Уровень социально-экономического развития Японии в международных сравнениях и новый вектор экономической стратегии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

И. Л. Тимонина *
Уровень социально-экономического развития Японии в международных сравнениях и новый вектор экономической стратегии
Более двух десятилетий японская экономика испытает серьезные потрясения. Экономический подъем 2002−2007 гг. не обеспечил экономике страны выхода на траекторию устойчивого долгосрочного роста. В настоящее время перед правительством Японии, которое в конце 2012 г. возглавил новый премьер-министр С. Абэ, стоит целый ряд насущных проблем, среди которых преодоление дефляции и сокращение огромного государственного долга, наследия потерянного десятилетия 1990-х годов.
Вместе с тем качественные изменения, происходящие в глобальной экономике, структурные и системные проблемы самой японской экономики и общества — все это требует стратегических подходов и решений, поиска источников стабильного роста, выработки новой экономической стратегии, реализация которой позволила бы Японии ответить на внутренние и внешние вызовы XXI века и сохранить достойное место в быстроменяющемся мире.
Каковы реальные позиции Японии в современной глобальной экономике? С какими вызовами ей приходится сталкиваться в поисках своего места в новой экономической реальности? Каков уровень социально-экономического развития страны по сравнению с другими странами? Каким правительство видит образ страны в долгосрочной перспективе и какую стратегию роста предлагает бизнесу и гражданам? Насколько реалистична эта стратегия с учетом потенциала японской экономики, конкурентоспособности ее отдельных отраслей и сфер, ситуации на мировом и региональных рынках? Анализу этих вопросов и проблем и посвящена данная статья.
Глобальные экономические тренды и позиционирование Японии
В начале XXI века количественные изменения мировой экономической системы переросли в качественные. Степень волатильности и уровень неопределенности глобального социально-экономического, политического, культурного ландшафта многократно повысились, и эта изменчивость стала неотъемлемой чертой современного развития.
И кризис 2008—2010 гг. — первый мировой кризис эпохи глобализации — при всей драматичности событий, его сопровождавших, — это лишь внешнее проявление глубинных изменений механизма
глобальной экономики и ее отдельных составных элементов, включая и национальные экономики, и бизнес-единицы разного масштаба — от гигантских транснациональных групп (ТНК) до мельчайших семейных предприятий.
По мнению главного исполнительного директора General Electric Дж. Иммельта (подчеркнем, действующего бизнесмена), «нынешний экономический кризис не является частью цикла. Это — перезагрузка, эмоциональная, социально болезненная, экономическая перезагрузка. Те, кто это понимает, будут успешны. Непонимающие обречены"1. Развивая эту мысль, популярный ныне американский социолог Р. Флорида, который цитирует Иммельта в своей книге2, формулирует свое понимание происходящего: «Большая перезагрузка — широкое, фундаментальное преобразование экономического и социального порядка, которое связано не только с экономическими или финансовыми факторами в строгом смысле слова. Настоящая Перезагрузка изменяет как отдельные способы модернизации производства, так и весь экономический ландшафт… Со временем это приводит к формированию нового образа жизни, определяемого новыми желаниями и потребностями, новыми моделями потребления (выделено мною. -И. Т.)"3.
Проблемы реформирования современной экономической системы широко обсуждаются предпринимателями и международными экспертами. Так, например, Б. Гейтс полагает, что современный капитализм должен модернизироваться и эволюционировать в «креативный капитализм». Усовершенствованная модель, по его мнению, должна будет выполнять двойную миссию: приносить прибыль предпринимателям и улучшать жизнь тех, кто сейчас не получает никаких выгод от рыночных отношений (& quot-выделено мною. -И. Т.)*.
Современные изменения структуры, динамики и трендов развития мировой экономики выразились и в смещении мирового экономического динамизма в сторону Азии, и в появлении на мировой арене новых «полюсов роста», прежде всего Китая. Фактически уже произошел переход к мультиполяр-ной структуре мировой экономики. На этом фоне формируются достаточно успешные национальные социально-экономические модели в определенной степени альтернативные моделям стран с развитой рыночной экономикой. При этом группа развитых
* Тимонина Ирина Львовна, доктор экономических наук, профессор, ИСАА МГУ.
стран и группа стран с «нарождающимися» рынками (emerging markets, развивающихся и с переходной экономикой) демонстрируют разноскоростную экономическую динамику, развитые постиндустриальные экономики переходят к так называемому «новому нормальному росту» с низкими и умеренно низкими темпами.
В новой реальности правительства развитых стран оказываются перед жесткой необходимостью пересмотра парадигм и стратегий долгосрочного роста. И для Японии эти новые вызовы и проблемы более чем актуальны. Во-первых, страна оказалась в низкоскоростном сегменте глобальной экономики, и в период финансово-экономического кризиса 2008−2010 гг. спад в Японии был более глубоким, нежели в других развитых странах.
Известно, что уже с конца 1980-х гг. началось плавное снижение доли Японии в мировом ВВП, которое, однако, происходило практически синхронно с движением этого показателя для всей группы развитых стран. В 2010 г. Япония формально утратила статус второй экономики мира, уступив эту позицию Китаю (см. таблицу 1 Приложения). И наконец, не следует упускать из вида то обстоятельство, что Япония еще не полностью освободилась от наследия периода «догоняющего» развития и последствий длительной рецессии 1990-х годов. По темпам экономического роста в 2011—2012 гг. Япония существенно уступала и другим развитым странам и азиатским странам — соседям (см. таблицу 2 Приложения).
Во-вторых, важнейшим фактором, предопределяющим насущную потребность в «инновационном» подходе к выработке стратегии роста для Японии, как и для других развитых стран, стала относительная утрата конкурентоспособности в целом ряде отраслей материального производства.
С формальной точки зрения уровень конкурентоспособности японской экономики высок. По индексу глобальной конкурентоспособности ВЭФ (Всемирного Экономического Форума) Япония занимает очень приличное 10-е место из 144 стран, причем по сравнению с началом 2000-х гг. ее рейтинг существенно повысился (см. таблицу 3 Приложения)5. По оценке экспертов ВЭФ, Япония вместе с 34 другими странами находится на стадии «конкуренции, движимой инновациями» (из экономик Восточной Азии в эту группу входят только Тайвань и Гонконг). Однако следует учитывать особенности концепции и методики расчета данного индекса: он все же в большей степени определяет условия, потенциал поддержания и повышения конкурентоспособности компаний и всей национальной экономики, а не реальные позиции страны на тех или иных рынках.
Экономика Японии, как известно, была и в значительной мере остается ориентированной на внешний рынок6. Однако в последние десятилетия наблюдается снижение доли страны в мировой торговле (правда, данная тенденция характерна
для всей группы развитых стран). В 2012 г. страна занимала 4-е место в мировом торговом обороте (и по экспорту, и по импорту), а ее доля в мировом товарном экспорте (по данным таможенной статистики) составляла 4,4% (против 9,8% в 1986 г.). Для сравнения доля развивающихся стран Азии в тот же период выросла с 14% до 51%, а Китая — с 1,4% до 11,0%7.
Данная тенденция обусловлена целым рядом внутренних и внешних факторов. Во-первых, и японская экономика в целом, и японские промышленные компании сталкиваются со все более жесткой конкуренцией со стороны развивающихся стран (в том числе и в первую очередь стран Восточной Азии, многие из которых более или менее успешно реализовали японскую экономическую модель). Конкуренция эта обостряется и на рынках развитых стран — США, европейских стран, самой Японии, и Европы, и на быстрорастущих рынках азиатских стран8.
Во-вторых, в условиях прогрессирующей транснационализации бизнеса в качестве субъектов международной торговли (правильнее применительно к современным реалиям сказать — трансграничной) выступают уже не столько страны, сколько компании, растет доля внутрифирменных торговых операций, а предметом (объектом) международной торговли все больше становятся не товары и услуги, а добавленная стоимость. Все большая часть продукции производится компаниями за пределами своей страны (для японских компаний обрабатывающей промышленности эта доля составляет около 25%) и реализуется ими на рынках принимающих и третьих стран, что не отражается в традиционной торговой статистике. Поэтому для оценки реальных позиций страны в мировом хозяйстве и торговом обороте, а также уровня зависимости экономики страны от зарубежных рынков следует учитывать и зарубежную деятельность компаний. При таком подходе мы можем констатировать, что значение внешнего рынка для японской экономики выше, нежели ее торговая квота. Так, значение индекса участия Японии в глобальных цепях добавленной стоимости (СУС)9 в 2010 г. составляло для Японии 51% (сопоставимо со значением по группе развитых стран 59%)10, в то время как торговая квота около 28%.
Создание и развитие японскими ТНК международных производственных цепей приводит также к определенным сдвигам в специализации страны на мировом рынке. Происходят сдвиги и в структуре экспорта Японии, и в модели экспортных операций. С тех пор как страна после Второй мировой войны стала на путь экспортно ориентированной реиндустриализации, она всегда поставляла за рубеж готовые изделия, причем техническая сложность, наукоемкость продукции постоянно повышалась. Теперь же в экспорте страны растет доля промежуточной продукции. Так, в 1998—2011 гг.
вклад промежуточной продукции в рост экспорта Японии составлял около 75%, для Китая этот показатель равнялся примерно 40%, стран Восточной Азии (за исключением Китая) — 60%, стран АСЕАН (Индонезия, Малайзия, Филиппины, Сингапур, Таиланд, Вьетнам) — около 77%п. В результате между Японией и странами Восточной Азии формируется следующая модель разделения труда: Япония сохраняет свое конкурентное преимущество в экспорте частей и компонентов, материалов и другой промежуточной продукции, импортируя первичную продукцию и потребительские товары. Однако при этом складывается такая ситуация, при которой Япония «отдает» значительную часть добавленной стоимости странам, где размещаются производства японских корпораций, что и становится одним из факторов снижения доли страны в мировой торговле и в мировой экономике12.
Следствием же транснационализации японских корпораций для самой японской экономики становится «вымывание» производственных мощностей, уход инвестиций и рабочих мест из Японии (конечно, проблема эта не только японская). Более того, в настоящее время процесс «вымывания» затрагивает не только промышленность, но и другие отрасли и другие бизнес-функции компаний помимо производства как такового, и это явление принимает форму «вымывания» экономического потенциала.
Таким образом, целый ряд фактов свидетельствует об ухудшении позиций Японии в мировой экономике, утрате ею динамизма роста и конкурентоспособности на целом ряде рынков. Однако отражают ли традиционные общие показатели истинное положение вещей? Для того чтобы анализировать стратегию развития Японии, которая предложена японским правительством, постараемся провести более детальный анализ ситуации и понять, каков же реальный уровень социально-экономического развития страны в сравнении с другими странами, как развитыми, так и динамично растущими «соседями». Как представляется, это даст возможность оценить потенциал будущего развития Японии, выявить уязвимые точки и одновременно «незакрытые» сегменты спроса, которые могут стать точками роста в будущем, проанализировать изменения (если таковые имеются) системы общенациональных приоритетов, а изменения эти, по-видимому, неизбежны в условиях глобальных изменений в мире и завершения этапа догоняющего развития в самой Японии.
Уровень социально-экономического развития Японии
С учетом новых экономических реалий представляется целесообразным анализировать комплекс социально-экономических индикаторов, включая индекс конкурентоспособности (ИГК) ВЭФ, индекс развития человеческого потенциала UNDP (United Nations Development Programme), индикаторы рейтинга
Better Life ОЭСР, индексы и параметры «экономики знаний» Всемирного банка и ряд других13.
Индекс «Лучшей жизни» (Better Life) ОЭСР позволяет сравнить благосостояние в разных странах по 11 аспектам, которые эксперты организации выделили в качестве важнейших показателей условий и качества жизни (см. таблицу 4)14. Методика оценки данного индекса не предполагает определения общих рейтинговых мест, однако если все же вывести средние показатели по 11 позициям (с условием равной значимости каждой из них), то мы увидим — в последнем рейтинге Япония заняла 21-е место из 36-та, отставь от США и Германии и опережая Южную Корею. При этом низкие значения у Японии по таким позициям, как «жилищные условия», «гражданские права», «удовлетворенность жизнью» (27-е место в общем рейтинге)15 и «работа/отдых» (соотношение рабочего и свободного времени, 34-е место в общем рейтинге). Между тем, в сфере безопасности Япония второй год подряд набрала наибольшее количество баллов, а в области образования заняла второе место.
По ИГК ВЭФ (общее 10-е место в 2012 г.) Япония имеет низкие показатели16 по следующим позициям: бизнес-образование, стоимость сельскохозяйственной продукции, закрытость рынка, а высокие17 — по целому ряду индикаторов, оценивающих развитие социальной и производственной инфраструктуры (состояние дорожной инфраструктуры, инфраструктуры авиатранспорта, коммуникационной инфраструктуры, здравоохранение и начальное образование).
В рейтинге стран по Индексу развития человеческого потенциала (ИРЧП) Программы развития ООН (Human Development Index UNDP)18 Япония занимает общее 10-е место с высокими значениями всех субиндексов и положительной динамикой в последние 30 с лишним лет19, прочно удерживая место в группе стран с очень высоким уровнем развития человеческого потенциала (от 0,905), куда входят и другие ведущие развитые страны (см. таблицу 5 Приложения)20.
По результатам рейтинга независимого британского аналитического центра The Legatum Institute21 ситуация в целом сходна с той, которая имеет место по ИРЧП. В 2012 г. Япония занимала в этом рейтинге 22-е место (см. таблицу 6).
Принципиально важными в наше время являются оценки инновационного потенциала стран: конкурентная борьба компаний, отраслей и национальных экономик заметно сместилась в научнотехнологическую и инновационную сферу. Позиция Японии в рейтинге стран по уровню инновационного потенциала, составляемом Всемирным банком, за 17 лет снизилась (см. таблицу 7 Приложения)22. Наиболее высокий показатель в настоящее время, как и раньше, Япония имеет по параметру «Текущий уровень инновационной активности"23. В то же время самые низкие показатели у Японии по пара-
метру «Экономическое стимулирование», включающему такие позиции, как тарифные и нетарифные барьеры, качество регулирования и законодательство (подобная ситуация наблюдалась и в 1995 г.). Что касается сравнения со странами региона, то за исследуемый период Япония «пропустила вперед» Тайвань и Гонконг (по Индексу экономики знаний), разрыв в значении индекса с Китаем сократился с 4,78 до 3,91, а с Республикой Корея — с 0,66 до 0,31. Сингапур вплотную приблизился к Японии: разрыв минимальный — 0,02 против 0,37 в 1995 г. Среди других стран Восточной Азии приблизиться к Японии смогли Малайзия и Вьетнам, а увеличили отставание Филиппины, Индия и Индонезия, хотя и в том и в другом случае разрыв остается значительным и несравнимым с различиями между странами лидирующей группы.
Важнейшим показателем уровня и потенциала социально-экономического развития является качество образования. Одним из индикаторов успехов стран в данной сфере могут служить рейтинги университетов (при понимании условности результатов всех оценок). В рейтинг 100 лучших университетов мира, по версии THE World University Rankings24, вошли 11 учебных заведений стран Азии (см. таблицу 8 Приложения), в том числе 2 из них — японских, 2 — сингапурских, 2 — гонконгских, 3 — корейских, 2 — китайских. Таким образом, «численного превосходства» здесь у Японии нет, хотя Токийский университет и занимает самую высокую позицию в регионе.
В первом рейтинге азиатских университетов Times Higher Education (THE) японские учебные заведения заняли 22 из 100 мест и Токийский университет возглавил список25. По версии же британского агентства QS, 73 японских университета вошли в рейтинг 300, в том числе 13 — в первую полусотню 50 ведущих азиатских вузов и 7 — в первую двадцатку26. Однако рейтинги последних 2 лет показывают, что, хотя Токийский университет по-прежнему лидирует в таких сферах, как академическая репутация и отчеты работодателей27, многие японские университеты уступают более высокие места корейским, китайским и малайзийским вузам, которые медленно, но верно завоевывают рынок высшего образования в Азии. Таким образом, рейтинговые оценки высшего образования в Японии в сравнении с другими странами региона демонстрируют нам наличие определенного конкурентного преимущества у Японии, которое, однако, уже не является абсолютным.
Учитывая, что динамичные страны Восточной Азии выдвигаются в число основных конкурентов и одновременно стратегических партнеров Японии, целесообразно провести комплексную оценку уровней социально-экономического развития Японии и стран региона с привлечением результатов исследований Азиатского банка развития (АБР)28, а конкретно — системы индикаторов «инклюзивного роста"29. Эта система включает 35 показателей,
относящихся к таким сферам, как социальное неравенство и бедность, экономический рост и доходы, уровень развития и доступность социальной инфраструктуры, занятость. Мы выбираем те из них (всего 16), на основе которых можно выявить перспективные сегменты спроса для японских компаний (см. таблицу 9 Приложения).
Проанализировав данные таблицы, можно сделать следующие выводы. Во-первых, по уровню социально-экономического развития Япония по-прежнему заметно обгоняет большинство исследуемых стран Восточной Азии. Несмотря на то что по некоторым из выбранных нами параметров Япония имеет не самые высокие показатели (например, число лет обучения молодежи, число учеников в расчете на одного учителя, число медицинских работников, доля привитых детей, доля дорог с твердым покрытием), в целом показатели уровня жизни в Японии существенно выше, чем в других странах выборки. Если подсчитать среднее значение относительных «положительных» показателей (т.е. таких, высокий уровень которых отражает более высокое качество жизни) [столбцы 8, 12−14], то для Японии оно составит 94,5%, Республики Корея и Малайзии — 92,8%, Китая — 76,9%30. Вместе с тем по некоторым позициям по Японии данные вообще не приводятся, вероятно, по той причине, что явлений и проблем, которые соответствующие показатели оценивают, в Японии нет (столбцы 6,10,15).
Во-вторых, следует отметить тенденцию к определенному сближению уровней социально-экономического развития исследуемых стран Восточной Азии и Японии. Этот тренд отражается в опережающем росте подушевого дохода в других странах ВА по сравнению с Японией, росте большинства «положительных» показателей в этих странах в период 1990—2000-х годов, усилении показателей развития инфраструктуры, росте расходов на социальную сферу во многих странах (образование, здравоохранение).
В то же время эти расходы, по-ввдимому, недостаточны по сравнению с масштабом имеющихся проблем (с учетом огромной численности населения ряда стран), и если государства региона будут действительно проводить политику инклюзивного роста, затраты, вероятно, будут увеличиваться31, что может создать значительный рыночный потенциал, в том числе и для японских компаний.
В целом же на основании сравнительного анализа системы индикаторов инклюзивного развития АБР и комплекса показателей других международных организаций, которые были рассмотрены нами выше, можно сказать, что Япония, несмотря на замедление темпов роста и череду кризисных явлений последних лет и десятилетий, остается в клубе наиболее развитых в социально-экономическом отношении стран мира и Азии в том числе. Этот факт, однако, не отменяет, но настоятельно диктует необходимость поиска
нового места в международном разделении труда и, что еще более важно, новой основы для роста.
Новая экономическая стратегия и трансформация социально-экономической модели Японии
Залог успеха любой экономической системы — это гибкость и адаптивность, и эти качества японская экономика не раз демонстрировала на протяжении второй половины XX века. Однако динамика всех процессов, происходящих в мировой экономике в XXI в., ускорилась и количественные изменения перешли в качественные, о чем мы и говорили в начале статьи. Поэтому и в Японии взгляды правительственных и деловых кругов на пути дальнейшего развития японской экономики и способы поддержания ее международной конкурентоспособности претерпели определенную трансформацию по сравнению с 2000-ми годами (конечно, здесь сыграла свою роль и частая для Японии смена кабинетов).
Напомним, что в 2005 г. Советом по экономической и финансовой политике Японии был обнародован документ под названием «Japan's 21st Century Vision», в котором определялись основные факторы и направления развития Японии на ближайшую четверть века, а также намечался курс дальнейшего реформирования экономики и социальной сферы страны32.
В мае 2006 г. при премьер-министре Дз. Коидзуми был создан Совет по комплексной финансовой и экономической реформе, который совместно с существовавшим ранее Советом по экономической и финансовой политике и при активном участии различных министерств и ведомств33 разработал Новую стратегию экономического роста (New Economic Growth Strategy), нацеленную на достижение устойчивого экономического развития в условиях долгосрочной тенденции сокращения населения.
Эта Стратегия стала частью Фундаментальных принципов стратегии экономического роста страны и вместе с Новой национальной энергетической стратегией (New National Energy Strategy) и Глобальной экономической стратегией (Global Economic Strategy)34 была положена в основу текущей экономической и промышленной политики правительства. В этих документах международная специализация Японии рассматривалась преимущественно сквозь призму инноваций и создания «виртуального цикла» инноваций и спроса. Предполагалось, что в перспективе Япония должна стать мировым инновационным центром и в качестве такового предлагать новые товары и технологии на мировой рынок, т. е. создавать «виртуальный цикл» в глобальном масштабе35. При этом, как подчеркивали авторы Стратегии, особенно важным является создание такого цикла в Азии на основе сотрудничества с азиатскими странами — «центром роста XXI века». Азиатские страны, в свою очередь, могут постепенно
открывать свои рынки, повышать производительность, развивать производительные силы, используя и быстро распространяя японские технологии36.
В Новой стратегии роста 2010 г. была подтверждена нацеленность на инновации, однако больший упор был сделан на развитие социальной инфраструктуры и решение экологических проблем37.
В новейших стратегических разработках, представленных правительством С. Абэ в феврале — июне 2013 г., в качестве целевой предлагается модель «гибридной экономики», ориентированной и на внешнюю торговлю, и на внутренние инвестиции38.
Современная экономическая политика японского правительства формулируется кабинетом как сочетание трех направлений (three arrows) — «агрессивная монетарная политика» («рассеять дефляционное мышление»), «гибкая фискальная политика» («зажечь ослабленную экономику») и новая стратегия роста «Стратегия возрождения Японии» (см. схему 1).
Схема 1
«Три стрелы» экономической политики Японии
Гибкая фискальная политика
Стратегия возрождения Японии
В последующие 10 лет: рост номинального ВВП-3%, реального-2% рост номинального ВНД на душу населения не менее чем на 1,5 млн. иен
Составлено по: New Growth Strategy: The Formulation of «Japan Revitalisation Strategy-Japan is Back». — http: //www. kantei. go. jp/foreign/96_abe/documents/2013/1 200 485_7321. html
Премьер-министром были провозглашены три лозунга — «ответ на вызовы» — «открытость» — «инновации"39, которые призваны консолидировать усилия правительства, компаний и граждан для реализации плана возрождения Японии40.
«Ответ на вызовы» подразумевает, по мнению премьер-министра, использование имеющегося в Японии потенциала наиболее эффективным образом, в том числе путем перемещения ресурсов (и человеческих, и финансовых, включая общественные и частно-государственные фонды) в более эффективные и перспективные секторы экономики.
В целом современная экономическая политика Японии направлена как на решение текущих задач (преодоление инфляции и урегулирование проблемы государственного долга), так и на достижение долгосрочных стратегических целей (реформирование всей экономической структуры страны). Разумеется, все направления политики крайне ак-
S
Агрессивная монетарная политика
і
туальны, тесно связаны между собой и взаимозависимы. Сошлемся на мнение лауреата Нобелевской премии по экономике Дж. Стиглица, который, анализируя «абэномику», в частности, замечает, что налогово-бюджетное стимулирование необходимо… для увеличения совокупного спроса. Но оно также необходимо и для завершения структурного перехода. Инвестиции в инфраструктуру, научные исследования и образование обещают большие дивиденды41.
В данной статье мы подробнее остановимся на стратегической составляющей современной экономической политики, а именно «Стратегии возрождения Японии — Япония возвращается"42 (далее в тексте «Стратегия». — И. Т.). По словам премьер-министра, Стратегия призвана «превратить ожидания в действия» и стать «дорожной картой роста"43, она направлена на «возрождение доверия людей и компаний» и имеет комплексный многомерный характер. В этом качестве Стратегия включает три конкретных плана действий44:
План действий Направления
План возрождения японской промышленности45 (Plan for the Revitalization of Japanese Industry) Ускорение программы структурных реформ (в частности, в области регулирования рынка медицинского оборудования, продаж медикаментов через Интернет, экологической оценки ТЭС, работающих на угле и др.). Реформирование рынка труда и развитие человеческих ресурсов. Содействие научно-техническим инновациям (в июне 2013 г. принята Комплексная стратегия научнотехнического развития). Превращение страны в передовое информационное общество. Повышение конкурентоспособности Японии в качестве международного бизнес-центра46. Развитие малого и среднего бизнеса
План создания стратегического рынка (Strategic Market Creation Plan) Здравоохранение (в формулировке стратегии «Увеличение продолжительности ожидаемой здоровой жизни»). Чистая и экономически эффективная энергетика. Создание и совершенствование безопасной, удобной и экономичной инфраструктуры следующего поколения. Формирование региональных сообществ, которые развиваются на основе уникальных местных ресурсов, и представление их миру.
Стратегия достижения глобального превосходства (Strategy of Global Outreach) Установление стратегических деловых отношений и экономическое партнерство с другими странами. Реализация стратегических инициатив, направленных на завоевание глобального рынка. Наращивание финансовых и материальных ресурсов для обеспечения роста Японии47.
План возрождения японской промышленности предусматривает стимулирование обрабатывающей промышленности, которая могла бы успешно конкурировать в глобальной среде, а также приоритетное развитие отраслей сферы услуг с высокой добавленной стоимостью. По мнению Дж. Стиглица, в то время как мощный производственный сектор экономики Японии долгое время демонстрировал хороший рост производительности, другие секторы запаздывали. У Японии есть потенциал расширить продемонстрированную ей инновационность на сферу услуг48. Кроме того, правительство намерено способствовать формированию такого общества, которое обеспечит условия для эффективной деятельности компаний и реализации потенциала индивидуумов (выделено мною. — И. Т.). Заметим, что акцент на индивидуума — это не совсем традиционный подход при формулировании основ экономической политики в Японии.
Существенные перемены ожидают, по-ввдимо-му, рынок труда: провозглашен переход от «стабильного найма» к «подвижному рынку труда без безработицы», что, по сути, может означать постепенный отказ от системы пожизненного найма49. При этом значительное внимание уделяется проблеме эффективного управления трудовыми ресурсами и повышения их качества, созданию условий для вовлечения в работу по найму женщин, стимулирования найма молодежи и людей пенсионного возраста, которые могли бы работать, выведению качества образования на международный уровень с целью подготовки специалистов, конкурентоспособных в «глобальной среде"50.
План создания стратегического рынка предполагает, что Япония может стать пионером в решении социальных проблем (с которыми сталкивается и Япония, и многие другие страны), где страна имеет конкурентные преимущества. Решение таких проблем, по мнению правительственных экспертов, потребует значительных капиталовложений и совместных усилий государства и частных компаний. Для привлечения негосударственных финансовых ресурсов в социальную и производственную инфраструктуру и смежные отрасли правительство Японии намерено активизировать политику либерализации этих сфер, продвигать формат государственно-частного партнерства и частной финансовой инициативы. Отрасли социальной инфраструктуры, как считают эксперты, обладают большим рыночным потенциалом. Так, рынок медицинских услуг может вырасти к 2020 г. до 10 трлн. иен (2012 г. — 4 трлн.), а рынок фармацевтики и медицинского оборудования с 12 до 16 трлн. иен51.
Большие надежды возлагаются и на аграрный сектор, который традиционно считался в Японии неконкурентоспособным и едва ли не отстающим. Тем не менее, правительство полагает, что японские фермеры обладают передовыми методами и технологиями и способны производить в том числе
и продукцию на экспорт. Повысить конкурентоспособность аграрного сектора предполагается на основе стимулирования инноваций в данном секторе, производства продукции с более высокой долей добавленной стоимости (например, экологически чистой и диетической, на что, в частности, направлена программа МЭТП «Plant factory»)52, укрупнения размеров бизнес-единиц, использования аутсорсинга и лизинга, иными словами, внедрения организационно-управленческих технологий, применяемых в других секторах экономики. Всего, по оценкам, рынок сельскохозяйственной продукции и продуктов питания к 2020 г. должен вырасти с 1 до 10 трлн. иен, а экспорт — с 450 млрд. до 1 трлн. иен. При этом предполагается использовать интегрированную экспортную стратегию, направленную на встраивание японских производителей в рынок продуктов питания. Данная стратегия предусматривает поставку за рубеж различных пищевых ингредиентов (Made FROM Japan), продвижение японской кулинарной культуры и традиций и пищевой индустрии (Made BY Japan) и экспорт продукции сельского, лесного и рыбного хозяйства и пищевой промышленности (Made IN Japan). По оценкам, Япония может увеличить такой «интегрированный» экспорт с 340 до 680 трлн. иен к 2020 г. 53
В числе приоритетных, «стратегических» сфер роста остается энергетика, где Япония должна увеличить свою долю на внутреннем и внешнем рынке с 8 до 26 трлн. иен. В целях стимулирования развития экологически чистой, безопасной и экономичной энергетики предполагается провести реформу энергетического рынка, направленную на либерализацию розничного рынка электроэнергии, стимулирование инноваций и внедрения системного подхода к развитию энергетики54.
Безусловно, создавать и осваивать новые рынки, «открывать новые горизонты» будущего развития в Японии предполагается на основе новых и новейших технологий. В Стратегии предусмотрен целый ряд программ, нацеленных на превращение Японии в течение следующих 5 лет в «глобального инноватора номер 1» (цель — занять 5-е место в рейтинге Всемирного экономического форума)55, поддержку венчурного бизнеса, дальнейшее совершенствование информационных систем.
Стратегия достижения глобального превосходства нацелена на привлечение из-за рубежа человеческих ресурсов, товаров, капиталов на основе дальнейшего вовлечения японского бизнеса в международные операции, привлечения прямых иностранных инвестиций в Японию. Кроме того, провозглашается цель содействия «глобализации в самой Японии» и продвижения стратегических совместных инициатив государственного и частного секторов в стране и за ее пределами.
В сущностном плане основной посыл Стратегии глобального превосходства, по нашему мнению, состоит в следующем. В условиях глобализации и все
большей интеграции Японии в мировую экономику проблема удержания позиций на внешних рынках и завоевания новых сегментов остается для Японии одной из приоритетных. И специализация страны на мировом рынке во многом определяет ее модель.
Однако если раньше «глобализационный вектор» японской экономики был направлен преимущественно вовне, то теперь Япония, судя по целям и содержанию Стратегии, намерена все больше открывать свой рынок и, таким образом, глобализация станет для страны «улицей с двусторонним движением». В этом контексте идея привлечения ресурсов (капитальных, технологических, людских) из-за рубежа для оживления самой японской экономики понятна.
Вместе с тем еще раз подчеркнем, что японские компании и японская экономика в целом, конечно, не обойдутся без внешних рынков, что обусловливает необходимость поиска и освоения новых сегментов спроса, где Япония может иметь превосходство, осваивая одновременно и внутренний, и внешний рынки. Если рассматривать в качестве примера возможности продвижения японских компаний на азиатские рынки, то, как показал комплексный анализ параметров инклюзивного роста, Япония имеет конкурентный потенциал для работы на рынках региона в целом ряде сфер социальной и производственной инфраструктуры. И, конечно, вполне закономерно, что в качестве приоритетных в Плане создания стратегических рынков выбраны отрасли и сферы деятельности, связанные с развитием инфраструктуры и жизнью людей. По мнению правительственных экспертов, Япония в настоящее время столкнулась с теми же вызовами, что и многие другие страны (проблемы старения населения, снижения рождаемости, обеспечения ресурсами и энергией). И решая подобные проблемы в своей стране, Япония предложит «решения» (в форме товаров и услуг!) и другим странам. Подобный подход отражает и нацеленность всей экономической стратегии на формирование гибридной модели, ориентированной и на внешний, и на внутренний спрос.
Помимо инфраструктурных проектов и решений правительство Японии видит большую перспективу в продвижении за рубеж японского культурного контента и «продукции» так называемых «креативных» отраслей. Одним из примеров взаимодействия компаний и правительства в данной сфере может служить программа ключевого экономического министерства Японии — Министерства экономики, торговли и промышленности — «Cool Japan», нацеленная на стимулирование экспорта такой японской продукции — товаров и услуг, — которые ассоциируются с культурой и образом жизни в Японии, всем тем, что нередко обозначается брендом «Япония» — мода, кухня, анимация, игры, фильмы, музыка, товары повседневного обихода, изделия традиционных промыслов, туризм56.
Одной из ныне реализуемых инициатив министерства в рамках «Cool Japan» стала серия мероприятий «Cool Japan World Trial», в рамках которых японские предприятия могут представить свою продукцию в разных странах и найти потенциальных партнеров, в том числе и среди местных торговых компаний (в августе 2013 г. — в Санта-Кларе, США- в ноябре-декабре — в Дели, Индия, и Джакарте, Индонезия- в январе-феврале 2014 г. — Хо Ши Мине, Вьетнам- Милане, Италия, и Париже, Франция)57.
Инновационный подход при выборе путей достижения «глобального превосходства» проявляется и в том, что правительство предлагает компаниям делать упор на диверсификацию форм зарубежной активности, а именно продвижение за рубеж «интегрированных систем» — реализацию комплексных проектов в области производственной и социальной инфраструктуры58, что позволяет не только поставлять оборудование, но и предлагать разработку дизайна, проектирование, осуществлять строительные работы, экспортировать технологии и ноу-хау, инжиниринговые и образовательные услуги. Подобный «пакетный» подход («package-type infrastructure»), по мнению правительственных экспертов, позволит существенно увеличить добавленную стоимость, получаемую японскими компаниями от зарубежных операций.
Если рассматривать стратегию глобального позиционирования Японии в географическом плане, то очевиден приоритет азиатского вектора экономической стратегии, что прямо анонсируется в выступлениях премьер-министра, в частности во время его зарубежных поездок. Так, в своем докладе, сделанном в Сингапуре, С. Абэ, образно сравнив экономическую территорию, расположенную между двумя океанами — Индийским и Атлантическим, с самолетом, назвал страны АСЕАН и Японию двумя моторами этого самолета. Он также заявил, что страны АСЕАН будут играть выдающуюся роль в развитии японской экономики в контексте реализации Японией экономической политики «трех стрел». И результаты этой политики, по мнению премьер-министра, будут иметь значение не только для Японии, но и для стран АСЕАН. Для Японии интересен и растущий потребительский рынок стран АСЕАН, и рынок инфраструктурных проектов. Азия, по словам С. Абэ, сейчас испытывает огромную потребность в инфраструктуре, связывающей Восток и Запад, и страны АСЕАН находятся в эпицентре данного процесса. Японские системные технологии в этой сфере могут быть весьма востребованы на рынке, инвестиции в который до 2020 г. могут составить десятки млрд. долл. 59
Практическая реализация Стратегии: инновации и традиции
Что же касается практической реализации этих планов, то и здесь прослеживается комплексный под-
ход, проявляющийся, прежде всего, во взаимосвязи всех трех планов действий, составляющих Стратегию возрождения Японии. Подчеркнем также, что по всем выделенным направлениям компании и правительство, как предполагается, должны действовать вместе с вовлечением не только крупного, но также и малого и среднего бизнеса, что неоднократно подчеркивается во всех правительственных планах и выступлениях премьер-министра60 и что является традиционным для Японии и отражает исторически сложившийся партнерский характер взаимоотношений бизнеса всех уровней и государства. Пожалуй, новым в рассматриваемой нами Стратегии является то, что относительно больший акцент здесь делается на создании именно условий для деятельности бизнеса, повышения его конкурентоспособности. Для этого государство намерено обеспечивать макроэкономическую стабильность, преодолевать отставание в области заключения соглашений об экономическом партнерстве с другими странами, проводить политику обеспечения низких цен на электроэнергетическом рынке, пересматривая (в основном в сторону либерализации) регулирующие правила и механизмы инвестирования и открытия нового бизнеса. В частности, ставится задача попасть в тройку стран с наилучшими условиями ведения бизнеса по рейтингу «Ease of Doing Business» ОЭСР61. В целях продвижения японских компаний на зарубежные рынки правительство намерено всячески продвигать бренд «Япония» и использовать инструменты экономической помощи для содействия освоению быстрорастущих рынков развивающихся стран (прежде всего, в целях продвижения на эти рынки инфраструктурных проектов).
Вместе с тем правительство не отказывается и от использования таких традиционных стимулирующих инструментов, как масштабные государственные инвестиции в инфраструктуру, увеличение денежной массы в целях преодоления дефляции, поддержание низких ставок банковского кредитования. В целом же, как представляется, корректируются формы, а не интенсивность участия государства в экономической жизни.
Особенностью современной экономической стратегии, по заявлению ее авторов, является большая по сравнению с предыдущими планами и программами конкретность. Конечно, подобное утверждение авторов можно рассматривать как косвенную критику стратегий и программ, разрабатывавшихся предыдущими кабинетами, но тем не менее в документе под названием «Основные направления финансово-экономической политики и реформ», утвержденном кабинетом министров Японии 14 июня 2013 г., в каждом из пунктов подробно прописаны меры реализации соответствующего раздела плана (принятие или корректировка законов, бюджетные и/ми налоговые меры, институциональные реформы) с графиком, датами
и целевыми показателями62 и мониторингом процесса на основе метода, используемого обычно в корпоративном управлении (в сфере производственного менеджмента), а именно метода (принципа) Деминга — Шухарта (цикл PDCY) с проверкой результатов по каждому блоку на основе так называемых «ключевых индикаторов» (Key Performance Indicators — KPI)63.
Конкретность и реалистичность Стратегии проявляется также и в оценке ситуации. В частности, по поводу стимулирования инфраструктурных проектов авторы отмечают, что финансовая ситуация в Японии сейчас принципиально иная, нежели в 1980-е годы, когда наблюдался бум крупных инвестиционных проектов в области инфраструктуры. Напомним, что речь идет о периоде экономики «мыльного пузыря», когда в Японии имел место переизбыток капитала. Сейчас же планы экономического стимулирования жестко увязаны (и даже могут быть ограничены) с политикой «фискальной консолидации» (т. е. задачами урегулирования бюджетного дефицита).
Одним из важнейших принципиальных положений Стратегии является стремление к достижению баланса между целями экономического роста и повышением качества жизни людей, созданию таких условий, при которых все люди смогут воспользоваться теми возможностями самореализации и улучшения жизни, которые дает экономический рост.
Данный постулат экономической политики Японии очень положительно оценил уже упоминавшийся нами выше Дж. Стиглиц, который высказал по этому поводу следующее мнение. «Утверждение о том, что любая страна платит большую цену за неравенство, это главная тема моих исследований, — пишет Стиглиц. — Общество может демонстрировать более высокий рост и при этом усиливать равенство. Эти два понятия — не взаимоисключающие». В рамках «абэномики», продолжает он, уже запланированы некоторые направления политики, нацеленные как на стимулирование роста, так и на обеспечение равенства. План Абэ также отражает понимание того, что монетарная политика имеет свои ограничения. Необходимо продумать скоординированную монетарную, фискальную и структурную политику.
«Тот, кто рассматривает успехи Японии, — утверждает Стиглиц, — в последние десятилетия как полный провал, придерживается слишком узкой концепции экономического успеха. По многим параметрам, таким, как равенство в доходах, продолжительность жизни, безработица, размер инвестиций в образование и здоровье детей и даже производительность относительно объема рабочей силы, Япония достигла больших успехов, чем США"64. Иными словами, нобелевский лауреат поддерживает модель социально ориентированной экономики, каковой, по сути, и является японская
экономика. Однако к этой модели Япония идет постепенно, в отличие от некоторых европейских стран (из числа вновь вступивших), которые ориентируются на высокие социальные стандарты старых членов Евросоюза, не имея для этого достаточного потенциала.
Заключение
Комплексный анализ уровня социально-экономического развития показывает, что страна, безусловно, сохраняет свое место в клубе наиболее развитых стран мира и, несмотря на экономические потрясения последних десятилетий, обладает значительным потенциалом роста. Текущая экономическая политика правительства С. Абэ и его долгосрочная экономическая стратегия нацелена именно на использование этого реального потенциала.
Правительство предлагает модель гибридной экономики, ориентированной и на внешний, и на внутренний рынок. Это означает, что в политике имеет место принцип преемственности, поскольку еще в 1980-е годы стране предлагалась идея приоритетного развития внутреннего рынка (план Маэкава). В ее современной интерпретации модель гибридной экономики созвучна с концепцией «инклюзивного роста», которую мы рассматривали в данной статье применительно к развивающимся странам Азии. Но это означает, что векторы развития Японии и стран Азии в определенной степени совпадают (с учетом того, что Япония прошла большую часть пути) и Япония, совершенствуя свою социально-экономическую и производственную инфраструктуру, действительно может предложить этим странам современные решения. Таким образом, в данном случае реализация сбалансированного подхода к освоению внутреннего и внешнего рынков выглядит вполне реалистичной.
Следующая важная черта экономической модели Японии — реальная открытость. Япония давно интегрирована в мировую экономику и активно пользуется преимуществами глобализации. Однако до последнего времени, как мы отмечали выше, в основном японские компании шли за рубеж, а сам японский рынок оставался достаточно изолированным. Новая стратегия предусматривает активное использование потенциала глобализации и открытие своего рынка, хотя это движение началось, конечно, раньше.
Сюда же следует отнести и изменение позиций Японии в отношении «институализированной интеграции»: страна стала проявлять активный интерес к международным партнерствам, выступать с различными инициативами, в первую очередь в Азии и АТР. В частности, Япония намерена принять участие в переговорах о Транстихоокеанском партнерстве (ТРР)65.
Механизмы реализации экономической политики С. Абэ отличает преемственность и одновре-
менно инновационность, гибкость, стремление адаптировать наработанные и проверенные методы к меняющейся ситуации. Так, в условиях бюджетного дефицита, наличия значительного накопленного государственного долга, правительство идет на смягчение бюджетной политики и увеличение государственных расходов в целях стимулирования внутренних капиталовложений и расширения внутреннего спроса.
Дилемма «бюджетное урегулирование» — «стимулирование экономики», которая в период финансово-экономического кризиса 2008−2010 гг. во весь рост стала перед правительствами США и европейских стран, в Японии решается все же скорее в пользу стимулирующих мер. Новую экономическую политику японского правительства, кстати, высоко оценивает Дж. Стиглиц. Ключевыми элементами этой политики, по его мнению, стали интенсивный курс кредитно-денежной либерализации, финансирование бюджетных проектов и поощрение предпринимательства и иностранных инвестиций, чтобы дать обратный ход тому, что С. Абэ назвал «глубокой потерей уверенности в себе"66.
Возвращаясь к вопросу о роли государства в реализации амбициозных планов правительства и его месте в новой экономической модели, заметим следующее. На рубеже 1980−1990 гг. и в самой Японии, и за ее пределами бытовало мнение, что с завершением этапа догоняющего развития роль государства должна меняться, государство должно уходить от прямых методов регулирования экономики, сокращать свое присутствие в экономической жизни. На это и были нацелены реформы, которые затронули многие сферы экономики страны и жизни японского общества. От этого курса и сейчас в Японии, в общем-то, не отказываются, но роль государства меняется в соответствии с потребностями реальной ситуации. Известно, что в пе-
риод кризиса и в Европе, и в Америке отношение к данной проблеме несколько трансформировалось и правительства принимали самое деятельное участие в преодолении последствий кризиса, используя и протекционистские меры защиты своего рынка, и временную национализацию, и ограничения на вывоз капитала. И опыт Японии в сфере взаимодействия бизнеса и государства оказался очень востребованным.
Обращаясь к событиям сегодняшнего дня, отметим, что правительство Японии готово стать главным «продавцом» японских инфраструктурных систем и решений за рубежом, т. е. использовать неоднократно опробованный инструментарий «экономической дипломатии». И неслучайно премьер С. Абэ в своем выступлении упомянул «миссию» другого премьер-министра X. Икэда в Европу, когда президент Франции Ш. Де Голль назвал его «продавцом транзисторов"67.
И наконец, о новой международной специализации Японии. Страна явно намерена перейти от экспорта товаров к экспорту систем и решений, опираясь на имеющийся потенциал, который, судя по основным положениям стратегических разработок японского правительства, должен постоянно совершенствоваться (напомним, что конкуренция в области общественных услуг, таких как медицина, образование, весьма высока, и конкурентами выступают в том числе и развивающиеся страны Азии). Тем не менее, у Японии, конечно, есть все основания рассчитывать на завоевание значительного сегмента данного рынка. Страна может продемонстрировать и предложить другим странам (прежде всего странам Азии) социально-экономическую модель, обеспечивающую комфорт, безопасность, приемлемый уровень равенства и доступа к благам и возможностям экономического прогресса.
Приложение
Таблица 1
Доли стран и групп стран в мировом ВВП (%)
Страны и группы стран 1950 1970 1990 2000 2007 2011 2012
Весь мир 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0
Развитые страны, в том числе 59,7 58,0 54,8 51,5 56,3 51,5 50,1
США 28,3 22,5 20,6 20,8 21,3 19,1 18,9
Япония 2,9 7,0 8,6 7,3 6,6 5,6 5,6
Германия 5,6 5,8 5,0 4,5 4,3 3,9 3,8
Франция 3,9 4,2 3,7 3,3 3,2 2,9 2,7
Великобритания 5,9 4,0 3,4 3,0 3,3 2,9 2,8
Развивающиеся страны* 25,0 24,2 33,3 41,4 39,1 41,1 42,2
Индия 2,9 2,3 3,1 4,2 4,6 5,7 5,6
Китай 4,6 3,3 6,7 12,7 10,8 14,3 14,0
С переходной экономикой (социалистические страны) 15,3 17,8 11,9 7,1 4,5** 4,3** 4,3**
Россия (СССР) 6,4 7,6 5,1 2,4 3,2 3,0 3,0
Примечания: по ППС
* мир — минус развитые минус Центральная и Восточная Европа и СНГ-
**СНГ-
Рассчитано и составлено по: IMF World Economic Outlook: October 2008. P. 253- April 2012. P. 180- October 2010. P. 185- April 2013. P. 139.
http: //www. imf. org/external/pubs/ft/weo/2013/01/index. htm
http: //www. imf. org/external/pubs/ft/weo/2008/02/pdf/text. pdf
http: //www. imf. org/external/pubs/ft/weo/2010/02/index. htm
Таблица 2
Темпы роста ВВП в мире и отдельных странах и группах стран в 2004—2013 гг.
(% к предыдущему году)
Страны и группы стран 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012* 2013*
Все страны мира 4,1 3,5 4,1 4,0 1,5 -2,3 4,1 2,7 2,3 2,2
Развитые страны 3,0 2,4 2,8 2,6 0,0 -3,9 2,8 1,4 1Д 2,3**
в том числе
Япония 2,4 1,3 1,7 2,2 -1,0 -5,5 4,4 -0,7 2,2 1,4
США 3,5 3,1 2,7 1,9 -0,4 -3,5 3,0 1,7 2,0 2,0
ЕС27 2,6 2,0 3,3 3,2 0,3 -4,4 2,1 1,5 -0,3 — 0,6***
в том числе
Франция 2,5 1,8 2,5 2,3 -0,1 -3,1 1,7 1,7 0,3
Германия 1,2 0,7 3,7 3,3 1Д -5,1 3,7 3,0 0,9
Развивающиеся страны 7,4 6,8 7,6 7,9 5,3 2,4 7,5 5,9 4,9 5,1
Восточная Азия 8,3 8,6 10,0 ИД 7,0 5,9 9,4 7,6 6,3 7,3
в том числе
Китай 10,1 11,3 12,7 14,2 9,6 9,2 10,4 9,2 7,9 7,7
Южная Азия 7,5 8,2 8,5 8,9 5,8 5,5 7,3 6,0 5,2 5,2
в том числе
Индия 8,3 9,3 9,6 9,7 7,5 7,0 9,0 7,0 6,0
¦Оценка, 2013 — ППС. **Сграны с высоким доходом ***зона евро
Составлено по: UNCTAD Trade and Development Report 2012. P. 2- World Bank. Global Economic Prospects, June 2013. P. 2. — http: //web.
worldbank. org/WBSITE/EXTERNAL/EXTDEC/EXTDECPR0SPECTS/EXTGBLPR0SPECTSAPRIL/0"menuPK:659 178~pagePK:64 218 926~piP
K: 64 218 953~theSitePK:659 149,00. html
Позиции Японии в рейтингах конкурентоспособности Значения субиндексов Индекса «Лучшей жизни» ОЭСР
Всемирного экономического форума
Год Рейтинговый номер по Индексу глобальной конкурентоспособности*
2012 10
2011 9
2010 6
2009 8
2008 9
2007 8
2006 7
2005 10
2004 9
2003 11
2002 11
2001 21
2000 21
Субиндексы Япония США Германия Республика Корея
Жилищные условия 4,7 7,8 6,1 5,7
Доход 6,0 10,0 5,2 2,5
Работа 7Д 7,5 7,3 5,1
Общество 7,8 8,0 9,0 4,1
Образование 8,8 8,0 7,7 7,8
Экология 7,3 7,9 9,3 6,3
Гражданские права 4,8 7,7 4,0 5,9
Здоровье 5,0 8,4 7,0 4,8
Удовлетворенность 3,9 7,6 6,0 7,0
Безопасность 9,9 8,8 8,0 9,0
Работа/отдых 3,3 5,7 8,1 5,0
Среднее значение 6,2 7,9 7,1 5,7
Источник: http: //www. oecdbetterlifeindex. org/ru/countries/japan-ru
Составлено по: Competitiveness Report 2000/20 012 012/2013. — http: //reports. weforum. org/global-competitiveness-report Примечание: *до 2004 г. включительно рассчитывался Индекс конкурентоспособности роста.
Таблица 5
Значения субиндексов, составляющих Индекс развития человеческого потенциала Программы развития ООН (2012)
Ожидаемая продолжительность жизни при рождении (лет) Средняя продолжительность обучения взрослых (лет) Доход на душу населения по ППС, в постоянных международных долл. 2005 г. (долл.) Ранжирование* Значение индекса
США 78,7 13,3 43 480 3 0,937
Германия 80,6 12,2 35 431 5 0,920
Япония 83,6 11,6 32 545 10 0,912
Республика Корея 80,7 11,6 28 231 12 0,909
Гонконг 83 10 45 598 13 0,906
Сингапур 81,2 10,1 52 613 18 0,895
Малайзия 74,5 9,5 13 676 64 0,769
Китай 73 7.5 7945 101 0,699
Таиланд 74,3 6,6 7722 103 0,690
Филиппины 69 8,9 3752 114 0,654
Индонезия 69,8 5,8 4154 121 0,629
Вьетнам 75,4 5,5 2970 127 0,617
Индия 65,8 4,4 3285 136 0,554
¦Всего представлено 186 стран.
Составлено по: http: //hdrstats. undp. org/en/indicators/103 106. htmi
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/USA. html
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/CHN. html
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/DEU. htmi
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/IND. htmi
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/JPN. htmi
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/KOR. htmi
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/SGRhtmi
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/HKG. htmi
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/THA. htmi
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/PHL. htmi
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/VNM. html
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/MYS. htmi
http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiies/IDN. htmi
Таблица 6
Позиции стран в рейтинге The Legatum Prosperity Index (2012)
Рейтин- говая позиция Эконо- мика Предприни- мательство Управ- ление Образо- вание Здраво- охранение Безопас- ность Личные свободы Соци- альный капитал
США 12 20 12 10 5 2 27 14 10
Германия 14 6 18 16 15 5 21 12 15
Гонконг 18 9 15 23 39 30 5 23 25
Сингапур 19 3 11 15 41 22 12 54 39
Тайвань 20 7 24 31 4 29 11 27 24
Япония 22 12 23 22 23 6 16 42 20
Республика Корея 27 23 19 30 7 24 40 56 51
Малайзия 45 15 44 35 40 45 62 111 100
Вьетнам 53 39 73 61 80 80 55 99 35
Китай 55 11 66 65 50 67 101 128 29
Таиланд 56 18 61 64 70 71 99 129 19
Индонезия 63 43 85 80 84 95 68 80 27
Филиппины 67 47 75 63 72 93 112 55 72
Индия 101 57 99 49 100 104 114 67 138
Составлено по: http: //www. prosperity. com/- http: //gtmarket. ru/ratings/legatum-prosperity-index/infa Таблица 7
Основные индексы и параметры «экономики знаний» для Японии, других развитых стран и стран Восточной Азии
Страны KEI KI Экономическое стимулирование и институциональные особенности Текущий уровень инновационной активности Образование и человеческий капитал ИКТ
2012 1995 2012 1995 2012 1995 2012 1995 2012 1995
Германия (8)* 8,90 8,91 8,83(10)** 9,10 9,03 9,11 9,20 8, 20 8,52 9,17 8,92
США (12) 8,77 9,53 8,89 (9) 8,41 9,30 9,46 9,55 8,70 9,44 8,51 9,84
Тайвань (Китай) (13) 8,77 8,36 9,10 (4) 7,77 7,80 9,38 9,21 8,87 8,11 9,06 8,33
Гонконг (Китай) (18) 8,52 8,43 8,17(23) 9,57 9,31 9,10 8,69 6,38 6,62 9,04 9,11
Япония (22) 8,28 8,77 8,53(18) 7,55 8,19 9,08 9,31 8,43 8,81 8,07 8,80
Сингапур (23) 8,26 8,40 7,79(31) 9,66 9,62 9,49 9,05 5,09 5,94 8,78 9,00
Республика Корея (29) 7,97 8,16 8,65(15) 5,93 6,93 8,80 8,22 9,09 9,13 8,05 8,34
Малайзия (48) 6,10 6,26 6,25(52) 5,67 7,16 6, 91 6,28 5,22 4,62 6,61 6,98
Китай (84) 4,37 3,99 4,57(86) 3,79 3,46 5, 99 4,07 3,93 3,68 3,79 4,77
Филиппины (92) 3,94 5,07 3,81(97) 4,32 4,57 3,77 4,09 4,64 6,25 3,03 5,38
Вьетнам (104) 3,40 2,94 3,60(99) 2,80 2,64 2,75 2,34 2,99 2,28 5,05 4,50
Индонезия (108) 3,11 3,68 2,99(110) 3,47 4,08 3,24 2,38 3,20 3,07 2,52 5,20
Индия (110) 3,06 3,57 2,89(112) 3,57 3,57 4,50 3,70 2,26 2,51 1,90 4,50
Примечания: *в скобках — место в рейтинге по КЕ1- **в скобках — место в рейтинге по К1.
Индексы рассчитаны по методу, учитывающему различия в численности населения отдельных стран. Составлено по: 1Шр: //т1:олуог1с1Ьапк. ог|/е1оо1з/кат2/КА10^е5. азр
Таблица 8
Университеты стран Азии в рейтинге THE World University Rankings
Место в рейтинге Название университета Страна
27 Токийский университет Япония
29 Национальный университет Сингапура Сингапур
35 Университет Гонконга Гонконг
46 Пекинский университет КНР
50 Похангский научно-технологический университет (Pohang University of Science and Technology) Республика Корея
52 Университет Синьхуа КНР
54 Киотосский университет Япония
59 Сеульский национальный университет Республика Корея
65 Гонконгский научно-технологический университет Гонконг
68 Корейский научно-технологический институт (Korea Advanced Institute of Science and Technology) Республика Корея
86 Технологический университет Наньянг (Nanyang Technological University) Сингапур
Составлено по: http: //gtmarket. ru/ratings/the-world-university-rankings/info Таблица 9
Сравнительная оценка уровней социально-экономического развития Японии, новых индустриальных экономик и развивающихся стран Восточной Азии на основе системы индикаторов инклюзивного роста АБР
Образование Здравоохранение
Среднее число лет обучения (молодежь в возрасте от 15 до 24 лет) 1990/2010 Доля государственных расходов на образование в совокупных общественных расходах, %* 1995/2011 Число учеников на одного учителя (начальная школа) 1990/2010 Детская смертность (на 1 тыс. живорожденных) 1990/2000
1 2 3 4
Япония 11,0/12,1 14,7/8,7 (2010) 21/18 6/3
Республика Корея 11,0/12,7 18,9/15,1 32/21 8/5
Малайзия 10,2/12,0 20,9/21,6 20/13 (2009) 18/6
Вьетнам 4,5/8,8 30/20 51/23
Китай 7,6/10,9 17,5/14,0 (2010) 22 (2001)/17 48/18
Таиланд 7,2/10,6 22,4/19,4 21/16 (2008) 32/13
Индонезия 6,5/7,7 22/16 85/35
Филиппины 8,1/9,7 16,6/16,5 35/31 (2001/2009) 59/29
Индия 4,6/7,1 18,1/16,5 (1999/2008) 40/40 (2004) 115/63
Гонконг 12,5/12,6 17,7/17,6 21/15
Сингапур 8,4/10,8 18,9/21,0 (2010) 25/17 (1996/2009) 8/3
Тайвань 11,1/13,0 10,0/13,1 (2010) 19/15 (2011)
Здравоохранение
Доля государственных расходов на здравоохранение в совокупных общественных расходах, %* 1995/2011 Доля детей в возрасте до 5 лет с недостатком веса (% от общего числа детей данной возрастной категории)*** Число врачей общего профиля, медсестер и среднего медицинского персонала в расчете на 10 тыс. жителей 1990−2010** Доля детей в возрасте до 1 года, получивших прививку DIP3 1990/2010
5 6 7 8
Япония 20,9/19,0 (2010) 82,5/63,0 90/98
Республика Корея 0,8/1,0 (1996/) 34,1/73,8 75/94
Малайзия 5,5/7,5 22,1/12,9 24,0/36,7 90/94
Вьетнам 36,9/20,2 12,9/22,3 88/93
Китай … /5,3 (2010) 12,6/3,4 21,8/28,0 97/99
Таиланд 7,5/9,9 16,3/7,03 9,4/18,2 92/99
Индонезия 29,8/17,9 9,6/23,3 60/83
Филиппины 2,3/2,3 29,9/20,7 27,2/71,5 88/87
Индия 3,9/4,0 Г1999/20 081 52,8/43,5 17,2/16,0 70/72
Гонконг 12,7/11,6 69,8/74,6
Сингапур 7,6/8,1 (2010) 3,3/… 56,6/77,3 85/97
Тайвань 0,5/1,4 (2010) 11,0/5,3 29,7/74,8
Инфраструктура
Число мобильных телефонов на 100 чел. 2000/2011 Доля населения, имеющего доступ к электросетям в общей численности населении, % 2000/2009 Потребление электроэнергии на душу населения, кВт/ч. 1990/2009 Доля дорог с твердым покрытием в общей протяженности дорог (%) 1990/2009
9 10 11 12
Япония 53,1/102,7 6486/7819 69,2/80,1
Республика Корея 58,3/108,5 2373/8980 71,5/79,3
Малайзия 21,9/127,0 96,9/99,4 1171/361 70,0/81,3 (2004)
Вьетнам 1,0/143, 4 75,8/97,6 98/918 23,5/47,6 (2007)
Китай**** 6,7/73,2 98,6/99,4 512/2631 72,1/53,5 (2008)
Таиланд 4,8/113,2 82,1/99,3 703/2045 55,3/98,5 (2000)
Индонезия 1,7/97,7 53,4/64,5 160/590 45,1/56,9
Филиппины 8,3/92,0 87,4/89,7 363/593 16,6/9,9 (1994/2003)
Индия 0,3/72,0 43,0/75,0 268/571 47,3/49,5 (1991/2008)
Гонконг 80,3/209,6 4178/5925 100,0/100,0
Сингапур 70,1/149,5 100,0/100,0 4983/7949 97,1/100,0
Тайвань 81,5/124,1 98,6/99,0 84,6/95,5 (2002)
Инфраструктура Доход
Доля населения, пользующихся санитарно-гигиеническими удобствами (сливные туалеты или туалеты с септиками) в общей численности населения, %, 2000/2010 Доля населения, имеющего доступ к чистой питьевой воде, в общей численности населения, %, 2000/2010 Доля населения, использующего твердое топливо для приготовления пищи, %, 1990/2010 Среднегодовые темпы роста дохода на душу населения, %, по ППС 2005, 2005−2010
13 14 15 16
Япония 100/100 100/100 0,3
Республика Корея 100/100 90/98 (1991/) 12,8/14,7 (2005) 3,3
Малайзия 84/96 88/100 … /0,8 (2003) 2,7
Вьетнам 37/76 57/95 87,0/67,0 (1997/2005) 5,9
Китай**** 24/64 67/91 52,4/48,8 (2000/2005) 10,6
Таиланд 84/96 86/96 2,8
Индонезия 32/54 70/82 44,8/54,6 (2002/2007) 4,6
Филиппины 57/74 85/92 … /44,5 (2003) 3,1
Индия 18/34 69/92 81,8/56,9 (1991/2006) 6,6
Гонконг 3,2
Сингапур 99/100 100/100 2,8
Тайвань
*Доля в расходах центрального бюджета, по Китаю и Японии — доля в консолидированных общественных расходах.
** По каждой стране приведены наиболее ранние из доступных (1990-е годы) и поздние данные (до 2010 г.).
***Данные на начало 1990-х гг. /данные на 2009−2011 гг.
****Данные за 1995 г. — вместе с расходами на образование.
Составлено по: Framework of Inclusive Growth Indicators 2012. Key Indicators for Asia and the Pacific Special Supplement. 2nd Edition. P. 48, 50, 52, 54, 60, 62−69.
Примечания
1 Выступление на ежегодной конференции Business for Social Responsibility в 2008 г. Цит. по: Флорида Р. Большая перезагрузка: как кризис изменит наш образ жизни и рынок труда. — Классика-XXI, 2012, с. 11.
2 Р. Флорида — американский социолог и экономист, автор теории креативного класса. С 1987 по 2005 год он преподавал в университете Карнеги — Меллона, а ныне является профессором Школы менеджмента имени Джозефа Ротмана в Торонтском университете. Основатель и руководитель двух компаний Creativity Group (инновационные коммуникации) и Catalitytix (стратегический консалтинг). Автор ряда работ в области инновационной экономики, социально-экономической и культурной модернизации. На русском языке вышли книги «Креативный класс: люди, которые меняют будущее» (The Rise of The Creative Class and How It’s Transforming Work, Leisure, Community and Everyday Life). Классика-XXI, 2005. 430 с.) и «Большая перезагрузка: как кризис изменит наш образ жизни и рынок труда» (The Great Reset: How New Ways of Living and Working Drive Post-Crash Prosperity. Классика-XXI,
2012. 240 с.). В сфере научных интересов Р. Флориды — инновационный механизм Японии (работы Branscomb, Lewis & amp-
Kodama, Fumio & amp- Florida, Richard. Industrializing Knowledge: University-Industry Linkages in Japan and the United States. — MIT Press, 1999 и Kenny, Martin & amp- Florida, Richard. Beyond Mass Production: The Japanese System and Its Transfer to the US. — Oxford University Press, 1993) — http: //ru. wikipedia. org/wiki /%D4%EB%EE%F0%E8%E4%E0,_%D0%E8%F7%E0%F0%E4- Большая перезагрузка: как кризис изменит наш образ жизни и рынок труда. — Классика-XXI, 2012. С. 239.
3 Флорида Р. Большая перезагрузка: как кризис изменит наш образ жизни и рынок труда. — Классика-XXI, 2012. С. 12.
4 http: //expert. ru/2012/01/26/davos-protiv-krizisa- http: // expert. ru/kazakhstan/2008/07/bill_geyts
5 Для сравнения: из других азиатских экономик выше Японии в рейтинге 2012−13 гг. стоит только Гонконг, «ближайшие» места других стран региона: Тайвань — 13-е место, Республика Корея — 19-е, Малайзия — 25-е, Китай — 29-е, Таиланд — 38-е, Индонезия — 50-е, Индия — 59-е.
6 Правда, ее внешнеторговая квота не столь высока по сравнению с другими развитыми странами, за исключением США (28,6% в 2011 г., США — 25,0%, Германия — 75,7%, Великобритания — 43,4%). Более того, экспортная квота Японии, рассчитанная как отношение экспорта за вычетом импорта-
рованной добавленной стоимости, составила в 2012 г. 13%, что сопоставимо с показателем США (12%) и значительно ниже среднего показателя стран Евросоюза (26%) и Азии (25%). — World Investment Report 2013: Global Value Chains: Investment and Trade for Development, p. 130 — http: //unctad. org/en/pages/PublicationWebflyer. aspx? publicationid=588 7http: //unctadstat. unctad. org/ReportFolders/reportFolder s. aspx? sRF_ActivePath=p, 15 912&-sRF_Expanded=, p,15 912- http: //unctadstat. unctad. org/TableViewer/tableView. aspx
8 Результаты опроса японских компаний, работающих в странах Азии и Океании, показали, что в 10 странах региона японские компании считают своими главными конкурентами местные компании (в их числе Республика Корея, Китай, Тайвань, Индия, Малайзия) Survey of Japanese-Affiliated Companies in Asia and Oceania (FY 2012 Survey). December,
2012. P. 15, 35 — http: //www. jetro. go. jp/en/reports/survey/ biz
9 Новый показатель, характеризующий участие страны в международном экономическом обмене, используемый ЮНКТАД. Рассчитывается как дробь: числитель — сумма импортированной добавленной стоимости, включенной в стоимость экспорта страны плюс добавленная стоимость, учтенная в экспорте других стран, знаменатель — экспорт страны. — World Investment Report 2013: Global Value Chains: Investment and Trade for Development. P. 131 — http: //unctad. org/en/pages/PublicationWebflyer. aspx? publicationid=588
10 World Investment Report 2013: Global Value Chains: Investment and Trade for Development. P. 131. — http: //unctad. org/en/pag es/PublicationWebflyer. aspx? publicationid=588
11 Попутно заметим, что во внутрирегиональном экспорте стран АСЕАН в 2000—2011 гг. увеличилась доля потребительских товаров — с 17 до 27%, в то время как доля промежуточной продукции снизилась в тот же период с 26 до 20%, что свидетельствует о росте потребительского рынка в этих странах. — Regional Economic Oudook: Asia And Pacific. April
2013. P. 8,18 — http: //www. imf. org/external/pubs/ft/reo/20 13/APD/eng/areo0413. htm
12 Заметим, что ситуацию экономических отношений Японии со странами Восточной Азии в данном случае мы рассматриваем в качестве примера наиболее ярко и полно характеризующего проблемы международной конкурентоспособности Японии и ее компаний. В принципе подобная ситуация характерна в той или иной мере и для других географических направлений внешнеэкономической активности Японии.
13 Данные индикаторы, как и их составляющие, не являются абсолютно объективными, и тем не менее использование их совокупности с признанием большей значимости наиболее актуальных в контексте современных тенденций мирового развития (в частности, индикаторов качества жизни, привлекательности страны, инновационного развития) повышает уровень достоверности и ценности результатов. Кроме того, совпадение «слабых мест» страны в различных индексах может способствовать обнаружению тех «лакун», в которые могут быть направлены усилия японского бизнеса и государства и которые могут стать точками роста.
14 Исследование базируется на концепции, согласно которой традиционные макроэкономические показатели не полностью отражают качество жизни и его оценку людьми. Индекс охватывает 34 страны — участницы Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в которой объединены большинство развитых экономик мира и несколько развивающихся экономик, а также основные партнеры — Бразилия и Россия. Со временем Индекс будет расширен и охватит других четырех ключевых партнеров ОЭСР: Индию, Индонезию, Китай и ЮАР. — http: //www. oecdbetterlifeindex. org/ru/about/ru_whats-your-better-life-index
15 70% опрошенных японцев отметили, что у них за день происходит больше положительных событий (ощущение отдыха, гордость за выполненную работу, радость), чем отрицательных (боль, беспокойство, печаль и скука). Средний показатель по странам ОЭСР — 72%.
16 По этим показателям место Японии в рейтинге ниже, чем ее общая позиция.
17 По этим показателям место Японии в рейтинге выше, чем ее общая позиция.
18 Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) — интегральный показатель, рассчитываемый ежегодно для межстранового сравнения и измерения уровня жизни, грамотности, образованности и долголетия как основных характеристик человеческого потенциала исследуемой территории. Он является стандартным инструментом при общем сравнении уровня жизни различных стран и регионов. Составляющие индекса: Доход на душу населения по ППС- ожидаемая продолжительность жизни при рождении (Life expectancy at birth) — количество лет, которое может прожить новорожденный младенец, если существующие на момент его рождения преобладающие тенденции в области показателей смертности для конкретных возрастных групп останутся без изменений на протяжении всей его жизни- сводный индекса образования (состоит из двух показателей: ожидаемой продолжительности обучения (Expected years of schooling) — количество лет образования, которое, как ожидается, может получить ребенок, достигший официально установленного возраста поступления в школу, если в течение его жизни сохранятся преобладающие тенденции в области показателей охвата населения образованием и средней продолжительности обучения (Mean years of schooling) — среднее количество лет образования, полученного лицами в возрасте 25 лет и старше в течение жизни, основанное на показателе образовательного уровня населения, пересчитанном в количество лет обучения на основе теоретической продолжительности каждого уровня полученного образования. — http: //viperson. ru/ipc. php
19 http: //hdrstats. undp. org/en/countries/profiles/JPN. html
20 Для сравнения: из стран Восточной Азии в эту группу входят только Республика Корея и Сингапур, «на пороге» группы находится Гонконг.
21 Центр занимается изучением проблем общественного благополучия с 2006 г. и составляет рейтинг по Индексу процветания стран мира (The Legatum Prosperity Index), который рассчитывается по 8 категориям показателей общественного благосостояния для каждого государства на основе данных статистики, экспертных оценок, социологических исследований по 142 странам. Статистические данные, используемые в рейтинге, получены из ООН, Всемирного банка, ОЭСР, ВТО, Gallup, Economist Intelligence Unit, IDC, Pyramid Research и других институтов. В редакционный совет издания Индекса входят представители ряда ведущих университетов и исследовательских центров. — http: //gtmarket. ru/ratings/legatum-prosperity-index/info
22 Источник: http: //info. worldbank. org/etools/kam2/KAM_
page5. asp В рамках методики «оценки знания» (Knowledge Assessment Methodology — КАМ) здесь оценивается около 80 количественных и качественных параметров, которые в совокупности позволяют степень «продвинутое™» страны по пути формирования «экономики знаний», необходимым условием развития которой является наличие инновационного потенциала. Показатели, применяемые в данной методике, оцениваются по четырем основным параметрам «экономики знаний»: 1) экономическое стимулирование и институциональные особенности, 2) образование и человеческий капитал, 3) уровень развития ИКТ, 4) текущий уровень инновационной активности. КАМ используется для подсчета двух индексов — индекса знаний (Knowledge Index-KI) и индекса экономики знаний (Knowledge Economy Index-KEI). Подробнее см.: Масленников Н. Методология «оценки знаний» и инновационный потенциал Японии. Японский опыт для российских реформ, 2007, выпуск первый. -http://www. japan-assoc. ru/publikacii/nauka/japon-opyt — 2007−1/metodologija-
ocenki-znanii-i-innovacionnyi-potencial-japomi. html
23 Рассчитывается на основе численности исследователей в стране, числа патентных регистраций в США, числа статей в научно-исследовательских изданиях.
24 Рейтинг лучших университетов мира (THE World University Rankings) — глобальное исследование и сопровождающий его рейтинг лучших высших учебных заведений мирового значения. Рассчитан по методике британского издания Times Higher Education (THE) при участии информационной группы Thomson Reuters. Считается одним из наиболее влиятельных глобальных рейтингов университетов. Разработан в 2010 г. Times Higher Education совместно с Thomson Reuters и пришел на смену популярному рейтингу World University Rankings, который выпускался с 2004 года Times Higher Education совместно с компанией Quacquarelli Symonds. В свою очередь Quacquarelli Symonds с 2010 г. выпускает рейтинг лучших университетов мира под названием QS World University Rankings, который также считается одним из авторитетных в области высшего образования. — http: //gtmarket. ru/ratings/the-world-university-rankings/info
25 Китай, Тайвань и Южная Корея представлены 15,17 и 14 вузами соответственно. Гонконг получил 6 мест в списке, но все в топ — 50. — http: //www. parta. org/news/?news_id=2065
26 QS Quacquarelli Symonds ориентируется на несколько ключевых показателей: отзывы студентов о вузах, отзывы работодателей о выпускниках вузов, цитируемость научных работ, написанных в стенах той или иной alma mater, и академическая репутация. — http: //www. topuniversities. com/university-rankings-articles / asian-university-rankings / japanese-universities-lose-ground-asia
27 Использованы фрагменты комментария журнала «Компас Гид». — http: //kompasgid. ru/?p= 13 457
28 Статистические и аналитические службы Банка оперируют системой показателей, включающей индикаторы, специфические именно для развивающихся стран региона, что позволяет приблизиться к качественной оценке результатов их экономического развития, но в то же время там имеются и сопоставимые данные по Японии (а также другим развитым странам — Австралии и Новой Зеландии).
29 Инклюзивный рост, по определению АБР, это экономический рост, обеспечивающий с равными возможностями и равным доступом к экономическим возможностям для всех (для отдельных людей и групп людей, для регионов) и ориентированный не только на внешний, но и на внутренний спрос (что означает определенную смену приоритетов для экспортно ориентированных экономик). Подробнее см.: Тимо-нина И. Л. Япония и страны Восточной Азии: уровни социально-экономического развития и векторы экономического развития (в книге «Япония в Азии: параметры сотрудничества». М.: АИРО-ХХ1, 2013).
30 Подсчитано по данным таблицы 9, по последнему доступному грду.
31 Так, например, по мнению вице-президента Азиатского банка развития С. Грофа, в последние годы затраты китайского правительства на общественные услуги, несмотря на значительный рост, оставались на низком уровне. В Китае для развития социального обеспечения, образования и здравоохранения направляется 35% финансовых поступлений, в то время как в странах со средним уровнем доходов этот показатель достигает 52%. — http: //russian. people. com. cn/31 518/8181489. html
32 Разработка новой модели и стратегии долгосрочного роста активно велись при правительстве Дз. Коидзуми, занимавшего пост премьер-министра в 2001—2006 гг. Эта работа была продолжена кабинетом С. Абэ и нынешнего премьер-министра Я. Фукуда. Japan’s 21st Century Vision — http: //www. keizai-shimon. go. jp/english/publication/pdf/5 0419visionsummar y_fulltext. pdf
33 Основы Стратегии были разработаны Министерством экономики, торговли и промышленности Японии (опубликованы в июне 2006 г.).
34 FY 2007 Economic and Industrial Policy: Key Points. Aug. 2006. Ministry of Economy, Trade and Industry. P. 1.
35 New Economic Growth Strategy. June 2006. Ministry of Economy, Trade and Industry. P. 4.
36 Подробнее см.: Тимонина И. Л. Япония в глобальной экономике: настоящее и будущее (в книге: Глобальные вызовы: японский ответ. М.: АИРО-ХХ1, 2008) — Тимонина И. Л. Международное измерение экономической политики либерал-демократов (в книге: Япония: полвека правления социал-демократов. М.: АИРО-ХХ1, 2010).
37 New Growth Strategy. June 2010 — http: //www5. cao. go. jp/keizai/index-e. html
38 Fiscal 2013 Economic Outlook and Basic Stance for Economic and Fiscal Management. February 28, 2013.
Cabinet Decision. -
http: //www5. cao. go. jp/keizail /2013 /0228mitoshi-e. pdf
39 «Challenges» — actively taking on challenges, «openness» — openness to other countries, «innovation».
40 Speech on Growth Strategy by Prime Minister Shinzo Abe at the Japan National Press Club Friday, April 19, 2013. — http: //www. kantei. go. jp/foreign/96_abe/statement/201 304/19speech_e. html
41 Стиглиц Дж. Япония — образец для подражания, а не поучительная история («The New York Times»). — http: //www. inosmi. ru/world/20 130 618/210140745. html
42 New Growth Strategy: The Formulation of «Japan Revitalisation Strategy-Japan is Back». Отметим попутно, что подзаголовок выглядит весьма современно и многообещающе.
43 http: //www. kantei. go. jp/foreign/96_abe/documents/2013/ 1 200 485_7321. htm
44 Basic Policies for Economic and Fiscal Management and Reform. Ending Deflation and Revitalizing the Economy» (June 2013). P. 11−13. — http: //www5. cao. go. jp/keizai/index-e. html
45 В данном контексте под промышленностью (Industry) понимаются различные отрасли реального сектора японской экономики, в том числе и сферы услуг.
46 В качестве примера конкретных действий: один из приоритетных проектов Токийского муниципалитета, стартовавший в 2013 г. в рамках долгосрочной стратегии развития Токийского метрополиса «Tokyo Vision 2020». Цель — к 2016 г. привлечь в зону 50 иностранных компаний, в том числе 50 штаб-квартир и исследовательских центров. 26 июля Токийский муниципалитет объявил, что первая иностранная компания — Икарос Солар (Ikaros Solar nv) (зарегистрирована в Бельгии — http: //ikarosrising. co. jp/2-press) обосновалась в Специальной зоне для азиатских штаб-квартир (Special Zone for Asian Headquarters). — http: //www. metro. tokyo. jp/ENGLIS H/TOPICS/2013 /ftn7ql00. htm.
47 http: //www. kantei. go. jp/foreign/96_abe/documents/2013/ 1 200 485_7321. html
48 Стиглиц Дж. Япония — образец для подражания, а не поучительная история (The New York Times). — http: //www. inosmi. ru/world/20 130 618/210140745. html
49 По мнению авторов издания «The Financial Times», предлагаемые правительством Японии меры облегчат процесс увольнения работников с полной занятостью, а следовательно, прием на работу новых сотрудников. Упростится процесс перетекания трудовых ресурсов со слабых предприятий с низкими показателями в более продуктивные сектора экономики. Премьер-министр также предложил японским компаниям повысить заработную плату, больше вкладывать инвестиций внутри страны и сохранять предприятия на территории Японии. — Победа Абэ на выборах — это замечательная новость для Японии. — http: //inosmi. ru/world/20 130 724/211263367. html
50 Basic Policies for Economic and Fiscal Management and Reform. Ending Deflation and Revitalizing the Economy» (June 2013). P. 18−20. -http: //www5. cao. go. jp/keizai/index-e. html
51 Basic Policies for Economic and Fiscal Management and Reform. Ending Deflation and Revitalizing the Economy» (June 2013). P. 16. — http: //www5. cao. go. jp/keizai/index-e. html
52 http: //www. meti. go. jp/english/policy/sme_ chiiki/plantfactory/about. html
53 Basic Policies for Economic and Fiscal Management and Reform. Ending Deflation and Revitalizing the Economy (June 2013). P. 16−17. — http: //www5. cao. go. jp/keizai/index-e. html
54 Там же.
55 Basic Policies for Economic and Fiscal Management and Reform. Ending Deflation and Revitalizing the Economy (June 2013). P. 22. — http: //www5. cao. go. jp/keizai/index-e. html
56 Cool Japan Strategy (Modified version of the Interim Report to the Cool Japan Advisory Council). September 2012. Ministry of Economy, Trade and Industry. — http: //www. meti. go. jp/english/policy/mono_info_service/creative_ industries/creative_industries. html
57 http: //www. meti. go. jp/english/press/2013/pdf/072501. pdf
58 White Paper on International Economy and Trade 2012. Section
2 Support for overseas business activities in response to changing needs. — P. 687−688. — http: //www. meti. go. jp/english/report /data/gWT2012fe. html
59 Japan and ASEAN, Always in Tandem: Towards a More Advantageous Win-Win Relationship through My «Three Arrows. Friday, July 26, 2013. — http: //www. kantei. go. jp/foreign/96_ abe/statement/201 307/26singapore_e. html
60 The Basic Concept of the Growth Strategy. C. 7−8- Japan Revitalization Strategy (June 14, 2013 Cabinet decision).
61 Basic Policies for Economic and Fiscal Management and Reform. Ending Deflation and Revitalizing the Economy» (June 2013). P. 3,13. — http: //www5. cao. go. jp/keizai/index-e. html
62 Basic Policies for Economic and Fiscal Management and Reform — Ending Deflation and Revitalizing the Economy — June 14th, 2013, Cabinet Decision — http: //www5. cao. go. jp/keizai/index-e. html
63 http: //ru. wikipedia. org/wiki/%D6%E8%^%EB_%C4%E5%
EC%E8%ED%E3%E0
64 Стиглиц Дж. Япония — образец для подражания, а не поучительная история («The New York Times»). — http: //www. inosmi. ru/world/20 130 618/210140745. html
65 Speech on Growth Strategy by Prime Minister Shinzo Abe at the Japan National Press Club Friday, April 19, 2013. — http: //www. kantei. go. jp/foreign/96_abe/statement/201 304/19speech_e. html
66 Стиглиц Дж. Япония — образец для подражания, а не поучительная история («The New York Times»). — http: //www. inosmi. ru/world/20 130 618/210140745. html
67 Speech on the Second Round of Policies under the Growth Strategy by Prime Minister Shinzo Abe at Japan Akademeia. — Friday, May 17, 2013. — http: //www. kantei. go. jp/foreign/96_ abe/statement/201 305/17speech_e. html

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой