Каламбур как вид языковой игры: механизмы образования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 111'-349. 2
КАЛАМБУР КАК ВИД ЯЗЫКОВОЙ ИГРЫ: МЕХАНИЗМЫ ОБРАЗОВАНИЯ
А. М. Ломов
Балтийский федеральный университет имени И. Канта А. П. Бабушкин
Воронежский государственный университет
Поступила в редакцию 20 июля 2014 г.
Аннотация: статья посвящена способам образования каламбуров как вида языковой игры на материале русского и английского языков.
Ключевые слова: языковая игра, омонимы, омофоны, разные значения слова, морфологические сдвиги слов в составе предложения, эпиграммы.
Abstract: the article is devoted to the means offorming puns as a form of language play. The research is based on the Russian and English data.
Key words: homonyms, homophones, meanings change, morphological shifts in the sentence structure, epigrams.
Если судить по опыту европейских литератур, каламбур насчитывает не менее четырехсот (а то и пятисот) лет своей истории. В отечественной беллетристике он впервые упоминается в «Письмах русского путешественника» Н. М. Карамзина, посетившего Париж в апреле 1790 г. и писавшего о событиях во французской столице. Среди прочего автор отметил: «…Потом вошли в моду каламбуры и магнетизм» [1]. В последующем слово каламбур прижилось в русском языке, но его этимология до сих пор остается неясной, о чем свидетельствуют две точки зрения на происхождение этого слова: романская и германская. Романисты и их сторонники склонны полагать, что слово каламбур имеет истоки во французском языке, а германские ученые и их последователи считают, что оно произошло от старой немецкой книги, где излагается анекдот о попе из Каленберга. Так, П. Я. Черных, автор этимологического словаря, сближает каламбур с фр. calembrediane, что значит пустые речи, шутка, и с bounder — чепуха, вранье [1]. Что же касается В. И. Даля, он ограничивается только изложением германской версии [2], тогда как М. Фасмер, немецкий ученый, составитель 4-томного этимологического словаря русского языка, отмечает обе точки зрения [3].
Однако, несмотря на неясность происхождения слова каламбур, современные лексикографические источники определяют его, за исключением частностей, примерно одинаково: игра слов, основанная на нарочитой или невольной двусмысленности, порож-
© Ломов А. М., Бабушкин А. П., 2015
денной омонимией или сходством звучания, которые вызывают комический эффект.
Констатация этих словарей по поводу того, что комический эффект в каламбурах вызывается сходством звучания или омонимией, не вызывает возражений, однако она оставляет нераскрытой специфику конкретных случаев.
Действительно, чаще всего языковая игра в каламбуре основывается на омонимах, т. е. словах одинаково звучащих, но разных по значению: «Вкалываю с утра до вечера» — жаловался наркоман (А. Кны-шев): а) вкалывать — работать до седьмого пота и б) вкалывать — делать укол- Весна хоть кого с ума сведет. Лед — и тот тронулся (Э. Кроткий): а) тронуться — начать движение и б) тронуться — сойти с ума- Материя бесконечна, но ее все время не хватает кому-то на штаны (Г. Малкин): а) материя — философская категория и б) материя — ткань- Стоит ли есть поедом подчиненного, если его не перевариваешь (журн. «Крокодил»): а) переваривать — усваивать пищу и б) не переваривать — не переносить кого-либо. На замечание, что мальчики держатся за мамину юбку, словно пришитые к ней, один из малышей говорит: Нет, бываем и отпороты, где пороть — а) разрезать, разъединять по швам (сшитое), б) сечь, наказывать кого-то физически.
Наряду с омонимами в каламбурах используются (но значительно реже!) омофоны — слова, совпадающие с другими по звучанию. На игре с омофоном построена знаменитая пушкинская фраза: Преданный без лести. Глухо произнесенная буква з переводит предлог в существительное бес, что создает не лест-
ный образ временщика эпохи царя Николая I. Уже в наши дни шутливое предостережение нерадивому студенту: Забросишь вуз — получишь вус предполагает выбор: вуз — высшее учебное заведение, или вус — военно-учетная специальность (молодых людей не желающих учиться, обычно призывают в армию). На вопрос, какой грипп опасней, птичий или свиной, дается ответ, что опасней — бледная поганка, т. е. чередование глухих и звонких букв п-б превращает грипп — заразное вирусное заболевание в гриб — трофей любителя «тихой охоты».
Однако омонимы и омофоны — лишь наиболее известные способы образования каламбуров, имеются и другие.
Каламбур может возникнуть за счет намеренно искаженного слова или его формы. Сплошь и рядом такая деформация происходит в угоду рифме. Она обыкновенно бывает явной, как в случаях: Бывать хочу везде /А жить хочу вот зде… (В. Вишневский) — Если будешь печь стихи, / попадешь в Крученыхи (В. Инбер). Но она может быть и скрытой: когда искаженное слово рифмуется с хранящимся в фоновом запасе неискаженным словом. Прекрасным примером может служить реплика Ф. Раневской, называвшей режиссера З. — любителя молодых женщин, жаждущих главных ролей, перпетуум кобеле (кобеле — тоЪйв).
Состоят на службе у каламбура и разные значения одного и того же слова. Так, в примере Шел дождь и два студента, один в кино, другой — в пальто оказываются сопряженными три значениях глагола идти:
а) передвигаться, перемещаться в пространстве,
б) направляться, отправляться куда-либо, в) совершаться, происходить (о дожде, снеге). См. также: Когда ему надоело сажать людей, он стал сажать леса и людей (это о Сталине), где а) сажать — отправлять в тюрьму или лагерь и б) сажать — наращивать лесной массив- Он пережил две войны и две жены. Одну — мировую. Здесь под словом мировая имеется в виду и война, и супруга человека, о котором идет речь (мировая — значит очень хорошая, замечательная).
Имеются также случаи, когда сближению подвергаются вербальные комплексы, больше, чем слово, или, наоборот, морфологические элементы слова.
В первую очередь следует упомянуть факты «склеивания», когда в пределах рифмы наблюдается уподобление слова сочетанию двух слов или сочетанию двух слов с таким же, но лексически разным двусложным сочетанием. Так, в стихотворении современника А. С. Пушкина Д. Д. Минаева: Область рифм — моя стихия /Без труда пишу стихи я /Даже к финским скалам бурым /Подступаю с каламбуром. Совпадают (точно или приблизительно) в рамках рифмы стихия — стихи я, скалам бурым — с каламбуром. Есть и другие примеры: Марк Аврелий /Не еврей
ли?- (И. Ильф). Исследователь языка — и следователь из Чека (надпись мелом на дверях квартиры О. М. Брика), где исследователь языка — ученый-филолог, а следователь — должностное лицо, проводящее предварительное следствие.
У авторов каламбуров при разного рода морфемных сдвигах в словах синтаксическая конструкция может допускать иное (не традиционное) прочтение, как в анекдоте о А. С. Пушкине: Однажды Пушкин сидел в кабинете графа С. Сам граф лежал на диване. На полу, около письменного стола играли двое его детишек.
— Саша, скажи что-нибудь экспромтом… — обратился граф к Пушкину.
Пушкин, ничуть не задумавшись, скороговоркой ответил:
— Детина полуумный лежит на диване
Граф обиделся.
— Вы забываетесь, Александр Сергеевич, — строго проговорил он.
— Ничуть… Но Вы, кажется не поняли меня… Я сказал: «Дети на полу, умный лежит на диване».
Этот пример, как нельзя лучше демонстрирует, насколько изменяется смысл высказывания за счет морфемных сдвигов только в двух словах: детина и полуумный.
Столь же неожиданно звучит вопрос: На бал кони ходят? / = на балконе ходят?/. В кругу такого рода примера находятся и наши шутки: У крали — бусы / = украли бусы- Водку пил вчера / = вот, купил вчера.
Конечно, все упомянутые варианты звукового сближения в каламбуре в первую очередь оказываются задействованными у профессиональных литераторов, которыми они воспринимаются как разновидности единого художественно-изобразительного приема. В русской словесности первой освоила каламбур эпиграмма, сформировавшаяся во второй половине XVIII в. О том, каким мастером эпиграммы был А. С. Пушкин, мы знаем. Однако были и другие поэты, использовавшие каламбур, о чем можно судить по многочисленным примерам. Приведем два из них: Смотря на лик сего героя, / кто не прочтет на лбу: свободен от постоя (А. Соловьев) — Четырнадцать он лет путями правил, а сам жил без пути и правил (безымянный автор). В первом примере обыгрывает-ся квартирмейстерский штамп, во втором делается упор на частичное звуковое соединение термина железнодорожные пути и устойчивого выражения делать (жить) путем.
Эпиграмма просуществовала долго: она была в ходу даже в 20-е гг. XX в., когда во время дружеских поэтических состязаний поэты и писатели В. Маяковский, В. Катаев, Л. Леонов, В. Инбер и другие писали друг на друга шутливые эпиграммы. Только во второй половине XX в. использование каламбур-
А. М. Ломов, А. П. Бабушкин
ной эпиграммы (как и эпиграммы вообще) идет на спад, и им на смену приходят не имеющие конкретного адреса поэтические выпады каламбурного типа, которыми сейчас изобилует творчество М. Задорнова, В. Вишневского, М. Жванецкого и других наших современников.
Тем не менее за рамками художественной литературы каламбур продолжает оставаться живой языковой игрой. Его охотно использовали и используют актеры и ученые: Я боюсь, если я это сделаю, т. е. напишу мемуары, то получится книга жалоб, а не предложений (Ф. Раневская) — Науки делятся на естественные, неестественные и противоестественные (Л. Ландау). К нему обращаются и безымянные авторы анекдотов: И было у крестьянина три сына. Один косил на левый глаз, другой — от армии, а третий — траву.
Таким образом, каламбур существует в двух ипостасях: он выступает в роли художественно-изобразительного приема изящной словесности и в роли способа языковой игры, используемого непрофессионалами в своих речетворческих шутках.
Русский язык, понятно, не одинок в использовании каламбуров. В других европейских языках (французском, английском, итальянском) он встречается не реже (а может даже чаще), чем в русском. Английские словари представляют каламбур (pun) как остроумное или юмористическое использование слова, имеющего несколько значений, или слов с различными значениями, звучание которых совпадает. Как видим, это определение является близким по содержанию к его русскому аналогу. Примером первого случая может послужить следующая шутка: Without geometry life is pointless (Без геометрии — жизнь бессмысленна). Однако «альтернативное» прочтение предложения подсказывает иной смысл: Без геометрии — в жизни нет точек (где точка воспринимается как атрибут геометрии). Примером второго случая выступает сентенция: Seven days without water make one weak с двумя вариантами ее понимания на слух: Семь дней без воды делает (человека) слабым и Семь дней без воды составляют неделю. Слова weak (слабый) и week (неделя) являются омофонами, т. е. звучат совершенно одинаково [wi: k].
Пользуясь ресурсами интернета, можно привести еще ряд примеров первого и второго типа. К первому типу отнесем следующие:
My dog s a champion boxer [где boxer в одно и то же время означает и породу собаки и спортсмена -мастера кулачного боя].
We are banking on them lending us the money [где bank on smb — надеяться на кого-то и откладывать деньги в банк, обогащаться (получается — за чей-то счет)].
Our social students teacher says that the globe means the world to her [где to mean the world — значить многое и одновременно — в буквальном смысле — понимать глобус, как копию мира].
The best way to communicate with a fish is to drop them a line [ to drop smb a line — забросить леску в реку, надеясь на улов и черкнуть кому-то пару строк].
Speaking ill of the dead is a grave mistake [a grave mistake — большая ошибка, тогда как в прямом значении слово grave — ошибка замогильная].
I used to be a teacher, but I found I didn'-t have enough class [где to have enough class — иметь в классе достаточное количество учеников против другой интерпретации — обладать профессиональными знаниями для того, чтобы быть успешным учителем].
A small boy swallowed some coins and was taken to a hospital. When his grandmother telephoned to ask how he was, a nurse said, & quot-No change yet& quot- [слово change имеет два значения — изменение (перемена к лучшему) и мелкие деньги, мелочь, которую дают на сдачу].
В примерах встречаются варианты не только слов, но и отдельных фраз (одна из которых обязательно представлена устойчивым выражением), но механизм восприятия и тех, и других одинаков.
Перейдем к иллюстрациям каламбуров второго типа.
Why did Dracula go to the doctor? — Because of the coughing (coffin) [ср.: coughing — кашлять и coffin -гроб — оба слова совпадают по звучанию].
She was only a whiskey-maker, but he loved her still (whisky) [whiskey-maker — парикмахер, поправляющий «височки» у клиентов-мужчин и whisky — спиртной напиток — являются омофонами].
Английский каламбур образуется и в результате уже упомянутого приема «склеивания и деформации слов»:
With her marriage, she got a new name and a dress (address) [a dress — платье, реорганизованное в address — уже не платье, а адрес].
Did you hear about the Frenchman who jumped off the Eiffel Tower wearing a parachute and landed in the river? The police didn'-t arrest him because he was clearly in Seine (insane) [где in Seine — букв.: в реке Сене, тогда как insane — ненормальный, умственно больной человек].
При большом сходстве механизмов создания русских и английских каламбуров возможны небольшие расхождения. Увлечению русских каламбуристов эпиграммами можно противопоставить английскую лексико-грамматическую игру в каламбуры.
Вот, например, диалог посетителя и официанта в ресторане:
— What'-s this?
— It'-s bean soup.
— I understand, but what'-s this now?
It S bean soup — суп из бобов и It'-s been soup — перфектное время — это когда-то было супом.
Впрочем, отмеченное несоответствие можно объяснить отсутствием достаточного материала для сравнения. Важно и то, что в обоих языках используется одна и та же стратегия интерпретации каламбуров. Как свидетельствуют западные когнитологи, понимание самого распространенного вида каламбуров следует рассматривать как процесс, состоящий из нескольких этапов. Эти этапы демонстрируются на базе известной английской шутки:
— Do you believe in clubs for young people?
— Only when kindness fails.
В приведенном диалоге «малых форм» наблюдается явное несоответствие между репликой в форме вопроса и реакцией на эту посылку в виде ответа.
Экспериментальным путем американский ученый Т. Р. Шульц определил этапы осмысления каламбура: 1) испытуемые выявляют смысловую «неувязку» слова clubs (в значении «группа людей, объединенных общими интересами») с содержанием ответа- 2) участники эксперимента обращаются к первой части диалога, понимая слово clubs уже в «новом свете»: «clubs» — дубинки, палки, которыми учат нерадивых- 3) на последней, синтезирующей стадии в сознании
Балтийский федеральный университет имени И. Канта
Ломов А. М., профессор кафедры речевой коммуникации и журналистики
Тел.: 8 (473) 275-44-07
Воронежский государственный университет
Бабушкин А. П., профессор кафедры английского языка гуманитарных факультетов
E-mail: babushkin@rgph. vsu. ru
Тел.: 8 (473) 220-84-41
реципиентов выстраивается смысл, задуманный автором каламбура, и отдается дань игре слов [Eysenck, 1994, 171].
Этот же самый алгоритм работает и в процессе понимания русского каламбура. Достаточно вспомнить лишь один из них, приведенный в самом начале доклада: «Вкалываю с утра до вечера» — жаловался наркоман.
Таким образом, русские и английские каламбуры развиваются по одним и тем же направлениям- аналогичной оказывается методика их распознавания. Помимо вариантов, отмеченных в толковых словарях, выявляется ряд других способов формирования афоризмов как видов языковой игры, которые были продемонстрированы выше.
ЛИТЕРАТУРА
1. Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: в 2 т. / П. Я. Черных. — М.: Русский язык. — Т. 1. — 1993. — С. 370.
2. Даль В. И. Толковый словарь живого велико-русского языка: в 4 т. / В. И. Даль. — М.: Прогресс-Универс.
— Т. 2. — 1994. — С. 186.
3. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4 т. / М. Фасмер — пер. с нем. О. Н. Трубачева.
— М.: Астраль. Аст. — Т. 2. — 2009. — С. 164.
Baltic Federal University named after I. Kant
Lomov A. M., Professor of the Speech Communication and Journalism Department
Tel.: 8 (473) 275-44-07
Voronezh State University
Babushkin A. P., Professor of the English Language for Humanities Department
E-mail: babushkin@rgph. vsu. ru
Tel.: 8 (473) 220-84-41

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой