2008. 01. 048.
Долович Ш. Наказание именем государства и частные тюрьмы.
Dolovich Sh. State punishment and private prisons // Duke law J. - Durham, 2005. -

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2008. 01. 048. ДОЛОВИЧ Ш. НАКАЗАНИЕ ИМЕНЕМ ГОСУДАРСТВА И ЧАСТНЫЕ ТЮРЬМЫ.
DOLOVICH SH. State punishment and private prisons // Duke law j. -Durham, 2005. — Vol. 55, N 3. — P. 437−546.
Статья профессора Школы права Калифорнийского университета Шарон Долович посвящена исследованию проблемы наказаний и вопросу отбывания наказания в виде лишения свободы в частных тюрьмах. В 1980-х и 1990-х годах, пишет автор, наблюдался беспрецедентный рост тюремного населения американских тюрем и следственных изоляторов. В 1985 г. их число возросло до 740 тыс. в 1975 г., — 226 тыс., в 1990 г. оно достигло 1,1 млн., в 1995 г. — почти 1,6 млн., в 2003 г. превысило 2,1 млн. (с. 455). Учитывая возрастание расходов, связанных с реализаций наказания в виде лишения свободы, и осознавая свою ответственность за высокое число заключенных, содержание которых при сложившихся обстоятельствах не могли и не в состоянии были обеспечить официальные власти, последние обратились за помощью в частный сектор. При этом в предусматриваемую тюремной администрацией помощь включалось все — от аренды, месторасположения и строительства новых пенитенциарных учреждений до руководства повседневной работой со всеми заключенными. В 2003 г., продолжает автор, более 90 тыс. заключенных отбывали наказание в частных тюрьмах. Такой выход — использование частных тюрем в создавшейся ситуации — вызвал горячие дискуссии, в основе которых стоял вопрос: может ли ответственность за правонарушителя, осужденного государством, передаваться частному контрагенту или тюремное заключение по-прежнему должно оставаться в исключительном ведении государственных институтов, обслуживаться государственными служащими?
Дебаты по данной проблеме концентрировались главным образом на вопросе подготовленности, эффективности работы частных тюрем по сравнению с государственными. Высказывались предположения, что если частный контрагент договора может, даже без соответствующей квалификации, реализовать названную сферу деятельности с меньшей затратой денег, чем государство, то государство даст согласие, поддержит такую приватизацию. Одна-
ко этот подход связан с решением двух важных вопросов. Первый относится к проблеме подготовленности, значимости квалификации, ее оценке. Названный подход к приватизации, указывает автор, уместен во многих ситуациях, но не распространяется на пенитенциарные учреждения. Тюремное заключение относится к числу наиболее жестоких проявлений государственной власти в отношении своих граждан. Вынося приговор к лишению свободы, государство лишает преступников свободы, нарушает чувство их собственного достоинства, обрекает на длительный период отбывания наказания в условиях строго регламентированного режима. Прежде чем заниматься поиском путей обеспечения действенного, эффективного порядка отбывания лишения свободы, этот порядок должен быть установлен, определен, если, конечно, данная уголовно-правовая практика законна.
Второй вопрос относится к оценке деятельности частных тюрем, принятию ими условий работы государственных тюрем как бесспорного исходного положения, как обязательной установки, и к тому — как, в какой степени частные тюрьмы выдерживают сравнение с государственным сектором. Что же касается порядка реализации наказания в виде лишения свободы, то считается, что он соблюден, если уровень его обеспечения в частных тюрьмах будет не ниже, чем в государственных тюрьмах, которые они стремятся заменить. Может ли такой подход в данном случае служить достаточным основанием для принятия соответствующих решений? К сожалению, как заявляет автор, этот вопрос никогда не обсуждался. При таком подходе, как правило, договаривающиеся стороны избегают обсуждения того факта, что во многих тюрьмах, как государственных, так и частных, практически не обеспечивается исполнение обязательств, которые общество несет в отношении лиц, осужденных к наказанию в виде лишения свободы. Не все участники дискуссий по поводу частных тюрем считают такой сравнительный подход (согласно которому предполагаемый уровень подготовленности (квалификации) и эффективности работы частных тюрем не ниже государственных) достаточным основанием для принятия столь серьезных решений. Для небольшого числа критиков существо дела определяется не сравнением предположительного уровня квалификации руководства частных тюрем, а отсутствием соответствующих законных оснований для их деятель-
ности. По мнению этих критиков, реализация наказания в виде лишения свободы — неотъемлемая функция государства, и следовательно, обращаться за помощью к частным тюрьмам, руководствуясь названным сравнительным подходом, неправомерно.
Дискуссия о частных тюрьмах, обсуждение вопроса о легитимности последних и взгляда на реализацию наказания в виде лишения свободы как на неотъемлемую функцию государства привели к положительной перемене, перемещению обсуждаемой проблемы со сравнительного подхода на более определенную нормативную почву. Однако и эта позиция имела свои недостатки. Во-первых, непризнание практического участия частных тюрем представляется недальновидным в отношении самих заключенных, значимости вынесенного им приговора к лишению свободы и законности отбываемого ими наказания. Легитимность частных тюрем по реализации наказания в виде лишения свободы связана скорее с легитимностью деятельности самих частных тюрем, чем с их подготовленностью, квалификацией в исследуемой сфере- взгляд на реализацию наказания в виде лишения свободы как на неотъемлемую функцию государства, воспринимаемый как status quo, как безусловная основа, установка для любого исследования в конечном счете приводит нас к такому же узкому восприятию данной проблемы, как и сравнительный подход. Заслуживает внимания, считает автор, выяснение вопроса о том, когда само государство должно управлять тюрьмами, а когда может передавать эту функцию частным контрагентам. Поэтому ни один из названных подходов не способен решить данный вопрос, ибо ни государственные тюрьмы при современной организации их деятельности, ни частные тюрьмы, в том виде, в котором они предлагаются в настоящее время, не представляют приемлемой альтернативы.
Автор статьи рекомендует свой подход к исследуемой проблеме, именуемый третьей позицией, называет ее «либеральная законность» (liberal legitimacy). Подход с этой позиции до сих пор отсутствовал в дискуссиях по поводу частных тюрем. Речь идет о независимом нормативном стандарте (normative standard), определяющем законность уголовной политики и практики при либеральной демократии. Согласно этому стандарту, указывает автор, наши уголовная политика и практика законны, если они основываются на двух главных принципах: принципе гуманности (humanity principle),
который обязывает государство не допускать назначения необоснованных, негуманных наказаний, и принципе экономии (parsimony principle), который обязывает государство не допускать назначения необоснованно длительных сроков лишения свободы (тюремного заключения). Необоснованное наказание недопустимо в отношении всех членов общества. Выносимый приговор должен быть беспристрастным, справедливым.
В статье дается общая характеристика основных положений названного нормативного стандарта (legitimacy standard) и с этой точки зрения рассматривается деятельность частных тюрем. В результате было обнаружено, что порядок исполнения наказания в виде лишения свободы в частных тюрьмах значительно ниже установленного для данной сферы уровня, что здесь в недостаточной степени реализуются обязательства, которые общество несет в отношении лиц, осужденных к тюремному заключению. Таким образом, либеральная законность показала несостоятельность, сравнительных подходов, которые до сих пор определяли характер дискуссий по поводу частных тюрем. Вопрос состоит не в сравнении работы государственных и частных тюрем, а в выяснении того, насколько использование частными тюрьмами этой работы с целью получения доходов согласуется с обязательствами, которые общество несет в отношении лиц, осужденных им к лишению свободы. Поставленный вопрос дает возможность сконцентрировать дискуссию на двух (весьма запоздавших) направлениях. Во-первых, на устройстве и организации деятельности частных тюрем. Здесь необходимо понять, почему система частных тюрем продолжает активно функционировать, несмотря на все ее недостатки, и почему сравнение деятельности государственных тюрем с деятельностью частных тюрем (не в пользу последних) не меняет ситуации, не приводит к ликвидации частных тюрем. Весьма значимо также то, что этот вопрос позволяет сосредоточить внимание непосредственно на том факте, что именно польза служит побудительным мотивом заключаемого администрацией частных тюрем договора. Такой подход неизбежно приводит к искажению договора и злоупотреблениям. Данное обстоятельно часто поднимается оппонентами частных тюрем. Сопоставление оценки деятельности частных тюрем со стандартом либеральной законности не только позволяет, то и требует проведения тщательного анализа того, что
касается выгоды, пользы как побудительного мотива договаривающейся стороны (частного контрагента) ибо побудительные мотивы такого порядка могут повлечь за собой серьезные, острые проблемы, а также нанести ущерб, вред заключенным. Необходимо, считает автор, понимание, осознание угрозы, исходящей в данной сфере от частных тюрем, причем понимание более широкое, чем это возможно реализовать в пределах сравнительного подхода.
Во-вторых, такая постановка вопроса выявляет факт неисполнения частными тюрьмами обязательств, обязанностей, которые общество несет в отношении лиц, осужденных им к тюремному заключению, что служит основанием для широкой критики деятельности этих тюрем и в чем в настоящее время главным образом обвиняют их администрацию. Вместе с тем такое исследования частных тюрем создает условия для нового подхода к рассмотрению всей уголовно-правовой практики в обществе, которая фактически никогда не обсуждалась участниками дискуссий по поводу частных тюрем. На самом деле предпосылкой возникших дискуссий послужило обстоятельство, согласно которому деятельность частных тюрем (ориентированная на извлечение прибыли) представлялась как радикальное отступление от направления деятельности государственных тюрем. Однако, пишет автор, эта предпосылка неверна- хотя частные тюрьмы и обладают рядом особенностей, различие между государственными и частными тюрьмами состоит, главным образом, в их положении. Поэтому использование частных тюрем — это не отклонение от установленного подхода к наказанию, а скорее логическое продолжение политики и практики, которые уже служат стандартом действующей пенитенциарной системы США. Исследование частных тюрем с позиции либеральной законности подтверждает данное положение и показывает, что это дает возможность обходить некоторые сомнительные аспекты всей уголовно-правовой системы в целом, которые в настоящее время считаются само собой разумеющимися, принимаются как данность. При таком подходе изучение частных тюрем следует рассматривать как способ предупреждения вероятных негативных последствий и учитывать, что не только частные тюрьмы, их устройство и организация деятельности, но и вся уголовно-правовая практика наказаний в США нуждается в пересмотре.
Участие частных интересов в сфере исправительной деятельности США началось задолго до учреждения тюрем как таковых. В связи с этим автор кратко останавливается на истории данного вопроса.
Исполнение таких наказаний, как штраф, порка (телесное наказание), каторга, высылка, виселица — смертная казнь через повешение (но не тюремное заключение), в колониальной Америке носило чисто местный характер. Как и в Англии XVIII в., тюрьма использовалась лишь как помещение для временного содержания должников, лиц, ожидающих судебного разбирательства их дела или исполнения назначенного им наказания.
Лишь в конце XVIII в. тюремное заключение в течение определенного срока стало применяться в США как уголовное наказание. Изначально труд заключенных в пенитенциарных учреждениях был введен как часть реабилитирующей программы -программы по перевоспитанию осужденных, но очень скоро превратился в способ компенсации денежных средств, расходуемых государственной казной на содержание названных учреждений. История американских тюрем XIX в. — это фактическая история договоров (договоренностей) между государственными и частными интересами по поводу использования труда заключенных, стремление обеих сторон извлечь из таких соглашений финансовую пользу. Эти договоры носили разный характер, облекались в разные формы. Так, например, договор между пенитенциарными учреждениями г. Оберн (штат Нью-Йорк) состоял в поставке сырья и получении в результате использования труда заключенных готовой продукции. Наиболее широкое распространение получили договоры, состоящие в долгосрочной аренде, предусматривающей использование труда заключенных на плантациях, строительстве железных дорог, в шахтах, на рудниках и иных трудоемких производствах.
Хотя, продолжает автор, договоры о долгосрочной аренде в исследуемой сфере заключались в США повсеместно, наиболее широкое распространение они получили в южных штатах после Гражданской войны. Это, указывает она, отчасти определялось тяжелым финансовым положением бывших конфедеративных штатов послевоенного периода, а аренда заключенных создавала определенную возможность как для оплаты расходов, связанных с управ-
лением, руководством пенитенциарными учреждениями, так и для восстановления разрушенной экономики Юга. После окончания войны спрос на труд заключенных был очень высок, особенно среди тех, кто ранее пользовался рабским трудом и нуждался в дешевой рабочей силе. В итоге, с одной стороны, как реакция на этот спрос, а с другой — для утверждения власти белых в отношении недавно освобожденного от рабства чернокожего населения, в Южных штатах начался фантастический рост числа лиц, осужденных за малозначительные преступления, основное большинство которых составляли бывшие рабы. Такой подход обеспечивал условия для легализации аренды осужденных (к тюремному заключению) и гарантировал достаточное их число для удовлетворения данного спроса. Аренда осужденных к тюремному заключению означала жестокое обращение с осужденными, недопустимо тяжелые условия их существования и абсолютное безразличие к их жизни и смерти, к тому, выживут они или погибнут.
Привлечение частного сектора реализуется в двух формах. Во-первых, частный сектор оказывает материальную помощь, финансируя строительство новых тюрем. Такое привлечение именуется «номинальной приватизацией» («nominal privatization»). Во-вторых, частные фирмы выражают готовность взять на себя всю повседневную работу, управление деятельностью по руководству соответствующих тюремных заведений, расходуя при этом значительно меньше средств, чем государство, вкладывающее в названную деятельность. Второе направление деятельности частного сектора именуется «оперативная (операциональная) приватизация» («operational privatizion»). Автор сосредоточивает внимание именно на этой форме приватизации.
Первой частной организацией, осознавшей выгоду такого договора и воспользовавшейся доходами нового бизнеса, выступила Американская корпорация по вопросам исправления (Corrections corporation of America — CCA), основанная в Нешвилле в 1983 г. Учредители названной корпорации не обладали опытом в сфере исправительной деятельности. Однако с самого начала весь штат управления пенитенциарным учреждением был сформирован из лиц, перешедших из государственного сектора. Вскоре на данной рынок вступила Корпорация Уэйкенхета по вопросам исправления (Wackenhut corrections corporation), представляющая отдел огром-
ной Корпорации безопасности Уйкенхета (Wackenhut security inc.). В конце 1980-х годов обе корпорации уже извлекали свои доходы из названной деятельности, а в конце 1990-х годов совместно контролировали 75% всего американского рынка частных тюрем.
На первом этапе, как замечает автор, компании столкнулись с серьезными проблемами, с трудностью извлечения доходов из исполняемой ими работы. Если государство снижает расходы на тюрьмы посредством договоров с частным сектором, то цена, предусмотренная договором, должна быть ниже, чем цена, которую государство ранее вкладывало в содержание пенитенциарного учреждения. Если же частный контрагент также собирается извлекать доходы из данного предприятия, то он должен расходовать меньше средств на управление тюрьмой, чем предусмотрено договором. При таком подходе, чтобы обеспечить интересы обеих договаривающихся сторон, частные тюрьмы должны содержаться на значительно меньшие средства, чем они обходились государству. Вместе с тем частные контрагенты не имеют права, не могут допустить и малейшего снижения уровня условий тюремного заключения и содержания осужденных. Даже самые стойкие, непоколебимые сторонники частных тюрем считают, что стремление к извлечению доходов ни в коем случае не должно отражаться на условиях содержания заключенных. Однако на практике частные контрагенты мало озабочены названными проблемами. Их стремление снизить расходы даже за счет заключенных, условий их содержания было единственным и предсказуемым результатом действующих договоров.
Кроме того, еще одно обстоятельство способствует расширению сектора частных тюрем и вызывает серьезную тревогу. Содействие развитию рассматриваемой сферы экономики (извлечение прибыли частными контрагентами из пенитенциарных учреждений) может, указывает автор, привести к образованию сильной клиентуры, финансово заинтересованной в назначении более длительных сроков лишения свободы, и значительному политическому влиянию на развитие уголовной политики в этом направлении, независимо от того, как названная мера воздействия согласуется с требованиями законности наказания. Эти два вышеупомянутых обстоятельства лежат в основе критики частных тюрем с иных позиций.
При сосредоточении внимания на вопросе должна ли организация управления пенитенциарными учреждениями носить государственный или частный характер, из виду упускается более широкая, более значительная проблема — почему как в государственных, так и в частных тюрьмах в столь малой, недостаточной степени реализуются обязательства, которые общество несет в отношении лиц, осужденных им к наказанию в виде тюремного заключения.
Исследование порядка использования частных тюрем (государством) с позиции либеральной законности помогло ответить на этот вопрос, выявить несостоятельность современных частных тюрем и объяснить проблематичность некоторых видов их деятельности в уголовно-правовой системе, деятельности, принимаемой как данность и поэтому не вызывающей никаких вопросов. Проведенное исследование показало, в частности: 1) наличие определенного риска в предоставлении администрации частных тюрем слишком широких полномочий и власти над практически незащищенным и полностью зависимым от него тюремным населением при отсутствии соответствующего механизма ответственности, обязанности отчитываться- 2) существование довольно высокой опасности, если предоставляемые полномочия не обеспечивают гуманности исполнения наказания в виде тюремного заключения. Следовательно, когда государство пытается сэкономить денежные средства путем заключения договора со стремящимся к выгоде частным контрагентом, оно ставит под угрозу условия, обеспечивающие гуманность, человечность исполнения исследуемого наказания. Кроме разрушающего воздействия на обеспечение легитимности исполнения наказания в виде лишения свободы и на доверие граждан к деятельности системы уголовного судопроизводства, проведенное исследование обнаружило также, что уголовная политика подвергается влиянию со стороны определенных группировок, заинтересованных из финансовых соображений в росте числа осужденных к лишению свободы, росте числа заключенных в пенитенциарных учреждениях. Изучение деятельности частных тюрем с позиции либеральной законности приводит автора к выводу о настоятельной необходимости сокращения рассматриваемой практики или, по крайней мере, отношения к ней с большей осторожностью.
Л.Л. Ананиан

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой