Влияние возникновения христианства на изменение отношения к семье и браку

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия. Атеизм


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Мороз В. Р.
Студентка, кафедра теологии и религиоведения Дальневосточный Государственный Университет
ВЛИЯНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ХРИСТИАНСТВА НА ИЗМЕНЕНИЕ
ОТНОШЕНИЯ К СЕМЬЕ И БРАКУ
Для брачных и семейных отношений на протяжении многих веков актуальной остается проблема положения женщины. Всем известно, что испокон веков положение женщины и мужчины в государстве, обществе, семье сильно отличалось. И, конечно, униженной стороной почти всегда была женщина. Она не имела почти никаких прав, не участвовала в общественной жизни, не работала и полностью зависела от мужа. Естественно, со временем всё изменилось, и сейчас у всех на слуху такие модные выражения как «эмансипация женщин» и «движение феминисток». С одной стороны, это хорошо, что женщины борются за свои права, но с другой стороны, нет ничего хорошего в том, что они фактически меняются местами с мужчинами, беря на себя их прямые обязанности. Понятно, что в борьбе за свои права трудно не «перегнуть палку», но последствия этого могут полностью противоречить благим целям. Небезызвестен тот факт, что в России и в европейских странах сейчас наблюдается резкое снижение народонаселения — демографический кризис. Одна из главных причин этого явления — эмансипация современных женщин, которые больше не хотят просто сидеть дома и рожать детей. Наше высокотехнологичное общество позволяет женщине всё меньше тратить времени на домашние обязанности и строить свою карьеру, заниматься чем угодно без всяких ограничений и не зависеть от мужчин. Конечно, все это можно частично оправдать многовековым угнетением женщин. Тем не менее, в наше время сложилась просто угрожающая ситуация, требующая немедленного и решительного вмешательства. С каждым годом растет количество разводов и абортов, очень популярен стал гражданский брак — штамп в паспорте многие считают пустой формальностью, а тем временем население страны неумолимо
сокращается. Задача нашего доклада состоит в том, чтобы показать, как повлияло возникновение христианства на изменение отношения к женщине в семье и обществе и как следование христианскому идеалу может благотворно отразиться на сложившейся сейчас ситуации.
С давних пор существовало убеждение, что женщина по своей природе слабее и ниже мужчины и потому должна находиться у него в подчинении. Для Античности характерно убеждение в том, что мужчина по природе выше женщины, поэтому он должен властвовать, а она -подчиняться[1, 41]. Греки считали, что женщина должна поступать и вести себя так, чтобы о ней нельзя было сказать ничего ни хорошего, ни дурного[2, 148−149]. У иудеев до сих пор сохранился обычай каждый день в молитве благодарить Бога за то, что он не создал их женщиной [13, 93]. Существует так называемая Яхвистская версия Творения, по которой Человек-мужчина был образован еще до упорядочивания земного хаоса, а женщина была создана самой последней — после растений и животных [10, 99−100]. Согласно христианскому учению, женщина — не новое творение, а восполнение всё того же неполного человеческого существа, и создана после мужа она была только потому, что человеку необходимо было сначала осознать неполноту и необходимость восполнения своего существа [6, 153].
Греки первыми из древних народов начали соблюдать принцип единобрачия, считая полигамию варварским обычаем [2, 139]. Супружество преследовало две цели: общегосударственную (приумножение числа граждан) и частно-семейную (обеспечение непрерывности рода и продолжение наследственных жертвоприношений). Неженатый человек, таким образом, совершал двойное преступление — и по отношению к предкам, и по отношению к обществу. А задача женщины в браке считалась выполненной, когда она рожала несколько сыновей. Римские браки также были моногамными, но помимо законной жены, мужчины иногда имели наложниц. Цели брака у римлян были, в общем, такими же, как у греков. Кровное родство не было препятствием для супружества. Браки
заключались иногда даже между детьми одного отца, если у них были разные матери.
Еврейский народ жил мыслями о будущем- любовь к потомству, желание славы и благоденствия определяли его поведение в настоящем. Поэтому, согласно Моисееву закону, у евреев было сохранено многоженство (если первая жена была бесплодна или малоплодна) [12, 10−12]. Полигамный брак у иудеев был упразднён только в X веке [7, 179−180]. Вообще в иудаизме отсутствует положение о том, что безбрачие ведёт к особой святости.
Христианство исходит из того, что мужчина и женщина составляют две необходимые и равные по своей природе части одного целого: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его- мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1, 27). Поэтому соединение их в браке вполне нормально, равноправно и не может вести к подавлению той или другой половины. И во имя брачного союза разрушаются самые тесные узы семейного родства — кровные узы родителей с детьми. Ибо сказано: «посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одной плотью, так что они уже не двое, но одна плоть» (Мф. 19, 5−6). Брак понимается в христианстве как «соединение двух людей в единое целое, которое совершается самим Богом и является даром красоты и полноты жизни, существенно нужным для совершенствования, для осуществления своего предназначения [3, 9]. Муж становится единым существом, единой «плотью» со своей женой, так же как Сын Божий перестал быть только Самим Собой, то есть Богом, и стал также и человеком, а община принявших Его людей становится Его Телом [5, 11]. «Тайна сия велика- я говорю по отношению ко Христу и к Церкви» (Еф. 5, 32) — вот что сказано о браке в Писании. И поэтому истинно христианский брачный союз является Таинством, освящённым и благословлённым Церковью.
Расторжение брака в Греции было двух видов. Развод по требованию мужа назывался «отсылкой», а по желанию жены — «оставлением». Муж
имел право в любой момент отослать свою жену обратно, и это происходило безо всякого вмешательства государственной власти. В этом случае женщина возвращалась к своему отцу или опекуну, а дети оставались у мужа. Жена, желавшая развода, должна была обратиться к архонту, а он утверждал требуемый ею развод только при представлении письменных доказательств обоснованности требований. Эта формальность являлась очень затруднительной для находящейся в зависимом положении женщины. Кроме того, общественное мнение, как правило, осуждало женщин, добивавшихся развода. Развод мог также состояться по требованию третьего лица. Например, отец имел право развести свою дочь как для того, чтобы взять её обратно в семью, так и для того, чтобы снова выдать её замуж. После смерти отца самый ближайший родственник также мог заставить её покинуть мужа и взять его себе в мужья [4, 39−41]. В Афинах измена жены рассматривалась как вполне достаточный повод для расторжения брака. За измену наказывали только женщин. Римское право различало две формы разводов: расторжение брака по инициативе одной из сторон и по взаимному согласию супругов. Первоначально законной причиной развода считались только измена жены или её неповиновение мужу. Но уже во II в. до н. э. законными поводами к разводу стали считаться любые мелочи [2, 174−175]. Если отец не признавал родившегося ребёнка, его просто выкидывали прочь из дома. В Спарте младенцев, родившихся слабыми или увечными, просто убивали, опасаясь, что они станут обузой для государства. Вместе с тем зачастую греки стремились избавиться и от вполне здоровых детей, в особенности девочек. Ни религия, ни мораль, ни право не осуждали практики детоубийств. Люди, находившие и спасавшие брошенных младенцев, делали их своими рабами [2, 162]. В Риме такая практика называлась «правом жизни и смерти» и существовала вплоть до IV в. н. э. [2, 155−157].
Иудей имел право развестись со своей женой не только по причине нарушения ею супружеской верности (в этом случае женщину побивали
камнями, без суда), но и как только она становилась ему неугодной. Сами жены, думая о многочисленном потомстве, предлагали своим мужьям наложниц [12, 10−12]. Согласно еврейскому закону, мужчина может развестись со своей женой практически по любому поводу, даже, например, если у неё пригорело кушанье. Женщина может инициировать бракоразводную процедуру, но быть официально освобождённой от супружества без согласия мужа она не может. И только в X веке был издан декрет, запрещающий разводиться с женщиной против её воли [11, 142].
Прелюбодеяние, или супружеская измена, является грубым нарушением гармонии семейных отношений и строго наказывается Церковью. Раз брак — это Таинство, то он возможен только между одним мужем и одной женой, а полигамия разрушает высокое значение супружеского союза, поэтому многобрачные отлучались на 4 года [8, 1176- 9, 80], причём различия между супругами не делалось. Ещё одним тяжёлым преступлением против супруга является аборт и пренебрежение младенцем, повлекшее за собой его смерть. За оба случая по 2-му и 33-му правилам св. Василия Великого на женщину налагается епитимия убийцы [8, 972−973- 8, 1085]. О расторжении брака в Писании сказано: «…Моисей, по жестокосердию вашему, позволил вам разводиться с жёнами вашими- а сначала не было так» (Мф. 19, 8). Итак, брак нерасторжим в христианстве, и всякий произвольный развод подвергается строгому суду. Но брак расторгается сам собою, когда существо его разрушено, когда одна из сторон явно оскорбляет его высокое нравственное значение. Развод из-за прелюбодеяния (Мф. 5, 32) есть фактически не развод ещё существующего брака, но просто внешнее, формальное разделение того, что и так уже внутренне разделено прелюбодеянием [6, 166].
Тем самым, вопреки языческим нормам и представлениям, христианство установило совершенно новое отношение к семейным ценностям. Брачный союз приобрел значение Таинства, освященного Церковью и Богом. Привилегия мужчин расторгать брак была упразднена,
причины к разводу были одинаковы для обеих сторон. Назначение женщины перестало ограничиваться рождением потомства. Из слуги мужа, жена превратилась в его верную подругу и помощницу, без которой его жизнь остаётся неполной. Муж — глава жены, но он должен не подавлять её, а, наоборот, оберегать и защищать. Семья, основанная на этих принципах, действительно может стать крепкой основой общества и опорой государства. В связи с многочисленными проблемами современности, следует обратиться именно к христианскому идеалу построения семейных отношений, поскольку многовековой опыт показывает, что именно христианские ценности обладают способностью кардинально преобразовывать общество. Так было с античным и славянским язычеством, так может произойти и сейчас, если мы будем делать все возможное для возрождения и развития нашего исконно русского христианского наследия.
Литература
1. Аристотель. Политика. Афинская полития / Аристотель. — М.: Мысль, 1997. — 458 с.
2. Винничук, Л. Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима / Л. Винничук. — М.: Высш. шк., 1988. — 496 с.
3. Воробьёв, В., прот. Православное учение о браке // Православная беседа. -1996. — № 5. — С. 9−14
4. Гиро, Поль. Быт и нравы древних греков / Поль Гиро. — Смоленск: Русич, 2000. — 620 с.
5. Мейендорф, И., прот. Православие в современном мире / Прот. И. Мейендорф. — М.: Путь, 1997. — 248 с.
6. Надеждин, А. Права и значение женщины в христианстве / А. Надеждин. -М.: Изд-во «Отчий дом», 2000. — 351 с.
7. Пилкингтон, С. М. Иудаизм / С. М. Пилкингтон. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2002. — 400 с.
8. Правила Святых Вселенских Соборов с толкованиями. Ч. 1. Правила Соборов 1−7. — репринтное изд. — Тутаев: «Православное братство святых князей Бориса и Глеба», 2001. — 1438 с.
9. Правила Святых Поместных Соборов с толкованиями. Ч. 2. Правила первых шести Святых Поместных Соборов. — репринтное изд. — Тутаев: «Православное братство святых князей Бориса и Глеба», 2001. — 886 с.
10. Тантлевский, И. Р. Введение в Пятикнижие / И. Р. Тантлевский. — М.: Российск. Гос. гуманит. Ун-т, 2000. — 469 с.
11. Телушкин, Й. Р. Еврейский мир / Й. Р. Телушкин. — М., 1998. — 575 с.
12. Феоктист (Кириленко), (игумен). Пастырское душепопечение о женщинах / Игумен Феоктист (Кириленко). — СПб.: Ладан, 2006. — 80с.
13. Ястребов, Г. Введение в иудаизм / Г. Ястребов. — М.: Библ. -богосл. Институт св. ап. Андрея, 2005. — 148 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой