Рецензия работы: Скворцов Артем.
Самосуд неожиданной зрелости.
Творчество Сергея Гандлевского в контексте русской поэтической традиции. - М.: ОГИ, 2013. -

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

РЕЦЕНЗИИ
П.А. КОВАЛЕВ
доктор филологических наук,
профессор кафедры русской литературы ХХ-ХХ1 веков и истории зарубежной литературы Орловского государственного университета
Скворцов Артем. Самосуд неожиданной зрелости. Творчество Сергея Гандлевского в контексте русской поэтической традиции. — М.: ОГИ, 2013. — 222 с.
Поэтический язык нужно учить, как иностранный, но такие учебники еще не написаны.
М.Л. Гаспаров
Отечественное литературоведение, как и собственно вся наука, находится в глубочайшем кризисе. И этот трюизм служит оправданием многим ученым, отказывающимся двигаться по направлению к современной литературе с ее общеизвестной непредсказуемостью и чуть ли не макулатурной утилитарностью. Взгляд современника всегда по большей части эмоционален и оценочен. Так стоит ли терять время на то, что, возможно, и не будет завизировано будущими поколениями?
Книга Артема Скворцова «Самосуд неожиданной зрелости», вышедшая в 2013 году в «Объединенном гуманитарном издательстве» и посвященная творчеству выдающегося современного поэта Сергея Гандлевского, доказывает, что формула «inter arma silent Musae» в нашем отечестве работает с известными оговорками. Молодой ученый, защитивший в 2011 году докторскую диссертацию, известный критик, регулярно публикующийся во многих крупных художественных журналах, предлагает в своей монографии новые принципы изучения и «всестороннего описания» творчества одного из тех немногочисленных поэтов, на которых «ложится особая ответственность — быть & lt-.. >- посредниками между предшествующей традицией и современным состоянием культуры». Точечный анализ формы А. Скворцов соединяет с описанием образно-тематического тезауруса на фоне трехсотлетней традиции русской поэзии. Современник оценивает немногословность поэта и намеренное дистанцирование от советской культуры, историк литературы видит неотрадиционализм поэтики Гандлевского в глубинной исторической проекции, а теоретик — с цифрами в руках раскрывает элегический потенциал основоположника индивидуального метода «критического сентиментализма».
Этот своеобразный синтез методологии отражается на оглавлении книги А. Скворцова, которое напоминает вертикальный взлет от уровня стиха и языка к КУЛЬТУРЕ. При этом каждый параграф и подпараграф здесь — заявка на глобальное исследование. Чего стоят хотя бы такие обозначения частей, как «Фоника», «Композиция», «Лексика и фразеология», «Языковая игра», «Лирический герой» etc. Стремление максимально точно представить поэтическую стратегию Сергея Гандлевского предопределило структурную разветвленность всех частей монографии, последовательно раскрывающих стихотворные, стилистические и жанрово-композиционные особенности идиостиля, интертекстуальные и мотивные уровни формирования поэтического высказывания.
Особенный интерес вызывают Приложения, в ко -торых представлен метро-строфический репертуар1, корпус реминисценций и аллюзий, многие из которых выходят за пределы поэтического языка в эссеи-стику, беллетристику и эпистолярий. Сам автор книги в этом «отходе на пласт литературной культуры» (Ю.Н. Тынянов) видит закономерности эволюции литературы и науки о ней, определяя сверхзадачу своего исследования так: «…выявить принципы и нормы (следовательно, отчасти каноны и шаблоны), лежащие в основе творчества видного современного поэта, принципы, в значительной мере не ощущаемые при обычном читательском подходе, но оказывающиеся сущностно важными для аналитического восприятия поэтики автора в целом». В имагологии, постулирующей, что национальная самоидентификация невозможна без учета целостного восприятия каждого культурного феномена, такой многослойный срез индивидуально-авторской поэтики назвали бы аутоимиджем, имея в виду сфокусированность книги на персональном дискурсе Сергея Гандлевского, сумме его художественных и эстетических стратегий, широте и естественности поэтического жеста.
Это еще не учебник современного поэтического языка, но, возможно, первый его параграф.
Что ж, будем ждать продолжений…
1 В этой части мне кажется небесспорным использование букв русского алфавита для сис-темы рифмокомпонентов и обозначение дольника сокращением «Дл» вместо гаспаровско-го «Дк».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой