Способы разграничения сложных слов и словосочетаний английского языка

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 111
Е. А. Градалева
СПОСОБЫ РАЗГРАНИЧЕНИЯ СЛОЖНЫХ СЛОВ И СЛОВОСОЧЕТАНИЙ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА
Рассматриваются способы выделения сложных слов в английском языке. Исследуются понятия «грамматическая цельнооформленность» и «семантическая цельность» лексического объединения. Рассматриваются такие критерии разграничения сложных слов и словосочетаний, как фонетический, орфографический, морфологический, синтаксический и семантический. Представлено практическое применение каждого из них. Приведены примеры наиболее оптимального использования описанных критериев.
Ключевые слова: сложное слово, словосочетание, цельнооформленность, семантическая цельность, лексическая единица, словообразование.
Интерес к проблемам слова, критериям его идентификации, вопросам его семантической и грамматической организации отличает отечественное языкознание на протяжении всей его истории [1−4]. При анализе лексики английского языка нередко возникает проблема идентификации сложного слова. Так как многие сложные слова произошли от словосочетаний и некоторые сохранили раздельное написание, очень трудно отличить сложное слово от словосочетания. Данная проблема основана на том, что в английском языке нет четкого противопоставления основа — слово, и именные основы слова (компоненты сложных слов) могут совпадать с существительными (членами словосочетания).
И. В. Арнольд определяет сложное слово как слово, состоящее минимум из двух основ, которые могут встречаться в языке в качестве свободных форм, но в составе сложного слова приобретают единое значение и структурную целостность и, таким образом, функционируют в предложении как отдельная лексическая единица [1, с. 108]. По мнению О. Д. Мешкова, сложное слово — это лексическая единица, образованная из двух или более основ путем сложения и выделяемая в потоке речи на основании своей цельнооформленности [2, с. 176].
Термин «цельнооформленность» был введен А. И. Смирницким. Хотя точного определения не дано, из работы ясно, что речь идет о грамматической цельнооформленности. Помимо грамматической цельнооформленности он выделяет и семантическую цельность. Однако, как он отмечает, семантическая цельность не может выступать в качестве самостоятельного критерия, поскольку она сама является результатом грамматической цельнооформленности, а следовательно, существует там, где имеется единое грамматическое оформление для всего образования [3, с. 118]. В итоге при идентификации сложного слова А. И. Смирницкий предлагает обращать внимание на семантическую и грамматическую цельность в совокупности.
Р. Г. Маковей считает, что цельнооформленность сложного слова выражена в стирании грамматического значения левого компонента, в фиксированном порядке составляющих (его изменение приведет к потере значения сложного слова), в наличии одного главного ударения, морфонологиче-ских особенностях и специфике написания (слитно или через дефис) [5, с. 15].
О. Д. Мешков выделяет внутренние и внешние признаки цельнооформленности. К внутренним он относит фонетические, морфологические и орфографические признаки, а к внешним — синтаксические [2, с. 177]. Данное разделение можно объяснить тем, что внутренние признаки позволяют судить о цельнооформленности отдельно взятой лексической единицы, а внешние — о цельнооформ-ленности единицы в речи.
О подобных признаках сложного слова говорят и зарубежные исследователи. Они указывают на синтаксическую и семантическую цельность сложного слова, наличие единого ударения, а также особое внимание уделяют главной роли правого компонента (называемого словом head) [6, c. 6]. Семантические и синтаксические характеристики сложного слова полностью зависят от правого компонента. Если, например, он обозначает женский род, то и все сложное слово будет относиться к женскому роду (head waitress), если это глагол, то и все сложное слово будет глаголом (deep-fry) [7, c. 173]. Таким образом, сложное слово — это слово, состоящее из двух основ, сочетание которых приобретает морфосинтаксические черты правой основы [6, с. 5]. Данное утверждение имеет силу также и в том случае, когда английские лексические единицы заимствуются немецким языком, включаясь при этом в состав гибридного новообразования. Причем чаще всего они употребляются в качестве первого, определяющего компонента, что, по мнению Х. А. Шайхутдиновой, отражает преимущественно дифференцирующий характер англо-американских заимствований в концептуальной модели немецкого языка. В этом случае род сложного существительного определяется
Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2015. 10 (163)
по второму, немецкоязычному компоненту [8, с. 119].
В целом можно выделить пять основных критериев разграничения сложного слова и словосочетания: фонетический, орфографический, морфологический, синтаксический и семантический. Рассмотрим, что именно лежит в основе каждого критерия, выделяемого исследователями, и какие трудности возникают при их использовании для идентификации сложного слова.
Фонетический критерий основан на наличии объединяющего ударения на первом компоненте сложного слова (например, horse bean ['-ho: sbi: n]) и существовании ударения на правом компоненте или равных ударений на каждом составляющем словосочетания (например, wild animal [waild '-?nim (a)l]). Однако, как отмечает А. И. Смирниц-кий, отсутствие объединяющего ударения не является безусловным признаком отсутствия цельно-оформленности [3, с. 119]. По словам О. Д. Мешкова, фонетический критерий можно применять лишь к сложным словам, зафиксированным в словарях, которые информируют нас о характере ударения в слове. Поскольку современный язык постоянно пополняется новыми словами, которые еще не успели войти в состав словарей, применение только фонетического критерия становится невозможным [2, с. 178]. И. Плаг акцентирует внимание на том, что фонетический критерий не всегда является действенным из-за имеющихся исключений (например, scholar-activist, may flowers — сложные слова, имеющие ударение на втором компоненте) [7, c. 173]. Существует и мнение о том, что ударение на втором компоненте в сложных словах является такой же нормой, как и наличие ударения на первом. Для идентификации словосочетаний следует помнить, что они никогда не имеют ударения на первом слове [9, с. 184].
Орфографический критерий заключается в характере написания слова. Написание слитно или через дефис говорит о том, что перед нами сложное слово: например, horsemint, mule-fat. Однако в английском языке сложные существительные могут писаться и раздельно, что усложняет процесс идентификации сложного слова. Кроме того, ряд лексических единиц в разных источниках может быть представлен по-разному. По мнению авторов, если хотя бы в одном издании слово написано слитно или через дефис, то оно является сложным словом. Если единица имеет раздельное написание, следует обратиться к другим критериям. Трудностей с идентификацией сложных глаголов и прилагательных не возникает, так как они никогда не пишутся раздельно.
Морфологический критерий состоит в том, что в сложных словах объединяются морфологически
неоформленные основы. В качестве примера можно привести установление цельнооформленности слова типа pony-mad (teenagers), в котором в первом компоненте выступает основа, а не слово (иначе первый компонент был бы во множественном числе).
В английском языке существуют образования типа stone wall, speech sound, которые находятся на границе между словосочетаниями (с прилагательными-определениями) и сложными словами (с основами существительных в качестве определяющих компонентов). Исследователи затрудняются точно ответить на вопрос, чем же именно являются первые компоненты. Если это действительно основы существительных, то данные образования -сложные слова (такого рода сочетания подробно рассматриваются в работе Е. В. Рыжкиной [10]).
Для подобных случаев предложены различные методы определения статуса первого компонента. По словам А. И. Смирницкого, первый компонент сочетания можно считать прилагательным, а образование можно назвать словосочетанием, если:
1) перед сочетанием можно поставить наречие типа very, purely, wonderfully (возможно сказать a very wet day, но невозможно — a very small talk) —
2) к сочетанию можно добавить прилагательное и между ним и первым компонентом поставить союз and (расширим единицу red admiral, обозначающую насекомое, получим бессмысленное сочетание white and red admiral, а добавим прилагательное к единице sunny day, получим логичное высказывание warm and sunny day) —
3) первый компонент можно изменять по степеням сравнения (wetter day, но не smaller talk) [3, с. 114−125].
В своем исследовании И. В. Арнольд анализирует действенность приема дополнения наречиями. Сначала она сравнивает словосочетание black bird и сложное слово blackbird. В первом случае можно подставить наречие very, и сочетание не потеряет смысла, а во втором нельзя. Казалось бы, действительно, данный метод помогает выявить сложное слово. Но когда дело доходит до разграничения сложных слов и устойчивых словосочетаний, исследовательница приходит к выводу о том, что он не работает. Например, перед словосочетаниями black market и black list (of persons under suspicion) так же, как и в случае со сложными словами, невозможно поставить наречие very. Наличие семантической цельности в данных сочетаниях дает нам право предположить, что они являются сложными словами. Однако по фонетическому критерию их относят к устойчивым словосочетаниям [1, с. 115].
Синтаксический критерий заключается в том, чтобы определить, принадлежит ли объединение
общепринятому набору допустимых словосочетаний. Если совокупность лексических единиц выходит за рамки этого набора, то это сложное слово. О. Д. Мешков приводит следующую аксиому: «всякая фактически наблюдаемая в речи последовательность лексических единиц, не отвечающая нормам словосочетания в данном языке, есть сложное слово, но не всякая последовательность, отвечающая нормам словосочетания, не есть сложное слово» [2, с. 181]. В данном случае можно вспомнить о существовании ряда сложных слов со структурой «прилагательное + существительное», которая обычно свойственна словосочетаниям.
Хотя существуют неоднозначные сочетания, приводящие к применению других критериев разграничения сложного слова и словосочетания, в некоторых случаях синтаксический критерий действует максимально точно. Так, объединение герундия и существительного не может быть словосочетанием. Следовательно, единицы типа sleeping bag, running track являются сложными словами. Сочетания причастия второго и существительного (например, broken-decker) также представляют только сложные слова, в то время как комбинация причастия первого и существительного может быть словосочетанием (например, freezing compartment). Но если сочетания такого типа имеют слитное или дефисное написание, то они считаются сложными словами (например, sitting-room). Достаточно трудно определить, является ли первый компонент герундием или причастием первым. Для их разграничения необходимо совершить следующие трансформации: freezing compartment ^ compartment freezes (трансформация возможна, а значит, это причастие первое и существительное, что представляет собой словосочетание), sleeping bag ^ bag sleeps (полученный вариант не логичен, таким образом, это объединение герундия и существительного, которое может быть только сложным словом).
Еще одним синтаксическим признаком цельно-оформленности является отсутствие служебных элементов в сложном слове. Но, по словам О. Д. Мешкова, этот критерий исключается при анализе фразовых сложений типа pie-in-the-sky, man-of-war [2, с. 181]. Такие единицы С. Г. Тер-Минасова и А. С. Микоян называют термином string compounds [11, с. 71], а И. В. Арнольд — термином quotation compounds [1, с. 122].
Семантический критерий основан на цельности значения сложного слова. Как отмечают Р. С. Гинзбург, С. С. Хидекель, Г. Ю. Князева и А. А. Сан-кин, значение сложного слова представляет собой слияние лексических значений его компонентов [12, с. 143]. Например, сочетание horse parlor характеризуется семантической цельностью, свойст-
венной сложным словам, поскольку его значение можно соотнести со значением его частей, но нельзя просто вывести из этих частей. Данная единица обозначает не помещение для лошадей, а помещение, где делают ставки на лошадей, участвующих в скачках.
Но семантический критерий действует не во всех случаях. Существуют устойчивые словосочетания, имеющие такую же цельность значения, как и сложные слова. Об этом говорит как И. Плаг [7, c. 173], так и Г. Б. Антрушина, О. В. Афанасьева и Н. Н. Морозова, которые подчеркивают, что один семантический критерий не может говорить о статусе единицы, поскольку фразеологические единицы, как и сложные слова, передают единую идею и некоторые из них характеризуются высокой степенью семантической цельности [13, с. 112].
По мнению А. И. Смирницкого, следует различать смысловую цельность, основанную на цель-нооформленности (присущую сложным словам) и смысловую цельность, основанную на идиома-тичности (свойственную устойчивым словосочетаниям) [3, с. 35]. Исследователь не дает определения данных понятий (только приводит пример сочетания best man, которое является словосочетанием и никак не сложным словом), поэтому вопрос об их разграничении до сих пор остается открытым. О сложности разграничения идиоматичных сложных слов и устойчивых словосочетаний из-за сходства их семантических качеств пишет И. В. Арнольд [1, с. 114]. Таким образом, семантический критерий никак не может быть единственным средством определения статуса лексической единицы.
Несостоятельность семантического критерия, как и фонетического, описана в работе Compounding and Lexicalism (H. J. Giegerich), в которой автор приходит к выводу о том, что наиболее достоверным при идентификации сложных слов является синтаксический критерий [9].
Практический опыт применения перечисленных критериев для разграничения сложных слов и словосочетаний (см. работы [14−16]) приводит к выводу о том, что наиболее часто является возможным и рациональным использование трех наиболее подходящих критериев. С. Гринбаум также предлагает оперировать именно тремя критериями. Однако, по его мнению, во всех случаях это должны быть семантический, орфографический и фонетический критерии [17]. Авторы данной статьи считают, что достоверную идентификацию сложного слова позволяет осуществить употребление любых трех из пяти рассмотренных критериев, выбор которых зависит от конкретной языковой ситуации. Так, например, последовательность towel horse есть сложное слово по фонетическому
Вестник ТГПУ (TSPUBulletin). 2015. 10 (1б3)
(объединяющее ударение на первом компоненте), морфологическому (первый компонент — основа существительного) и семантическому критериям. Единицы horse opera и horse sense относятся к сложным словам, так как первый компонент является не словоформой, а основой существительного (иначе была бы форма horse'-s). На такой цельнооформленности основана и цельность семантики. Кроме того, объединяющее ударение на первом компоненте в сочетании horse sense является признаком сложного слова.
Сочетания pony car и colt team находятся на границе сложных слов и словосочетаний. По фонетическому критерию они могли бы относиться к словосочетаниям, так как не имеют объединяющего ударения. По семантическому критерию приближаются к сложным словам: обладают семантической цельностью, а значения первых компонентов (pony и colt) во многом влияют на значение сочетаний в целом, наделяя их признаками размера и возраста. Но вопрос состоит в том, основана ли эта смысловая цельность на цельнооформленности (как в сложных словах) или на идиоматичности (как в словосочетаниях). Для того чтобы это выяснить, необходимо определить, является ли первый компонент основой существительного или прилагательным. Однозначно ответить на этот вопрос невозможно, поскольку данные образования сближаются с сочетаниями stone wall, speech sound, о которых говорили ранее.
Для определения статуса сочетаний типа pony car и colt team можно воспользоваться методом идентификации сложного слова, описанным в работе Understanding Morphology [18, с. 195]. Авторы предлагают помещать предполагаемое сложное слово в контекст со словосочетанием, имеющим
такой же правый компонент. Далее правый компонент так называемого сложного слова исключается из предложения. Если смысл всего предложения сохраняется, то это было словосочетание. Однако если предложение становится бессмысленным, это было сложное слово, часть которого никак не может быть удалена. Например, если мы уберем слово cars из словосочетания small cars в предложении Small cars and big cars are parked near the house, то получим предложение Small and big cars are parked near the house, которое передает абсолютно такую же мысль. Но если исключить слово cars из предложения Pony cars and big cars are parked near the house, получится бессмысленное высказывание Pony and big cars are parked near the house. Следовательно, объединение pony car, скорее всего, является сложным словом.
Итак, ни один из пяти критериев (фонетический, орфографический, морфологический, синтаксический и семантический) не позволяет четко разграничить сложные слова и словосочетания английского языка. Не следует полагаться только на один из них, нужно использовать несколько подходящих в конкретной ситуации критериев (оптимальным мыслится употребление трех). Только таким образом могут быть получены наиболее достоверные результаты. В то же время важно помнить о том, что существуют такие сочетания, которые располагаются на границе сложного слова и словосочетания. Скорее всего, они находятся на стадии перехода из словосочетания в сложное слово. По отношению к таким единицам у исследователей всегда будут возникать спорные мнения, так как ни один из критериев не сможет показать, является ли это объединение сложным словом или словосочетанием.
Список литературы
1. Арнольд И. В. Лексикология современного английского языка. М.: Высш. школа, 1986. 295 с.
2. Мешков О. Д. Словообразование современного английского языка. М.: Наука, 1976. 245 с.
3. Смирницкий А. И. Лексикология английского языка. М.: Изд-во литературы на иностранных языках, 1956. 260 с.
4. Вышкин Е. Г. Перекличка эпох: опыт сопоставления обращения к проблемам лексической семантики в истории отечественного языкознания // Язык и речь в синхронии и диахронии: материалы пятой Международной научной конференции, посвященной памяти проф. П. В. Чеснокова. Таганрог: Изд-во Таганрогского института им. А. П. Чехова, 2014. С. 181−182.
5. Маковей Р. Г. Соотношение сложного слова и словосочетания // Вестник Харьковского национального автомобильно-дорожного университета, 2009. № 45. С. 14−18.
6. Cross-Disciplinary Issues in Compounding / edited by Sergio Scalise & amp- Irene Vogel. Amsterdam: Benjamins, 2010. 382 p.
7. Plag Ingo. Word-formation in English. Cambridge: Cambridge University Press, 2003. 264 p.
8. Шайхутдинова Х. А. Гибридные неологизмы и их роль в обогащении лексического состава немецкого языка // Традиции и инновации в строительстве и архитектуре: материалы 71-й Всероссийской научно-технической конференции по итогам НИР 2013 года. Самара, 2014. С. 118−119.
9. Giegerich H. J. Compounding and Lexicalism // The Oxford Handbook of Compounding, eds. Lieber, Rochelle & amp- Pavol Stekauer. Oxford: Oxford University Press, 2011. P. 178−200.
10. Рыжкина Е. В. «Проблема stone wall» в неологическом описании // Вестник Московского государственного лингвистического университета. 2011. № 627. С. 71−81.
11. Микоян А. С., Тер-Минасова С. Г. Малый синтаксис как средство разграничения стилей. М.: МГУ, 1982. 214 с.
12. Гинзбург Р. З., Хидекель С. С., Князева Г. Ю., Санкин А. А. Лексикология английского языка. М.: Высш. школа, 1979. 269 с.
13. Антрушина Г. Б., Афанасьева О. В., Морозова Н. Н. Лексикология английского языка. М.: Дрофа, 1999. 288 с.
14. Иванова Е. А. Механизмы актуализации концепта horse в британской лингвокультуре: дис. … канд. филол. наук. Самара, 2010. 242 с.
15. Градалева Е. А. Адъективные и глагольные словосочетания с элементами ассоциативно-семантического поля «horse» (на материале художественных произведений XVIII—XX вв.еков) // Вестн. Кемеровского гос. ун-та, 2014. № 3−4. С. 151−155.
16. Градалева Е. А. Семантика сложных слов с компонентами «home» и «house» // Перспективы развития науки и образования: сборник научных трудов по материалам Междунар. науч. -практ. конф. М.: Ар-Консалт, 2015. С. 83−86.
17. Greenbaum S. The Oxford English Grammar. Oxford: Oxford University Press, 1996. 668 p.
18. Haspelmath M., Sims A. D. Understanding Morphology. 2nd edition. N.Y.: Routledge, 2013. 383 p.
Градалева Е. А., кандидат филологических наук, доцент.
Самарский государственный архитектурно-строительный университет.
Ул. Молодогвардейская, 194, Самара, Россия, 443 001. E-mail: katerina-888@bk. ru
Материал поступил в редакцию 12. 01. 2015.
E. A. Gradaleva
METHODS OF DIFFERENTIATING COMPOUNDS FROM PHRASES IN THE ENGLISH LANGUAGE
The article is focused on the methods of compounds'- distinguishing in the English language. The notions of grammatical continuity and semantic integrity of a lexical combination are analysed. Various criteria of differentiating compounds from phrases are observed: phonetic, orthographic, morphologic, syntactic and semantic. Special emphasis in laid on the practical application of each criterion. It is shown that none of them can be used alone for making precise differentiation between compounds and phrases. Each of them should be supported by approximately two other criteria. Therefore, the author gives examples of the most effective ways of using the methods described in the article.
Key words: compound, phrase, grammatical continuity, semantic integrity, lexical unit, word-building.
References
1. Arnol'-d I. V. Leksikologiya sovremennogo angliyskogo yazyka [Lexicology of the modern English language]. Moscow, Vyssh. shk. Publ., 1986. 295 p.
2. Meshkov O. D. Slovoobrazovaniye sovremennogo angliyskogo yazyka [Word-building of the modern English language]. Moscow, Nauka Publ., 1976. 245 p. (in Russian).
3. Smirnitskiy A. I. Leksikologiya angliyskogo yazyka [English lexicology]. Moscow, Izd-vo literatury na in-kh yaz-kh Publ., 1956. 260 p. (in Russian).
4. Vyshkin E. G. Pereklichka epokh: Opyt sopostavleniya obrashcheniya k problemam leksicheskoy semantiki v istorii otechestvennogo yazykoznaniya [Correlation of epochs: experience in comparing the views on the problems of lexical semantics in the history of Russian linguistics]. Yazyk i rech'- v sinkhronii i diakhronii: materialy pyatoy Mezhdunarodnoy nauchnoy konferentsii, posvyashchennoy pamyati prof. P. V. Chesnokova [Language and speech in synchrony and diachrony: proceedings of the fifth International scientific conference in the memory of prof. P. V. Chesnokov]. Taganrog: Izd-vo Taganrogskogo instituta im. A. P. Chehova Publ., 2014. Pp. 181−182 (in Russian).
5. Makovey R. G. Sootnosheniye slozhnogo slova i slovosochetaniya [Comparison of compounds and phrases]. Vestnik Khat& quot-kovskogo natsional'-nogo avtomobil'-no-dorozhnogo universiteta — Kharkov National Automobile and Road University Bulletin, 2009, no. 45, pp. 14−18 (in Russian).
6. Cross-Disciplinary Issues in Compounding, edited by Sergio Scalise & amp- Irene Vogel. Amsterdam, Benjamins, 2010. 382 p.
7. Plag Ingo. Word-formation in English. Cambridge, Cambridge University Press, 2003. 264 p.
8. Shaykhutdinova Kh. A. Gibridnye neologizmy i ikh rol'- v obogashchenii leksicheskogo sostava nemetskogo yazyka [Hybrid neologisms and their role in enriching German vocabulary]. Traditsii i innovatsii v stroitel'-stve i arkhitekture: materialy 71 Vserossiyskoy nauchno-tekhnicheskoy konferentsii po itogam NIR 2013 [Traditions and innovations in construction and architecture: proceedings of 71 Russian national scientific conference showing the results in scientific work in 2013]. Samara, 2014. Pp. 118−119 (in Russian).
9. Giegerich H. J. Compounding and Lexicalism. The Oxford Handbook of Compounding, eds. Lieber, Rochelle & amp- Pavol Stekauer. Oxford, Oxford University Press, 2011. Pp. 178−200.
10. Ryzhkina E. V. & quot-Problema stone wall& quot- v neologicheskom opisanii [Stone wall problem in terms of neology]. VestnikMoskovskogogosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta — Moscow State Linguistic University Bulletin, 2011, no. 627, pp. 71−81 (in Russian).
11. Mikoyan A. S., Ter-Minasova S. G. Malyy sintaksis kak sredstvo razgranicheniya stiley [Small syntax as the means of differentiating between styles]. Moscow, MSU Publ., 1982. 214 p. (in Russian).
BecmHUK Trm (TSPUBulletin). 2015. 10 (163)
12. Ginzburg R. Z., Khidekel'- S. S., Knyazeva G. Yu., Sankin A. A. Leksikologiya angliyskogo yazyka [A course in modern English lexicology]. Moscow, Vyssh. shkola Publ., 1979. 269 p. (in Russian).
13. Antrushina G. B., Afanas'-yeva О. V., Morozova N. N. Leksikologiya angliyskogo yazyka [English lexicology]. Moscow, Drofa Publ., 1999. 288 p. (in Russian).
14. Ivanova E. A. Mekhanizmy aktualizatsii kontsepta horse vbritanskoy lingvokul'-ture. Diss. kand. filol. nauk [Actualization of the Concept & quot-horse"- in the British Culture. Diss. cand. philol. sci.]. Samara, 2010. 242 p. (in Russian).
15. Gradaleva E. A. Ad'-ektivnye i glagol'-nye slovosochetaniya s elementami assotsiativno-semanticheskogo polya & quot-horse"- (na materiale khudozhestvennykh proizvedeniy XVIII-XX vekov) [Adjectival and verbal word-combinations containing the components of the semantic field & quot-horse"-]. Vestnik Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta — Bulletin of Kemerovo State University, 2014, no. 4−3, pp. 151−155 (in Russian).
16. Gradaleva E. A. Semantika slozhnykh slov s komponentami & quot-home"- i & quot-house"- [Semantics of compounds with the elements & quot-home"- and & quot-house"-]. Perspektivy razvitiya nauki i obrazovaniya: sbornik nauchnykh trudov po materialam Mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii [Perspectives in Science and Education Development: proceedings of the International scientific conference], Moscow, 2015. Pp. 83−86 (in Russian).
17. Greenbaum S. The Oxford English Grammar. Oxford, Oxford University Press, 1996. 668 p.
18. Haspelmath M., Sims A. D. Understanding Morphology. 2nd edition. N.Y., Routledge, 2013. 383 p.
Gradaleva E. A.
Samara State University of Architecture and Civil Engineering.
Ul. Molodogvardeyskaya, 194, Samara, Russia, 443 001.
E-mail: katerina-888@bk. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой