Институционально-политический и социокультурный анализ современного парламентаризма

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Культурная политика и культурная среда
нституцио наль но-политический и социокультурный анализ со ВРЕМЕННО го парламентариз ма
УДК 328. 18:303. 01 В. И. Ерёменко
Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств
В статье рассматриваются институциональные аспекты функционирования современного парламентаризма — формальные и неформальные структуры, ролевые и статусные диспозиции, нормативно-ценностные и социально-культурные коммуникации.
Ключевые слова: парламентаризм, институт, социокультурный анализ.
V. I. Erjomenko
St. Petersburg State University of Culture and Arts, Ministry of Culture of the Russian ^ Federation (Minkultury), Dvortsovaya naberezhnaya, 2, St. Petersburg, Russian Federation, ^
W 91 186 W
INSTITUTIONAL, POLITICAL AND SOCIO-CULTURAL ANALYSIS OF MODERN PARLIAMENTARISM
This article discusses the institutional aspects of modern parliamentarism — formal and informal structures, role and status dispositions normative value, and socio-cultural communication.
Keywords: parliamentarism, institute, socio-cultural analysis.
Институциональный аспект функционирования и развития общества является традиционной областью исследований социальных наук.
Чаще всего социальный институт определяют как набор правил, которые особым образом структурируют социальные взаимодействия. Эти правила обладают рядом важнейших свойств: во-первых, они дают информацию о том, как люди будут действовать в определённых (стандартизированных) ситуациях- во-вторых, они должны быть признаны членами релевантной
группы как правила, которым другие подчиняются в этих ситуациях- в-третьих, они структурируют стратегический выбор акторов так, что бы про из ве сти рав новес ные результаты [9].
При использовании институционального подхода следует учитывать, что любое политическое образование, рассматриваемое «изнутри», с точки зрения действующих в нем правил, является политическим инсти-ту том, а во взаи модейст вии с дру ги ми социально-политическими образованиями предстаёт в качестве политической организации.
ЕРЁМЕНКО ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ — кандидат философских наук, доцент, заведующий кафедрой социально-культурной деятельности Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств
ERJOMENKO VLADIMIR IVANOVICH — Ph.D. (Philosophy), Associate Professor, Head of the Department of socio-cultural activities, St. Petersburg State University of Culture and Arts
e-mail: ldvieremenko@yandex. ru © Ерёменко В. И., 2014

ISSN 1997−0803 ¦ Вестник МГУКИ ¦ 2014 ¦ 1 (57) январь-февраль ^
ф
Институциональная характеристика, в отличие от характеристики организационной, предполагает выявление формальной и неформальной структур, ролевых и статусных диспозиций, нормативно-ценностных и функциональных оснований деятельности института [5].
Рассмотрение парламентаризма, представляющего собой систему народного представительства, легальную форму участия населения в политическом процессе, с институциональной точки зрения позволяет охарактеризовать его как совокупность относительно стабильных форм социально-политической практики, посредством которых обеспечивается устойчивость связей и отношений в рамках социальной организации общества. Парламентаризм, с одной стороны, позволяет населению реализовать своё право на участие в осуществлении государственной власти, а с другой — выступает в качестве инструментальной составляющей системы сдержек и противовесов, ограничивающей исполнительную власть с целью недопущения абсолютизации ею властных полномочий.
Сам парламент при этом выступает институциональным образованием, которое, с одной стороны, является главным условием су ще ст вова ния пар ла мен тариз ма, а с дру гой сторо ны, может быть рас смот ре, но как от-но си тель, но ав тоном ное соци аль но-по ли ти-ческое явление, имеющее самостоятельные функции в обществе и в государственном ме ха низ ме.
Подобная неоднозначность позиции современного парламента связана с генезисом данного института. По сути, парламент является наследником института народного представительства, трансформация которого была обусловлена сложностью присущих современной цивилизации экономических, социальных, политических и других проблем. Институциональное оформление парламента потребовало конкретизации роли и места данного политического института в жизни государства и общества. Парламент,
с нашей точки зрения, является уникальным инсти тутом, за ни мающим погра нич ное положение между государством и социумом: с со циу мом пар ла мент свя зан через ин сти тут политического участия- с государством — через институт власти.
Характеристика уникальной позиции пар ла мен та присут ст вует и в кон цеп ции известного теоретика неоинституционализ-ма Д. Норта. Его концепция рассматривает парламент как инструмент удовлетворения потребностей «правителей» в получении налоговых доходов в обмен на согласие предоставлять определённые услуги группам избирателей. Парламент, с точки зрения Норта, облегчает обмен между сторонами политического процесса [7, с. 70−71].
В современной представительной демократии общест вен ная сис тема ста новит ся гораздо сложнее благодаря развитию многообразных групп интересов и сложной ин-сти ту циональной структу ры, призван ной облегчить обмен между разными группами ин тере сов. Вме сте с тем пар ла мент как политический институт обеспечивает стабильность отношений господства — подчинения в обществе. Субъект власти должен быть уверен, что он способен, пользуясь выражением М. Вебера, «обеспечить проведение своей воли, даже вопреки сопротивлению». Объект властных отношений, в свою очередь, должен знать, что придётся подчиниться. Стабильность функционирования политических институтов обеспечивается наличием властных ресурсов у субъекта, что бы он мог при менять убе ж дение или принуждение в отношении тех, кто не склонен подчиняться, и, наоборот, — вознаграждение в отношении «послушных» объектов [4].
Члены парламента обладают установленными законом властными полномочиями по отношению к исполнительной власти. Эти полномочия, фактически, представляют собой политическую власть, которая осуществляется гражданским обществом в том случае, когда необходимо оказывать воз-
ф

Культурная политика и культурная среда
ф
действие на политику, проводимую правительством. Только легитимное постоянное представительство может обеспечить системную реализацию предпочтений, интересов, потребностей и требований в обществе, характеризующемся многонационально-стью, многоконфессиональностью, многопартийностью населения.
Таким образом, научное изучение парламента предполагает две перспективы его институциональной характеристики: во-пер-вых, рассмотрение парла мен та как институт государства- во-вторых, представление его как социального института. Чёткую границу между этими понятиями провести невозможно, однако подобное теоретическое разведение, с нашей точки зрения, позволяет добиться более глубокого понимания сущ, но сти парла мен тариз ма.
Первая из указанных перспектив связана с рассмотрением парламента как института государства (или политического института). В условиях неопределённости, связанной с изменчивостью социальной среды, решающую роль приобретает выбор политических институтов, и прежде всего — конституционной модели распределения властных полномочий по горизонтали. В этих условиях парламент как государственный институт во многом легитимирует существующий политический режим [8].
При этом меж ду юри ди ческим и фактическим статусом парламента может существовать разрыв. Конституционное законодательство большинства стран наделяет парламент такими качествами, как законодательное верховенство и независимость, рассматривая его в качестве носителя народного суверенитета. Однако на практике парламент часто низведён до положения вспомогательного органа в системе господства исполнительной власти (системе министериализма). Принимаемые им законы разрабаты вают ся и вносят ся главным образом правительством. Парламент из законодательного органа порой превращается в законоутверждающий. Депутатское боль-
шин ст во, при ни маю щее за коны, в из вест ной степени лишено политической самостоятельности, голосуя по указанию своих партийных ли деров.
Вторая перспектива институциональной характеристики парламента связана с его социокультурной спецификой. Парламент как соци аль ный ин сти тут представляет собой комплекс установлений, правил, придающий устойчивость человеческой дея тель, но сти в сфе ре, связан ной с политическим взаимодействием общества и государства. Парламентская деятельность осуществляется в континууме взаимодействия общественных и политических институтов и строится на основе межличностных взаимоотношений её субъектов.
Ролевые цели деятельности парламентария обуслов лены тем об стоя тель ством, что по своей природе парламентарий — прежде всего представитель. В связи с этим П. Бур-дье далее говорит о самоосвящении доверенных лиц, посредством которого происходит трансформация индивида в политика [3]. «Пограничность» парламента как социального института определяет две наиболее важные ролевые цели парламентариев: защита интересов различных социальных групп и об ще ст ва в це лом и за щи та ин тере-сов государства как социального института. Таким образом, структурирование политического пространства происходит благодаря принимаемым решениям и механизмам рас пре де ле ния матери аль ных и сим во ли-ческих ресурсов, но также благодаря признанным и применяемым формам артику-ля ции ин тере сов и их пред ста ви тель ст ву в политических институтах. В качестве основных показателей, свидетельствующих о дееспособности парламента как социального института, можно выделить следующие:
• адекватность прав, обязанностей, функций и способность парламентариев выполнить поставленные перед ними задачи, то есть качественно реализовать данные полно мочия-
• наличие профессиональных знаний,
ф

ISSN 1997−0803 ¦ Вестник МГУКИ ¦ 2014 ¦ 1 (57) январь-февраль ^
Ф
умений, навыков, необходимых и достаточных для квалифицированного исполнения служебных обязанностей-
• согласованность и синхронность действий раз лич ных струк турных эле мен тов аппарата, обеспечивающих работу с текстами законов и сопровождающими их документами в необходимом режиме, без нарушения ус та нов лен ных пра вил и норм-
• глубокий и всесторонний анализ деятельности всех участников законотворче-ст ва.
Функциональной особенностью представительного института власти является совокупность знаний, привычек, поведенческих сте рео ти пов и соци аль ных ус та новок людей, взаимодействующих в парламенте. Эти существенные черты парламентаризма имеют не только соци аль ные, но и культур ные про явления: парламент выступает символической организацией, обладающей определённым набором характеристик, позволяющих рассмотреть его политико-культурный «срез».
Как и любое социально значимое явление, институционально оформленное в обществе, парламентаризм опирается в своём развитии на определённую совокупность ценностных оснований (демократизм, доверие, ответственность, патриотизм и др.). Их совокупность образует самовоспроизводящуюся сис тему диалога власти и общест ва, форму социального взаимодействия, которая способствует преодолению конфликта целей, норм, ин тересов, цен ностей раз лич ных со-ци аль ных субъ ек тов, дос ти же нию ими компромиссов.
В отечественной социальной науке одна из наи более под роб, но раз рабо тан ных концепций диалога принадлежит М. М. Бахтину [2]. Каждое действие — индивидуальное или групповое, с его точки зрения, может быть рассмотрено как «высказывание" — ка-ж дое выска зы ва ние в оп ре де лён ном смысле является ответом на предшествовавшие. Пар ла мен таризм как диа лог вла сти и насе-ле ния ста новит ся воз мож ным бла годаря тому, что, хо тя ка ж дый ин ди вид вос при ни ма-
ет действительность по-своему, существует «интерсубъективный мир культуры»: мы живём сре ди дру гих людей, и по все днев ность — это смысловой универсум, совокупность значений, которые мы должны интерпретировать, живя в обществе [12].
Отметим, что любое диалоговое общение представляет собой социальный процесс, то есть взаимодействие, в основе которого лежат раз лич ные мо ти вы, це ли и за дачи его участников. Достаточно подробный теоретический анализ явления взаимодействия был осу ще ст в лён рус ским фи ло со фом и социологом П. А. Сорокиным. По его мнению, «взаимодействие людей по своей природе есть, прежде всего, взаимодействие психическое — обмен чувствами, идеями, волевыми импульсами» [10, с. 16]. Подобный обмен (или смысловая коммуникация) предопределяет динамику развития парламентаризма и его восприятие в обществе. Успешность диалога связана с необходимостью соответствия ролевым и нормативным ожиданиям, которое используется в качестве контекстуальных рамок его участниками и является предпосылкой взаимопонимания между ними.
Тенденции к формированию общества потребления, наблюдаемые в 2000-е годы в России, существенно снизили потребность гра-ж дан в пуб лич ном по ли ти че ском диа логе с властью. Распространение политического конформизма указывает на рас ту щее безразличие большинства населения к самому присутствию на поле политического взаимодействия. Интересы личности, переместившиеся в частный сектор, провоцируют постепенное «выключение» людей из политического диалога с властью, ставя под вопрос возможность формирования в России диалоговой модели парламентаризма.
В современном быстроменяющемся мире диалоговая модель парламентаризма трансформируется в коммуникационную. Парламентская коммуникация представляет собой определённую последовательность коммуникативных действий — в том смысле, который вкладывает в данное понятие Ю. Хабер-
Ф
ф
Культурная политика и культурная среда
Ф
мае, основатель одноименном теории: коммуникативное действие представляет собой дей ст вие, свя зан ное с ин те ре са ми дру гих и ориентированное на них. По Хабермасу, оно возникает в том случае, когда люди взаимодействуют друг с другом, и, как следствие столкновений интересов, появляются кон-флик ты. Пре одо ле ние кон флик тов дос ти-гается с помощью аргументации, которая должна быть интерсубъективно воспроизводимой [11]. Индивидуальная или групповая политическая позиция определяется не только институциональной или ролевой принадлежностью, но и когнитивно-оценочными, коммуникативными кодами, необходимыми для понимания смысла политических действий. Рассогласование информационных позиций общества и парламентариев ставит под вопрос воз мож ность возник новения смыслозначимого диалога и позитивного решения насущных национальных задач. Частным примером такого социально значимого вопроса, по которому в российском обществе от сут ст вует диа лог ме ж ду социу мом и его политическими представителями, является текущая ситуация вокруг лекарственного обеспечения россиян [1].
С нашей точки зрения, стагнация процесса ком му ни ка ции ме ж ду пар ла мен том и об ще-ством производит нечто большее, чем просто
«кризис доверия», а именно — нарушение процесса вос производства ба зовых ценностей социального развития и социальную дезинтеграцию. Дефицит осмысленных контактов меж ду граж данами и властью зачастую обусловлен рассогласованием используемых способов символизации информационных продуктов. В связи с этим стоит упомянуть концепцию немецкого социолога Н. Лумана о невероятности коммуникации [6], согласно ко торой власть как социо культурный ин сти-тут современного общества несёт ответственность за непрерывность коммуникати-в ного процес са ме ж ду пар ла мен том и социумом и, сле довательно, за вос производство базовых ценностей социального развития.
Таким образом, парламентаризм с институционально-политической и социокультурной точек зре ния представ ляет со бой социальное и символическое поле непрерывного воспроизводства основных ценностей социально-политической жизни на основе реализации публичного парламентского дискурса и посредством взаимодействия власти и общества в процессах парламентской коммуникации. Воплощение в парламентаризме на циональной идеи и её ус пеш ная реа ли за-ция яв ля ют ся в настоя щее вре мя од ной из главных задач развития российского парла-мен тариз ма.
Примечания
1. Балашов А. И. Лекарственное страхование как способ обеспечения устойчивого развития российской фармацевтической отрасли// Экономика здравоохранения. 2011. №. 156. С. 28−35.
2. Бахтин М. М. Антрополингвистика. Москва: Лабиринт, 2010. 255 с.
3. Бурдье П. Социология политики. Москва: Socio-Logos, 1993. 333 с.
4. Вебер М. Избранное. Образ общества. Москва: Юристъ, 1994. 702 с.
5. Гидденс Э. Устроение общества. Москва: Академический проект, 2003. 525 с.
6. Луман Н. Власть. Москва: Практис, 2001. 249 с.
7. Норт Д. Понимание процесса экономических изменений. Москва: ГУ ВШЭ, 2010. 253 с.
8. Санина А. Г. Государственная идентичность: издержки виртуализации // Социологические исследования. 2012. № 3. С. 77−87.
9. Ситнова И. В. Институциональные изменения в современной России: активистско-деятельност-ный подход: автореф. на соиск. уч. ст. канд. социол. наук. Москва: ИС РАН, 2006. 22 с.
10. Сорокин П. А. Система социологии: в 2 т. Москва: Наука 1993. [Т. 2]: Социальная аналитика: учение о строении сложных социальных агрегатов. 543 с.
11. Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность: Московские лекции и интервью. Москва: Ка-ми, 1995. 244 с.
12. Шюц А. Структура повседневного мышления // Социологические исследования. 1988. № 2. С. 129−137.
Ф
ф
ISSN 1997−0803 ¦ Вестник МГУКИ ¦ 2014 ¦ 1 (57) январь-февраль ^
References
1. Balashov A. I. Lekarstvennoe strahovanie kak sposob obespechenija ustojchivogo razvitija rossijskoj farmacevticheskoj otrasli [Medication insurance as a way to ensure sustainable development of the Russian pharmaceutical industry]. Ekonomika zdravoohranenija [Health Economics], 2011, № 156, pp. 28−35.
2. Bahtin M. M. Antropolingvistika [Anthropological linguistics]. Moscow, Labirint Publ. [Labyrinth Publ. ], 2010. 255 p.
3. Burd'-e P. Sociologija politiki [Sociology of politics]. Moscow, Socio-Logos Publ. [Socio-Logos Publ. ], 1993. 333 p.
4. Veber M. Izbrannoe. Obraz obshhestva [Favorites. Image of the society]. Moscow, Jurist Publ. [Lawyer Publ. ], 1994. 702 p.
5. Giddens Je. Ustroenie obshhestva [The Dispensation of the society]. Moscow, Akademicheskij proekt Publ. [Academic project Publ. ], 2003. 525 p.
6. Luman N. Vlasf [Power]. Moscow, Praktis Publ. [Praktis Publ. ], 2001. 249 p.
7. Nort D. Ponimanie processa jekonomicheskih izmenenij [Understanding the process of economic change]. Moscow, 2010. 253 p.
8. Sanina A. G. Gosudarstvennaja identichnost'-: izderzhki virtualizacii [State identity: the virtualization overhead]. Sociologicheskie issledovanija [Sociological studies], 2012, № 3, pp. 77−87.
9. Sitnova I. V. InstitucionaPnye izmenenija v sovremennojRossii: aktivistsko-dejatelnostnyjpodhod. Diss, kand. sociol. nauk. [Institutional changes in modern Russia: aktivities-solving approach. Cand. sociol. sci. diss.]. Moscow, 2006. 22 p.
10. Sorokin P. A. Social'-naja analitika: uchenie o stroenii slozhnyh social'-nyh agregatov [Social intelligence: the teaching about the structure of the complex social units]. Sistema sociologii [System of Sociology]. Moscow, Nauka Publ. [Science Publ. ], 1993. Vol. 2. 543 p.
11. Habermas Ju. Demokratija. Razum. Nravstvennosf: Moskovskie lekcii i intervju [Democracy. The mind. Morality: Moscow lectures and interviews]. Moscow, Kami Publ., 1995. 244 p.
12. Shjuc A. Struktura povsednevnogo myshlenija [The structure of everyday thinkin]. Sociologicheskie
issledovanija [Sociological studies], 1988, № 2, pp. 129−137. # * #
Законодательство в системе
координат куль туры
УДК 130. 2:340. 11
А. С. Страданченков
Национальный Институт имени Екатерины Великой
Статья посвящена вопросам методологического обоснования возможности и целесообразности культурфилософского анализа законодательства как культурного явления, как составной части культуры в целом, а также как отдельного феномена — культуры в культуре. В процессе раскрытия темы автор рассматривает отдельные взгляды на объектную и предметную области культуры.
Ключевые слова: культура, объект и предмет культуры, законодательство как явление, законодательство как часть культуры, законодательство как культура в культуре.
СТРАДАНЧЕНКОВ АЛЕКСАНДР СИМОНОВИЧ — кандидат социологических наук, доцент кафедры общественно-гуманитарных и естественных наук Национального Института имени Екатерины Великой, г. Москва
52 STRADANCHENKOV ALEKSANDR SIMONOVICH — Ph.D. (Sociology), Associate Professor of
Department of social-humanitarian and natural sciences, National Institute named after Catherine the Great, Moscow
e-mail: ropas@mail. ru © Страданченков А. С., 2014

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой