Процессуальная форма приостановления производства по делу в ходе и по итогам реализации предварительных слушаний

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343. 112
ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА ПРИОСТАНОВЛЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛУ В ХОДЕ И ПО ИТОГАМ РЕАЛИЗАЦИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫХ СЛУШАНИЙ
© Ибрагимова Л. Д., 2012
Раскрываются проблемные вопросы приостановления производства по уголовному делу в ходе предварительных слушаний. Проанализированы обстоятельства, служащие основанием приостановления производства по уголовному делу. Рассмотрены основания проведения судебного заседания в отсутствие подсудимого.
Ключевые слова: приостановление производства по уголовному делу- предварительное слушание-
уголовный процесс.
Решение о приостановлении производства по делу принимается в тех случаях, когда для рассмотрения дела по существу есть объективные препятствия, без устранения которых разбирательство произведено быть не может. Дело приостанавливается до устранения препятствий, однако не позднее истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности за соответствующие преступления. После истечения сроков давности дело должно быть прекращено. Перечень оснований приостановления дела в суде изложен в ч. 1 ст. 238 УПК и является исчерпывающим.
Дело может быть приостановлено в следующих случаях:
1) когда обвиняемый скрывается, и место его пребывания неизвестно. В этом случае судья, приостановив производство по уголовному делу, должен возвратить дело прокурору для розыска обвиняемого-
2) в случае тяжелого заболевания обвиняемого, удостоверенного медицинским заключением. Под тяжелым заболеванием, как правило, подразумевается любое заболевание, которое приводит к невозможности участия обвиняемого в судебном разбирательстве без ущерба для его здоровья. После того, как обвиняемый выздоравливает, производство возобновляется-
3) в случае направления судом, рассматривающим дело, запроса в Конституционный Суд Р Ф или принятия Конституционным Судом к рассмотрению жалобы о соответствии закона, примененного или
подлежащего применению в данном уголовном деле, Конституции Р Ф (причем по смыслу разъяснений, данных Конституционным Судом Р Ф, приостановление производства по делу при установлении данного факта является обязанностью, а не правом суда) [1]-
4) когда место нахождения обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в судебном разбирательстве отсутствует. Подобное может иметь место тогда, когда обвиняемый находится за границей, а в выдаче этого обвиняемого отказано, или же для этого есть серьезные препятствия, например, есть основания полагать, что процедура экстрадиции может занять длительное время. В качестве примера можно назвать случаи, когда обвиняемый был призван в Вооруженные Силы Р Ф или же находился в длительной командировке и т. д.
Приостановление производства по уголовному делу является вынужденным перерывом в производстве процессуальных действий, не способствует установлению всех обстоятельств преступного деяния и лица, его совершившего. При этом приостановление дела не означает, что по нему прекращается всякая процессуальная деятельность, она продолжается, но в особой форме. В определенном смысле приостановление обеспечивает эффективность процесса, так как способствует экономии как людских, так и материальных ресурсов в связи с невозможностью осуществления дальнейшей деятельности по причинам, определенным законом [2].
Основания для приостановления дела — это доказанность предусмотренных законом обстоятельств, препятствующих дальнейшему производству по делу [3]. Думается, именно по этой причине 3. 3. Зинатуллин пришел к выводу о том, что вопрос о приостановлении дела оценивается судьей с учетом всех свойств оценки доказательств. Однако позволим себе не согласиться с мнением автора, поскольку его вывод справедлив, как представляется, все же не для всех оснований приостановления уголовного дела. Для того чтобы убедиться в этом, необходимо остановиться на каждом из оснований, указанных в законе. При этом отметим, что законодатель не выделяет отдельный самостоятельный предмет доказывания при принятии подобного решения. Согласно ст. 73 УПК РФ в ходе производства по уголовному делу должны быть установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию: событие преступления, виновность лица в совершении преступления, обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, и др. Однако особенность рассматриваемого института определяет и некоторую специфику предмета доказывания и, прежде всего, это касается обстоятельств, служащих основанием приостановления производства по уголовному делу. Поэтому определенные обстоятельства должны быть выяснены обязательно на момент принятия решения о приостановлении производства по делу: событие преступления- характер и размер вреда, причиненного преступлением- ряд оснований, указанных в ч. 1 ст. 238 УПК РФ, указывающих на необходимость установления лица, обвиняемого в совершении преступления. То есть должны быть выяснены обстоятельства, свидетельствующие о виновности конкретного лица- и иные обстоятельства, значимые для дела и составляющие предмет доказывания. Рассмотрим каждое из оснований, а также некоторые вопросы, возникающие на практике и вызывающие сложности в ходе правоприменения:
1. В случае, когда обвиняемый скрылся и место его пребывания неизвестно, либо обвиняемый, содержащийся под стражей, совершил побег, судья возвращает уголовное дело прокурору и поручает обеспечить розыск обвиняемого. Если скрылся обвиняемый, не содержащийся под стражей, суд избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокуро-
ру обеспечить его розыск. При этом данное основание не применяется, если одной из сторон подано ходатайство о судебном разбирательстве в отсутствие подсудимого, обвиняющегося в тяжком и особо тяжком преступлении и находящегося за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняющегося от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу (ч. 3 ст. 238 УПК РФ).
Как правило, при решении вопроса о приостановлении дела представляется рапорт начальника следственного изолятора (если обвиняемому была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу), или пристава, уведомляющего судью о скрывшемся обвиняемом. Этот факт должен быть доказан и подтвержден материалами, предоставляемыми судье для принятия решения в связи с данным событием. В этом случае, по словам А. В. Кочетова, недостаточно предположения или наличия оперативной информации, необходима совокупность доказательств, подтверждающих данный факт, что способствует законности и обоснованности принятого в дальнейшем судьей решения, кроме того, значимая информация должна найти отражение в протоколах допросов свидетелей, протоколе осмотра места происшествия и других действиях [4]. На основании этих документов, являющихся доказательствами, подвергнув их оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности, судья выносит постановление о приостановлении дела и розыске обвиняемого. Считаем вышеуказанное справедливым в отношении всех оснований приостановления уголовного дела, кроме основания, указанного в п. 3 ч. 1 ст. 238 УПК РФ.
В том случае, если кроме скрывшегося обвиняемого по данному делу проходят и другие обвиняемые, то в отношении первого производство по возможности выделяется в отдельное и приостанавливается. В отношении остальных обвиняемых дело назначается к рассмотрению по существу в судебном заседании. Однако в том случае, если выделение дела в отношении скрывшегося обвиняемого невозможно для справедливого и законного разрешения, судья возвращает дело прокурору.
2. Когда место нахождения обвиняемого известно, однако реальная возможность его
участия в судебном разбирательстве отсутствует. Данное основание не применяется, если одной из сторон подано ходатайство о судебном разбирательстве в отсутствие подсудимого, обвиняемого в тяжком и особо тяжком преступлении и находящегося за пределами территории Российской Федерации и (или) уклоняющегося от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу (ч. 3 ст. 238 УПК РФ).
Данное основание означает доказанность такого местонахождения обвиняемого, откуда он не может прибыть по вызову или быть доставлен в необходимый срок. Именно это является основанием, приостанавливающим производство по делу. Таким образом, имеет место ситуация, аналогичная описанной в первом случае.
3. Обвиняемый заболел тяжелым заболеванием, подтвержденным медицинским заключением. Факт тяжелого заболевания обвиняемого обязательно должен быть подтвержден медицинским заключением, об этом прямо указывает п. 2 ч. 1 ст. 238 УПК РФ. Тем не менее, по этому вопросу не все процессуалисты так единодушны.
Однако полагаем, что законодатель правомерно установил категоричное правило, поскольку медицинское заключение выступает обстоятельством, на основании которого судья выносит постановление о приостановлении производства по делу. В данном заключении медицинским работником подтверждается факт тяжести заболевания, препятствующего участию обвиняемого в процессуальных действиях. А. А. Юнусов, исследуя вопрос о приостановлении производства по данному основанию, предлагает уточнить позицию законодателя, который обязал суд выносить постановление о приостановлении производства по уголовному делу в случае временного психического расстройства обвиняемого, удостоверенного заключением экспертизы, или иного тяжелого заболевания обвиняемого [5]. В этой связи интересно предложение Л. Г. Татьяниной о целесообразности приостановления производства по делу и в том случае, если лицо заболело не только тяжелым, но любым заболеванием, не позволяющим ему принимать участие в судебном разбирательстве. Кроме этого, в отношении лица, имеющего психическое заболевание, было отмечено, что если заболевание стало прогрессировать
и не позволяет ему принимать участие в судебном разбирательстве (все это должно быть подтверждено медицинским заключением), то в зависимости от тяжести и характера данного заболевания должен быть решен вопрос не только о приостановлении производства по делу, но и о применении принудительных мер медицинского характера. При этом возникает вопрос о допустимости доказательств, полученных с участием заболевшего психическим расстройством лица. В этой связи, по мнению Л. Г. Татьяниной, суд, получив заключение комплексной психолого-психиатрической экспертизы, дает оценку доказательствам, полученным с участием испытуемого лица, на основе заключения экспертизы и имеющейся в деле совокупности доказательств и решает вопрос о допустимости этих доказательств.
При анализе п. 2 ч. 1 ст. 238 УПК РФ необходимо обратить внимание на то, что в норме не прописан вопрос о продолжительности заболевания, что вызывает на практике массу проблем. УПК, регламентируя производство в досудебной стадии, содержит аналогичное правило о приостановлении предварительного следствия с той лишь разницей, что в п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ оговорено, что заболевание подозреваемого или обвиняемого должно носить временный характер, поскольку позволяет впоследствии возобновить приостановленное уголовное дело и продолжить его производство. Полагаем, что констатация времени весьма существенна, особенно в отношении лиц, страдающих психическими заболеваниями, не исключающими вменяемости на момент совершения преступления. В противном случае уголовное дело должно быть либо прекращено (невменяемость при совершении преступления указывает на отсутствие состава преступления, и лицо не опасно), либо направлено в суд для применения принудительных мер медицинского характера (ст. 433 УПК РФ). Тяжелое заболевание обвиняемого может быть весьма длительным по своему характеру, а порой и неизлечимым, производство по делу приостанавливается, и впоследствии оно может остаться так и незавершенным.
Законодатель также не уточняет, от кого должно быть получено медицинское подтверждение: от эксперта или достаточно справки лечащего врача? В юридической литературе подобный вопрос неоднократно поднимался, при этом затрагивая лишь при-
остановление предварительного расследования, обходя вниманием институт предварительного слушания. Полагаем, что некоторые позиции могут быть верны и для приостановления производства по делу в ходе предварительного слушания. С. М. Куриги-нян полагает, что заболевание обвиняемого должно быть подтверждено судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизой [6]. Е. В. Мищенко, придерживаясь противоположной позиции, верно отмечает, что для проведения экспертиз необходимо продолжительное время, которым, как правило, суды не располагают в достаточном количестве [7]. Кроме этого, как было отмечено В. Д. Ломовским, проведение экспертиз может привести к необоснованной перегрузке экспертов, поэтому было предложено считать достаточным наличие у обвиняемого справки врача, работающего в медицинском учреждении [8].
Однако на этом проблема себя не исчерпала, поскольку возник вопрос о ведомственной принадлежности медицинского заведения, выдающего подтверждение заболевания обвиняемого. По мнению А. В. Горяинова, им может быть только государственное или муниципальное медицинское учреждение, но никак не частная клиника. По нашему мнению, ведомственная принадлежность медицинского заведения не должна играть никакой роли, поскольку обучение студентов медицинские вузы осуществляют независимо от того, в каком ведомстве будущий специалист планирует заниматься медицинской практикой, ставить под сомнения уровень профессионального мастерства специалистов из частных клиник нет никаких оснований. Поэтому не совсем понятно, почему А. В. Горяинов одних специалистов дискриминирует по отношению к другим. Процент вероятности совершения ошибки государственной клиникой абсолютно такой же, как и в частной, от этого никто не застрахован. Возможность подложности истребуемого медицинского заключения, думается, также одинакова. По мнению автора, в данном вопросе не стоит устанавливать каких бы то ни было предпочтений, разрешение должно носить индивидуальный характер. К тому же практике известны случаи, когда в государственных медицинских учреждениях не всегда оказывается необходимое оборудование для дачи врачебного заключения, которое, как правило, можно найти в частных клиниках.
Кроме того, если на последних, в случае оказания ими подобных услуг, распространяются все права и обязанности, касающиеся государственных медицинских учреждений, выдающих заключения [9], то непонятно, почему нужно от них отказываться.
Ввиду вышеизложенного полагаем целесообразным п. 2 ч. 1 ст. 238 УПК изложить в следующей редакции:
«2) в случае тяжелого заболевания обвиняемого, если оно подтверждено медицинским заключением, либо заболевания обвиняемого (в том числе психического), носящего временный характер, но препятствующего участию обвиняемого в процессуальных действиях, подтверждающегося медицинским заключением либо справкой лечащего врача».
4. Направление судом запроса в Конституционный Суд Российской Федерации или принятие Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению жалобы о соответствии закона, примененного или подлежащего применению в данном уголовном деле, Конституции Российской Федерации. Аналогичная норма содержится в ст. 103 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» [10], обязывающей судью приостановить уголовное дело, когда суд общей юрисдикции обращается с запросом в Конституционный Суд о проверке конституционности применяемого или подлежащего применению в данном уголовном деле закона. Полагаем, что факт такого запроса выступает так называемым обстоятельством, на основании которого судья приостанавливает уголовное дело.
Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Р Ф [11], при принятии решения о приостановлении уголовного дела в отношении обвиняемого по основаниям, указанным в п. 2−4 ч. 1 ст. 238 УПК, суд, одновременно с этим, вправе избрать либо изменить или отменить избранную ему меру пресечения по правилам ч. 1 ст. 225 УПК. Данные обстоятельства должны найти отражение в постановлении о приостановлении производства по делу.
Исходя из вышесказанного полагаем, что оценка доказательств при принятии судьей решения о приостановлении уголовного дела осуществляется по правилам оценки иных доказательств, кроме основания, указанного в п. 3 ч. 1 ст. 238 УПК РФ, где оценка осуществляется формально.
С принятием Федерального закона № 153-Фз статья 238 УПК РФ была дополнена ч. 3 следующего содержания: «Пункты 1 и 4 части первой настоящей статьи не применяются при наличии ходатайства одной из сторон о проведении судебного разбирательства в порядке, предусмотренном частью пятой статьи 247 настоящего Кодекса» [12]. Таким образом, в случае наличия оснований для проведения судебного заседания в отсутствие подсудимого (обвиняемый в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления находится за пределами территории РФ и (или) уклоняется от явки в суд, не был привлечен к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу) производство по делу не приостанавливается.
Считаем оправданной недопустимость приостанавливать производство по делу вследствие длительного отсутствия или болезни потерпевшего, либо других заинтересованных лиц. В данном случае следует согласиться с тем, что «нет необходимости вводить данное основание (отсутствие потерпевшего) и с точки зрения обеспечения прав и законных интересов потерпевшего на предварительном следствии и в суде: в случае невозможности участия потерпевшего на предварительном следствии или в судебном разбирательстве его интересы с успехом могут отстаивать законные представители, близкие родственники. Отметим, что и Конституция Р Ф не требует личного участия потерпевшего в судебном разбирательстве» [13]. И
записки: сб. науч. тр. юрид. фак-та Оренб. гос ун-та. Оренбург, 2004. С. 84−85.
5. Юнусов А. А. Теория и практика эффективной подготовки уголовного дела к судебному разбирательству: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Казань, 2006. С. 16.
6. Куригинян С. М. Процессуальные вопросы приостановления предварительного следствия в случае психического или иного тяжелого заболевания обвиняемого // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1969. С. 78.
7. Мищенко Е. В. Приостановление производства по уголовному делу в случае временного тяжелого заболевания подозреваемого или обвиняемого // Ученые записки: сб. науч. тр. Оренб. гос ун-та. Оренбург, 2005. С. 92.
8. Ломовский В. Д. Приостановление производства по уголовному делу в советском уголовном процессе: дис. … канд. юрид. наук. Л., 1971. С. 31.
9. О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации: федер. закон от 31 мая 2000 г. № 73-Ф3 // Собр. законодательства РФ. 2001. № 23. Ст. 2291.
10. О Конституционном Суде Российской Федерации: федер. конст. закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ // Рос. газ. 1994. 23 июля.
11. О применении судами норм Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации: постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 5 марта 2004 г. № 1. Пункт 17 // Рос. газ. 2004. 25 марта.
12. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму»: федер. закон от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2010. № 28. Ст. 3553.
13. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Коновалова С. Ю. на нарушение его конституционных прав ч. 5 ст. 108, ст. 172 и ст. 210 УПК РФ: определение Конституционного Суда Р Ф от 18 янв. 2005 г. № 26−0 // Вестн. Конституционного Суда Р Ф. 2005. № 3. С. 104.
1. Об отказе в принятии к рассмотрению запроса мирового судьи Карьшского района Читинской области, о проверке конституционности положений статей 108, 253, 354 УПК РФ: определение Конституционного Суда Р Ф № 74−0 от 4 марта 2004 г. // Вестн. Конституционного Суда Р Ф. 2004. № 5. С. 62.
2. Лившиц Ю. Д., Кочетова А. В. Некоторые вопросы эффективности приостановления производства по уголовному делу // Актуальные вопросы уголовного процесса современной России: межвуз. сб. науч. тр. Уфа, 2003. С. 324.
3. Калиновский К. Б. Комментарий к Уголовнопроцессуальному кодексу РФ / под ред. А. В. Смирнова. СПб.: Питер, 2003. С. 518.
4. Кочетов А. В. Решения следователя и суда (судьи) по приостановлению уголовного дела // Ученые
Procedural Form of Suspension of the Proceedings During and Following the Implementation of the Preliminary Hearing
© Ibragimova L. r 2012
The article reveals the problematic issues of suspension of the proceedings during the preliminary hearing. Analyzed by circumstances which warrant the suspension of criminal proceedings. Considered grounds for the hearing in the absence of the defendant.
Key words: suspension of criminal proceedings- a preliminary hearing- criminal procedure.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой