Оссиановская поэзия Дж. Макферсона: поэтика формул и реминисценций

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 821. 751
Д. Г. Алилова
Оссиановская поэзия Дж. Макферсона: поэтика формул и реминисценций
В статье рассматривается феномен старинной поэзии, издревле приписываемой гэльскому барду Оссиану. В фокусе исследования поэтика оссиановских сказаний и выдающееся поэтическое мастерство Джеймса Макферсона, предложившего свою первопечатную версию «Поэм Оссиана». Особое внимание уделено изысканиям Макферсона мнемонических традиций бардовской поэзии в «Трактате об эпохе Оссиана» и его комментариям по старинной поэзии, собранной в горной Шотландии и относящейся к поэтическому языку, восходящему к кельтскому прошлому страны. Предложен анализ английского аналога текста поэтического языка сказаний Оссиана: многослойность текста оссиановской поэзии, ее исключительная органичность, использование стихотворных формул, эллипсисов, приемов повтора, параллелизма.
The article deals with a phenomenon of the ancient poetry attributed to a Gaelic poet named Ossian. The analysis focuses on poetics of the Ossianic poems and James Macpherson'-s considerable poetic skill displayed in his printed version of «The Works of Ossian». Special attention is given to Macpherson'-s investigation of mnemonic tradition of bardic poetry in his «Dissertation concerning thera of Ossian» and his commentaries to the old poetry collected in the Highlands of Scotland and related to the poetic language of a distant Celtic past. Macpherson'-s English version of the poetic language of Ossian poems is analyzed, namely, its unique organicity of language, poetic formulas, ellipses, repetition, parallelism.
Ключевые слова: поэмы Оссиана, Макферсон, эпический, бард, кельтский, гэльский, мнемонический, поэтика.
Keywords: Ossian poems, Macpherson, epic, bard, Celtic, Gaelic, mnemonic, poetics.
Оссиановская поэзия вошла в историю всемирной литературы благодаря кропотливой работе и поэтическому дару Джеймса Макферсона и его сподвижников. Как известно, на протяжении почти двух столетий после опубликования «Поэм Оссиана» (1760−1765) их аутентичность подвергалась сомнению. Вместе с тем время подтвердило, что литературная слава Макферсона, изначально приписавшего себе лишь роль переводчика, вполне заслужена [1].
В развернутых комментариях к «Поэмам Оссиана» Макферсон отмечает, что в процессе работы над переводом и составлением сборника песенных сказаний легендарного кельтского барда III в. ему неоднократно приходилось сокращать или опускать целые фрагменты, а порою и отдельные песни, приписываемые народной памятью Оссиану, те, которые, по его убеждению, либо не соответствовали по своему художественному уровню мастерству кельтского барда, либо были явными интерполяциями бардов более позднего времени [2]. Многократно подчеркивая высокое искусство «грубого» кельтского барда, Макферсон стремится как можно точнее выявить наиболее показательные характеристики оссиановской поэзии, которые в дальнейшем предопределят оссиановский канон. При этом, восхваляя мастерство кельтского барда, Макферсон, по точному определению Ю. Д. Левина, раскрывает собственную поэтику [3]. Важно, что в поэтике Макферсона первобытное и современное не взаимоисключают друг друга, а скорее наоборот: каледонцы, далекие предки шотландцев, становятся носителями наиболее заветных идеалов государственного устройства и форм правления в эпоху шотландского Просвещения [4].
При изучении старинных рукописей и анализе кельтских преданий, существовавших преимущественно в устной традиции, Макферсон выделяет арсенал художественных приемов и пра-
© Алилова Д. Г., 2015
вил, которые, по его мнению, наиболее характерны для поэтического языка Оссиана или же «голоса Коны» (the voice of Cona"), «первого среди тысячи бардов» [5]. Именно так, согласно древней кельтской поэтической традиции использования кеннингов, Оссиан представлен в поэме «Дар-Тула» и в «Песнях в Сельме» [6]. Судя по авторским комментариям и примечаниям к «Творениям Оссиана», в числе приоритетных задач Макферсона-исследователя оссиановской поэзии было определение ее метафорической образности, как и самого способа передачи поэтической мысли барда. И если на первый взгляд оссиановская поэзия может показаться многословной (на что, прежде всего, указывали многие оппоненты макферсоновского Оссиана, в том числе и С. Джонсон), то при более внимательном анализе непременно обнаруживается одна из важнейших характеристик текста — его многослойность — дань многовековой бардовской традиции сохранения и передачи из поколения в поколение песен, закрепленных в народном сознании как песни «последнего героя» Каледонии [7]. Принимая во внимание широко распространенную в мировой культуре практику создания мнемонических сочинений, так же как и практику буквального запоминания сотен тысяч стихов (в значительной степени по настоящее время сохранившуюся в таких восточных странах, как Индия, Китай, а также в самобытной культуре народов Сибири) [8] можно с большой долей вероятности предположить, что песенные сказания Оссиана или же сказания, ему приписываемые, если и претерпели некоторую переработку в процессе устной передачи, то едва ли существенную.
Шесть книг третьего издания «Поэм Оссиана» (1765) предваряет «Трактат о древности и других особенностях поэм Оссиана, сына Фингала» (A Dissertation concerning the Antiquity, & amp- c. of the Poems of Ossian the Son of Fingal). В издании 1773 г., значительно переработанном, название этой исследовательской работы более лаконично и в то же время всеобъемлюще: «Трактат об эпохе Оссиана» (A Dissertation concerning thera of Ossian) [9]. В трактате Макферсон стремится всесторонне обосновать свой выбор старинных сказаний, создателем которых, по его убеждению, был Оссиан. Он последовательно излагает свои представления об этой эпохе на Альбионе, аргументируя и подкрепляя их обширными цитатами из летописей и трудов старинных авторов, историков, полководцев. По Макферсону, поскольку Оссиан не имел ни малейшего представления о христианстве (в его поэмах и в поэмах, ему приписываемых, нет ни малейшего намека на эту религию или какие-либо ее обряды), то с полным основанием можно утверждать, что он жил в эпоху, предшествующую распространению христианства [10]. По всей вероятности, эта гипотеза и послужила отправной точкой для Макферсона при воссоздании старинного эпического полотна, созданного на Альбионе в северной его части (и, что важно подчеркнуть) до распространения христианства, а именно во второй половине III — начале IV в., т. е. на исходе почти тысячелетнего романского владычества на Альбионе. В пользу этого утверждения говорит и факт, что гонения на язычников, начатые Диоклетианом в 303 г., указывают на наиболее вероятное время, к которому можно отнести первые проблески христианства на севере Британии.
В поисках канонического текста оссиановских сказаний Макферсон выступил и в роли исследователя старинной поэзии, цель которого воссоздание эволюции основного замысла, или же, если воспользоваться современной формулировкой, воссоздание «общей конструктивной преднамеренности» [11]. Предлагая английский аналог кельтских сказаний, запечатлевшихся в народной памяти как песни Оссиана, Макферсон рассматривает многочисленные старинные рукописи, изучает тексты, сравнивая различные варианты поэм, отсекая отрывки, которые, по его убеждению, из-за своих скромных художественных характеристик не могли принадлежать легендарному барду, либо вследствие упоминания событий или традиций и поверий, связанных с распространением христианства, относились к интерполяциям более позднего времени.
Значительна и необыкновенно значима была работа Макферсона и с устными источниками. Его комментарий к поэме «Война Инис-тоны» [12] служит тому подтверждением. «Это произведение, — поясняет Макферсон, — утрачено, но устное предание сохранило некоторые эпизоды, в том числе и рассказ, положенный в основу настоящей поэмы. До сих пор еще живы люди, которые в юности слышали повествование целиком» [13]. Важно отметить, что сбор этих бесценных материалов для подготовки собрания «Поэм Оссиана» происходил в переломное для Британских островов время коренных социально-экономических преобразований, повлекших за собой миграцию, стремительное сокращение и исчезновение значительной прослойки горцев, которые на протяжении почти полутора тысяч лет хранили в памяти сказания, относящиеся к временам короля-героя Фингала и его старшего сына Оссиана. Об этом, в частности, говорится в подготовленном в 1805 г. отчете Общества горной Шотландии (Highland Society of Scotland), которое на рубеже XVIII—XIX вв. занималось определением аутентичности оссиановской поэзии, представленной Макферсоном как «переводы с гэльского или эрского языка» [14]. В 1797 г. для более эффективной работы Общество горной Шотландии сформировало специальную комиссию по изучению поэм, приписываемых Оссиану. В результате ра-106
боты, продолжавшейся восемь лет, комиссия пришла к следующим выводам: во-первых, великая легенда о Фингале и O^ra^ существовала в Шотландии с незапамятных времен, а образцы оссианов-ской поэзии все еще в огромном количестве можно обнаружить в горной Шотландии- во-вторых, несмотря на то, что отдельные отрывки оссиановской поэзии буквально изложены в сочинениях Mак-ферсона, не найдено ни одной поэмы под тем же названием. На основании этих двух положений комиссия пришла к окончательному выводу, что Mакферсон выполнил вольное переложение оригинала, добавив при этом и отрывки собственного сочинения. Вместе с тем комиссия не могла не признать, что социальные изменения, происшедшие в Шотландии с тех пор, как Mакферсон подготовил к изданию «Поэмы O^ram», привели к исчезновению практики устной передачи древних гэльских сказаний, что сделало практически невозможным дальнейшие изыскания комиссии в этом направлении [15]. Oтсюда следует, что в середине XVIII в. существовала серьезная угроза окончательной утраты оссиановской поэзии, поскольку именно в этот период прерывалась важнейшая цепочка устной передачи текстов древних гэльских сказаний. Более того, под угрозой полного исчезновения находилась и сама поэтическая традиция передачи старинных текстов. В горных районах Шотландии все стремительнее происходили необратимые процессы: все меньше оставалось потомков легендарного барда, которые помнили наизусть героические песни своей малой родины, известные как оссианов-ские. Таким образом, своему спасению и «возрождению» оссиановская поэзия прежде всего обязана неутомимой собирательской и очень своевременной деятельности Mакферсона и его сподвижников (Леклен и Юин Mакферсоны, преподобный Эндрю Гэлли и др.).
Известный исследователь английской просодии Д. Сентсбери в поисках главного секрета поэтической формы, избранной Mакферсоном при «переводе» оссиановской поэзии, указывает на «резкую и полную изоляцию предложений разной длины». При этом, как отмечает исследователь, при полном отсутствии связи между составными частями целого, каждое отдельное предложение полностью передает заключенный в нем смысл [16]. Большинство строк оссиановских сказаний, как правило, состоит из сочетаний двух- или трехсложных стоп, причем стиль текста поэм остается необыкновенно насыщенным [17]:
Ryno. The wind and the rain are over: calm is the noon of day. The clouds are divided in heaven. Over the green hills flies the inconstant sun. Red through the stony vale comes down the stream of the hill. Sweet are thy murmurs, O stream! but more sweet is the voice I hear. It is the voice of Alpin the son of the song, mourning for the dead. Bent is his head of age, and red his tearful eye. Alpin, thou son of the song, why alone on the silent hill? why complainest thou, as a blast in the wood- as a wave on the lonely shore? (Fragments of Ancient Poetry, XII) [18].
(Рино. Ветер и дождь миновали. Полдень спокоен. Тучи в небе рассеялись. Над холмами зелеными непостоянное солнце парит. Горный ручей устремляется вниз, багровея в долине каменистой. Сладко, ручей, журчанье твое, но слаще мне слышится голос. То голос Альпина, сына песни, оплакивает умерших. Склонила старость его главу, и красны от слез глаза его. O Альпин, сын песни, зачем ты один на безмолвном холме? Зачем ты стенаешь, как ветер в чаще лесной, как волна на пустынном бреге?) [19].
В «Трактате о древности поэм O^rarn» Mакферсон подчеркивает, что практически невозможно выполнить адекватный перевод гэльской поэзии на «приемлемый» английский язык [20]. При этом он категорически отвергает состоятельность любого прозаического перевода как неспособного в какой-либо степени воспроизвести «возвышенный» стиль подлинника [21]. Если исходить из этих требований Mакферсона к переводу старинной гэльской поэзии, то можно констатировать, что основная цель Mакферсона-«переводчика» была успешно достигнута. Ему удалось выполнить не простой, «буквальный» перевод песен O^rarn (ибо в этом случае было бы утрачено главное — их «поэтический» смысл), а, сохранив ритмическую основу и поэтическое ядро древних сказаний, сильно и чеканно, и в то же время достаточно сдержанно воспроизвести кельтский стих современными ему поэтическими средствами английского языка.
Oдна из главных особенностей поэтической формы, избранной Mакферсоном при «переводе» оссиановской поэзии, — широкое использование эллипсисов, излюбленной фигуры поэтического синтаксиса старинных сказаний не только Каледонии, но и средневековой Камбрии, других частей Альбиона. Этот синтаксический прием — один из самых распространенных как в шотландском эпосе, так и в старинной валлийской (поэма «Гододдины» Энейрина, VI в.) и англосаксонской поэзии («Беовульф», VIII—X вв.). Пропуская в строке один из членов предложения, Mакфер-сон создает конструкции различной длины и наполненности, достигая при этом эффекта динамичности и сжатости поэтического текста. При использовании различных временных и пространственных характеристик поэту удается сохранить напряженную смену действий:
Alpin. My tears, O Ryno! are for the dead- my voice, for the inhabitants of the grave. Tall thou art on the hill- fair among the sons of the plain. But thou shalt fall like Morar- and the mourner shalt sit on thy tomb. The hills shall know thee no more- thy bow shall lie in the hall, unstrung.
Thou wert swift, O Morar! as a doe on the hill- terrible as a meteor of fire. Thy wrath was as the storm of December. Thy sword in battle, as lightning in the field. Thy voice was like a stream after rain- like thunder on distant hills. Many fell by thy arm- they were consumed in the flames of thy wrath (Fragments of Ancient Poetry, XII) [22].
(Альпин. Об умерших слезы мои, о Рино. К жильцам могил взывает мой глас! Высок ты на холме, прекрасен среди сынов равнины. Но ты падешь, как Морар, и воссядет плакальщик на могиле твоей. Забудут тебя холмы, и спущенный лук будет праздно лежать в жилище твоем.
Был ты проворен, Морар, как олень на холме, грозен, как огненный метеор. Гнев твой был словно буря, меч в бою — словно молния над полями. Голос гремел, как поток после ливней, как гром на дальних холмах. Многих сразила рука твоя, испепелило пламя твоего гнева) [23].
Благодаря эллиптической речи Макферсону удается органично воспроизвести голос кельтского барда, рассказывающего «преданья старины глубокой». В тексте «Поэм Оссиана» эллипсисы несут огромную смысловую нагрузку, создавая впечатление большей достоверности, как это обычно происходит в обыденной жизненной ситуации, где эллипсис — одно из основных средств построения фраз. Благодаря этому синтаксическому приему Макферсон достигает эффекта большей художественной выразительности и в передаче психологического состояния героев, смены настроения или действий.
Как и во многих образцах старинной поэзии, в оссиановской поэзии многочисленны и разнообразны приемы повтора: звуковые (аллитерация, ассонанс), синтаксические, фразовые, лексические (анафора, эпифора), образные (повторы мотивов и ситуаций). В начале поэм широко использованы приемы прямого параллелизма (А. Н. Веселовский пользовался в этом случае термином «психический параллелизм») [24], что составляет композиционную основу многих стихотворений и наиболее показательно для произведений устного народного творчества:
My soul awakes, O stranger, in the midst of my hall. I stretch my hand to the spear, as in the days of other years. I stretch my hand, but it is feeble: and the sigh of my bosom grows. Wilt thou not listen, son of the rock! to the song of Ossian? My soul is full of other times- the joy of my youth returns (Calton and Colmal) [25].
(Моя душа пробуждается, о чужеземец, посреди моего чертога. Я простираю длань к копью, как бывало в дни минувших годов. Я простираю длань, но бессильна она, и вздох наполняет мне грудь. Не хочешь ли ты, сын скалы, услышать песнь Оссиана? Минувшие времена наполняют мне душу- возвращается радость юности («Кальтон и Кольмала») [26].
В основе приема параллелизма, как известно, лежит тождественное расположение элементов в смежных частях текста, которые, соотносясь, способствуют созданию единого поэтического образа. Именно бесконечные, «утомительные повторы образов» вменял в вину создателя оссиановской поэзии С. Джонсон, называя ее «простой несвязной рапсодией» (a mere unconnected rhapsody) [27]. К сожалению, эту точку зрения разделяют и некоторые современные исследователи (например, А. Поткей) [28], которые, вслед за Джонсоном, очевидно, не допускают мысли, что именно «Поэмы Оссиана», национальная гордость «шотландских интеллектуалов», стали своего рода флагманом английской поэзии в европейских странах во второй половине XVIII в. И в последующую эпоху именно Оссиан соперничал со славой Байрона (мать которого, как известно, также принадлежала к знатному шотландскому роду). Столь громкая слава оссиановской поэзии, скорее всего, объясняется тем, что эти сказания абсолютно не ограничены национальными рамками и несут в себе общеевропейскую культуру.
Исключительная органичность «Поэм Оссиана» объясняется и тем, что в них Макферсон как поэт Нового времени самоустраняется как автор сказаний, выступая преимущественно как проводник, «воспроизводящий» и передающий старинное поэтическое слово. Абстрагирование от личностного в целом характерно для древней поэзии: исстари барды постоянно «апробировали» свой стих, вынося его на суд своих правителей и обычных слушателей во время бесконечных военных походов, застолий, в праздные дни. Во время песнопений, нередко проходивших под музыкальный аккомпанемент, бардовский стих оттачивался и «переозвучивался», происходило неизбежное смещение акцента стиха- одновременно развивалось и артикуляционное мышление исполнителей. Разумеется, преобразование бардовского стиха происходило не без утраты отдельных способов поэтической выразительности, в особенности во время смены поколений бардовских династий, существовавших на Альбионе вплоть до середины XVIII в., т. е. до начала радикальных экономических преобразований в стране. 108
Необыкновенную органичность текста оссиановских сказаний в «переводе» Макферсона, «высокий поэтический дух, которым они проникнуты» [29] можно объяснить и глубочайшей погруженностью «переводчика» в ту далекую атмосферу оссиановской эпохи, приходящейся на закат римского господства на Альбионе. По всей вероятности, при воссоздании поэзии кельтского барда были задействованы масштабные слои сознания поэта-«переводчика», динамично и напряженно работавшего со старинными текстами. Столь успешное воссоздание поэзии Оссиана состоялось, скорее всего, благодаря рождению в художественном сознании Макферсона поэтического мира иной эпохи. Подобный сложнейший и многоступенчатый творческий процесс происходит в результате бесчисленной цепочки художественно-поэтических кодов, формул, реминисценций. В убедительном воспроизведении оссиановской поэзии обнаруживается устойчивая тенденция как сохранения и закрепления важнейших приемов стихосложения и средств образной выразительности, так и «декодировки» древних словесно-художественных форм. Так, поэтика стихотворных формул и реминисценций вопреки различным пространственным и временным ограничениям и по происшествии столетий оказывается необычайно устойчивой, что указывает как на непосредственную, так и на опосредованную преемственность традиций поэтов различных стран и эпох.
Примечания
1. The Cambridge Guide to English Literature / ed. M. Stapleton. Cambridge: Newnes, 1983. P. 552.
2. Macpherson J. The Poems of Ossian and Related Works / ed. H. Gaskill. Edinburgh: Edinburgh University Press 2006. P. 174, 415.
3. Левин Ю. Д. «Поэмы Оссиана» Джеймса Макферсона // Макферсон Д. Поэмы Оссиана / изд. подг. Ю. Д. Левин. Л.: Наука, 1983.С. 492.
4. PotkayA. Virtue and Manners in Macpherson'-s Poems Ossian // PMLA. 1992. Vol. 107, No. 1. P. 127.
5. Macpherson J. The Poems of Ossian… P. 170.
6. Левин Ю. Д. «Поэмы Оссиана». C. 115, 132.
7. Macpherson J. The Poems of Ossian. P. 5.
8. См.: Нарайан Р. К. Боги, демоны и другие. М.: Наука, 1975- См.: Элиаде М. Аспекты мифа / пер. с фр. В. П. Большакова. М.: Прогресс, 2010. С. 207- См.: Антология исследований культуры. Т. 1. Интерпретация культуры. СПб.: Университетская книга, 1997.
9. Macpherson J. The Poems of Ossian. P. 417.
10. Левин Ю. Д. «Поэмы Оссиана». С. 9.
11. Введение в литературоведение: учеб. пособие / Л. В. Чернец, В. Е. Хализев, А. Я. Эсалнек и др.- под ред. Л. В. Чернец. 2-е изд. перераб. и доп. М., 2006. С. 512.
12. Инис-тона — один из скандинавских островов, где был свой король, зависевший, однако, от короля Лохлина. (Примеч. Д. Макферсона). — Левин Ю. Д. «Поэмы Оссиана». С. 77.
13. Левин Ю. Д. «Поэмы Оссиана». С. 77.
14. Macpherson J. The Poems of Ossian. P. 1, 39.
15. The Dictionary of National Biography: in 22 vols / ed. L. Stephen, S. Lee. L.: Oxford University Press, 1921−1922. Vol. 12. P. 709.
16. Saintsbury G. A History of English Prosody from the twelfth century to the present day: in 3 vols. Vol. 3. L.: Macmillan & amp- Co., 1923. P. 44.
17. Ibid. P. 44−46.
18. Macpherson J. The Poems of Ossian. P. 24.
19. Левин Ю. Д. «Поэмы Оссиана». С. 130.
20. Macpherson J. The Poems of Ossian. P. 50
21. Ibid.
22. Macpherson J. The Poems of Ossian. P. 24.
23. Левин Ю. Д. «Поэмы Оссиана». С. 130.
24. Словарь литературоведческих терминов / ред. Л. И. Тимофеев, С. В. Тураев. М.: Просвещение, 1974. С. 259.
25. Macpherson J. The Poems of Ossian. P. 171.
26. Левин Ю. Д. «Поэмы Оссиана». С. 133.
27. Цит. по: Potkay A. Virtue and Manners in Macpherson'-s Poems Ossian // PMLA. 1992. Vol. 107. № 1. P. 120.
28. Ibid.
29. Левин Ю. Д. «Поэмы Оссиана». С. 463.
Notes
1. The Cambridge Guide to English Literature / ed. M. Stapleton. Cambridge: Newnes, 1983. P. 552.
2. Macpherson J. The Poems of Ossian and Related Works / ed. H. Gaskill. Edinburgh: Edinburgh University Press 2006. Pp. 174, 415.
3. Levin Y. D. «Poehmy Ossiana» Dzhejmsa Makfersona [& quot-Poems of Ossian& quot- by James MacPherson] / McPherson D. Poems of Ossian / ed. prep. by Y.D. Levin. Leningrad. Nauka. 1983. P. 492.
4. A. Potkay Virtue and Manners in Macpherson'-'-s Ossian Poems // PMLA. 1992. Vol. 107, No. 1, P. 127.
5. Macpherson J. The Poems of Ossian… P. 170.
6. Levin Y.D. «Poehmy Ossiana» [& quot-Poems Of Ossian& quot-]. Pp. 115, 132.
7. Macpherson J. The Poems of Ossian… P. 5.
8. See: Narayan R. K. Bogi, demony i drugie [Gods, demons and others]. Moscow. Nauka. 1975- See: Eliade M. [Aspects of the myth] / transl. from French B.N. Bolshakov. Moscow. Progress. 2010. P. 207- See: Anthology of research culture. Vol. 1. Interpretation of culture. SPb. Universitetskaya kniga. 1997.
9. Macpherson J. The Poems of Ossian… P. 417.
10. Levin Y.D. «Poehmy Ossiana» [& quot-Poems Of Ossian& quot-]. P. 9.
11. Vvedenie v literaturovedenie: ucheb. posobie — Introduction to literature: tutorial / L. V. Chernets, V. E. Halizev, A. Y. Esalnek and others- ed. by L.V. Chernets. 2nd ed. rev. and add. Moscow. 2006. P. 512.
12. Inis-tona is one of the Scandinavian Islands, where was their king, depending, however, from the king of Lochlin. (Note of D. MacPherson). — Levin Y.D. & quot-Poems Of Ossian& quot-. P. 77.
13. Levin Y.D. «Poehmy Ossiana» [& quot-Poems Of Ossian& quot-]. P. 77.
14. Macpherson J. The Poems of Ossian… Pp. 1, 39.
15. The Dictionary of National Biography: in 22 vols / ed. L. Stephen And S. Lee. L.: Oxford University Press, 1921−1922. Vol. 12. P. 709.
16. Saintsbury, G. A History of English Prosody from the twelfth century to the present day: in 3 vols. Vol. 3. L.: Macmillan & amp- Co., 1923. P. 44.
17. Ibid. Pp. 44−46.
18. Macpherson J. The Poems of Ossian… P. 24.
19. Levin Y. D. «Poehmy Ossiana» [& quot-Poems Of Ossian& quot-]. P. 130. 2 0. Macpherson J. The Poems of Ossian… P. 50
21. Ibid.
22. Macpherson J. The Poems of Ossian… P. 24.
23. Levin Y.D. «Poehmy Ossiana» [& quot-Poems Of Ossian& quot-]. P. 130.
24. Slovar'- literaturovedcheskih terminov — Dictionary of literary terms / ed. L. I. Timofeev, S. V. Turaev. Moscow. Prosveshchenie, 1974. P. 259.
25. Macpherson J. The Poems of Ossian… P. 171.
26. Levin Y. D. «Poehmy Ossiana» [& quot-Poems Of Ossian& quot-]. P. 133.
27. Cit. by: A. Potkay Virtue and Manners in Macpherson'-'-s Ossian Poems // PMLA. 1992, vol. 107, No. 1, p. 120.
28. Ibid.
29. Levin Y.D. «Poehmy Ossiana» [& quot-Poems Of Ossian& quot-]. P. 463.
УДК 821. 161. 1:09
Е. О. Кузьменко
Мотив пути и образы героев, «взыскующих града», в идейно-художественном строе романа Ф. М. Достоевского «Подросток»
В статье посредством анализа слов-лейтмотивов «бродяга», «скиталец» и «странник», автор доказывает, что они являются своеобразными идейно-семантическими узлами главной темы романа Ф. М. Достоевского «Подросток» — становление на путь человека, взыскующего истину. Эти слова-лейтмотивы своеобразно преломляются и раскрываются в смысловом поле трех ключевых образов романа — Аркадия, Версилова и Макара Ивановича. Обращаясь к анализу художественных и публицистических произведений Ф. М. Достоевского, автор работы аргументированно показывает, что сложная система перекличек образов, мотивов, значащих деталей аккумулирует смысл сюжетных перипетий, ведущих «главную линию» романа — постижение Подростком истины о добре и зле. Причем именно он в романе является наследником духовных ценностей своих наставников, восприемником и народной и интеллигентской правды, ему предстоит, по замыслу Достоевского, найти свой путь, который может стать путем возрождения России.
In this article the author analyses these motifs deeply as far as concepts & quot-vagrant"-, & quot-stroller"-, & quot-wanderer"- are concerned. The author also proves that they are particular ideological semantic tangles for the main theme of the novel & quot-Adolescent"- by F. M. Dostoevsky. This theme is the forming of a person who
© Кузьменко Е. О., 2015 110

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой