Реконструкция и идентификация топонимического концепта «Пространство» (на примере топонимики Краснодарского края и Республики Адыгея)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

3. Frolov B.E. Tyurkizmy v voennoj leksike chernomorskih kazakov konca XVII — nachala XIX veka. [Turkisms in the military vocabulary of the black sea Cossacks of the end of XVII — the beginning of the XIX century]. Krasnodar. 2008. Pp. 226−229.
4. Slovar'- russkih narodnyh govorov — Dictionary of Russian folk dialects. Moscow- Leningrad. 19 652 014. Is. 3. P. 235−236. (in Russ.)
5. Shipova E. N. Slovar'- tyurkizmov v russkom yazyke [Dictionary of turkisms in the Russian language]. Alma-Ata. 1976. P. 89.
6. Slovar'- russkih narodnyh govorov — Dictionary of Russian folk dialects. Moscow- Leningrad. 19 652 014. Is. 3. P. 256. (in Russ.)
7. Fasmer M. Op. cit. Vol. II. P. 225.
8. Big explanatory dictionary of the don Cossacks. Moscow. 2003. P. 215. (BEDDC) (in Russ.)
9. Shipova E.N. Op. cit. P. 190.
10. Big explanatory dictionary of the don Cossacks. P. 279. (BEDDC) (in Russ.)
11. Ibid. P. 582.
12. Cossack dictionary-reference. Vol. III. San-Anselmo, California, USA. 1969. P. 236. (CDR) (in Russ.)
13. Fasmer M. Op. cit. Vol. IV. P. 386.
14. Big explanatory dictionary of the don Cossacks. P. 584. (BEDDC) (in Russ.)
15. Fasmer M. Op. cit. Vol. IV. P. 215.
16. Cossack dictionary-reference. Vol. III. P. 297. (CDR) (in Russ.) УДК 008 (100) (075. 8)
Е. Ф. Ковлакас
Реконструкция и идентификация топонимического концепта «пространство» (на примере топонимики Краснодарского края
и Республики Адыгея)
Выделяемые когнитивные слои концепта «Пространство» можно рассматривать как отдельные слои различного объема («Движение», «Время», «Род», «Человек») и как компоненты единого концепта «Пространство». Топонимы являются географическими названиями местности (пространства), поэтому именно топонимический концепт «Пространство» актуализирует информацию о духовной и материальной культуре народа, являясь дополнительным источником информации.
Allocated cognitive layers of a concept «Space» can be considered as separate layers of various volume («Movement», «Time», «Sort», «Person») and as components of a uniform concept «Space». Toponyms are place names of the district (space) therefore toponymic concept «Space» staticizes information on spiritual and material culture of the people, being an additional source of information.
Ключевые слова: язык, культура, топоним, топонимическая картина мира, народ-номинатор.
Keywords: language, culture, toponym, toponymic concept «Space», people nominator.
Ценностные архетипы культуры, нашедшие закрепление в топонимии, продолжают выступать источником информации при дальнейшем употреблении в речи. «Нельзя обойти вниманием тот факт, что обращение к антропологическому инструментарию предоставляет уникальную возможность рассмотреть культуру как целостную подсистему, которая, являясь результатом деятельности человека, способна нормировать его речевое поведение» [1].
Проблема трансформации и сохранения в памяти образов географического пространства заключается в способах интерпретации этих образов. Географический образ, соотносимый с одними и теми же географическими объектами, может рождать самые разные представления о Пространстве. Пространственные представления базируются на мышлении в рамках той или иной культуры. Топонимический концепт «Пространство» является важным составляющим топонимической картины мира.
Реконструируя топонимический концепт «Пространство» на материале топонимики Краснодарского края и Республики Адыгея, мы опирались на классификацию В. И. Карасика. Факту-
© Ковлакас Е. Ф., 2015 128
альный слой концепта (по классификации В. И. Карасика) [2] репрезентируется топонимическими единицами, фиксирующими географические объекты: горы, реки, населенные пункты и их соотнесенность друг с другом. Фактуальный слой представлен образами «Земля», «Вода», «Перемещение», «Место-родина», «Человек», «Народ», «Род», «Культура».
Образный слой концепта невербален, т. е. не закреплен топонимическими единицами, но поддается описанию. Его составляют ментальные образы «Жизнь» и «Память».
Базовый слой концепта закрепляет активные признаки, значимые и известные всем носителям культуры и входящие в общенациональный концепт. Активные признаки получают закрепление в толковом словаре в виде значений.
Фактуальный слой фиксирует дополнительные признаки, актуальные для отдельных носителей культуры и принадлежащие этим культурам. Образный слой концепта «Пространство» («Память» и «Жизнь») не осознается в повседневной жизни, а становится понятным в результате постижения культуры народа. Для народов-номинаторов исследуемого региона выделяемый нами образный слой не является частью концепта, а предстает доминирующим культурным элементом.
Для субъекта номинации главным условием становится тот факт, чтобы Пространство было узнаваемо, поэтому имена привязываются к определенному географическому месту (гора, река). Это конкретные, жизненно необходимые места жизнедеятельности народов. Горы и реки обладают великой действенной силой, поэтому населенные пункты, названные по аналогии, всегда оказываются легко узнаваемы. В этом смысле Пространство является паратактичным, т. е. сорас-положенным, смысл одного географического объекта чередуется с другим. Верх/низ, старо/ново, 1-й/2-й в организации Пространства имеют конвенциональное значение: нужно поменять место («Место») жительства, но сохранить («Память») хотя бы название. Траектория движения («Движение») укажет новое название: ст-ца Платнировская — ст-ца Новоплатнировская, ст-ца Паш-ковская — ст-ца Новопашковская, ст-ца Михайловская — с. Новомихайловское- ст-ца Старо-мышастовская — ст-ца Новомышастовская, ст-ца Старовеличковская — ст-ца Нововеличков-ская, ст-ца Стародеревянковская — ст-ца Новодеревянковская.
Архетипы образного слоя концепта «Жизнь» и «Память» восходят к культуре наро-дов-номинаторов. Культурные архетипы «Жизнь» и «Память» постоянно узнаются, потому что топонимы, их репрезентирующие, воспроизводятся в настоящем, т. е. названиях географических мест. Прошлое, культура прослеживаются не как временная последовательность, а как закрепленные в ментальном и культурном пространстве архетипы. В традиционной культуре восприятие Пространства часто бывает связано с народами, его населяющими, людьми, оставившими в истории след, т. е. своеобразными «хозяевами» Пространства. Местность (Пространство) исследуемого региона воспринимается как органическое целое, как непосредственное воплощение «хозяина-человека», «хозяина-рода», «хозяина-народа», которые не существовали обособленно от самого этого Пространства, а воплощались в нем. Архетип «Жизнь» находит свое выражение в топонимических образах «Гора», «Река», «Человек», «Род», «Народ», закрепляя восприятие местности как живого организма, как дающей жизнь и опосредующей жизнь. Например, ст-ца Калининская (в честь Михаила Калинина), хут. Карла Маркса, с. Шевченковское (в честь Тараса Шевченко), пос. Шаумян (в честь Степана Шаумяна), г. Кропоткин (в честь князя Петра Кропоткина) — ст-ца Бриньковская (в честь генерала Бринька), с. Архипо-Осиповка (в честь рядового Архипа Осипова), ст-ца Гладковская (в честь казака Гладкого), с. Цибановка (в честь хорунжия Павла Цибина), с. Сергей-Поле (в честь французского капитана-лейтенанта Сергея Поля).
Архетип «Память» является средством сохранения индивидуальной и социальной идентичности, порой единственным средством сохранения сведений от истории семьи, народа. Внутренняя форма слова «память» связана с ментальной деятельностью человека, со способностью воскрешать то, что осталось в прошлом.
ЦЕННОСТНЫЕ АРХЕТИПЫ КУЛЬТУРЫ
ЧЕЛОВЕК РОД НАРОД РОДИНА *
СУБЪЕКТ НОМИНАЦИИ 1
ТОПОНИМИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ
I
ВОСПРИНИМАЮЩИЙ СУБЪЕКТ
Память как морально-этическая категория избирательна: частично информация забывается, частично сохраняется без изменений, часть подвергается обработке в соответствии с уровнем знания и особенностями сознания воспринимающего субъекта. Поэтому последняя часть цепочки топонимические единицы — воспринимающий субъект может быть нарушена.
В русском языке семантическое поле лексемы «Пространство» включает в себя следующие значения, нашедшие закреплении в «Словаре русского языка С. И. Ожегова [3].
„Пространство“: 1. объективная реальность, форма существования материи, характеризующаяся протяженностью и объемом- 2. промежуток между чем-нибудь, место, где что-нибудь вмещается- 3. поверхность, земельная площадь.
Семема Д1 лексемы „пространство“ определяется как „объективная реальность“, имеющая характеристики физических величин: протяженности и объема. Семема Д2 представлена значением „промежутка между чем-нибудь“. И „Словарь русского языка“ С. И. Ожегова, и „Толковый словарь русского языка“ Т. Ф. Ефремовой дают еще одно значение лексемы „Пространство“: „протяженность, место, не ограниченное видимыми пределами“. По нашему мнению, последнее значение является семемой К1 (типология М. М. Копыленко и З. Д. Поповой) [4]. В результате исследования топонимического концепта „Пространство“ был получен важный материал для расширения значений слова, связанных с процессом формирования понятия познающего субъекта и являющихся компонентами общей структуры концепта.
Большая часть интерпретационного слоя концепта „Пространство“ организуется архисемами, воплощенными в категориях Пространство — Время — Движение, связанными с существованием материального мира. Семема Д11 дополняется семемой Д12 — „объекты реальности действительности, характеризующиеся протяженностью в пространстве и времени и находящиеся в развитии (на ментальном уровне)“. Семема Д12 представлена лексемами (топонимическими единицами), репрезентирующими населенные пункты, названия которых образованы от названий гор, рек, уже имеющихся населенных пунктов и исторических реалий. Например, р. Бейсуг: ст-ца Новобейсугская, с. Бей-сугское, пос. Бейсуг, с. Большой Бейсуг, хут. Бейсуг, хут. Бейсужек, хут. 2-й Бейсужек.
Топонимические единицы, репрезентирующие семему Д12, тесно связаны с ядерной лексемой топонимического концепта „Пространство“: выделенная нами семема Д13, выраженная топонимическими единицами, содержащими в себе бинарные оппозиции верх/низ- старо/ново- 1-й/2-й- объективирует дополнительное значение концепта „Пространство“: „перемещение в пространстве и времени“. Например, р. Верхний Чекон — р. Малый Чекон, р. Верхнее Макопсе -р. Нижнее Макопсе, с. Русская Мамайка — с. Грузинская Мамайка, с. Верхнерусское Лoo — с. Верхнеармянское Лoo. Топонимические единицы, репрезентирующие данный компонент значения, достаточно тесно связаны с ядерной лексемой. Семема Д13 свидетельствует о семантической близости (в разной степени) репрезентирующих ее топонимических единиц. Речь идет не о самом пространстве, а о чувстве пространства, особенностях восприятия. Пространственные отношения, представленные бинарными оппозициями, следует рассматривать относительно самого человека, его взглядов и устремлений относительно категории „Время“ и относительно самого „Пространства“. Например, ст-ца Новопашковская вторична по отношению к Пашковской, аул Большой Кичмай „большой“ относительно аула Малый Кичмай.
Семема Д21: „промежуток между чем-нибудь, место, где что-нибудь вмещается“ — не находит воплощения в самостоятельных топонимических единицах. Семема Д22 отражает производ-но-номинативное значение: „поверхность, земельная площадь“. Как и семема Д21, она не находит самостоятельной репрезентации топонимическими единицами. Но на основании их нами выделены ментальные образы концепта „Пространство“: Земля, Вода, Родина („родная земля“, родное пространство»). Очевидно, что Вода, Земля и Пространство связаны напрямую. Две семемы лексемы «Вода» и «Земля» реализуют производно-номинативные значения, включающие в себя семантическое поле «Пространство».
Вода — 1. водная поверхность — река, озеро, море. Путешествие по воде, ехать водой- 2. водное пространство какого-нибудь района. Территориальные воды [5]
Земля — 1. Почва, верхний слой коря нашей планеты, поверхность. Сесть на землю- 2. территория с угодьями, находящаяся в чьем-нибудь владении, пользовании, земельный участок [6]
Пространство и Родина, на наш взгляд, напрямую не связаны, хотя их связь может носить ассоциативный характер: пространство — территория — населенный пункт — родное место — родина. Но, анализируя топонимический концепт «Пространство», мы пришли к выводу, что образ «Родина» для концепта «Пространство» является не только символическим, но культурно и социально обусловленным. Поэтому нам представляется возможным ввести семему Д23, выражающую значение «нечто святое, ценное, родное», репрезентируемую топонимическими единицами, внутренняя форма которых содержит указание на населенный пункт, откуда родом переселенцы 130
(субъекты номинации) или полк, в котором проходили службу субъекты-номинации (полк, часть носят название местности, откуда родом переселенцы). Например, редут Кавказский, на месте которого в 1794 г. была основана одноименная станица, был построен Кавказским егерским полком, ст-цы Ладожская, Тифлисская, Казанская, Воронежская получили названия от соответствующих полков. Одна из сем обеих семем Д1 и Д2 лексемы «родина» указывает на пространство:
Родина: 1. Отечество, родная страна (родное пространство. — Е. К.). 2. Место (компонент ТК «Пространство». — Е. К.) рождения, происхождения кого-чего-нибудь, возникновение чего-нибудь [7].
Семема К11 «протяженность, место, не ограниченное видимыми пределами» находится в мотивированной связи с семемой Д1. Выделенные в ходе исследования дополнительные компоненты ТК «Пространство» позволяют расширить семантическое поле лексемы «Пространство» и вскрыть особенности менталитета субъектов-номинации. Образ «Пространства» социально и культурно релевантен образам «Человек», «Род», «Народ», «Культура».
Все явления и предметы реального мира предстают в восприятии человека в пространстве. По мнению В. А. Гака, пространство является одной «из первых реалий бытия, которая воспринимается и дифференцируется человеком» [8]. В сознании человека конструируется образ реального пространства. Реальное пространство предстает таким, каким оно воспринимается и осознается человеком. Человек является связующим звеном между самим пространством и тем, что происходит в пространстве. Проблему соотношение культуры и пространства сформулировал П. Флоренский, определив культуру как способ организации пространства [9].
Топонимический концепт «Пространство» выстроен цепочкой мыслительных образов Человек — Род — Народ — Культура. Как известно, языковыми значениями может передаваться лишь часть человеческих знаний о мире. Большая часть знаний хранится в ментальных структурах -концептах. Кроме того, следует учитывать, исследуя концепт, что мы можем выдвигать гипотезы, чем, по-нашему представлению, могут быть концепты, и ни одно суждение не может претендовать на истинность.
Выделенные в ходе исследования топонимического концепта «Пространство» мыслительные образы Человек, Род, Народ, Культура являются частью культуры, проявлением концептуальных сущностей в жизни народа-номинатора, отдельных его групп и личностей.
Нами выделены 6 дополнительных коннотативных семем- все они (К21, К22, К23, К24, К25, К26) являются социокультурно обусловленными.
По мере удаления от ядра концепта, происходит исчезновение прямых ассоциаций, семема К21 не должна обнаруживать связь с семемой Д1. Мы предлагаем выделить следующие коннота-тивные семемы ТК «Пространство»:
К21 — люди, оставившие заметный след в социокультурном пространстве региона.
К22 — рода, положившие начало освоению пространства.
К23 — народы, в разное время проживающие в пространстве.
К24 — способы освоения реальной действительности (социокультурное пространство).
К25 — образ реальной действительности, закрепленный в сознании.
К26 — объективная реальность как основа существования живых систем, неживой природы и общества.
Семемы К21, К22, К23, К24, К25, К26 репрезентируют ментальный концепт «Память». В этимологии слова «Память» подчеркивается связь с ментальной деятельностью человека со способностью сохранить и воскресить в сознании то, что было воспринято в прошлом. Субъекты номинации пытаются сохранить в памяти, через топонимические единицы то, что дорого, ценно- то, что следует помнить: людей, народы, культуру, Родину, и предать эту информацию через топонимы последующим поколениям.
Можно сделать вывод, что концепт «Пространство» тесно связан с концептом «Память» и раскрывается через образы Человека, Народов, Культуры и обретения Родины, т. е. происходит мысленная реконструкция пространства и порождение его идеального образа. Образ Пространства, запечатленный в топонимических единицах, предстает в сознании человека как целостный, соразмеренный образ мира. Наделяя Пространство собственными представлениями, субъект номинации передает свои чувства и ощущения, возникающие при контакте с этим миром. Пространство, по мнению В. В. Корухова, «это та арена, на которой развертываются все события мирового действа и… само пространство есть непосредственного участник этого действа, определяющий его ход» [10].
Сема К26 позволяет выделить архисему, заключенную в концепте «Жизнь»: Пространство -это и есть жизнь, реальная действительность, жизненное пространство, следует обратить внимание, на этот факт, что топонимические единицы указывают на обширные области взаимного перекрытия, о семантической близости лексем «Пространство» и «Жизнь».
Согласно словарю С. И. Ожегова, одно из значений лексемы «Жизнь» — «реальная действительность» [11] - указывает на прямую связь с значениями лексемы «пространства». Важнейшими составляющими «жизни» являются человек/люди, народы), внешний мир (пространство) и их взаимообусловленность. Идентификация концептов «Жизнь» и «Пространство» возможно благодаря человеку — познающему и деятельностному субъекту, который познает и организует пространство в силу духовно-нравственных и эмоционально-оценочных смыслов, присущих его сознанию.
Проведенное исследование позволяет выделить следующие семантические группы в структуре концепта «Пространство».
Пространство
Д11 — объективная реальность, имеющая характеристики физических величин: протяженности и объема.
Д12 — объекты реальной действительности, характеризующиеся протяженностью в пространстве и времени и находящиеся в развитии.
Д13 — траектория перемещения в пространстве и времени.
Д21 — промежуток между чем-нибудь, место, где что-нибудь вмещается.
Д22 — поверхность, земельная площадь.
Д23 — нечто святое, очень ценное, родное.
К11 — протяженность, место, не ограниченное видимыми пределами.
К21 — люди, оставившие заметный след в социокультурном пространстве региона.
К22 — рода, положившие начало освоению пространства.
К23 — народы, в разное время проживающие в пространстве.
К24 — способы освоения реальной действительности (социокультурное пространство).
К25 — образ реальной действительности, закрепленный в сознании.
К26 — объективная реальность как основа существования живых систем, неживой природы и общества.
Практически все выделенные нами компоненты концепта «Пространство» представляют самостоятельные концептуальные образования. Объединенные ядерные концептом «Пространство», они образуют взаимосвязанные элементы и взаимосвязанные семантические группы внутри концептуального единства.
Взаимоотношение выделенных концептов является результатом двух основных мыслительных процессов субъектов номинации: процесса целенаправленного конструирования и дальнейшей реконструкции образа Пространства и выявления его идентификации в человеческом сознании без соотнесенности с пространственно географическими объектами.
Примечания
1. Евсеева Л. В. Особенности необходимости гуманизации военного воспитания //Вестник военного университета. № 2 (22). М.: «Фонд содействия научным исследованиям проблем безопасности «Наука — XXI», 2010. С. 38.
2. Карасик В. И. Субкатегориальный кластер темпоральности (к характеристике языковых концептов) //Концепты. Научные труды Центрконцепта. Архангельск, 1997. Вып. 2.
3. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1986.
4. Копыленко М. М. Основы этнолингвистики. Алматы: Евразия, 1995.
5. Ожегов С. И. Указ. соч. С. 76.
6. Там же. С. 199.
7. Там же. С. 592.
8. Гак В. А. Пространство вне пространства // Логический анализ языка. Языки пространства. М.: Языки русской культуры, 2000. С. 127.
9. Флоренский П. А. Значение пространственности // Флоренский П. А. Соч.: в 4 т. Т. 1. М., 1994. С. 272.
10. Корухов В. В. Методологические проблемы исследования структуры пространства. URL: http: //www. phlosophy/nsr. ru/journals/philiscience/1101/10_srsh. htm
11. Ожегов С. И. Указ. соч. С. 167.
Notes
1. Evseeva L.V. Osobennosti neobhodimosti gumanizacii voennogo vospitaniya [Features of necessity of humanization of military education] // Vestnik voennogo universiteta — Herald of the Military University. № 2 (22). Moscow. & quot-Fund for scientific research safety aid & quot-Science — XXI& quot-. 2010. P. 38.
2. Karasik V. I. Subkategorial'-nyj klaster temporal'-nosti (k harakteristike yazykovyh konceptov) [Subcategorial cluster of temporality (to characteristics of language concepts)] // Koncepty. Nauchnye trudy Centrkoncepta — Concepts. Proceedings of Centrconcept. Arkhangelsk. 1997. Is. 2.
3. Ozhegov S.I. [Dictionary of the Russian language]. Moscow. 1986.
4. Kopylenko M.M. Osnovy ehtnolingvistiki [Fundamentals of ethnolinguistics]. Almaty. Eurasia. 1995.
5. Ozhegov S. I. Op. cit. P. 76.
6. Ibid. P. 199.
7. Ibid. P. 592.
8. Gak V. A. Prostranstvo vne prostranstva [Space outside of space] // Logicheskij analiz yazyka. YAzyki prostranstva — Logical analysis of language. Languages space. Moscow. Languages of Russian culture. 2000. P. 127.
9. Florensky P. A. Znachenie prostranstvennosti [Importance of spatiality] // Florensky P.A. Works: in 4 vols. Vol. 1. Moscow. 1994. P. 272.
10. Korukhov V.V. Metodologicheskie problemy issledovaniya struktury prostranstva [Methodological problems of research of the structure of space]. Available at: http: //www. phlosophy/nsr. ru/journals/ philiscience/1101/10_srsh. htm
11. Ozhegov S. I. Op. cit. P. 167.
УДК 37. 035. 44
Е. В. Русских
Семиотика юношеской книги: эстетическое воздействие
В данной статье рассматривается проблема воздействия книги на реципиента через содержательные параметры эстетического сообщения. Исследуется романтическая составляющая и выявляется система «двоемирия» в книгах для юношества как необходимые элементы привлекательности произведения для современного читателя. На материале юношеской прозы выявляются способы эстетического воздействия на сознание читателя посредством знаковых форм. Кроме того, рассматриваются внелогические качества литературного произведения и проблема знаковых механизмов воздействия на читателя. Автор приходит к выводу о романтической компоненте внутреннего мира как современной книги, так и сознания современного юношеского читателя.
This article deals with the problem at books'- internal exposure to recipients. We analyze the essence of book'-s the esthetic impact, esthetic message, the hypothesis of a romantic component and «dualism system» at the books for young readers as a necessary attractive element. Throw the investigating youthful prose we nominate modes of esthetic impact to the reader'-s mind through symbolic forms. In addition we consider necessary, in our view, extra-logical quality of a literary work and the problem of iconic mechanisms of influence on the psyche of the reader at the modern youth prose and lack of esthetics at some literature items. The author comes to the conclusion that the romantic component of the inner world of a literature creation is close and interesting for modern youthful readers.
Ключевые слова: эстетическое воздействие, эстетическое сообщение, авторефлексивность, художественный образ, внутренний мир произведения, романтический принцип произведения.
Keywords: esthetic impact, esthetic message, self-reflexive, artistic image, the internal world, the principle of romantic works.
Снижение культуры чтения, падающий интерес к художественной литературе, особенно среди юношества, является серьёзной проблемой современности. В данной работе анализируется сущность эстетического воздействия книги, особенности знаковых средств эстетического сообщения. Выдвигается гипотеза о романтической составляющей и системе «двоемирия» в книгах для юношества как необходимых элементах привлекательности произведения и рассматриваются необходимые, на наш взгляд, внелогические качества литературного произведения. В центре нашего исследования находится проблема влияния знаковой системы книги на читателя. Задачами, поставленными в данной статье, были теоретический анализ эстетики знакового воздействия, а также выявление его средств — романтических особенностей юношеской прозы.
В настоящее время мало изучена проблема прагматического воздействия в произведениях для читателей 15−17 лет. А. А. Гречихин пишет, что любая информация существует для человека и общества «в определённой материализации, опредмечивании, наиболее эффективным способом которых является использование различного рода знаковых систем» [1]. Указанные системы
© Русских Е. В., 2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой