Организация выборов в органы местного самоуправления Калмыцкой степи в XIX веке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

И.В. Лиджиева
ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫБОРОВ В ОРГАНЫ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ КАЛМЫЦКОЙ СТЕПИ В XIX ВЕКЕ
I. Lidzhieva
The Organization of Elections to the Local Self-Government of the Kalmyk Steppe in the XIX century
Внутренняя политика Российской империи в XIX в. на ее окраинах характеризовалась стремлением к административно-финансовой унификации их управления, а также правовой централизации. При этом, однако, принималась во внимание этническая и конфессиональная специфика.
В первой половине XIX в. правительством был принят ряд законодательных актов, вводивших Калмыцкую степь в общероссийскую систему управления. Их анализ позволяет сделать вывод о том, что законодатель в некоторой степени стремился учитывать национальные традиции и особенности самоуправления калмыцкого народа. Так, указ Николая I, утвердивший 23 апреля 1847 г. «Положение об управлении калмыцким народом"1, впервые законодательно оформил институт местного самоуправления, регулируемый ранее нормами обычного права калмыков. По мнению современного исследователя К. Н. Максимова, «в целом Положение 1847 г. было направлено на осуществление & quot-попечительства"- об усовершенствовании жизни и быта калмыков, правового положения социальных групп населения, чтобы ускорить их вхождение в социальную структуру российского общества"2.
Целью данной статьи является рассмотрение процедуры выборов
в органы местного самоуправления в Калмыцкой степи в XIX в.
* * *
В соответствии с § 40, 41, 45 «Положения об управлении калмыцким народом» к выборным лицам органов местного самоуправления Калмыцкой степи Астраханской губернии относились аймачные старшины, хотонные старосты и по два кандидата к ним, а также выборные аймачного схода по одному от пяти кибиток или семейств, для улусного схода — одного от четырех участвующих в аймачных сходах, что составляло одного выборного от 20 кибиток или семейств. Законом устанавливался высокий возрастной и имущественный ценз: к участию в выборах допускались мужчины, достигшие 25-ти лет, «имеющие собственное хозяйство"3.
Правительственный надзор над Калмыцкой степью, установленный еще в период губернаторства А. П. Волынского (1719 — 1725 гг.), в начале XIX в. осуществлялся в форме приставства. «Правилами для управления Калмыцкого народа», введенными в 1825 г. 4, эта форма была юридически закреплена. Изданными в 1834 г. 5 и позже, в 1847 г., «Положениями об управлении Калмыцким народом» эта система надзора была заменена попечительской опекой. Принятый в 1847 г. закон об управлении калмыцким народом заменил Совет калмыцкого управления организованным при Астраханской губернской палате государственных имуществ Отделением ордынских народов. Далее, в связи с реорганизацией Палаты государственных имуществ в 1867 г., Ордынское отделение было преобразовано в Управление калмыцким народом, просуществовавшее в Астрахани до начала XX в. 6
Все чиновники во главе с Главным попечителем калмыцкого народа назначались и подлежали утверждению Министерством государственных имуществ. Главный попечитель обязывался быть в курсе всех события, происходивших в Калмыцкой степи, а также строго следить и охранять земельные интересы калмыков, склонять их к оседлости и содействовать успешному заселению дорог, проходивших через степь. Порядок делопроизводства Управления калмыцким народом был установлен в соответствии с делопроизводством Астраханской губернской палаты (позже Управления) государственных имуществ, а именно: «1-й и 2-й делопроизводственные столы, Бухгалтерский стол, Стол чиновника особых поручений, Оброчный стол, Врачебный стол, Стол гражданского инженера по устройству домов"7.
Несмотря на четкие требования правительства к проведению выборов, ситуация на деле была иная.
Главный попечитель калмыцкого народа Осипов Николай Осипович в феврале 1885 г. циркуляром оповестил попечителей и заведующих отдельными частями улусов о том, что «по сведениям, имеющимся в Управлении Калмыцким народом, калмыки не редко выбирают на общественные должности лиц, не имеющих никаких средств к существованию и вынужденных для прокормления себя искать заработков на стороне, которые со своей стороны предполагают длительные отлучки из мест постоянного жительства. Находя такой порядок ненормальным и вредным для службы по выборам, Управление калмыцким народом просит Вас, при всяком избрании лиц на общественные должности, внушать сходам, чтобы лица не располагающие средствами к жизни и вынужденные вследствие того отлучаться на продолжительное время для заработков вовсе не были избираемы на общественные должности"8.
Данное положение носило скорее рекомендательный характер, так как оно не было отражено в Положении 1847 г.
Кроме того, не могли участвовать в выборах лица, осужденные
по приговору суда, находящие под следствием, а также те, которые «оглашены в дурном поведении».
Объявление о проведении улусного схода издавалось Министерством государственных имуществ за месяц до даты его проведения, текст которого составлялся на русском и калмыцком языках. Так, объявление от 21 июня 1879 г. за № 1022 гласило: «Улусное управление сим объявляет Вам всем, что Управлением на 15 числа будущего июля месяца назначен улусный сход на местной ставке урочища & quot-Аршан"-, для выбора некоторых должностных лиц и обсуждения некоторых вопросов, касающихся до общества калмыков, посему Улусное управление приглашает Вас всех прибыть к указанному числу на урочище & quot-Аршан"-. В слышании же сего обязывайтесь расписаться на сем же"9.
Другой текст объявления, уже попечителя улуса, был требовательнее и суровее: «Всем аймачным старшинам по предписанию Управления Калмыцким народом в ставке улусов на 15 июня назначен улусный сход для выбора 4 демчеев и 18 кандидатов к ним, а также для обсуждения некоторых вопросов по предложению Главного Попечителя. В виду этого приказываю Вам прибыть на сход вместе с хотонными старостами и выборными вверенного Вам аймака непременно к 15 июня 1896 г. При этом предупреждаю, что не появившиеся на сходе будут оштрафованы"10.
Видимо, подобные суровые предупреждения были вызваны случаями, произошедшими, например, в июле 1879 г.: на том же урочище «Аршан» улусный сход не состоялся, так как из 568-ми выборных на сход прибыли только 46 человек, что не составило даже двух третей голосов. Потому и было принято решение о переносе срока проведения улусного схода, а не явившихся выборных лиц на основании ст. 51 «Положения об управлении Калмыцким народом» оштрафовать каждого по 1 руб. с переводом суммы штрафа на счет Общественного калмыцкого капитала11.
Все же попечительская власть, исходя из различных причин (обширность территорий и другие) шла на уступки, отходя от нормативных требований. Например, циркуляр от 12 января 1899 г. за подписью Астраханского губернатора М. А. Газенкампфа гласит: «Если же окажется затруднительным собрать калмыков в одно место за отдаленностью кочевых хотонов, то от последних должно быть предоставлено подлежащее число выборных с удостоверением хотонных старост, что лица эти назначены по единодушному согласию и выбору калмыков того хотона из которого выбраны представители на аймачный сход"12. Или, исходя из хозяйственных соображений, Главный попечитель калмыцкого народа А. Кандиба 3 мая 1876 г. писал Малодербетовскому улусному управлению: «Так как мною был разрешен улусный сход в срок от 25 мая или 2 июня как признано будет им удобным, и так как в это время неожиданно пришла пора уборки трав, почему калмыки не смогли собраться
на улусный сход, ныне же выборные с Маныча начали являться на сход, поэтому разрешаю открыть улусный сход в срок не позже 20-го июня"13.
Попечительская власть, осознавая, что улусный сход не может состояться в назначенные сроки по объективным причинам, обычно заранее обращалась в Управление Калмыцким народом с просьбой о переносе даты проведения схода. Так, попечитель Яндыко-Мочажного улуса Назаров в своем письме от 27 февраля 1893 г. в Управление Калмыцким народом доложил, что предписанием от 16 февраля за №№ 1089 в улусе предполагалось проведение схода. Между тем 1 марта промысловые рабочие калмыки должны отправляться на работы, где пробудут до 9 мая. На предстоящую весеннюю путину Улусным управлением выдано 6 тыс. рабочих билетов (документ, предоставляющий право на выезд за пределы улуса на заработки). Большую часть этих рабочих составляли выборные, которые никак не могли бросить работы и явиться на сход в самое горячее время лова воблы и селедки. По возвращению с промысла (после первой декады мая), как это бывало ежегодно, калмыки приступали к истреблению саранчи. Поэтому самым удобным временем для назначения улусного схода попечитель улуса счел две недели после
этих работ: между 15 и 30 июня14.
* * *
Выборы должностных лиц на аймачных и улусных сходах производились посредством баллотировки, порядок их проведения разъяснялся улусными попечителями и их помощниками. Этот порядок был таков: «Каждый член схода, подходя к ящику, получает один шар и опускает его: если избирает, то в правую сторону ящика, где желтый флаг, если не избирает, то в левую, — где черный флаг. После того, как шары будут выложены всеми членами схода, председатель, на виду у всех, выдвигает правый ящик, считает шары, объявляет о числе шаров избирательных, — точно также он поступает и с левым ящиком. Результаты баллотировки вносятся в список. Затем баллотируется следующий кандидат и так далее. Избранным считается тот, кто получит избирательных шаров более прочих. В случае если двое или несколько кандидатов получат наибольшее и вместе с тем одинаковое количество избирательных шаров, то избранным считается тот, у которого неизбирательных шаров будет менее- если же число тех и других шаров будет одинаково, то назначается перебаллотировка между этими кандидатами"15.
Для примера приведем баллотировочный лист по выборам, состоявшимся 14 июня 1875 г. на аймачном сходе Талтанкинова рода Малодербетовского улуса16.
Неизбирательных Избирательных Имена и прозвания избранных лиц
Опекун:
— 28 Гаха Лиджиев
Кандидаты его
3 25 Санджи Умкеев
2 26 Дорте Бакаев
Хотонные старосты:
1 21 Канджин Докиев
Кандидаты:
2 26 Самар Урубджуров
3 25 Боде Убушиев
— 28 Сумьян Тундутов
В обязанность улусного управления, во время проведения выборов, входил контроль за тем, чтобы:
1) личные данные каждого кандидата в выборные участники схода были записаны в семейные списки с указанием № по списку (так называемая домашняя перепись 1876 г. 17) —
2) одно и то же лицо не было избрано на несколько должностей-
3) вновь избранные лица не участвовали в работе действующего в настоящее время схода.
Выборы могут быть классифицированы на основные (очередные), досрочные и дополнительные.
Основные (очередные) выборы проводились по окончанию установленного «Положением об управлении Калмыцким народом» срока полномочий выборных должностных лиц. Так, текст объявления содержит сведения о проведении улусного схода в Южной части Малодербетовского улуса 16 ноября 1893 г. для выбора должностных лиц на трехлетие с 1894 по 1897 гг. 18
Досрочные выборы проводились в случаях прекращения полномочий ранее установленного срока работы выборного должностного лица местного самоуправления. В частности, основаниями досрочного прекращения полномочий выборного должностного лица могли быть его отзыв, а также акт Главного попечителя калмыцкого народа об отрешении от должности. Или в случае смерти выборного лица: «В виду донесений Ваших о смерти хотоннаго старосты в Икитуктуновом роде аймака Шараманджиева Очира Емгунова и кандидатов к хотонному старосте в том же аймаке Мучки Санджинова и Цугете Овшинова, предлагаю Вам вместо Емгунова хотонным старостою назначить перваго кандидата на эту должность Бельтрика Хевинова, для избрания же кандидатов к хотонному старосте Хохлушеву вместо Санджинова и Овшинова предлагаю разрешить старшине Икитуктунова рода собрать в 1-й половине декабря месяца аймачный сход и постановленный сходом 28
приговор предоставить на утверждение Главному Приставу"19.
Дополнительные выборы проводились в случае, если избранный обществом кандидат не был утвержден Главным попечителем калмыцкого народа. Например, 2 мая 1876 г. Главный попечитель писал Малодербетовскому улусному управлению: «Согласно представления Управления о необходимости созвать улусный сход для выбора на некоторые должности, остающиеся вакантными по случаю не утверждения Главным Управлением Калмыцкого народа избранных, в те должности на сходе бывшем в 1875 г., разрешаю созвать улусный сход на 25 мая или 1 июня 1876 г., как Улусное управление найдет более удобным"20.
После завершения работы улусного схода в Управление Калмыцким народом необходимо было предоставить следующие документы: приговор об избрания выборных для участия в аймачных и улусных сходах от хотонов- баллотировочные списки лиц, принявших участие в выборах- именные списки избранных выборных для участия в улусных и аймачных сходах от хотонов по форме, в которой требовалось указать их имя и отчество, возраст и номера по семейным спискам (номер кибитки согласно переписи 1876 г.).
В постановляющей части приговора значилось, что все эти лица — «поведения хорошего», под судом и следствием не состоят и занимаются собственным хозяйством, вообще на утверждение их выборными нет ни одного из препятствий, перечисленные в § 47 «Положения об управлении Калмыцким народом"21.
Списки выборных должны были пройти утверждение в Управлении калмыцким народом. Так, приказом по управлению от 5 июля 1895 г. за № 83 были «согласно приговора Северной части Малодербетовского улуса утверждены следующие должностные лица… Давая знать об этом, Управление Калмыцким народом предлагает Вам, Милостивый государь [Попечителю Малодербетовского улуса. — И.Л. ], означенные лица привести к присяге на верность службы и присяжный лист представить в Управление"22.
Процедура выборов завершалась приведением к присяге, текст которой содержал обращение ко всем божествам и Его Императорскому Величеству с клятвенным обещанием в верной службе «по совести своей исполнять и для своей корысти, свойства, дружбы и вражды против должности своей не поступать"23. Текст присяги оформлялся на двух языках — русском и калмыцком. В конце указывалась дата и фамилия аймачного старшины, принимавшего присягу.
* * *
В дальнейшем Управление Калмыцким народом контролировало
деятельность выборных органов местного самоуправления. Так, Главный попечитель в своем письме улусным управлениям и заведующим отдельными частями улусов от 23 августа 1883 г. отмечал, что «встречает надобность иметь точные сведения о всех ниже поименованных должностных лицах, в том числе аймачных старшин и хотонных старост"24.
Зайсанг, правитель аймака Малодербетовского улуса Дандуков в декабре 1883 г. представил формулярный список хотонных старост Ики- и Бага-Чоносова родов, в котором значатся личные данные шести представителей Ики-Чоносова рода, и 3 — Бага-Чоносова. В примечании указано, что староста Бага-Чоносова рода Худук Добронов умер в июне того же года, и должность его исправляет кандидат — Сокту Гобун Зодбаев.
Судя по сведеним, содержащимся в формулярном списке, абсолютное большинство хотонных старост составляли простолюдины, ламайского вероисповедания, их средний возраст был 40 с половиной лет и только 10% из их числа были грамотными25. Как правило, образование имели представители привилегированных сословий, но, как отмечал попечитель Малодербетовского улуса А. Муликовский, «трудность исполнения для старшин и хотонных старост возложенных на них обязанностей заставляет всех наиболее развитых и влиятельных, а потому желательных калмыков уклоняться от занятия означенных должностей"26.
Между тем были и примеры, когда за общеполезную деятельность удостаивались награждения выборные лица, в том числе и зайсанги. Так, заведующий Александровским улусом в рапорте Управлению калмыцким народом от 29 декабря 1897 г. указывает, что старшина Бага Хошут Улюмджиева рода зайсанг Надмед Улюмджиев с 1887 г. состоит в выборных должностях. «Он с особенным старанием и усердием исполняет возлагаемые на него по службе поручения, отличается безукоризненным поведением и примерной честностью, чем подает хороший пример своим сородичам, распорядительностью и умением в отношении раскрытия преступлений, в отношении беднейших калмыков гуманностью и добротой. Его общественная деятельность уже была отмечена: 27 мая 1895 г. он был награжден Малой серебряной медалью на Станиславской ленте для ношения на груди с надписью & quot-За усердие& quot-, в 1897 г. — темно-бронзовой медалью на ленте государственных цветов за труды по всеобщей переписи народонаселения, в 1899 г. был представлен к золотой медали для ношения на шее"27.
Выборному лицу органов местного самоуправления на срок его полномочий присваивался должностной знак, подтверждающий его статус. Появление этого знака связано с именем Главного попечителя калмыцкого народа Вениамина Александровича Башкирова, прослужившего в этой должности с 1892 по 1896 гг. В своем отчете за 1893 г. он докладывал Астраханскому губернатору
о необходимости установления особого должностного знака для аймачных старшин. И уже 24 февраля 1894 г. за № 96 Департамент общих дел Министерства государственных имуществ сообщил Башкирову, что «Государь Император 7 февраля 1894 г. Высочайше повелеть соизволил: установить у калмыков, кочующих в Астраханской и Ставропольской губерниях должностной знак из светлой бронзы, для ношения на шее на светло-бронзовой цепи"28.
21−23 сентября 1894 г. Главный попечитель калмыцкого народа В. А. Башкиров возложил должностные знаки на аймачных старшин Харахусовского, Икицохуровского и Южной части Малодербетовского улусов, которые также были ознакомлены со своими обязанностями и для дальнейшего руководства снабжены письменными инструкциями. Для четкой регламентации деятельности аймачных старшин и хотонных старост была разработана «Инструкция аймачным старшинам и хотонным старостам», утвержденная Главным попечителем калмыцкого народа 15 сентября 1894 г. Согласно данному документу в ведении управляющего аймаком состояли все хотоны, а также лица, временно проживающие на территории аймака с разрешения улусного попечителя. В соответствии с инструкцией, аймачные старшины наделялись административными (например, принятие мер по обеспечению благоприятной санитарно-эпидемиологической обстановки), фискальными (исполнение денежных и натуральных повинностей) и надзорными (контроль за общественной безопасностью и правопорядком) полномочиями29.
Деятельность Башкирова как Главного попечителя калмыцкого народа была отмечена директором Департамента общих дел Министерства государственных имуществ в письме от 27 марта 1893 г.: «Не могу не выразить моей искренней благодарности Его Высокородию Статскому Советнику Башкирову за все сделанные им распоряжения и принятые с полным тактом благоразумием меры к водворению порядка в Управлении Калмыцким Народом"30.
Вениамин Александрович окончил Московский кадетский корпус, до 1860 г. служил в артиллерии. С 1892 г. жизнь и деятельность Башкирова была связана с Астраханской губернией и Калмыцкой степью. Дальнейшая его служба проходила на Кавказских минеральных водах, где с весны 1896 г. он занимал должность Правительственного комиссара Кавказских Минеральных Вод. Им был утвержден общий план ванного здания в Ессентуках, так называемые Николаевские ванны, водопровода и электрического освещения курорта. 19 февраля 1900 г. В. А. Башкиров умер и был
похоронен на пятигорском кладбище.
* * *
Таким образом, процедура выборов в органы местного
самоуправления Калмыцкой степи XIX в. характеризовалась стремлением имперских властей подчинить своему контролю выборный процесс на всех его этапах. При этом допускалось незначительное сохранение национальных особенностей и традиций самоуправления. Общественному самоуправлению Калмыцкой степи удалось внести значительный вклад в развитие хозяйства, здравоохранения и народного просвещения. Результаты деятельности выборных лиц местного самоуправления показывают, что их служба соответствовала тексту присяги: «противно должности и присяги не поступать».
Примечания
I Полное собрание законов Российской империи: Собрание 2-е (ПСЗРИ-2). Т. XXII. № 21 144.
2Максимов К. Н. История национальной государственности Калмыкии. М., 2000. С. 72.
3 Лиджиева И. В. Институт местного самоуправления в обычном праве калмыков // Государственная власть и местное самоуправление. 2014. № 10. С. 19−23.
4 Полное собрание законов Российской империи: Собрание 1-е (ПСЗРИ-1). Т. XI. № 30 290.
5 ПСЗРИ-2. Т. X. № 7560а.
6 Бурчинова Л. С. Из истории управления калмыцким народом (XIX век) // Труды молодых ученых Калмыкии. Вып. III. Элиста, 1973. С. 62.
7 Национальный архив Республики Калмыкия (НА РК). Ф. И-9. Оп. 4. Д. 166. Л. 102об.
8 НА РК. Ф. И-15. Оп. 2. Д. 1525. Л. 6.
9 НА РК. Ф. И-15. Оп. 2. Д. 982. Л. 2.
10 НА РК. Ф. И-15. Оп. 4. Д. 1031. Л. 25.
II НА РК. Ф. И-15. Оп. 2. Д. 928. Л. 7.
12 НА РК. Ф. И-15. Оп. 4. Д. 1405. Л. 55.
13 НА РК. Ф. И-15. Оп. 2. Д. 671. Л. 6.
14 НА РК. Ф. И-9. Оп. 4. Д. 802. Л. 4−5.
15 НА РК. Ф. И-22. Оп. 1. Д. 152. Л. 52.
16 НА РК. Ф. И-15. Оп. 2. Д. 591. Л. 5.
17 Оконова Л. В. Государственно-управленческие материалы России XVIII — XIX вв. как источник по демографической истории калмыков // Калмыкия — субъект Российской Федерации: история и современность. Элиста, 2005. С. 243−244.
18 НА РК. Ф. И-9. Оп. 2. Д. 49.
19 НА РК. Ф. И-21. Оп. 1. Д. 130. Л. 26.
20 НА РК. Ф. И-15. 15. Оп. 2. Д. 671. Л. 2.
21 Лиджиева И. В. Социально-правовой статус выборных должностных лиц Калмыцкой степи в XIX — начале XX вв. // Вестник Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН. 2014. № 2. С. 30−35.
22 НА РК. Ф. И-15. Оп. 4. Д. 1145. Л. 22.
23 НА РК. Ф. И-9. Оп. 5 Д. 2154. Л. 155.
24 НА РК. Ф. И-15. Оп. 3. Д. 18. Л. 1.
25 НА РК. Ф. И-15. Оп. 3. Д. 18. Л. 3−15.
26 НА РК. Ф. И-9. Оп. 1. Д. 135. Л. 17−18.
27 НА РК. Ф. И-22. Оп. 1. Д. 15. Л. 2−3.
28 НА РК. Ф. И-9. Оп. 2. Д. 55. Л. 51.
29 НА РК. Ф. И-9. Оп. 5. Д. 135. Л. 1.
30 НА РК. Ф. И-9. Оп. 11. Д. 119. Л. 6.
Автор, аннотация, ключевые слова
Лиджиева Ирина Владимировна — канд. ист. наук, старший научный сотрудник Отдела истории и археологии Калмыцкого института гуманитарных исследований Российской Академии Наук (Элиста)
irina-lg@yandex. ru
В статье на основе документов Национального архива Республики Калмыкия впервые в российской историографии рассматривается процедура выборов в органы местного национального самоуправления Калмыцкой степи XIX в. Особое внимание уделяется бюрократическому механизму выборов, делопроизводственному оформлению их проведения и итогов. Также обстоятельно рассматривается роль губернской власти и центрального аппарата калмыцкого национального управления в организации выборов. Делается вывод о том, что все этапы выборного процесса проходили под руководством и контролем центрального аппарата калмыцкого национального управления. Этот аппарат, подчиненный губернаторской власти, в соответствии с законами Российской империи стремился к унификации выборного процесса, сохраняя при этом некоторые национальные особенности самоуправления калмыцкого народа.
Российская империя, Калмыцкая степь, Астраханская губерния, Ставропольская губерния, калмыки, губернаторская власть, местное самоуправление, национальное самоуправление, выборы
References (Articles from Scientific Journals)
1. Lidzhieva I.V. Institut mestnogo samoupravleniya v obychnom prave kalmykov. Gosudarstvennaya vlast i mestnoe samoupravlenie, 2014, no. 10, pp. 19−23.
2. Lidzhieva I.V. Sotsialno-pravovoy status vybornykh dolzhnostnykh lits Kalmytskoy stepi v XIX — nachale XX vv. Vestnik Kalmytskogo instituta gumanitarnykh issledovaniy RAN, 2014, no. 2, pp. 30−35.
(Articles from Proceedings and Collections of Research Papers)
3. Burchinova L.S. Iz istorii upravleniya kalmytskim narodom (XIX vek). Trudy molodykh uchenykh Kalmykii [Proceedings of Young Scientists of Kalmykia]. Elista, 1973, vol. III, p. 62.
4. Okonova L.V. Gosudarstvenno-upravlencheskie materialy Rossii XVIII — XIX vv. kak istochnik po demograficheskoy istorii kalmykov. Kalmykiya -subekt Rossiyskoy Federatsii: istoriya i sovremennost [Kalmykia As a Subject of the Russian Federation: Past and Present]. Elista, 2005, pp. 243−244.
(Monographs)
5. Maksimov K.N. Istoriya natsionalnoy gosudarstvennosti Kalmykii [The History of the National Statehood of Kalmykia]. Moscow, 2000, p. 72.
Author, Abstract, Key words
Irina V. Lidzhieva — Candidate of History, Senior Researcher, Kalmyk Institute for Humanities of the Russian Academy of Sciences (Elista, Russia)
Based on documents from the National Archives of the Republic of Kalmykia the article is the first study undertaken in the Russian historiography which examines the mechanism of elections to the local self-government of the Kalmyk steppe in the XIX century. The author pays special attention to the bureaucratic mechanism of election, the documentation of election procedures and results. Also the role of the Governor'-s authority and central body of Kalmyk national government in organizing the elections is being profoundly considered in the article. It is concluded that all stages of the election process were carried out under the guidance and control of the central body of Kalmyk national government. This authority, which reported to the Governor, in compliance with the laws of the Russian Empire sought for the unification of the election procedure and at the same time worked for maintaining certain national features of self-government of the Kalmyk people.
Russian Empire, Kalmyk steppe, Astrakhan province, Stavropol province, Kalmyks, Governor'-s authority, local self-government, national self-government, elections

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой