Влияние творческого наследия К. Н. Леду на архитектурный облик отдельных зданий в Екатеринбурге

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Строительство. Архитектура


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК: 72. 035
СмирновЛ. Н., БарабановА.А.
Влияние творческого наследия К. Н. Леду на архитектурный облик отдельных зданий в Екатеринбурге
Аннотация
Статья посвящена влиянию классицизма в архитектуре, в частности, влиянию творчества великого французского архитектора XVIII в. Клода-Николя Леду, переданного через его учеников и последователей.
Smirnov L. N., Barabanov A. A. INFLUENCE ofthe CREATIVE HERITAGE to ЛЕДУ ON ARCHITECTURAL SHAPE ofSEPARATE BUILDINGS in EKANERINBURG
The article is devoted to influence ofclassicism in architecture, inparticular, to influence of creativity ofthe great French architect ofXVIII century ofC. -N. Ledu transferred through its pupils andfollowers.
Наследие, влияние классицизма, архитектура, творчество К. Н. Леду, композиционные приемы.
В последние годы быстро развивающаяся столица Урала привлекает возможностью реализации интересных идей все больше зарубежных архитекторов. Посещая город, зарубежные зодчие обычно знакомятся с архитектурой Екатеринбурга различных периодов его развития. Они внимательно изучают исторические постройки ХУ1П-Х1Х вв., восхищаются объектами свердловского конструктивизма 1920−1930 гг., знакомятся с современными зданиями, возведенными в 1990-х годах и первом десятилетии XXI в. Своими впечатлениями они делятся с представителями архитектурной общественности города.
Ознакомительные прогулки по городу зарубежных зодчих и специалистов иногда завершаются для них удивительными открытиями. Например, в прошлом году группа французских специалистов, гуляя по Екатеринбургу, обнаружила, что архитектурный облик отдельных зданий несет в себе стилевые черты произведений известного
французского архитектора Клода-Николя Леду (1736−1806 гг.). Особенно их поразила архитектура здания по ул. Московской, 29, решенная, в основном, в неоклассическом стиле. Заинтригованные французские гости обратились к специалистам Уральской государственной архитектурно-художественной академии с вопросами: как и когда на Урале появилось здание, схожее по стилистике с произведениями К. -Н. Леду и кто автор этого объекта?
Влияние классицизма в архитектуре фасадов дома по ул. Московской проявляется довольно ярко. К классическим приемам, осуществленным в проекте этого дома, относятся: П-образная симметричная форма плана, наличие парадного двора, ограждение территории двора нарядной декоративной металлической решеткой с колоннами, увенчанными в верхней части фигурными поясами. В архитектуре фасадов использованы элементы и детали классицизма: большой ордер, наличие портика со сдвоенными колоннами, наличие сдвоенных пилястр и балюстрад. Рустованные колонны и пиляс-
Барабанов
Александр Алексеевич
канд. архитектуры, Заслуженный работник высшей школы РФ, Вице-президент семиотической организации «Пространство»
Смирнов
Леонид Николаевич
канд. архитектуры, профессор, Заслуженный работник высшей школы РФ, членПрав-ления Свердловской организации Союза архитекторов
Рисунок1. Жилой дом наул. Московской, 29 (1938−1946), арх. В. Д. Соколов: а — общий вид завершения входа- б — дворовый фасад (фото А. А. Барабанова).
тры первых двух этажей подчеркнуты цветом и фактурой. В объем карниза большого выноса автор ввел сухарики, а в плоскости фасадов — медальоны и декоративные лепные вставки. Горизонтальная тяга отделяет два нижних этажа здания от трех верхних. Заглубленные полуподвальные помещения подчеркнуты высоким цоколем (рисунок 1). Автором этого здания является известный свердловский архитектор В. Д. Соколов.
Как мог архитектор-конструктивист В. Д. Соколов, проектировавший аскетичные фасады различных по типологии зданий, создать архитектурный облик жилого дома, соответствующего канонам классицистической архитектуры, перекликающейся с формами зданий, созданных в XVIII веке К. -Н. Леду?
История, связанная с сооружением этого жилого дома и личностью зодчего, создавшего его, такова. В 1926 году в Екатеринбург (с 1924 г. — Свердловске) из Ленинграда для проектирования объектов Большого Свердловска — будущей столицы Уральской области — прибыл молодой архитектор Вениамин Дмитриевич Соколов (1889−1954 гг.). Он больше известен екатеринбургским архитекторам и старожилам города, как архитектор-конструктивист. Он — соавтор здания физкультурного комплекса «Динамо», дома-кораблика на мысу городского пруда, автор здания Уральского Геодезического управления, соавтор ансамбля «Городка чекистов», комплекса Дома чекистов (ул. 8-е Марта, 2), парка ЦПКиО и других значимых для города объектов.
С 1936 по 1940 гг. Вениамин Дмитриевич руководил Архитектурной мастерской № 1 Свердловского горисполкома. В эти годы зодчие страны активно осваивали формы классического наследия прошлых лет и пытались проектировать объекты в формах советской неоклассики.
Известно, что Вениамин Дмитриевич с 1909 по 1917 гг. обучался в Петербургской императорской академии художеств, на отделении архитектуры. Весь учебный процесс в академии был основан на принципах преподавания классики, как в архитектурном проектировании, так и в живописи, скульптуре, акварели и рисунке. Параллельно с учебой В. Д. Соколов работал в Петербурге помощником таких видных архитекторов, как Э. Ф. Виррих, Ф. И. Лидваль, П. Ф. Алешин, осваивая основы классики при создании объектов северной столицы. Преподавателями В. Д. Соколова в академии были такие известные мастера живописи, как А. И. Куинджи, В. Е. Маковский, П. А. Брюллов. Скульптуру вел известный в те годы ваятель В. А. Беклемищев, курс акварели преподавал В. А. Косяков. Архитектурные проекты, выполняемые в стиле классицизма, вели известные профессора Л. Н. Бенуа и
A. П. Померанцев.
За время обучения в академии
B. Д. Соколов, видимо, хорошо изучил и произведения К. -Н. Леду. В 1938 г. он обратился к его творчеству, потому что не воспринимал насаждаемую в стране во второй половине 1930-х гг. советскую неоклассику и «красную дорику». Проект жилого здания был заказан В. Д. Соколову в 1938 году администрацией Верх-Исетского металлургического завода, когда зодчий руководил Архитектурно-строительной мастерской № 1 Свердловского горисполкома. В этом же году проект был выполнен, началась его реализация. В штампах рабочих чертежей значилось название объекта: «Жилой дом на 40 квартир и общежитие на 274 места». Здание состояло из трех корпусов: двух секционных с квартирами на 3−4 комнаты и одного блока коридорного типа для малосемейных1.
Этот жилой дом является одним из объектов, формирующих
пространство площади Уральских Коммунаров. Каркас здания был сооружен до 1941 года, но дальнейшему строительству помешала война. В 1943 г. здание было передано крупнейшему на Среднем Урале тресту «Главуралэнерго-строй», после чего продолжились строительство и отделочные работы. По имеющимся документам В. Д. Соколов в эти годы осуществил доработку проектаикурировал отделочные работы2. По сведениям старожилов дома, завершающие работы по дому осуществляли пленные немцы, отличающиеся качеством строительных работ. Видимо, поэтому фасады здания хорошо сохранились и за почти 70 лет оно не требовало серьезного ремонта. Правление Свердловской организации Союза архитекторов в 1946 г. отметило новое здание «как одно из лучших в городе с отличным качеством отделочных работ"3.
В 1951 г. в Екатеринбурге на ул. Первомайской было построено здание общественных бань по про-ектуархитекторовП.И. Лантратова и В. И. Хмуренко (рисунок 2). Некоторые из исследователей сравнивают архитектуру и пропорции этого здания с древнегреческим храмом в Пестуме. Тот, кто знаком с творчеством К. -Н. Леду, сразу скажет о сходстве главного фасада бань на ул. Первомайской с главным фасадом особняка мадемуазель Гимар, построенного как «Храм Терпсихоры» в 1772 г. по проекту К. -Н. Леду в Париже на Шоссе д’Антенн для известной в то время танцовщицы. Ионическая колоннада, помещенная «на просвет» в сферическом своде при входе в особняк, служила антропоморфно-«женским» обрамлением большого барельефа 22 фута длиной и 4 фута высотой, выполненного королевским скульптором Лекомтом по рисунку К. -Н. Леду, представлявшему «Кортеж Терпсихоры» — Музы танца (рисунок 3).
Кстати, история строительства бань на ул. Первомайской, по словам ныне покойного архитектора
В. И. Смирнова, была непростой, так как вначале здание должно было стать «оболочкой» крематория, поскольку строилось по соседству с кладбищем. Видимо,
1 Музей истории архитектуры и промышленной техники Урала. УралГАХАф. 5, оп. 1, ед. хр. 54, 54/11.
2МузейУралГАХА, ф. 3, оп. 1, ед. хр. 22/18.
лишь победа здравого смысла изменила функциональное назначение здания, но оставила явный композиционно-пластический и смысловой след от первоначальной идеи: на главном фасаде высятся три мощные дорические колонны, средняя из которых перекрывала движение по оси, как бы говоря о том, что «выхода нет». Эпическая монументальность фасада этого здания, пропорции целого и частей, пластическая проработка сближают его с некоторыми монументальными аналогами из творчества К. -Н. Леду, помимо указанного выше особняка мадемуазель Гимар: Парижская застава Конферанс (1789), Соляной склад в Компьене (1770-е гг.), Входной павильон в Королевские Солеварни идеального города Шо (1770-е гг.), в которых наглядно проявился «эпический стиль» К. -Н. Леду (рисунки 4 а, б, в)
Рисунок2. Бани наул. Первомайская (1951), арх. П. И. Лантратов. Общий вид главного фасада (фото Б. Б. Полякова).
Рисунок 3. Леду К.- Н. Проект особняка Мадемуазель Гимар в Париже. Фасад (1772), гравюра из книги: Рабро Д. «Клод-Николя Леду (1736−1806). Архитектура и летопись времени» (под ред. А. А. Барабанова). Екатеринбург: Архитектон, 2006. Илл. 43.
Рисунок 5. Декоративная отделка жилых зданий на проспекте Ленина, 58и62с «цитатами» из творчества К, — Н. Леду (арх. Грушенко, 1935−1940-е гг.): а -Фрагмент здания № 58, б — Общий вид здания № 62 (фото Б. Б. Полякова и А. А. Барабанова).
Рисунок 4. Эпическая трактовка входов в творчестве К. -Н. Леду: а — Парижская застава Конферанс (1789), фотография А. Гувьо, ок. 1859 г. из книги: Даниэль Рабро «Клод-Николя Леду (1736−1806). Архитектура и летопись времени» (под ред. А. А. Барабанова). Екатеринбург: Архитектон, 2006. Илл. 218- б — Фасад соляного амбара в Компьене (1770-е гг.), гравюра из книги: Рабро Д. «Клод-Николя Леду (1736−1806). Архитектура и летопись времени» (под ред. А. А. Барабанова). Екатеринбург: Архитектон, 2006. Илл. 131- в — Входной павильон в Королевские Солеварни идеального города Шо (1770-е гг.)
(фото А. А. Барабанова).
Некоторые композиционные и пластические приемы архитектурно-декоративной обработки фасадов жилых зданий, близкие по характеру к приемам К. -Н. Леду, мы видим в Екатеринбурге также в двух жилых зданиях по адресу: проспект Ленина, 58 и 62 (рисунки 5 а, б). Пышные коринфские колонны, украшающие фасады этих зданий, служат своеобразными «рамами» для обрамления оконных проемов полуколоннами, фусты которых обработаны прямоугольными плитами, а сандрики
— замковыми камнями «а-ля Леду». Эти здания были построены по проектам архитектора И. А. Грушенко в 1935—1940-х гг.
Рисунок 6. Архитектурные «цитаты» из творчества К. -Н. Леду в обработке входов в здание науглу пр. Ленина, 46 и ул. Тургенева (фото А. А. Барабанова).
Пластическая трактовка обрамлений фасадов и, в особенности, входов в магазины первого этажа другого неоклассического здания на проспекте Ленина, 46 на углу с ул. Красноармейской, также роднит монументальную архитектуру этого здания с творчеством К. -Н. Леду (рисунок 6).
Когда известный исследователь, директор Парижского Центра Леду, профессор Первого Парижского Университета Пантеон-Сорбон-на, искусствовед Даниэль Рабро приезжал в Екатеринбург в 2004 и 2006 гг., он отмечал целый ряд зданий неоклассического периода, несущих на себе «печать» Леду. Это в т. ч. и здание городской администрации
3ГАСО. Отдел Советское, ф. 2682, оп. 2. ед. 37.
4К, — Н. Леду «Архитектура, рассмотренная в отношении кискусству, нравам и законодательству» (под ред. А. А. Барабанова). Екатеринбург: Канон-Архитектон, 2003. С. 84.
Рисунок7. Серлиана главного входа в здание Мэрии г. Екатеринбурга (1947- 1954), арх. Г. А. Голубев, М. В. Рейшер (фотоА. А. Барабанова).
— мэрия, особенно ее главный вход-серлиана, который является одним из излюбленных и часто встречающихся у К. -Н. Леду архитектурных приемов. Вход в здание украшен серлианой со скульптурными барельефами рабочих и уводящей в перспективу монументальной росписью в технике сграффито (рисунок 7).
Дворец культуры металлургов на ВИЗе, построенный в 1957 г. по проекту архитектора В. В. Емельянова, с входом-серлианой и встречающими посетителей двумя коринфскими портиками-ризалитами, своей эпической монументальностью и архитектурно-художественной обработкой объемов также выдает «источник вдохновения» — творчество К. -Н. Леду, которым эти приемы частоиспользовались (рисунок8).
Влияние творчества К. -Н. Леду на архитектуру Екатеринбурга не исчерпывается лишь ее неоклассическим периодом. Даже известные архитекторы-конструктивисты, такие как Е. П. Валенков и Е. Н. Коротков, также в своем творчестве черпали вдохновение у К. -Н. Леду, не стесняясь его цитировать. В композиции построенных ими в 1931—1936 гг. жилых комплексов «ЕоспромУрал» по адресу проспект Ленина 52 и 54, можно сразу узнать очертания плана комплекса зданий Еенеральной Фермы для королевских откупщиков, проект которого был разработан К. -Н. Леду в 1770—1780-х гг. (рисунки 9 а, б). Но, чтобы не оставалось сомнений, у кого архитекторы-конструктивисты взяли «цитаты», две секции их жилого комплекса, выходящие торцами на проспект Ленина, опираются на колонны, фусты ко-
Рисунок 8. Архитектурно-художественные приемы решения входов в творчестве К. -Н. Леду и архитекторов Екатеринбурга: а — Гравюры парижских застав К. -Н. Леду из книги: Даниэль Рабро «Клод-Николя Леду (1736−1806). Архитектура и летопись времени» (под ред. А. А. Барабанова). Екатеринбург: Архитектон, 2006. Илл. 267- б-Дворец культуры металлургов ВИЗа (1957), арх. В. В. Емельянов (фотоА. А. Барабанова).
торых были обработаны квадратными в плане плитами. Эта цитата из «хрестоматии» творчества К. -Н. Леду уже стала его своеобразным пластическим «автографом», по которому можно сразу установить «первоисточник» (рисунок 10 а, б). Даже хронологически близкий архитектурный объект эпохи конструктивизма — водонапорная башня соцгородка УЗТМ, так называемая «Белая Башня», построенная в 1929 г. по проекту архитектора М. В. Рей-шера, тоже имеет близкий по дерзости архитектурно-композиционного решения аналог в творчестве К. -Н. Леду. Это Дом директоров источника Лу, — неосуществленный проект, опубликованный, как и многие другие, в первом томе пятитомной серии книг, объединенных общим названием — «Архитектура, рассмотренная в отношении к искусству, нравам и законодательству», вышедшей из печати в Париже в 1804 г. и посвященной автором Императору Александру I4 (рисунки 11 а, б).
В Екатеринбурге есть жемчужина эпохи александровского классицизма — дворец Харитонова-Расторгуева (рисунок 12), авторство которого порой необоснованно при-писываетсяуральскому архитектору М. П. Малахову5. Сравнивая с этим подлинным произведением искусства другие постройки М. П. Малахова, можно поставить вопрос: если стро-
Рисунок 9. Ледолианские идеи в планировке жилого комплекса «Госпром-Урал» архитекторов-конструктивистов Г. П. Валенкова и Е. Н. Короткова: а — К. -Н. Леду. Проект комплекса зданий Генеральной фермы королевских откупщиков, план (1770−1780-е гг.). Гравюра из книги: Architecture de С. N. Ledoux, Paris, 1847. Илл. 96 (коллекция Центра Леду в Париже) — б — Общий виджилого комплекса «Госпром-Урал», 1938 г. (фотоА.А. Барабанова).
Рисунок 10. Влияниеледолианских идей пластической обработки архитектурных форм в творчестве архитекто-ров-конструктивистов Г. П. Валенкова иЕ.Н. Короткова: а — Жилой комплекс «ГоспромУрал», фрагмент опирания торцевого фасада (фото А. А. Барабанова) — б — Фасад Дома Директора Королевских Солеварен, построенного в 1770-е гг. по проекту К. -Н. Леду (фото А. А. Барабанова).
Рисунок 11. Образно-пластическое решение темы «Архитектура и вода» в творчестве М. В. Рейшера (а — водонапорная башня СоцгородкаУЗТМ, 1929), (фото Б. Б. Полякова) и втворчестве К. -Н. Леду (б — Дом Директоров источ-никаЛу), гравюра из книги: Клод-Нико-ля Леду «Архитектура, рассмотренная в отношении к искусству, нравам и законодательству» (под ред. А. А. Барабанова). Екатеринбург: Канон-Архитек-тон, 2003. С. 84.
Рисунок 12. Дворец Харитонова-Расторгуева, общий вид (1815−1823), арх. Том-мазо Адамини (фото А. А. Барабанова).
ительство дворца было закончено к 1820−1823 гг., то куда в последующих многочисленных ответственных архитектурных работах М. П. Малахова, выполненных для важных персон, исчезли «столичная» утонченность, изысканные пропорции и, наконец, просто особая красота, присущая именно ему? Если сравнить, к примеру, дома Горного Начальника, Главного Лесничего и другие архитектурные постройки М. П. Малахова, осуществленные им в 1830—1840-е гг., то, при всем уважении к архитектору, следует признать, что они сильно проигрывают в «столичности», изысканных пропорциях и особой красоте дворцу Харитонова-Расторгуева. Юго-восточная часть последнего с домовой церковью действительно сильно отличается от его юго-западной части и вполне могла быть пристроена во второй половине 1820-х гг. М. П. Малаховым. Но это предположения, гипотезы, основанные на сравнительном анализе творчества нашего великого земляка-архитектора. А где же истина? Она заключается в том, что главным автором дворца Харитонова-Расторгуева являлся Томмазо Адамини — «правая рука» учеников и последователей К. -Н. Леду, известных в России: французского архитектора Жана-Франсуа Тома де Томона, итальянцев Джакомо Кваренги и Карло Росси. Он — уроженец провинции Тиччино в Швейцарии, вместе со своим племянником Антонио и сыновьями Доменико и Леоне работавший в северной российской столице, набиравшийся мастерства в архитектуре как искусстве у учеников и последователей Леду. (Весь «клан» Адамини — сначала тесальщики камня, ставшие известными архитекторами, тоже,
кстати, происходит из итальянской провинции Тиччино в Швейцарии, как и Ж.- Ф. Тома де Томон и Карло Росси!) Свое высокое архитектурное мастерство Томмазо Адамини проявил, помимо Екатеринбурга, при проектировании и строительстве ряда губернаторских дворцов в европейской части России: Липецке, Тамбове, Козлове, Воронеже, а также построил Монумент в честь Бородинского сражения на дороге в Смоленск. Он же соорудил монументы в Бородино, Смоленске и Ковно. Эту информацию можно найти в книге известного итальянского исследователя Этторе Ло Гатто «Итальянские мастера искусства в России. Архитекторы в Москве и в провинции», том 1, выпущенной из печати на итальянском языке Миланским издательством ЫВШ ЗСНЕШ^ЬЕК в 1990 г. 6 Сыновья Томмазо Адамини стали в XIX в. известными архитекторами: Леоне вместе с братом Доменико построили католический собор Св. Иоанна Крестителя в Царском Селе, целый ряд архитектурных шедевров в С. -Петербурге. Леоне был архитектором г. Павловска. Антонио Адамини, будучи младшим архитектором и одним из главных помощников французского архитектора Огюста Рикара Монферрана, руководил изготовлением и установкой 48 монолитных колонн Исаакиевского собора, а также знаменитой Александровской колонны на Дворцовой площади С. -Петербурга.
Заключение
Таким образом, в Екатеринбурге есть следы влияния творчества великого французского архитектора XVIII в. Клода-Николя Леду, переданного через его учеников и последователей. И этим можно и нужно гордиться.
4 К, — Н. Леду «Архитектура, рассмотренная в отношении к искусству, нравам и законодательству» (под ред. А. А. Барабанова). Екатеринбург: Канон-Архитектон, 2003. С. 84.
5 Раскин А. М. Классицизм в памятниках архитектуры Свердловской области. Екатеринбург: Независимый Институт истории материальной культуры, 2007. С. 28.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой