Политика Александра i и «Просветительские реформы» в России i четверти XIX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПОЛИТИКА АЛЕКСАНДРА I И «ПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЕ РЕФОРМЫ» В РОССИИ I ЧЕТВЕРТИ XIX ВЕКА
© Балина О. Г. *
Сургутский государственный педагогический университет, г. Сургут
В статье рассматриваются социально-политические условия в России I четверти XIX века и их влияние на развитие отечественного просвещения указанного периода.
Ключевые слова Александр I, реформы и контрреформы в России I половины XIX века, либеральная политика, история образования в России.
XIX век в истории России начался новым и последним дворцовым переворотом. На престол вступает Александр I (1777−1825 гг.), любимый внук Екатерины II, которая сама руководила его воспитанием. Ею были приглашены лучшие преподаватели и в их числе выписанный из Швейцарии Ф. Ц. Ла-гарп, человек высокообразованный, приверженец идей Просвещения и республиканец по взглядам. В должности «главного воспитателя» он состоял при Александре 11 лет. Знакомя своего воспитанника с понятиями о «естественном» равенстве людей, преимуществе республиканской формы правления, о политической и гражданской свободе, о «всеобщем благе», к которому должен стремиться правитель, Лагарп при этом тщательно обходил реалии крепостной России. Более всего он занимался нравственным воспитанием своего ученика. Впоследствии Александр 1 говорил, что всем, что есть у него хорошего, он был обязан своему воспитателю [4].
На наш взгляд, еще более действенной школой воспитания будущего императора явились те реальные условия, в которых ему приходилось жить, атмосфера враждующих между собой «большого двора» Екатерины II и «малого» — Павла. Необходимость постоянно лавировать между ними приучила Александра, как метко выразился В. О. Ключевский, «жить на два ума, держать две парадные физиономии», развила в нем скрытность, недоверчивость к людям и осторожность. Обладая незаурядным умом, изысканными манерами, по отзывам современников, «врожденным даром любезности», он отличался исключительной способностью расположить к себе людей самых различных взглядов и убеждений. Он умел играть «в откровенность» как надежное средство управлять людьми и подчинить их своей воле. Известно высказывание Наполеона: «Александр умен, приятен, образован, но ему нельзя доверять- это истинный византиец … тонкий, притворный, хит-
* Доцент кафедры Педагогического и специального образования, к.п.н.
История в контексте гуманитарных наук
25
рый» [3, с. 256]. Современники отмечали и такие черты характера Александра, как упрямство, подозрительность, большое самолюбие и стремление «искать популярности по любому поводу» [1], а многие историки видели в нем «странное смешение философских поветрий XVIII в. с принципами прирожденного самовластия», либерализма и деспотизма [6, с. 416].
Александр вступил на престол в 23 -летнем возрасте, но уже со сложившимися взглядами и намерениями. В изданном 12 марта 1801 г. Манифесте он объявил, что будет управлять «Богом врученным» ему народом «по закону и по сердцу … августейшей бабки нашей императрицы Екатерины Вели-кия», тем самым, подчеркнув свою приверженность политическому курсу Екатерины II [11, с. 502].
Через несколько дней после вступления на престол Александр I обнародует указ, разрешающий свободно печатать книги и периодические издания. В нем в частности говорилось: «Желая доставить все возможные способы к распространению полезных наук и художеств, повелеваем запрещение на впуск из-за границы всякого рода книг и музыки отменить, равномерно запечатанные типографии распечатать, дозволяю как привоз иностранных книг, журналов и прочих сочинений, так и печатание оных внутри государства» [1].
Пока это были еще не реформы, а лишь отмена наиболее тиранических распоряжений Павла, вызывавших всеобщее недовольство, но эти действия нового императора оказали огромное влияние на умы современников и породили надежды на дальнейшие перемены. От Александра ждали «нового правления», где «на место произвола и насилия явились бы, наконец, законы и справедливость». В серьезность реформаторских намерений Александра верили не только в России, но и за ее пределами.
Следует отметить, что, несмотря на желание Александра следовать политическому курсу Екатерины, он полностью не отказался и от политики, проводимой Павлом, причем, на наш взгляд, в главной ее направленности -к дальнейшей бюрократизации и централизации управления как меры укрепления власти.
Однако Александр не мог не считаться с духом времени, в первую очередь, с влиянием французской революции. В этих условиях он стремился, не меняя основного политического курса, найти такие способы разрешения назревших политических проблем, которые соответствовали бы духу времени. Уже в самом начале его царствования Александр I торжественно провозгласил, что отныне в основе его политики будет не личная воля монарха, а строгое соблюдение законов. Все эти заявления имели большой общественный резонанс, ибо они отвечали главной идее представителей всех направлений общественной мысли того времени.
Таким образом, главной задачей, стоящей перед Александром в первые годы его царствования, являлось усовершенствование государственного
26
КУЛЬТУРА. ДУХОВНОСТЬ. ОБЩЕСТВО
строя в новой исторической обстановке, когда вообще всем европейским монархам приходилось считаться с ростом прогрессивных сил, проводить гибкую политику либеральных обещаний, отдельных уступок и даже преобразований.
Для проведения этого курса Александру I нужны были энергичные и деятельные советники. Он приблизил к себе друзей юности — представителей молодого поколения родовитой дворянской знати: П. А. Строганова, Н. Н. Новосильцева, В. П. Кочубея и А. А. Чарторыйского. Эти люди и составили летом 1801 г. так называемый «Негласный комитет», не имевший официального статуса государственного учреждения, но оказавший большое влияние на политику Александра I в начале его царствования и определивший в основных чертах программу преобразований.
Члены Негласного комитета понимали необходимость преобразований, строили планы реформы государственного аппарата. Признавалось необходимым «прежде всего, узнать действительное положение дел, затем реформировать различные части администрации и, наконец, обеспечить государственные учреждения конституцией, основанной на истинном духе народа». Комитет сразу затронул самые разнообразные государственные вопросы, в том числе и проблемы просвещения. В одной из своих записок, обсуждавшихся в этом маленьком комитете, Лагарп доказывал настоятельную необходимость устройства сельских школ для простого народа в России, при этом он добавлял: «Не допустите, Государь, повториться тому, что произошло в царствование Вашей Августейшей бабки. Запретите щеголять внешним блеском. Народное просвещение, распространенное повсюду, полезное, а не блестящее, — вот краеугольный камень всего здания» [1]. Как видим, Лагарп призывал своего бывшего воспитанника самым пристальным образом не только изучить и учесть опыт реформирования образования его великой предшественницы, но и пойти дальше ее.
Задуманную в первые годы царствования Александра I программу либеральных преобразований не удалось выполнить полностью, да и сами эти преобразования носили непоследовательный и противоречивый характер.
Неспособность дворянства в целом и молодых друзей императора в частности четко определить ориентиры внутренней и внешней политики, предложить серьезный и последовательный план государственного строительства, давали повод для недоброжелательной, даже злобной критики всех преобразовательных стремлений со стороны старого поколения опытных и осторожных сановников, сохранивших традиционные взгляды на российскую систему государственного управления. Например, М. И. Богданович в «Истории царствования Александра I» критикует большинство нововведений, в том числе и «просветительские реформы».
Ярким свидетельством либеральной политики Александра I является изданный в 1804 г. «Устав о цензуре», в котором говорилось, что цензура
История в контексте гуманитарных наук
27
вводится «не для стеснения свободы мыслить и писать, а единственно для принятия пристойных мер против злоупотребления оною» [6, с. 420]. Цензорам рекомендовалось руководствоваться «благоразумным снисхождением для сочинителя и не быть придирчивым», толковать места, имеющие двоякий смысл, «выгоднейшим для сочинителя образом, нежели его преследовать». Сами цензурные комитеты учреждались при университетах и состояли из профессоров. Авторы и издатели получали право обжаловать их действия в Главном правлении училищ.
В первое десятилетие царствования Александра I был проведен ряд административных преобразований, в частности, в 1802—1811 гг. была проведена министерская реформа.
С 1807 г. на арену политической жизни страны выдвигается М. М. Сперанский (1772−1839 гг.) — один из выдающихся государственных деятелей России. Им составлялись или редактировались все важнейшие законы, начиная с 1802 г. Именно ему в конце 1808 г. Александр поручил разработку плана государственного преобразования России. В октябре 1809 г. проект под названием «Введение к уложению государственных законов» был представлен императору.
Одной из ключевых идей плана Сперанского было уравнение сословий перед законом, создание выборных государственной и местных дум и т. д. Однако надо заметить, что это была лишь политическая мечта, этот план не мог быть осуществлен в полном объеме, так как не был рассчитан на имеющиеся политические условия в стране.
Александр признал проект Сперанского «удовлетворительным». Однако этот документ встретил упорное сопротивление сенаторов, министров и других высших сановников, считавших его слишком радикальным и опасным. Александр, встретив сильное противодействие со стороны правящих кругов, отклонил одобренный им план.
Единственное, что было воплощено в жизнь из плана Сперанского, -это учреждение Государственного совета — нового законодательного органа. Таким образом, учреждением совета и преобразованием министерств завершилась реорганизация органов центрального управления.
Как уже было сказано, преобразовательная деятельность Сперанского вызвала сильное недовольство в высших дворянских кругах. Особенное осуждение с их стороны вызвало издание по инициативе Сперанского указа 6 августа 1809 г. «Об экзаменах на чины». Согласно указу в целях повышения грамотности и профессионального уровня чиновников требовалось, чтобы некоторые из высших чинов присваивались только при предъявлении диплома об университетском образовании или сдаче экзамена в объеме университетского курса [13, с. 132].
Ярким свидетельством недовольства дворянства преобразованиями Сперанского и вообще политикой Александра I в первое десятилетие его
28
КУЛЬТУРА. ДУХОВНОСТЬ. ОБЩЕСТВО
правления служит выражение в составленной в 1811 г. Н. М. Карамзиным «Записке о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях» [1]. Главный смысл «Записки» заключался в доказательстве необходимости для России самодержавия. Идеал Карамзина — самодержавие, опирающееся на строгую законность. В «Записке» мы найдем протест против «излишней любви к государственным преобразованиям», против «изобретения разных министерств и Советов». «Требуем больше мудрости охранительной, нежели творческой, — писал он. — Новости ведут к новостям и благоприятствуют необузданности, произволу». Суровой критике подвергает Карамзин политику Александра I: проводимые им новшества могут ослабить самодержавие. Он признает, что крепостное право — «зло», но он решительный противник его отмены. Отмена крепостного права лишит царя поддержки со стороны дворянства, которое воспримет эту меру как унижение. А без поддержки дворянства ослабеет и царская власть. Поэтому, делает вывод Карамзин, «для твердости бытия государственного безопаснее поработить людей, нежели дать им не вовремя свободу».
Таковы были первые попытки переустройства управления государством и изменения общественных отношений. К сожалению, они были недостаточно проработаны в плане их практической реализации, подготовленности общественного мнения к их восприятию. Зачастую одно нововведение наслаивалось на другое, они были недостаточно увязаны между собой. Стремление достичь в кратчайшие сроки результатов приводило к излишней торопливости проведения отдельных преобразований, непродуманности некоторых шагов.
Ярком подтверждением этому являются преобразования в сфере просвещения, в частности, реформирование университетского образования.
Как уже отмечалось, в целях централизации государственного аппарата вместо существовавших ранее коллегий указом от 1802 г. были созданы 8 министерств, в их числе Министерство народного просвещения, в учреждении которого давно назрела необходимость. Под руководством П.В. Зава-довского, назначенного министром, проходила разработка нового школьного устава и проведение в жизнь учебной реформы [7, с. 156].
Отправной точкой реального реформирования образования в России можно считать «Предварительные правила народного просвещения», которые были утверждены Александром I 24 января 1803 г. «Правила» были составлены под влиянием образцов времен французской революции, в частности, проекта Кондорсе. Документ провозглашал: «Народное просвещение в Российской Империи составляет особую часть, вверенную министру сего отделения и под его ведением распоряжаемую главным правлением училищ. Для нравственного образования граждан соответственно обязанностям и пользам каждого состояния определялись четыре рода училищ»: училища приходские, уездные, губернские или гимназии, университеты [9, с. 284].
История в контексте гуманитарных наук
29
Положив в основу существующую систему образования, Александр и его единомышленники решили реорганизовать все типы учебных заведений в соответствии с новыми либеральными настроениями.
«Предварительные правила народного просвещения» и составленный на их основе в 1804 г. «Устав учебных заведений, подведомых университетам» подчиняли все общие начальные, средние и высшие учебные заведения одному ведомству народного просвещения. Создается единая система общего образования.
Это был значительный шаг вперед, так как этим правительственным актом было установлено в России единство управления высшими учебновоспитательными и научными учреждениями, а само народное просвещение в лице министра получило представителя перед императором и во всех высших государственных инстанциях.
Согласно «Предварительным правилам», опубликованным в 1803 г., в России создавалось шесть учебных округов: Петербургский, Московский, Казанский, Харьковский, Дерптский, Виленский.
Особое внимание правительства было обращено на создание университетов. Почему это было так важно для России того времени? «Главное правление училищ, — замечает академик М. И. Сухомлинов, — полагая свою первую задачу в учреждении университетов, руководствовалось той мыслью, что университеты должны служить рассадниками просвещения, вызывая к жизни всю массу училищ и провести их по верному пути к распространению знаний в обществе, в чем и заключалось призвание Министерства народного просвещения» [1].
«Правила» предусматривали наличие или создание в каждом учебном округе своего университета. К началу XIX века в России было только три университета: Московский, Дерптский и Виленский. В 1804 г. были опубликованы грамоты и уставы Московского университета и вновь учрежденных Харьковского и Казанского университетов. Все уставы университетов близки в содержательной части, но в каждом из них имеются отличительные особенности, отражающие своеобразное развитие университета в соответствии с местными требованиями.
Первый русский университет — Московский — стал центром образования и управления учебными заведениями в Московском учебном округе. В 1802 г. был основан Дерптский университет, вокруг которого объединился Дерпт-ский учебный округ. В 1803 г. утверждается устав Виленского университета. В 1804 г. открываются университеты в Харькове и Казани. Университеты стояли во главе учебных округов.
Типичной особенностью устава 1804 г. было то, что он предоставлял университету полное и непосредственное заведывание всеми училищами в округе, как средними, так и низшими, как правительственными, так и частными. Университет наблюдал за обучением и воспитанием во всем учебном округе.
30
КУЛЬТУРА. ДУХОВНОСТЬ. ОБЩЕСТВО
В отношении внутреннего устройства университетам была дарована коллегиальная форма управления и значительная автономия. В каждом университете создавались училищные комитеты из 6 профессоров под председательством ректора. Эти комитеты выполняли административные функции по управлению учебными заведениями. В их ведении находились дирекции гимназий. Комитет должен был назначать учителей гимназий, снабжать гимназии учебными пособиями, ежегодно посылать так называемых визи-таторов из числа опытных профессоров для проверки работы учебных заведений округа, рассматривать хозяйственные отчеты директоров гимназий и т. д. Директора гимназий одновременно являлись директорами всех училищ губернии. В их ведении находились все учебные заведения губернии, им подчинялись смотрители уездных училищ. Смотритель уездных училищ являлся начальником всех учителей приходских училищ данного уезда. Таким образом, все руководство учебными заведениями было строго централизовано.
Согласно уставу университеты приобретали определенную самостоятельность. Управление учебным заведением осуществлялось советом университета. Совет избирал ректора, деканов, профессоров, он определял научную и учебную жизнь университета.
Устав давал право университетам создавать ученые общества и «печатать научные труды и периодические издания за свой счет, способствуя тем самым развитию наук», т. е. высшие учебные заведения получили право издавать газеты и журналы [1].
С развитием в России университетского образования эти учебные заведения стали центрами науки, в том числе и педагогической. При университетах существовали педагогические или учительские институты, готовившие преподавателей для самих университетов, высших школ, гимназий.
Студенты университета делились на «своекоштных», находящихся на своем иждивении, и «казеннокоштных», содержащихся за счет университета. Последних было немного. За их поведением устанавливался строгий надзор, для этого назначался даже специальный инспектор.
По уставу 1804 г. университеты объявлялись бессословными учебными заведениями, однако правительство запретило принимать в них крепостных. Это является наглядным подтверждением двойственности политики Александра I во всех областях жизни российского общества, в том числе и в сфере образования.
Одновременно с уставом университетов 5 ноября 1804 г. был утвержден «Устав учебных заведений, подведомых университетам». Анализируя программные правительственные документы по образованию, можно сделать следующий вывод: все образование, даже университетское, сводилось к подготовке к государственной службе, к воспитанию гражданина, толкового чиновника, но не человека. Таким образом, для государства, рассматривавше-
История в контексте гуманитарных наук
31
го школу как главное средство воспитания определенной идеологии, приоритетными являлись социально-политические ценности образования [1].
Устав 1804 г. является, несомненно, большим шагом вперед в области народного образования- но, утвердив новый устав, правительство не сделало основного: не подвело материальную базу. На содержание государственного бюджета были приняты лишь университеты или гимназии.
Рассмотрим подробнее, почему либеральный устав учебных заведений 1804 г. не был претворен в жизнь.
Очень скоро все тонкости университетского устава 1804 г. оказались чистейшей иллюзией. Выборы совета без церемоний отменялись, ученые степени давались по усмотрению попечителя и т. д. Таким образом, первые успехи русских университетов оказались непрочными. Правительство забыло ту истину, которая еще при императрице Екатерине II в 1787 г., была высказана комиссией, работавшей над планом университетского устройства. По плану этой комиссии, профессора «не подвергаются принуждению ни в рассуждении правил науки, ни в рассуждении книг учебных: свобода мыслей способствует вообще знаниям, но при такой науке, в коей ежедневно являются новые разрешения и новые открытия, нужна она особливо». После реакционных мер 1819 г. положение профессоров значительно ухудшилось [9, с. 287−288].
Была еще другая, не менее важная, причина неуспеха университетов. Она заключалась в положении студентов. Прежде всего, число поступавших в университеты было крайне незначительным. Новые университеты насчитывали в первое десятилетие своего существования всего по несколько десятков слушателей. Это было совершенно естественно, особенно после начала реакционной политики правительства, закрывшей доступ в гимназии «детям несвободных состояний» без специального разрешения министра (1813 г.). Дворянство, стремившееся к военной службе, предпочитало специальные учебные заведения, которые правительство охотно для него открывает. Для чиновников были заведены особые, упрощенные курсы. Все это не могло не сказаться на положении высшей школы. Туда оставалось идти только для того, чтобы сделать педагогическую карьеру либо для получения казенной стипендии [11].
Но при всем желании для успешных занятий в университете у слушателей не хватало надлежащей подготовки. Гимназия, в лучшем случае, выпускала их с механически зазубренными знаниями. Таким образом, в университете, вместо прохождения университетского курса, студентам приходилось повторять гимназические предметы, или так называемый «приготовительный курс». Этим курсом часто и кончались все занятия в университете. До специальных факультетских курсов доходили немногие, наиболее усердные студенты. Но специальные курсы читались приглашенными из-за границы профессорами, преимущественно на латинском языке. А латинский язык студенты знали еще меньше, чем новые, которыми они тоже почти не вла-
32
КУЛЬТУРА. ДУХОВНОСТЬ. ОБЩЕСТВО
дели. Меньше всего страдала от вытекающих отсюда недоразумений математика- поэтому математические науки были той сферой, в которой русские студенты делали блестящие успехи. Хуже всего дело обстояло на медицинских факультетах. Из других специальных курсов только на лекциях по философским и политическим наукам постоянно присутствовали студентов: они готовили будущий гимназических учителей к преподаванию этих предметов, входящих в программу гимназии по уставу 1804 г.
Правительство попыталось принять ряд поощрительных и принудительных мер для привлечения в государственные общеобразовательные школы представителей состоятельных классов общества, особенно дворян. Гимназия становилась путем в университет, а университет обещал в перспективе обер-офицерский чин. Для того чтобы закрыть обходные пути к чинам и распространения просвещения среди масс 6 августа 1809 г. был издан указ, составленный при участии М. Сперанского, в котором сказано: «чтобы ни в какой губернии, спустя 5 лет по устроению в округе, к которому она принадлежит, на основании общих правил училищной части, не определять к гражданской должности, требующей юридических и других познаний людей, не окончивших учение в общественном или частном училище» [13]. Смысл этого постановления состоял в том, чтобы к государственной службе допускать только способных и образованных чиновников. Достоинством этой меры было то, что она принудила служивое дворянство учиться, ценить и уважать науку.
После крушения империи Наполеона международный престиж России значительно возрос. Александр I и другие европейские монархи воспользовались победой для реставрации реакционных режимов. 14 сентября 1815 г. Александром I, Францем I и Фридрихом-Вильгельмом Ш, т. е. русским и австрийским императорами и королем Пруссии, был подписан акт о создании Священного союза, одними из целей которого было укрепление прежних феодальных династий, подавление революционных и национально-освободительных движений [5].
С европейской реакцией 1815−1825 гг. был связан внутриполитический курс последнего десятилетия царствования Александра I. Однако следует отметить, что примерно до 1820 г. наряду с проведением некоторых реакционных мер имели место и «уступки духу времени».
В 1815—1819 гг. продолжали разрабатываться планы либеральных преобразований, печать и просвещение еще пока не подвергались тем суровым гонениям, которые начались в последнее пятилетие правления Александра. 15 ноября 1815 г. Александром была подписана конституция Царства Польского, наиболее либеральный программный документ в Европе, а сам Александр объявлен «царем польским». В марте 1818 г. Александр I произнес речь, в которой заявил, что учрежденные в Польше конституционные порядки он намерен «распространить на все страны, моему попечению вве-
История в контексте гуманитарных наук
33
ренные» [2, с. 202]. Эта речь Александра произвела сильное впечатление на умы прогрессивных людей России, внушив им надежды на конституционные намерения царя.
В 1818 г. Александром была поручена министру юстиции Н. Н. Новосильцеву подготовка Государственной Уставной грамоты для России, в которой должны были широко использоваться принципы польской конституции 1815 г. В том же году по поручению императора А. А. Аракчеев подготовил проект отмены крепостного права, в котором он призывал дворян проявить инициативу в освобождении крестьян, но встретил с их стороны упорное сопротивление. Тем более что с поворотом императора Александра I к реакции все эти планы были отложены [10, с. 224].
В эти же годы правительство Александра I проводит ряд реакционных мер, среди которых наиболее жестокой, по нашему мнению, явилось учреждение военных поселений. Не рассматривая подробно особенности жизни и организации военных поселений, скажем лишь, что в них учреждались школы, военные госпитали. Дети военных поселян с 7 лет зачислялись в кантонисты: сначала они учились в школе чтению, письму и счету, военному делу, а с 18 лет переводились в воинские части. Вся жизнь в воинских поселениях была строго регламентирована. Они превратились в худший вид крепостной неволи [1].
Окончательный поворот к реакции произошел после 1820 г. Он являлся ответом на ряд внешних и внутренних событий, которые произвели на Александра I глубокое впечатление. Наблюдательные современники, в первую очередь декабристы, связывали усиление реакционного политического курса с политическими потрясениями 1820 г. в политической Европе. На конгрессе Священного союза осенью 1820 г. он призвал «принять серьезные и действенные меры против пожара, охватившего весь юг Европы, от которого уже огонь разбросан во всех землях». В то же время он получил известие о волнениях в Петербурге в Семеновском полку. Вскоре Александр узнал и о существовании тайного общества декабристов — Союза благоденствия. В 1822 г. последовал рескрипт о запрещении тайных обществ.
Это послужило началом реакционных мер в сфере образования. В 18 211 825 гг. наступление реакционного политического курса обозначилось по всем направлениям- отменялись указы, изданные в начале царствования Александра.
В целях усиления контроля церкви над образованием в 1817 г. создается единое Министерство духовных дел и народного просвещения «дабы христианское благочестие было всегда основанием истинного просвещения». Во главе министерства поставлен А. Н. Голицин [7, с. 176].
В 1824 г. Министерство духовных дел и народного просвещения было реорганизовано в прежнее Министерство народного просвещения, а Голицын уволен с поста министра.
34
КУЛЬТУРА. ДУХОВНОСТЬ. ОБЩЕСТВО
В 1818 г. при Главном правлении училищ был учрежден Ученый комитет, которому было вменено в обязанность рассматривать рекомендуемые для использования в учебных заведениях книги и пособия, давать свое заключение о возможности и целесообразности их применения, анализировать и оценивать предложения по совершенствованию учебного процесса. В инструкции, определявшей деятельность Комитета, особо подчеркивалось: «Главное существенное служение Комитета состоит в том, чтобы народное воспитание, основу и залог благосостояния государственного и частного, посредством лучших учебных книг направить к истинной, высокой цели -водворению в состав общества постоянного и спасительного согласия между верой, ведением и властью» [1].
Содержание образования было пересмотрено в контексте религиозного вероучения. Вместо прежнего начала — «образование народа основывается на свободной науке» — выдвинулось новое — «основать народное образование в духе благочестия». Эго положение является ведущим во всей правительственной политике в области просвещения на протяжении всей второй четверти XIX века.
В соответствии с новыми требованиями реформируется система высшего образования. Ярким свидетельством этого служит инструкция ректору Казанского университета, составленная М. Л. Магницким, которая, по существу, отменила устав университета 1804 г.
Основной целью университета, согласно новым постановлениям, является воспитание религиозных, верноподданных императору граждан.
В 1819 г. в Казанский университет для ревизии был послан М. Н. Магницкий. Он обнаружил в университете «дух вольномыслия и безбожия», уволил более половины профессоров, из библиотеки изъял все книги, отличавшиеся, по его мнению, «вредным направлением». В 1821 г. назначенный попечителем Петербургского учебного округа Д. П. Рунич подверг разгрому столичный университет. Был возбужден судебный процесс против видных профессоров: К. И. Арсеньева, А. И. Галича, К. Ф. Германа. Процесс тянулся до 1827 г. и был прекращен за недоказанностью «преступления». Цензура
беспощадно преследовала всякую свободную мысль, все сочинения, которые по каким-либо причинам оказывались неугодными, хотя формально продолжал действовать цензурный устав 1804 г.
Реакция коснулась и других высших учебных заведений. В 1819 г. Главный педагогический институт в С. -Петербурге был реорганизован в Петербургский университет. Вскоре здесь повторилось то же, что и в Казани. В меньшей степени пострадали Харьковский и Дерптский университеты.
Единственный университет, который избежал разгрома, был Московский. Первоначально это учебное заведение не имело богословского факультета и вообще богословие в нем не преподавалось. В 1819 г. специальным приказом министерства вводится преподавание богословия, причем эти
История в контексте гуманитарных наук
35
лекции должны были посещать студенты всех факультетов. В 1820 г. здесь устанавливается плата за обучение.
Однако Московский университет и в этот период является не только центром передовой русской культуры, но и крупнейшим центром передовой отечественной общественной мысли.
Контрреформирование затронуло и другие типы учебных заведений. В целях ограничения доступа к высшим ступеням образования правительство дает указание, чтобы дети «нежелательных» сословий принимались в гимназии только с особого разрешения министра. Запрещалось также принимать лиц податного сословия в университеты на казенное содержание.
В последующие годы царствования Александра поворот от общегуманных целей образования к узкосословным делается еще решительнее. В 1820 г. был издан устав Дерптского университета, в котором прямо заявлялось, что «круг действия и цели училищ всякого рода сами собой определяются различными классами, на которые человеческое общество разделяется» [12].
Таким образом, период царствования Александра I условно можно разделить на два подпериода. Если первый характеризуется позитивными изменениями в общественно-политической жизни страны (попытки создания стройной, упорядоченной системы государственного управления- учреждение министерств- указ о цензуре 1804 г.- создание государственной системы образования и т. д.), то второй является периодом реакции, отхода от либеральных настроений, что было вызвано целым рядом внешних и внутренних событий. Естественно, ужесточение общественно-политического курса правительства не могло не отразиться и на состоянии системы просвещения.
В целом, можно отметить, что I четверть XIX века — время создания и достаточно интенсивного развития отечественной системы образования, хотя состояние российской школы этого времени скорее изменилась качественно, чем количественно. Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что на протяжении этого и последующих периодов не раз менялась государственная политика в области просвещения, многократно изменялись цели учебных заведений, реорганизовывалась сама система образования, ее ступени, изменялись содержание обучения, сроки. Но именно с этого момента государство берет на себя заботы об устройстве системы образования в России и, следовательно, заботы о просвещении народа.
Список литературы:
1. Балина О. Г. Тенденции развития государственной системы образования в России I половины XIX века: монография. — Сургут: Сургутский государственный педагогический университет, 2010. — 186 с.
2. Бокова В. М. Либерально-конституционные идеи в России начала XIX века. 1801−1812 гг.: дис. … канд. истор. наук. — М., 1990. — 261 с.
3. Валлоттон А. Александр I. — М., 1991. — 398 с.
36
КУЛЬТУРА. ДУХОВНОСТЬ. ОБЩЕСТВО
4. Глинский Б. Б. Царские дети и их наставники / Исторические очерки для юношества Б. Б. Глинского. — репринт. воспроиз. изд. 1912 г. — Курск: МНИЛ «Сеймъ" — Изд. Курского обкома ЦК КПСС, 1991. — 329 с.
5. Заичкин И. А., Почкарев И. И. Русская история от Екатерины Великой до Александра II. — М., 1994. — 404 с.
6. История России с древнейших времен до 1861 г. / под ред. Н. И. Павленко. — М.: Высшая школа, 1996. — 560 с.
7. Князьков С. А., Сербов Н. И. Очерк истории народного образования в России до эпохи реформ Александра II / под ред. С. В. Рождественского. -М.: Польза, 1910. — 240 с.
8. Латышина Д. И. История педагогики. — М.: «Форум" — «Инфра — М», 1998. — 584 с.
9. Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры: в 3 т. — Т. 2. -
Ч. 2. — М.: «Прогресс" — «Культура», 1994. — 496 с.
10. Платонов С. Ф. Полный курс лекций по русской истории. — Ростов-н/Д.: Феникс, 1999. — 572 с.
11. Полянская Л. И. Документы к истории высшего образования в России // «Исторический архив» — 1958. — № 1. — С. 31−38.
12. Соловьев И. М. Русские университеты в их уставах и воспоминаниях современников. — М.: Энергия, 1914. — 206 с.
13. Томсинов В. А. Светило российской бюрократии. — М.: Молодая гвардия, 1991. — 336 с.
ОБОРОНИТЕЛЬНОЕ И НАСТУПАТЕЛЬНОЕ ВООРУЖЕНИЕ РУССКИХ ВОЙСК В XIII ВЕКЕ
© Пеньков С. В. *
Белгородский государственный национальный исследовательский университет, г. Белгород
В статье проводится анализ вооружения русских войск в XIII веке, который в истории России был особенно сложным. С запада надвигались шведы и немцы, ведущие крестовые походы. В такой ситуации военная мощь Руси имела решающее значение. Грамотное и своевременное перевооружение русских войск способствовало успешному противостоянию внешним угрозам.
Ключевые слова история России, вооружение, монголо-татарское иго.
Тринадцатый век в истории России был особенно сложным. На востоке велось противостояние с воинственными монгольскими кочевниками. С за-
Студент.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой