005: 186].
Пойманова О. В. (1997) предлагает различать креолизованные (в терминологии автора — ви-деовербальные тексты) тексты по соотношению
объема информации, переданной различными знаками, и по роли изображения: 1) репетиционные — изображение в основном повторяет вербальный текст- 2) аддитивные — изображение привносит значительную дополнительную информацию- 3) выделительные — изображение «подчеркивает» какой-то аспект вербальной информации, которая по своему объему значительно превосходит невербальную- 4) оппози-тивные — содержание, переданное картинкой, вступает в противоречие с вербальной информацией, на основе этого часто возникает комический эффект- 5) интегративные — изображение встроено в вербальный текст или вербальный текст дополняет изображение в интересах совместной передачи информации- 6) изобразительно-центрические — с ведущей ролью изображения, вербальная часть лишь поясняет и конкретизирует его.
В ходе диссертационного исследования «Метафорическое моделирование художественного мира в дискурсе русской рок-поэзии» (Шинкаренкова, 2005) на основании двух описанных выше типов корреляции (Зауэрбир С.Д., Пойманова О.В.) была разработанная следующая классификация отношений вербального и невербального компонентов в креолизованных текстах дискурса русской рок-поэзии: 1) комплиментарная корреляция — содержание невербального и вербального компонентов частично перекрывают друг друга- 2) интерпретативная корреляция — между содержанием вербального и невербального компонентов связь устанавливается на ассоциативной основе- 3) аддитивная корреляция — невербальный компонент привносит значительную дополнительную информацию- 4) выделительная корреляция — невербальный компонент подчеркивает какой-то аспект вербального- 5) изобразительно-центрическая корреляция — невербальный компонент играет ведущую роль, вербальный — лишь поясняет и конкретизирует его [Шинкаренкова 2005].
Помимо описания различных связей между вербальным и невербальным компонентами креолизованного текста ученые считают необходимым отметить и разную степень их участия в организации текста:
Е. Е. Анисимова в зависимости от наличия изображения и характера его связи с вербальной частью выделяет три основные группы кре-олизованных текстов: 1) тексты с нулевой крео-лизацией (изображение не представлено), 2) тексты с частичной креолизацией и 3) тексты с полной креолизацией.
В текстах с частичной креолизацией между вербальным и невербальным компонентами складываются автосемантические отношения, когда вербальная часть относительно автономна, независима от изображения, а изобрази-
тельные элементы текста оказываются факультативными. Такое сочетание часто находим в газетных, научно-популярных и художественных текстах. В текстах с полной креолизацией вербальная часть не может существовать отдельно, независимо от изобразительной части -между обоими компонентами устанавливаются синсемантические отношения. Вербальная часть в данном случае ориентирована на изображение или отсылает к нему, а изображение выступает в качестве облигаторного (обязательного) элемента текста. Такая зависимость обычно наблюдается в рекламе (плакат, карикатура, объявления и др.), а также в научных и особенно научно-технических текстах [Анисимова 2003: 15].
Аналогичную классификацию предлагает Бернацкая А. А., выделяя также три степени креолизации: сильную — с взаимной синсеман-тией участвующих систем- умеренную — при явном доминировании одной системы и вспомогательной роли другой- слабую — когда речь идет о традиционных параязыковых средствах коммуникации (фонационных, кинетических, графических). В качестве несомненно достоинства последней классификации отметим введение понятия слабой креолизации, которое представляется нам более правомерным и обоснованным нежели понятие нулевой, т.к. в современном мире не приходится говорить о «чистых текстах». Важнейшей характеристикой любого письменного текста (а текст креолизованный, как правило, письменный) являются размер и гарнитура шрифта, цвет, использование пунктуационных и нередко математических знаков, а также других паралингвистических средства.
Данное замечание позволяет отметить, еще один аспект анализа креолизованного текста -описание паралингвистических средств его создания. Как правило, в центре внимания исследователей оказываются цвет и шрифт, используемые при создании анализируемого текста. Цвет является одним из важнейших элементов креолизованного текста: он привлекает внимание адресата (аттрактивная функция цвета), позволяет выделить наиболее важные, значимые в смысловом отношении элементы вербального компонента (смысловыделительная функция), а также воздействует на эмоции человека (экспрессивная функция). Особо ученые отмечают символическую функцию цвета, его способность выражать абстрактные понятия [Анисимова, 2003- Баскаков, 1967- Кондаков, 1990- Миронова, 1984- Пэдхем, 1978].
Существенное влияние на подсознание получателя информации оказывает также и выбор печатным изданием определённого размера и гарнитуры шрифта, поскольку шрифт сам по себе служит формой социального кодирования, обнаруживая принадлежность человека к тем или иным классам и группам (А. Сигман, Е. Е. Анисимова, В. В. Тулупов, С.И. Смирнов). Использование различных типов шрифтов подчи-
нено определённым задачам, которые ставит перед собой адресант и которые определяют основные функции шрифтов как элемента крео-лизованного текста. К таковым относят аттрактивную, смысловыделительную, экспрессивную, характерологическую, символическую, сатирическую и эстетическую функции [Анисимова, 2003: 61−64].
В области психолингвистики обращение к креолизованным текстам обусловлено стремлением специалистов выявить роль невербальных средств в смысловом восприятии текста [Головина, 1986- Зуев, 1981- Сорокин, Тарасов, 1990]. Наличие негомогенных частей в структуре креолизо-ванного текста рассматривается исследователями как один из способов создания коммуникативного напряжения как в текстовом пространстве, так и в пространстве воспринимающего этот текст. Так напр., Э. А. Лазарева называет подобный прием «наложения текста одного смыслового поля на текст с другим смысловым полем» [Лазарева, Горина 2003: 103] приемом когнитивного столкновения, эффективно используемым в качестве средства воздействия и манипулирования сознанием адресата.
Исходным в психолингвистических исследованиях креолизованного текста, как отмечает Анисимова Е. Е. [2003: 13], является положением о том, что информация, воспринимаемая по разным каналам, в том числе вербальная и невербальная, интегрируется и перерабатывается человеком в едином универсально-предметном коде мышления [Жинкин 1982]. При этом на уровне глубинной семантики языка не существует принципиальной разницы между семантикой данных знаков.
Тем не менее, специальные исследования свидетельствуют о том, что вербально и невербально передаваемая информация воспринимается адресатом по-разному. Так, информация, содержащаяся непосредственно в текстовом сообщении, усваивается лишь на 7%, голосовые характеристики способствуют усвоению 38% информации, тогда как наличие визуального образа заметно повышает восприятие — до 55% [Бойко 2006]. При этом важно отметить, что если вербально представленная информация влияет на сознание индивида рациональным путём, то использование различных паралин-гвистических средств автоматически переводит восприятие на подсознательный уровень. Кроме того, вербальные средства передают информацию преимущественно о внешнем мире, в то время как невербальные — об эмоциональной стороне коммуникации [Стернин 2003]. С другой стороны, исследователи (Головина Л.В.) отмечают, что присоединение к вербальному тексту изображения приводит к уменьшению его эмоциональности, снижает его информативность и убедительность. Причина этого заложена в психологических особенностях восприятия креоли-зованного текста: реципиент, воспринимающий текст без изображения, приписывает этому тек-
сту такие характеристики, которые он извлекает не только из самого текста, но также из своей концептуальной системы, из своей картины мира. Добавление изображения накладывает ограничения на восприятие текста, ведет к перестройке смыслового кода реципиента в сторону сужения его концептуального поля, при этом возможности интерпретации текста уменьшаются [цит. по: Анисимова 2003: 13]. При всей крайности данной точки зрения, несомненным является то, что креолизованный текст как текст интегрированный, «сложно построенный» воспринимается в процессе двойного декодирования заложенной в нем информации: при извлечении концепта изображения происходит его «наложение» на концепт вербального текста, взаимодействие двух концептов приводит к созданию единого общего концепта (смысла) крео-лизованного текста [Головина 1986]. «Дискурсы разных текстов смешиваются…, в результате чего адресат воспринимает сразу двойную информацию: очевидный смысл прямо выраженного дискурса и суть скрытого дискурса, направленного на достижение истинных целей автора», — отмечает Э. А. Лазарева [Лазарева, Горина 2003: 103].
Подводя некий итог на данном этапе исследования отметим, что креолизованный текст длительное время не привлекал к себе особого и всеобщего внимания лингвистов, традиционно узкий подход к данному понятию, приводил к тому, что анализ креолизованных текстов сводился к отдельным наблюдениям за применением изображения в книгоиздательстве, рекламе, СМИ [Герчук, 1984- Кузнецова, 1984- Большия-нова, 1986 и др.]. Широкое понимание текста при коммуникативно-прагматическом подходе привело к изменению статуса креолизованных текстов в лингвистике, на передний план выдвигается исследование их текстовой природы. Отправной точкой подобных научных работ является положение о принципиальном сходстве креолизованных и собственно вербальных текстов, следовательно, те и другие обладают одинаковой базой текстовых категорий. Данное положение максимально «развязало руки» исследователям, расширило набор допустимого «инструментария» для анализа креолизован-ного текста. В современных работах, посвященных тому или иному виду креолизованных текстов, ученые активно используются традиционные методы анализа вербального текста: описание основных текстовых категорий и специфики их проявления (в данном направлении активно развивается волгоградская научная школа), описание когнитивных и концептуальных основ (уральская школа) и т. д. Снятие данного ограничение позволило также расширить объем самого понятия, а значит и круг анализируемых явлений, так в последние годы в рамках волгоградской школы активно разрабатывается термин «кинотекст», его анализу и будет посвящена наша следующая статья.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Алексеев Ю. Г. Восприятие креолизованного текста иноязычным реципиентом (к постановке проблемы) // Проблемы прикладной лингвистики. Матер. семинара. 4.1. Пенза, 1999. С. 8−10-
Алексеев Ю. Г. Креолизованный текст в межкультурной коммуникации (на матер. этнопсихолингвистического эксперимента) // Уч. зап. УлГУ. Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики. Сер. Лингвистика. Вып. 1(6). Ульяновск: УлГУ, 2001. С. 58−65.
Алексеева В. В. 4то такое искусство. М., 1979
Анисимова Е. Е. Лингвистика текста и межкультурная коммуникация (на материале креолизованных текстов): учеб. пособие для студ. фак. иностр. яз. вузов. — М.: Academia, 2003.
— 128 с.
Анисимова Е. Е. О целостности и связности креолизованного текста / К постановке проблемы/ //Филологические науки. — 1996. — № 5.
Арнольд И. В. Графические стилистические средства // Иностранный языки в школе. — 1973 — N"3
Баева Г. В. Семантико-прагматические особенности вербальных и невербальных знаков в рекламном дискурсе: на материале немецкой пресс-рекламы: автореферат дисс к.ф.н. -Тамбов, 2000
Баскаков Э. Биография гербов, флагов, гимнов зарубежных стран. — М., 1967
Березин В. М. Массовая коммуникация: сущность, каналы, действия. М., 2003. 174 с.
Бернацкая А. А. К проблеме «креолизации» текста: история и современное состояние // Речевое общение: Специализированный вестник / Краснояр. Гос. ун-т- Под редакцией
А. П. Сковородникова. Вып. 3 (11). Красноярск, 2000.
Бойко М. А. Функциональный анализ средств создания образа страны (на материале немецких политических креоли-зованных текстов) (10. 02. 04 — Германские языки): Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук — Воронеж — 2006
Большиянова Л. С. Вербальное сопровождение фотоизображения в современной британской прессе: Содержание и структура. Автореф. дисс. … канд. фил. наук. Л., 1986.
Буркова П. П. Текст кулинарного рецепта как лингвовизуальный феномен // Лингвистическое образование: профессия, миссия, карьера: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (25−27 сентября 2003 г.). — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003.
Валуенко Б. В. Выразительные средства набора в книге. -м., 1976
Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 1981.
Герчук Ю. Я. Художественная структура книги. — М., 1984.
Герчук Ю. Я. Художественные миры книги. М., 1989.
Головина Л. В. Влияние иконических и вербальных знаков при смысловом восприятии текста. Автореф. дисс. канд. филол. наук. М., 1986
Гришаева Л. И. Креолизованные тексты — тексты XXI века? // Возвращение к истокам французской культуры. Вестник ВГУ, Серия лингвистика и межкультурная коммуникация, 2003, № 2 /107
Демосфенова Г. Советский политический плакат. М. ,
1962
Диброва Е. И. Пространство текста // Категоризация мира: Пространство и время. М., 1997. С. 34−36.
Дмитриева Н. А. Изображение и слово. М., 1962.
Добкин С. Ф. Оформление книги: редактору и автору. -М., 1985
Дробышева И. М. Текст как теоретическое понятие и научная проблема \Serverkonf_inlicultural_valuesinstructions_r. htm
Ейгер Г. В., Юхт В. Л. К построению типологии текстов// Лингвистика текста: Материалы научной конференции при МГПИИЯ им. М. Тореза. 4.I. М., 1974.
Женнет Ж. Изнанка знаков// Женефф Женнет. Работы по поэтике. Фигуры. Т.1.М., 1998.
Жинкин Н. И. Речь как проводник информации. — М. ,
1982
Зенкова А. Ю. Визуальная метафора в социально-политическом дискурсе: методологический аспект // Многообразие политического дискурса. Екатеринбург, 2004. С. 39 — 54.
Зуев Д. Д. Структура современного школьного учебника и место в ней внетекстовых компонентов: автореф… к.ф.н. — М, 1981
Иванова Е. Б. Художественный видеофильм как текст и его категории // Языковая личность: проблемы креативной семантики. К 70-летию профессора И. В. Сентенберг: Сб. науч. тр. / ВГПУ. V Волгоград: Перемена, 2000. С. 200−206.
Иванова Е. Б. Художественный видеофильм как тип текста // Языковая личность: проблемы межкультурного общения: Тез. науч. конф., посвящ. 50-летию фак-та иностр. яз. Волгоград, 3−4 февр. 2000 г. / ВГПУ. V Волгоград: Перемена, 2000. С. 30−31.
Каменская О. Л. Лингвистика на пороге XXI века // Лингвистические маргиналии. М., 1996.
Кашкин В. Б. Сопоставительные исследования Дискурса // Концептуальное пространство языка. — Тамбов: ТГУ, 2005. С. 337−353.
Кирилов А. Г. Факторы воздействия новостей в политических нарративах на адресата// Обучение иностранным языкам: настоящее и будущее: Сб. материалов и тезисов докладов XII Международной научно-практической конференции. — Самара, 2006.
Клюканов И. Э. Структура и функции параграфемных элементов текста. Автореф. … канд. филол. наук. Саратов, 1983.
Кобрин Р. Ю. Лингвистика в картографии// Прикладное языкознание: Учебник. Отв. Ред. А. С. Герд. СПб., 1996.
Ковелина Т. А. Образ врача в культуре// автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук // 09. 0013 — религиоведение, философская антропология, философия культуры. // Ростов-на-Дону — 2006
Колеватов В. А. Социальная память и познание. — М. ,
1984
Кондаков И. В. Цвет в природе и искусстве: Методология вопроса // Художественное творчество. Вопросы и комплексное изучение. — Л., 1990
Костенко Г. Т. Стилистические функции графических средств в языке английской рекламы // Проблемы стилистического анализа текста. — Иркутск, 1979
Кузнецова Г. Н. Структурные и семантические особенности языка американской рекламы: прагматика рекламного текста: автореф. к.ф.н. — М, 1984
Лазарева Э. А. Рекламный дискурс: стратегии и тактики //Лингвистика: Бюллетень Урал. лингв. общества. Екатеринбург, 2003. Т. 9
Лазарева Э. А., Горина Е. В. Использование приема когнитивного столкновения в политическом дискурсе сми // Лингвистика 11 с. 103−112 — Екатеринбург, 2003
Лотман Ю. М. Внутри мыслящих миров. Человек — текст
— семиосфера — история. — М.: «Языки русской культуры" — 1999. — 464 с.
Лотман Ю. М. Текст в тексте // Уч. зап. Тартуского гос. ун-та. Вып. 567. Текст в тексте (Труды по знаковым системам Николаева Т. М. Текст // Русский язык. Энциклопедия, Изд. 2. М., 1997. С. 555−556.
Пэдхем Ч., Сондерс Дж. Восприятие света и цвета. — М. ,
1978
Плотников Б. А. Авербальные формы письменного текста и их содержание // Б. А. Плотников. О форме и содержании в языке. Минск, 1989.
Пойманова О. В. Семантическое пространство видеовер-бального текста. Автореф. дисс. канд. филол. наук. М. ,
1997.
Проблемы текстуальной лингвистики / Под ред.
В. А. Бухбиндера. — Киев: Вища школа, 1983. — 175 с.
Протченко А. В. Типологические и функционально-стилистические характеристики англоязычного путеводителя (10. 02. 04 — германские языки): автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук.
Caмapa 2GG6
Poмaнoвскaя О.Е. Kpeoлизoвaнный тєкст и єго воспри-ятиє рєципиєнтом, пpинaдлeжaщим к другой лингвокультурной общности // Учєньіє записки Ульяновского государственного yнивepситeтa. Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики. Cep. Лингвистика / Bbrn. 2 (5). / Под общ. рєд. д. филол. н., проф. А.И. Фeфилoвa.- Ульяновск: УлГУ, 2GGG. C. 53−57.
Caxapный Л.B. Teксты-пpимитивы и зaкoнoмepнoсти их порождения // Чєловєчєский фактор в язьікє. Язык и порожде-ниє рєчи. М., 1991. C. 221−237.
Cepгeeвa O.B. Hapyжнaя пoлитичeскaя peклaмa в эпоху элeктpoнныx мeдиa // Актуальные проблемы тєории коммуникации. СТб. — Изд-во CПбГПУ, 2GG4. — C. 22G-225.
Crnan КЯ. Проблемы иконичности в языке (обзор литературы) // Boпp. языкознания. 1997. № 6.
Здоров А. А.ига и жизнь. — М., 1972
Одышкин Г. Г., Ефpeмoвa М.А.нотекст (опыт лингво-культурологичєского анализа). — М.: Boдoлeй Publishers, 2GG4
— 153 с.
рокин Ю. А., Tapaсoв Е. Ф. Kpeoлизoвaнныe тєкстьі и их коммуникативная функция // Оптимизация рєчєвого воз-дєйствия. М., 199G.
Teсля М. Е. По законам восприятия. М., 1969
Фaтeeвa HA. Tипoлoгия интepтeкстyaльныx элeмeнтoв и связєй в художєствєнной рєчи // Извєстия, А H CЛЯ. 1998. T. 57. № 5.
Чаплыгина Ю^. Teкстoвыe категории лингвовизуального феномена карикатуры
ЧудаковаМ. ^н^и^альная область «Шживая природа» как источник метафорической экспансии в дискурсе российских средств массовой информации (2GGG — 2GG4 гг.) // Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук (1G. G2. G1 — русский язык) — Екатеринбург, 2GG5
Шинкаренкова М. Б. Метафорическое моделирование художественного мира в дискурсе русской рок-поэзии: дисс… к.ф.н. — Екатеринбург, 2GG5
Якобсон P^. Язык в отношении к другим системам коммуникации// P^. Якобсон. Избранные работы. М., 1985.
© Борошилова М. Б., 2GG7
8G

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой