Аналогия и субсидиарное применение норм при производстве по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2'-2014
Пробелы в российском законодательстве
7. 13. АНАЛОГИЯ И СУБСИДИАРНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ЛИЦ
Мальцева Ангелина Анатольевна, аспирантка. Подразделение: кафедра уголовного процесса. E-mail: aa-maltseva@yandex. ru
Место учебы: Уральская государственная юридическая академия.
Аннотация
Задача: основной задачей статьи является рассмотрение актуальных вопросов использования аналогии и субсидиарного применения норм в уголовном судопроизводстве. В частности, рассматривается вопрос обусловленности применения различных способов преодоления уголовно-процессуального права социально-политическими мотивами.
Область исследования: общественные отношения, складывающиеся в уголовном судопроизводстве при рассмотрении уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц. Статья посвящена вопросам допустимости и необходимости применения аналогии при разрешении пробелов, возникающих при производстве в отношении отдельных категорий лиц. Автор рассматривает конкретные примеры злоупотребления таким правом, а также ситуацию, в которой использование аналогии закона или субсидиарного применения норм конституционного права может помочь в разрешении неурегулированной правом ситуации.
Выводы: применение аналогии права, как и других способов устранения пробелов в уголовном судопроизводстве, для решения политических задач в отсутствии конкретных оснований для ее использования представляется недопустимым. Вместе с тем, указанный способ должен применяться при действительном возникновении неурегулированных правом ситуаций.
Ключевые слова: уголовное судопроизводство, пробел в праве, аналогия закона, производство в отношении отдельных категорий лиц, правовой статус.
ANALOGY AND SUBSIDIARY APPLICATION OF RULES IN CRIMINAL PROCEEDINGS IN RESPECT OF SPECIAL CATEGORIES OF PERSONS
Maltseva Angelina Anatolyevna, postgraduate student. Department: criminal procedure chair. E-mail: aa-maltseva@yandex. ru Place of study: Ural state law Academy.
Annotation
Objective: the main aim of the article is a discussion of the topical issues of use of analogy and subsidiary application of laws in criminal proceedings. In particular, the issue of conditionality applied various methods to overcome the law of criminal procedure socio-political motives.
Research area: public relations in criminal proceedings in criminal investigation in respect of certain categories of persons. The article is devoted to the permissibility and necessity of application of analogy when resolving gaps arising from the proceedings in respect of special categories of persons. The author considers concrete examples
of abuse of the right, as well as the situation in which the use of the analogy of the law or subsidiary application of the norms of the constitutional law can assist in the resolution of unsettled right situation.
Conclusions: the use of analogy of law, as well as other ways of addressing gaps in criminal proceedings, to solve political problems in the absence of specific reasons for its use appears to be invalid. However, this method should be used when the actual occurrence of irregular right situations.
Keywords: criminal proceedings, the gap in the law, the analogy of the law, the proceedings in respect of special categories of persons, the legal status.
В силу ряда причин, как объективного, так и субъективного характера, действующее законодательство, в том числе и уголовно-процессуальное, не может охватить и урегулировать все многообразие ситуации, складывающихся в современном мире. Как следствие, возникают сложности при преодолении и восполнении пробелов, возникающих в праве. Обращаясь к теоретическим разработкам решения складывающейся проблемы, следует отметить, что основными способами борьбы с пробелами в праве являются их устранение и восполнение. Устранение пробелов в праве, подразумевающее полную ликвидацию пробелов в системе права и закона, достигаемую в процессе деятельности полномочных нормотворческих органов — законодательных, исполнительных и т. п., служит наиболее масштабным и кардинальным способом разрешения неурегулированной ситуации. Вместе с тем, этот способ требует значительных затрат времени, а также высокого уровня исследования проблематики. Более оперативным и «гибким» способом можно признать восполнение пробелов, то есть принятие уполномоченным государственным органом (судом) конкретного решения по спорному правоотношению в условиях выявления пробела в законодательстве или праве. Восполнение пробелов в праве возможно посредством применения аналогии права, аналогии закона и субсидиарного применения норм других отраслей права. Аналогия и субсидиарное применение норм использовались в России в сложные моменты развития государства и права. Зачастую с помощью этих способов восполнения пробелов решали политические задачи. К сожалению, на современном этапе ими также пытаются пользоваться, преследуя определенный интерес и прикрывая другие цели. Если обращаться к конкретным примерам, можно вспомнить Указ Президента Р Ф от 31. 12. 1999 N 1763 «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи"1. Согласно названному Указу бывшему Президенту Российской Федерации был предоставлен ряд социальных льгот, прав и гарантий, имеющих, в том числе, и процессуальное значение. Подпункт «д» п. 1 этого Указа гласит: «Президент Российской Федерации, прекративший исполнение своих полномочий, обладает неприкосновенностью. Президент Российской Федерации, прекративший исполнение своих полномочий, не может быть привлечен к уголовной или к административной ответственности, задержан, арестован, подвергнут обыску, допросу либо личному досмотру. Неприкосновенность Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, распространяется на занимаемые им жилые и служебные помещения, используемые им транспортные средства, средства свя-
1 Собрание законодательства РФ. 2000. № 1 (ч. II). от. 111
258
СУБСИДИАРНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ
Мальцева А. А.
зи, принадлежащие ему документы и багаж, на его переписку».
В соответствии с Конституцией Российской Федерации неприкосновенностью обладают Президент Р Ф (от. 91), Члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы в течение всего срока их полномочий (от. 98), судьи (от. 122). Также неприкосновенностью обладают Уполномоченный по правам человека (от. 12 ФКЗ от 26. 02. 1997 N 1 «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации"2), прокуроры (от. 42 ФЗ от 17. 01. 1992 N 2202−1 «О прокуратуре Российской Федерации"3). Президент Российской Федерации, прекративший исполнение своих полномочий, не отнесен законом к числу лиц, имеющих иммунитет. Казалось бы, Владимир Владимирович Путин, подписав Указ, восполнил пробел в правовом регулировании статуса бывшего Президента Российской Федерации, используя аналогию с правами и льготами, представляемыми действующему Президенту. Только напрашивается вопрос: допустимо ли применение в этой ситуации аналогии? Думается, что нет. Нет ни одного теоретика права, которые бы поддерживали использование аналогии по отношению к ситуации, в которой нет пробела. Наоборот, такие исследователи как М. С. Строгович, П. С. Элькинд, В. В. Лазарев, В. О. Белоносов подчеркивали, что применение аналогии может иметь место только при наличии действительного пробела в праве. Подчеркну — действительного, а не мнимого. Нельзя считать пробелом законодательства отсутствие специальной нормы при наличии общей. По отношению к Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, даже несмотря на его предшествующий статус, должны применяться общие правила, регулирующие его права, обязанности и ответственность, как любого другого гражданина Российской Федерации.
Вступление в силу Указа «О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи» вызвало ряд жалоб в Верховный Суд Российской Федерации. Суд методично отказывал в принятии к рассмотрению жалоб, о чем свидетельствуют Определение Верховного Суда Р Ф от 31. 01. 2000 N ГКПИ20 00−934, Определение Верховного Суда Р Ф от 31. 01. 2000 N ГКПИ2000−765, Определение Верховного Суда Р Ф от 03. 02. 2000 N ГКПИ2000−1066 Мотивировка отказа в принятии к рассмотрению жалоб Верховным Судом во всех определениях идентична — дело неподведомственно судам общей юрисдикции, в том числе Верховному Суду Р Ф, поскольку заявителем оспаривается Указ Президента Р Ф, имеющий нормативный характер. Действительно, ГПК РСФСР в от. 116 предусматривал исчерпывающий перечень дел, рассматриваемых Верховным Судом по первой инстанции. К их числу относилось оспаривание только ненормативных актов Президента Российской Федерации, Федерального Собрания Российской Федерации, Правительства Российской Федерации. Интерес вызывает характер оспариваемого Указа, явля-
2 Собрание законодательства РФ. 1997. № 9. от. 1011
3 Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. от. 4472
4http: //base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc-base=ARB-n=
26 212-div=LAW -mb=LAW -opt=1 -ts=1FAE27AF327C5E12C2FD26629 24D9E81 -ts=C1232F4BC13E20B13DC887E0998C973B
5http: //base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc-base=ARB-n= 25 895-div=LAW-mb=LAW-opt=1 -ts=1 FAE27AF327C5E12C2FD26629 24D9E81 -ts=9 EAC90AF8D84B2AAB69 ECD37175A8E08
6http: //base. consultant. ru/cons/cgi/online. cgi? req=doc-base=ARB-n=
24 476-div=LAW -mb=LAW -opt=1 -ts=1FAE27AF327C5E12C2FD26629
24D9E81 -ts=499D457D47B07A0BC119A824C4ED0152
ется ли он нормативным? Ответ можно найти в действовавшем на тот период времени Постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф от 27. 04. 1993 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону"7, в котором содержались критерии разграничения нормативного и ненормативного акта. Акты могут носить нормативный характер, то есть устанавливать правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение, действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом, а также индивидуальный характер, то есть устанавливать, изменять или отменять права и обязанности конкретных лиц. Вспомним, что к моменту вступления в силу обсуждаемого Указа Президентом Российской Федерации, прекратившим исполнение своих полномочий, был только один человек. Акт принимался в отношении конкретного лица, пусть и не было названо его имени и фамилии. Следовательно, Указ носил индивидуальный, или ненормативный, характер. А значит, Верховный Суд мог и должен был рассмотреть по существу поступившие жалобы.
Следующий запрос поступил в Конституционный Суд Российской Федерации 19 апреля 2000 года от группы депутатов Государственной Думы в количестве 98 человек о проверке конституционности подпункта «д» пункта 1 Указа Президента Российской Федерации от 31 декабря 1999 года N 1763. Почти одиннадцать месяцев Конституционный Суд рассматривал запрос (хотя законом установлен двухмесячный срок с момента регистрации обращения для его предварительного изучения, месяц на принятие обращения к рассмотрению и еще месяц на назначение дела). Однако до начала рассмотрения дела в заседании Конституционного Суда Российской Федерации оспариваемый Указ признан утратившим силу Указом Президента Российской Федерации от 15 февраля 2001 года N 1718, в связи с чем было вынесено определение о прекращении производства по делу.
Все это свидетельствует о том, что применение аналогии в некоторых случаях является чисто политическим ходом и не оправдано с точки зрения теории права.
Действительный пробел в уголовно-процессуальном праве, связанный со статусом высших должностных лиц, касается положения кандидата, победившего на выборах Президента Российской Федерации.
Федеральным законом от 10. 01. 2003 N 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации"9 кандидатам в Президенты Российской Федерации предоставляются следующие процессуальные привилегии: «Решения о возбуждении уголовного дела в отношении кандидата, привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу могут быть приняты только Председателем Следственного комитета Российской Федерации. Ходатайство перед судом об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении кандидата может быть возбуждено с согласия Председателя Следственного комитета Российской Федерации. В случаях принятия решений о возбуждении уголовного дела в отношении кандидата, привлечении его в качестве обвиняемого по уголовному делу,
7 Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 1993. № 7
8 Собрание законодательства РФ. 2001. № 8, от. 73
9 Собрание законодательства РФ. 2003. № 2. от. 171
259
2'-2014
Пробелы в российском законодательстве
а также дачи согласия на возбуждение ходатайства перед судом об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении кандидата Председатель Следственного комитета Российской Федерации немедленно извещает об этом Центральную избирательную комиссию Российской Федерации. Кандидат не может быть подвергнут административному наказанию, налагаемому в судебном порядке, без согласия Генерального прокурора Российской Федерации. При даче такого согласия Генеральный прокурор Российской Федерации немедленно извещает об этом Центральную избирательную комиссию Российской Федерации». УПК РФ содержит аналогичные положения, закрепленные в п. 8 ч. 1 ст. 448 — возбуждение уголовного дела в отношении кандидата в Президенты Российской Федерации- ч. 4.1 ст. 450 — особенности возбуждения перед судом ходатайства перед судом об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу. При этом следует учесть, что статус кандидата в Президенты Российской Федерации приобретается с момента выдвижения и прекращается в связи с непредставлением в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации документов, необходимых для регистрации- отказом в регистрации кандидата- снятием своей кандидатуры- отзывом
кандидатуры политической партией, выдвинувшей кандидата- или официальным опубликованием общих результатов выборов Президента Российской Федерации (ч. 3 ст. 40 и ч. 8 ст. 42 ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации»). Президент Российской Федерации вступает в должность по истечении шести лет со дня вступления в должность Президента Российской Федерации, избранного на предыдущих выборах. Оценивая положения закона, можно сделать вывод, что он не регулирует статус лица, начиная с момента официального опубликования результатов голосования и признания кандидата выигравшим и заканчивая моментом вступления в должность новым Президентом. Особенно остро этот вопрос встает в случае, если победивший на выборах в Президенты Российской Федерации кандидат не имеет других оснований для предоставления процессуальных привилегий, например, не является членом Совета Федерации, депутатом Государственной Думы или Президентом Российской Федерации, прекратившим исполнение своих полномочий. Описанная ситуация сложилась на практике в 2008 году. Выигравший кандидат, Дмитрий Анатольевич Медведев, не имел процессуального иммунитета по своему предшествующему положению и не успел приобрести иммунитет Президента Российской Федерации, поскольку не являлся действующим и не вступил в должность. Напрашивается вывод, что в отсутствии специальной нормы, он обладал статусом рядового гражданина Российской Федерации. То есть, любой районный следователь мог при наличии достаточных оснований производить любые процессуальные действия в общем порядке. Такой поворот дел, как минимум, абсурден. Предоставляя процессуальные привилегии кандидатам в Президенты Российской Федерации, наделяя действующего Президента иммунитетом, закон не предусматривает особого процессуального положения выигравшего на выборах кандидата в Президенты. Это действительный пробел в праве, который должен восполняться либо путем аналогии закона (приравнять в статусе лицо, выигравшее выборы и кандидата в Президенты), либо субсидиарным применением норм конституционного права. Интересно, что в марте 2008 года был принят Указ Президента
РФ N 295 «О статусе вновь избранного и не вступившего в должность Президента Российской Федерации"& quot-^ в котором решались организационные вопросы деятельности вновь избранного и не вступившего в должность Президента Российской Федерации и при этом ему не предоставлялся иммунитет, как это было сделано в 1999 году.
Список литературы:
1. Зорькин В. Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. № 12.
2. Лазарев Л. В. Правовые позиции Конституционного Суда России. М., 2008.
3. Нерсесянц В. С. Суд не законодательствует и не управляет, а применяет право (о правоприменительной природе судебных актов) // Судебная практика как источник права. М., 1997.
4. Проблемы общей теории права и государства / Под ред. В. С. Нерсесянца. М., 2002.
5. Мальцева А. А. Пробелы в уголовно-процессуальном законодательстве, вызванные признанием норм неконституционными // Бизнес в законе. — 2013. — № 1.
Literature list:
1. Zorkin V.D. Precedent character of decisions of the constitutional Court of the Russian Federation // Journal of Russian law. № 12.
2. Lazarev L.V. Legal position of the constitutional Court of Russia. M., 2008.
3. Nersesyants V.S. The Court does not make laws and does not control, but applies the law (enforcement nature of judicial acts) // the Judicial practice as a source of law. M., 1997.
4. Problems of the General theory of state and law / edited by Nersesyants V.S. M., 2002.
Рецензия
на статью аспирантки кафедры уголовного процесса Уральской государственной юридической академии Мальцевой Ангелины Анатольевны
Статья посвящена актуальным вопросам, касающимся неурегулированным аспектам применения уголовнопроцессуальных норм при производстве по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц. В работе раскрывается использование института аналогии в уголовно-процессуальном праве для удовлетворения политических интересов на примере предоставления расширенного спектра гарантий президенту Российской Федерации, утратившему свой статус. Также подчеркивается недопустимость применения аналогии при фактическом отсутствии пробела в праве. В противовес изложенному, автор рассматривает конкретную ситуацию, сложившуюся в действующем законодательстве применительно к определению процессуального положения кандидата, победившего на выборах Президента Российской Федерации, для разрешения которой необходимо использовать аналогию закона либо субсидиарное применение норм конституционного права.
Данная работа носит самостоятельный характер, материал изложен ясным языком, в четких рамках предмета исследования. Все положения статьи соответствуют действующему федеральному законодательству.
В целом статья отличается высоким теоретическим уровнем, носит научный характер и может быть опубликована в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией.
Заведующий кафедрой уголовного процесса, профессор, д.ю.н. А.Д. Прошляков
10 Собрание законодательства РФ. 2008. № 10 (ч. II). ст. 905
260

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой