Интонационные параметры вокальной формы языка: исследование на материале русской и немецкой народной песни

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 112. 2'-355:398. 8
ИНТОНАЦИОННЫЕ ПАРАМЕТРЫ ВОКАЛЬНОЙ ФОРМЫ ЯЗЫКА:
ИССЛЕДОВАНИЕ НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОЙ И НЕМЕЦКОЙ НАРОДНОЙ ПЕСНИ
Е. В. Петроченко
Воронежский государственный университет
Поступила в редакцию 30 октября 2014 г.
Аннотация: статья посвящена вопросу изучения интонационной структуры вокальной формы языка в национальной музыке, ее соотнесенности с параметрами интонационной системы языка. В работе изложены результаты контрастивного интонационного анализа народной песни на материале русского и немецкого языков в фонологическом подходе.
Ключевые слова: интонационные единицы языка, фонологический подход к исследованию интонации, интонационные параметры вокальной музыки, контрастивный анализ тональной структуры национальной музыки.
Abstract: the focus of the article is the issue of studying intonation structure of vocal form of a language in folk music and its reference to the intonation features in a language system. The article presents the results of contras-tive analysis of folk songs intonation in Russian and German from the perspective of phonological approach. Key words: intonation units of a language, phonological approach to studying intonation, intonation features of vocal music, contrastive analysis of tone patterns in folk music.
К вопросу об интонационном языке музыки
Вопрос о взаимосвязи мелодии языка и музыки народа издавна волновал ученых — музыкальных теоретиков, искусствоведов и психологов, языковедов и философов. Ж. -Ж. Руссо считал, что источником музыки каждого народа является мелодия его языка: «…только по мелодии следует определять характер любой национальной музыки, тем более что в основном он дан в языке, и поэтому мелодия как таковая должна испытывать величайшее влияние языка» [1, с. 182]. Немецкий музыковед А. Швейцер предположил, что мелодии великого И. -С. Баха часто имеют речевую интонационную основу, а Б. В. Асафьев, исследуя интонацию русской музыки, создал даже свою теорию интонации, исходным положением которой стало утверждение, что «речевая и чисто музыкальная интонация — ветви одного звукового потока» [2, с. 5].
С начала ХХ в. музыка как объект исследования стала привлекать внимание языковедов (В. Н. Всево-лодский-Гернгрос, 1922, В. А. Богородицкий, 1939, А. А. Реформатский, 1955, Н. В. Черемисина, 1969). Признавая глубинную связь языка и музыки народа, они уже настойчиво высказывают мнение о необходимости исследовать музыку в лингвистическом плане. Сама нотная запись мелодии чрезвычайно интересна с чисто лингвистической точки зрения, поскольку она «должна давать как бы схему речевых интонаций родного языка автора» [3, с. 160]. Выдви-
© Петроченко Е. В., 2015
нутое в середине прошлого века предположение до сих пор, однако, не получило экспериментального подтверждения и теоретического осмысления в отечественной интонологии. Зарубежное языкознание после известной работы X РогсЬЬашшег (1921) также не продвинулось в этом вопросе. В работах, так или иначе затрагивающих вопрос «языка музыки», прослеживаются две точки зрения. Одни авторы выражают мнение сродни Руссо и настаивают на национальном своеобразии мелодики отдельного языкового коллектива [4- 5]. Другие склонны к утверждению интернационального характера музыкального языка, обусловленного «опорой на общие для всего человечества закономерности музыкального мышления. «, которые в итоге сформировали его систему — лад, парадигму из 7 ступеней со своими функциональными значениями [6, с. 6]. На самом же деле одно положение не исключает другого. Такой многосторонний и культурно обусловленный объект, как музыка, очевидно имеет универсальные и национально-специфические признаки. При этом универсальный слой может «превышать» (в разной степени) национально-специфический, что объясняет некоторые обобщения, сделанные в опытах на материале нескольких языков
[7- 8].
В настоящей работе проблема интонационного языка (вокальной) музыки рассматривается с позиции интонологии — функциональной фонетики тона, выдвигающей метод структурного анализа интонационных параметров вокальной формы языка (термин, предложенный в работах Л. В. Величковой, Е. В. Петроченко). На материале традиционной на-
родной песни (русского и немецкого языков) был проведен интонационный анализ вокальной формы (далее — ВФ), базирующийся на фонологическом подходе к описанию супрасегментного уровня языка Э. Штока и Л. В. Величковой [9] и интонологической концепции описания единиц языка Ю. В. Щеки [10].
Структурный подход к исследованию интонации ВФ
Интонационный аспект вокально -музыкальных жанров языка, интересовавший ученых старшего поколения, обсуждался, главным образом, в русле эстетико-философских и музыковедческих размышлений об аналогиях материй данных явлений в плане сравнений стилей отдельных культур и композиторов, а также художественного претворения слова в музыкальной форме, касаясь проблемы «языка музыки» в общем. Собственно фонетический интонационный анализ вокальной музыки призван обеспечить системный интонологический подход к ритмомелодическим параметрам ВФ. Применение структурных методов анализа подразумевает выделение единиц в их дифференциальных и интегральных признаках на супрасегментном уровне языка и уровне ритмомелодического параметра ВФ в музыкально-фонологических категориях с учетом специфики двух интонационных систем — языковой и музыкальной [11].
В качестве единицы музыкальной формы, сопоставимой с единицей на уровне интонации высказыванием, мы рассматриваем мотив (или фразу) как единицу значимого содержания или формируемую последовательностью тонов синтагматическую единицу ВФ. Фонологический подход к уровню интонации выделяет на протяженности всего высказывания (фразы, мотива) один участок, на котором реализуются дифференциальные признаки (далее — ДП), образующие в системе языка оппозиции коммуникативных значений (повествование / утверждение, незавершенность, вопрос, побуждение). Набор Д П в разных языках отличается и по количеству, и по ведущему признаку. Сопоставительный анализ осложняется также формальным (графическим) представлением ИЕ. Интонологи все больше склоняются к пониманию ИЕ как нелинейной модели [9- 12]. Согласно этой концепции ведущий ДП русской интонации выражается перемещениями уровня мелодического максимума в речевом диапазоне по вертикали. Единица вокальной формы мотив, напротив, обладает линейным характером и абсолютной дискретностью, что непосредственно накладывается на реализацию ИЕ языка в музыкальном такте. В этой связи встает проблема определения релевантных участков ВФ.
Наименьшую значимую единицу вокальной формы мы называем тактемой, вслед за Ю. В. Ще-
кой [10] понимая ее как ритмическую единицу ин-тонологического, музыкально-ладового плана ВФ. На фонетическом, ритмико-ладовом уровне (в речи/ пении) тактема может соответствовать слогу, фонетическому слову или, иначе, вокально-фонетическому звену. Музыкальная фраза ВФ представляет собой интонационно целостное высказывание, которое не обязательно является законченным с точки зрения синтаксического оформления и может содержать одну или две тактемы (например, | Эх, вдоль | по Пи-те-ер-ской,). Связь тактемы с другими языковыми уровнями демонстрирует рис. 1, заимствованный нами из монографии по исследованию речевого ритма [9, с. 127] и заполненный соответствующими единицами ВФ.
Рис. 1. Соотношение единиц ВФ с другими уровнями языка: ВФЗ — вокально-фонетическое звено- СТМЕ — сверхтактовое мелодическое единство- СФЕ — сверхфразовое единство- знак X указывает на музыкальный термин
Тактема, в которой реализуются ДП интонации, включает интонационный центр с главноударным словом (в составе рематической синтагмы) и располагается, следуя законам музыкального синтаксиса, на участках каденций: каденции мотива, фразы, завершающей каденции ВФ (периода). Согласно принятому в теории интонации допущению о трехфаз-ности материальной модели ИЕ: предтакт / начало ^ интонационный центр ^ каденция, следует учитывать тот факт, что уровень мелодического максимума может находиться в любом из трех сегментов тактемы. В немецком языке уровень мелодического максимума является сопровождающим признаком ведущего ДП — падение / отсутствие падения тона до нижнего уровня диапазона голоса (Ьб8ип§ 8йеГе), их дистрибуция константна. Таким образом, тактему с ДП мы предлагаем трактовать как инвариант ИЕ языка и описывать как музыкально-акустическую реализацию ИЕ в вокальной форме.
Данные интонационного анализа ВФ
В настоящем исследовании была осуществлена попытка применения структурного метода, изложенного в фонологической концепции описания интонационного уровня языка в работах Э. Штока и Л. В. Ве-личковой [9- 12]. В качестве наиболее подходящего музыкального материала для интонологического исследования большинством ученых называется традиционный национальный песенный фольклор -популярная народная песня (в немецкой культуре Volkslied). Из широкого списка посредством психолингвистического эксперимента-опроса с участием носителей языка был отобран материал по показателям «высокой степени владения /узнавания / национальной характерности», часть которого затем вошла в экспериментальный корпус для сопоставительного исследования.
¦ Корпус I. Русские песни (всего 12) из популярного сборника «Русские народные песни» (проект интернет-сайта «Русская планета», 2002): «Во поле березынька стояла" — «Раскинулось море широко" — «Утес" — «Из-за острова на стрежень" — «Вдоль по Питерской" — «Среди долины ровныя" — «Калинка" — «Что ты жадно глядишь на дорогу" — «Вниз по Волге-реке" — «Вниз по матушке по Волге" — «Ах ты, ноченька" — «Тонкая рябина».
¦ Корпус II. Немецкие песни из аналогичного сборника «Volkslieder-Buch zum Mitsingen» (WebLiederprojekt, 2012): «Horch, was kommt von drau? en rein" — «Kein schoner Land" — «Wie schon bluht uns der Maien" — «Schon ist die Welt" — «Voglein im hohen Baum" — «Wenn alle Brunnlein flie? en" — «Wenn ich ein Voglein war'-«- «All mein Gedanken, die ich hab" — «Ich wei? nicht, was soll es bedeuten" — «Es waren zwei Konigskinder" — «Der Winter ist vergangen" — «Komm, lieber Mai».
Перед проведением интонационного анализа ВФ на материале двух языков (русского и немецкого) была выдвинута следующая гипотеза: 1) тонально-мелодическая структура исследуемого сорта ВФ (народной песни) проявляет закономерную соотнесенность с ДП — значимыми единицами интонационных систем данных языков- 2) интонационная структура народной песни отдельной языковой культуры имеет целый ряд общих формальных характеристик, повторяющихся во всех текстах данного сорта ВФ этого языка, что в целом свидетельствует в пользу предположения о национальной специфике музыки. Задача выявления национально специфических признаков в ВФ двух и более языков — это чрезвычайно сложный вопрос с выходом за пределы интонологии, который потребует целого ряда дальнейших исследований на широком вокальном материале. В начальной серии опытов мы смогли отметить лишь некоторые релевантные признаки в этом
отношении (интонационные интегральные, темпоральные, паралингвистические и др.).
Итак, с фонологической точки зрения, только интонационные признаки тактем с ДП = ИЕ по праву являются интонологическими (лингвистическими) единицами. Поставленная цель выявить признаки интонологического плана в ВФ определила ана-литико-описательный и поисковый характер предпринятого музыкально-фонетического эксперимента. Изначально предполагалось, что интонационная единица данного вида речи в силу своей акустико-физиологической и музыкально-драматургической природы получает в ВФ эмоциональную реализацию, что следует осознавать во избежание прямолинейных попыток приложить категории интонационной системы языка к интонационному языку музыки, отчего предостерегали и лингвисты, и музыковеды. На структуры ВФ (тактемы) значительное влияние оказывают законы музыкальной системы, ее грамматики, с одной стороны, и различная индивидуальная интерпретация исполнителей, как певцов-профессионалов, так и любителей, с другой стороны.
Процедура тонально-фонологического анализа экспериментального корпуса — ВФ в двух языках (русском и немецком) — включала следующие этапы и задачи:
1) установление структурной единицы анализа: сверхтактовое мелодическое единство СТМЕ (в музыкальной терминологии — период, или фраза / предложение, см. рис. 1), которое рассматривалось как текст — ВФ-
2) определение параметров синтагматического плана ВФ: метр такта, тактовое строение фраз, позиции каденций (данные заносились в таблицы) —
3) интонационный анализ ладомелодических параметров текста: установление структуры фонетических единиц ВФ — тактем, фиксация их сегментного состава (тоны / слоги), выявление реализации признака «завершенности / незавершенности», анализ ладовых функций ДП. Условиями предпринятого нами интонологического исследования ВФ «традиционная народная песня» на материале двух неблизкородственных языков являлись:
— приведение двух интонационных систем — ИС языка (1) и ИС музыки (2) — к одному уровню рассмотрения, а именно как систем функционально-значимых единиц в их грамматических оппозициях / категориях: завершенность / незавершенность-
— структурный метод определения абстрактных и экспериментальных единиц: интонемы (1) и такте-мы (2) в дифференциальных признаках по их формальным характеристикам (положению высотных уровней / тонов). Выдвинутые условия обеспечивают сравнительный анализ соотносимых единиц и гаран-
тируют получение системных эмпирических данных для первых теоретических выводов.
Интонационный анализ ВФ проводился с опорой на два вида текста: а) звучащий вокальный текст и б) нотную партитуру. Для выявления значимых единиц интонологического уровня первичным является звучащий вариант реализации ВФ. В структуре ВФ были выделены составляющие ее синтагмы: вокально-фонетические звенья — ВФЗ / предложения, образующие текст — СТМЕ / период. Тонально-фонологический план единицы анализа составили, таким образом, три ВФЗ: вводное, центральное / ядерное звено (часто кульминативное ВФЗ) и каденция, тональные значения которых выражены в системе музыкального лада из 7 высотных уровней / ступеней.
Анализ такторитмической структуры ВФ показал, что продолжительность высказывания в русской ВФ составляет 6, 8 или 12 тактов, независимо от размера такта. В немецкой песне фраза состоит из 4, 6 или 8 тактем. Существенное отличие выявляет фразировка русского вокального высказывания: вокально-фонетическая фраза русских текстов объединяет от 2 до 4 тактем. При этом количество мелодических изменений тона в высказывании превышает количество произнесенных слогов: отдельные слоги стиха распеваются на протяжении двух и более тонов, иногда целого такта. В большей части анализируемых русских текстов (в 8 текстах) содержалось от 4 до 14 распеваний. Явление распевания, так характерное для русской вокальной традиции [13], объясняется особенностями слоговой ритмики русского языка: тенденцией к открытому слогу, дифтонгоидным характером гласного с темпоральным признаком ударного слога, а также подвижностью мелодического параметра речи.
Анализ тонально-мелодической структуры ВФ позволил получить данные о реализации в ней интонационных признаков системы языка, подтверждающие общие положения контрастивного сравнения двух интонацинных систем — русского и немецкого языков. Так, общий диапазон русской фразы составляет от 12 до 15 полутонов (далее — пт), максимальный диапазон немецкой фразы 12 пт, в половине текстов уже октавы. Анализ каденционного участка фразы (именно в нем, по мнению, М. С. Друскина, должен быть скрыт «национальный склад речи» [14]) показал, что фаза немецкой каденции объединяет интервал чистой кварты или квинты (5 или 7 пт). Интересно, что такие же данные нами были получены на материале речевых фраз [11]. Каденцию в русских песнях характеризует больший интервал, от 7 до 10 пт, что соответствует более высокому положению мелодического максимума — ДП русской интонации.
Если русская народная песня выявляет явную тенденцию к минорному ладу (11 текстов корпуса), то немецкая, напротив, к мажорным тональностям.
Причем разница в положении тоники (G-dur, F-dur или C-dur, D-dur) не влияет на величину диапазона мелодики и, вероятно, поэтому не воспринимается как значимая носителями языка.
Анализ музыкально-ладовой структуры ВФ заключался в выявлении тонально-функциональных категорий вокального высказывания. Структура экспериментальной единицы анализировалась по трем составляющим ее мелодическим синтагмам: начальная тактема, кульминативная и завершающая тактема (каданс), включая посткаденцию, а именно как определенная секвенция из тонально значимых высотных уровней (ступеней лада). На уровне секвенции представлялось возможным оценить ладовые функции ДП интонации. Полученные данные свидетельствуют о наличии безусловных связей мотива с интонацией конкретного языка.
Так, мелодическая структура немецких текстов повторяет последовательность высотных уровней тона, реализуемых (нормативно) в речевой форме фразы: низкий тон ^ высокий тон ^ низкий тон. Начальная тактема имеет стабильную опору на ступени тонического трезвучия (I, III и V) мажорного лада. Признаку «терминальный тон» в большинстве случаев соответствует интервал в количественном выражении — 5 пт (кварта) или 7 пт (квинта), внутри же тактемы преобладают интервалы более узкие, не превышающие 5 пт (кварту). Важно отметить, что начальный тон при этом имеет более низкое положение, чем терминальный. Такое «отклонение» вполне очевидно, как с точки зрения физиологии вокального голоса, так и с учетом музыкальной грамматики с ее обязательной каденцией на тонике, причем в хореическом сегменте такта. Таким образом, реализацию признака завершенности берут на себя музыкальные единицы и средства: тоника, нисходящее движение мелодии в каденции, временной параметр завершающего тона.
Интонологическая составляющая русской народной песни обнаруживает вполне определенную тенденцию. Большинство песен реализуется в натуральном минорном ладе с VII низкой ступенью. Как оказалось, VII ступень, наряду с I в верхнем регистре, выражает признак мелодического максимума высказывания (ДП). Что касается локального мелодического максимума в каденции ВФ, он занимает более низкую позицию относительно генерального Mmax. Видимо, этим объясняется тот факт, что здесь VII ступень уступает первенство реализации VI ступени, которая в сочетании с VII ступенью выражает особое, «натуральное» звучание минора, называемого «типичным русским ладом» [13- 14].
Полученные в результате ладового анализа данные позволяют схематично наметить контрастивную модель интонационных единиц двух языков посредством другой, родственной системы (рис. 2).
Рис. 2. Ладовая модель повествования в русском и немецком языках: НТ — начальная тактема- КТ — кульминативная тактема- ЗТ — завершающая тактема- ПК — посткаденция- • модель ВФ НЯ (а) — О модель ВФ НЯ (б) — О модель ВФ РЯ- Т — тоника
Модель (a) / G-dur (E-dur) Модель (б) / C-dur (D-dur)
НТ КТ ЗТ ПК НТ КТ ЗТ ПК
о
d2 (n) о d2
c2 • c2
h о • h
a a
G Т • • О g
f f
e Т о • • о e
d • • • о о d
c О о о C Т
о
РЯ V-I-V VIIn I
НЯ V III-IV I-VI-V VI-V I V II II-I
Как было отмечено выше, в корпусе немецких ВФ выделились два варианта по высотному положению тоники (а, б), в русском материале — один, что отражено в схеме. Существенным, однако, является не только различие высотно-ладовой структуры повествования в двух языках в синтагматическом плане, но в первую очередь, ладовое различие ведущих дифференциальных интонационных признаков, имеющих несовпадающую локализацию.
Результаты проведенного исследования, несомненно, говорят в пользу интонологического подхода к ВФ и позволяют сделать выводы об интонационной связи между национальным языком и мелодией народной песни. Сегодня на этапе утверждения фонологического подхода к интонации языка (G. Meinhold/ E. Stock, В. И. Петрянкина, Г. Н. Иванова-Лукьянова, Л. В. Величкова) теоретическая и экспериментальная разработка проблемы интонологии ВФ представляется на новом уровне, а именно в плане выявления и описания музыкальных инвариантов и вариаций интонационных единиц языка — ИЕ, реализуемых в вокальной музыке [15].
Выявленные общие тонально-мелодические признаки отделены от индивидуальных для каждой песни особенностей, т. е. от конкретного мотива. Структурный функциональный подход к ВФ через интонацию национального языка доказывает их глубинную интонологическую связь. Данные о музыкально-ладовой структуре ВФ представляются чрезвычайно существенными как для построения общей теории интонации, так и для моделирования интонации языка в музыкальной системе в методических целях для обучения неродному языку [12- 15]. Как
представляется, вокальный звучащий текст обладает интонационными параметрами национального языка в наиболее выпуклой форме, что позволяет с некоторой степенью допущения рассматривать его в качестве музыкальной формы языка.
В заключение следует отметить, что вокально-музыкальная форма языка чрезвычайно мало исследована, поскольку этот объект требует, как видится, специального изучения на стыке двух дисциплин, теории языка и музыкознания.
ЛИТЕРАТУРА
1. Руссо Ж. -Ж. Избранные сочинения в трех томах: пер. с фр. / Ж. -Ж. Руссо — сост. И. Е. Верцман. — М., 1961. -Т. 1. — 850 с.
2. Асафьев Б. В. Речевая интонация / Б. В. Асафьев. — М. — Л., 1965. — 136 с.
3. Сайтанова Н. И. Некоторые ритмические соотношения нотной записи вокальной речи и ее исполнения / Н. И. Сайтанова // Исследования по структурной и прикладной лингвистике. — М., 1975. — С. 159−168.
4. Аванесов Р. И. Мелодия и речь (мысли и заметки) / Р. И. Аванесов // Проблемы структурной лингвистики. — М., 1986.- С. 232−267.
5. Gibbon D. Intonation in German / D. Gibbon // Intonation Systems. A Survey of Twenty Languages / eds.: D. Hirst und A. Di Cristo. — Cambridge: Cambridge University Press, 1998. — Р. 78−95.
6. Тюлин Ю. Н. Натуральные и альтерационные лады / Ю. Н. Тюлин. — М., 1971. — 109 с.
7. Fonagy J. Emotional patterns in intonation and music / J. Fonagy, K. Magnics // Zeitschrift fur phonetic, Sprachwissenschaft und Kommunikationsforschung. -Bd. 16. — Berlin, 1963. — Р. 337−370.
8. Patel A. D. Comparing the rhythm and melody of speech and music / A. D. Patel, J. R. Iversen, J. C. Rosenberg // The case of British English and French. Journal of the Acoustical Society of America. — 2006. — № 119. — Р. 30 343 047.
9. Stock E. Sprechrhythmus im Deutschen und Russischen / E. Stock, L. Velickova. — Frankfurt am Main et al.: Peter Lang Verlag, 2002. — 260 s.
10. Щека Ю. В. Гармонема и тактема как интоноло-гические единицы и их особенности в турецкой разговорной речи / Ю. В. Щека // Вопр. языкознания. — 1989. -№ 5. — С. 57−69.
11. Петроченко Е. В. Характеристика интонационных единиц языка по их соотнесенности с музыкально-ладовой структурой (на материале русского и немецкого языков): дис. … канд. филол. наук / Е. В. Петроченко. — Воронеж, 2001. — 231 с.
12. Системное исследование интонации: монография / Л. В. Величкова, Е. В. Петроченко, Е. В. Петрова и др.- [под ред. Л. В. Величковой]. — Воронеж: Изда-тельско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2013. — 192 с.
13. Алексеев Э. Е. Раннефольклорное интонирование. Звуковысотный аспект / Э. Е. Алексеев. — М., 1986. — 240 с.
14. ДрускинМ. С. Вопросы музыкальной драматургии оперы (на материале классического наследия) / М. С. Друскин. — Л., 1952. — 344 с.
15. Petrocenko E. Intonatorische Grundeinheiten in der Gesangsform (eine Untersuchung am Material des russischen Volksliedes) / E. Petrocenko // Klangsprache im Fremdsprachenunterricht. Forschung und Praxis. Staatliche Universitat Woronesh. — Bd. 6. — Woronesh. -S. 54−66.
Воронежский государственный университет Петроченко Е. В., кандидат филологических наук, доцент кафедры немецкой филологии E-mail: petrocenko@mail. ru Тел.: 8(473) 273−49−77
Voronezh State University
Petrochenko E. V., Candidate of Philology, Associate Professor of the German Philology Department E-mail: petrocenko@mail. ru Tel.: 8(473) 273−49−77

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой