Духовная сущность трансценденции сознания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

философия
УДк 130. 123:130. 3
духовная сущность трансценденции сознания
Е. А. Жигалова
spiritual essence of transcendence of consciousness
E. A. Zhigalova
В статье рассматривается проблема трансцендентности сознания, в котором, по мнению автора, отражаются пути формирования широты мышления и, как следствие, гуманизации всех отношений в обществе. Такое понимание транцендентности, считает автор, должно быть исходным в исследовании экзистенциальных оснований духовного потенциала личности, что определяет подход к нему как к основе толерантности, в которой заложены такие Абсолюты, как: добро, достоинство, любовь и т. д., имеющие инвариантный смысл для большинства людей при определении путей и форм антиэкстремистской духовности, причём, без мистических и иных антинаучных оснований. Актуальность темы статьи, таким образом, обусловлена как потребностями дальнейшего развития гуманитарного знания, так и практикой формирования мировоззренческих основ духовности современного человека.
The article considers the problem of transcendence of the consciousness, in which, in the author'-s opinion, reflected the ways of formation of broadmindedness and, as a consequence, the humanization of all relations in the society. Such an understanding of transcendence, the author believes, should be the source in the study of existential the grounds of the spiritual potential of a personality that defines the approach to it as the basis of tolerance, which includes such Absolutes, like: good, dignity, love, etc., having invariant sense for the majority of people in determining the ways and forms-extremist spirituality, and, without mystical and other unscientific grounds. The actuality of the topic of the article, therefore, is determined both by the needs of further development of humanitarian knowledge, and practice of formation of the ideological foundations of the spirituality of the modern person.
ключевые слова:
трансценденция, экзистенциальность, общечеловеческие ценности, сознание, духовность, психика, мистификация духовных явлений, рациональное, иррациональное, толерантность, антиэкстремизм.
bywords:
trantsendentsiya, existential, human values, consciousness, spirituality, psyche, the hoax of the spiritual phenomenas, rational, irrational, tolerance, anti-extremism.
В современной философской литературе проблема трансцендентности сознания в контексте толерантности и антиэкстремизма не рассматривалась как самостоятельный предмет исследования. Однако такой аспект анализа общественных явлений представляется особенно актуальным.
В условиях современной ускоренной динамики экономических, политических и социально-культурных процессов, когда происходит небывалое ускорение ритма жизни, смены устоявшихся стереотипов, переоценки ценностей, необходимость в особом внимании к основам духовного единства общества чрезвычайно
актуализируется. Ведь на фоне гипермобильности социальных процессов возникает тенденция тотального разобщения: люди с разницей в возрасте не более 10−15 лет зачастую уже трудно понимают морально-нравственные и социально-психологические установки друг друга. Современный мир — это своего рода театр абсурда, в котором личность индивидуализируется, а общество — глобализируется, этносы возрождают традиционную культуру, а человечество стремительно формирует мультикультурализм. Научно-технический прогресс открывает всё более глубинные тайны природы для нашего комфортного существования в ней, а природа отвечает всё более масштабными катаклизмами. Это создаёт фон как психологических, так и социальных потрясений, которые приводят к ощущению трагизма, эмоциональной напряжённости, агрессии, нетерпимости и прочим явлениям, становящимся благодатной почвой для крайних форм реакции на окружающий мир: к фанатизму, радикализму, ксенофобии, экстремизму и т. д.
Отсюда проблема формирования новых и возрождения утраченных параметров духовности, основанных на толерантности и антиэкстремизме, представляется сегодня не только теоретически значимой, но и практически злободневной.
Начнём с того, что духовность является важнейшим проявлением родовой сущности человека, и понять эту сущность можно только через осознание её неисчерпаемости в духовном плане. А последнее возможно только при условии глубокого осмысления «феноменов», выступающих сегодня аккумуляторами глобальных, общечеловеческих ценностей. В качестве таковых светская традиция понимает выработанные в ходе развития человеческой истории общечеловеческие нормы и принципы (совесть, человеческое достоинство, честь, справедливость, братство, любовь и т. д.). В религиозном представлении — это данные Высшим существом нравственные нормы, принципы и правила человеческого бытия. Именно они формируют отвечающее насущным требованиям сегодняшнего дня мышление, в котором превалирует не «сознательность индивида», а Сознание личности, признающее приоритет общечеловеческого над национально-этническими, сословными, клановыми интересами, требует познания механизма выхода за пределы обыденного анализа духовной жизни, т. е. трансцендентности.
Трансцендентность — это многозначное, многоаспектное «явление» человеческого сознания, понимаемое преимущественно как надмирный, сверхъестественный феномен, выходящий за пределы эмпирического опыта и рассудочного познания. Впервые данный термин встречается в поздней схоластике как обозначение сущности именно сверхъестественного порядка. Но в светских философских системах, изучающих объективную и субъективную действительность, трансцендентность выступает аналогом универсального Абсолюта, инвариантного для понимания большинством людей таких общечеловеческих ценностей, как: истина, благо, добро, достоинство, красота, любовь, моральная чистота т. п. И. Кант, например, в «Критике чистого разума» (1781 г.) трансцендентным называет то, что выходит за пределы возможного опыта, как-то: бог, душа, бессмертие [1].
Несколько позже термин «трансцендентное» стал применяться и в других значениях. Например, как освобождение человека от эгоизма и самолюбия, которое формирует в нём открытость отношений и подлинность его общения с другими людьми. Этот аспект понимания трансцендентного был обыгран в экзистенциалистской философской традиции — как выход за собственные временные рамки, преодоление ограниченности посредством устремленности в будущее.
Таким образом, трансцендентное попало в поле экзистенциальной пробле-
матики, заняв своё особое место в контексте решения проблемы возрождения духовности. В этом плане оно и выступает как своеобразное выражение базового духовного начала, что позволяет по-новому взглянуть на проблему познания общечеловеческих ценностей, норм и принципов, а также — на сущность взаимодействия общества и отдельного человека.
Согласно экзистенциализму, человеческая личность есть самоцель существования и развития. Задача и призвание общества — обеспечивать возможность свободного духовного развития каждой личности и гарантировать такой порядок жизнедеятельности людей, который бы ограждал личность от посягательств на ее свободу. И в этом срезе духовного развития человека как раз должна присутствовать трансцендентность — когда он преодолевает свою индивидуальность в направлении его социальных параметров. Именно здесь внутренний духовный мир личности эманирует в общество. Поэтому если в человеке зреют агрессия, жестокость, злобная нетерпимость, порождённые экзистенциалами тревоги, безысходности, страха и т. п., то от них на выходе трансцендирования человеческого сознания общество получает фанатичные идеи, радикальные призывы, экстре-мисткие действия и пр. Следовательно, «промежуточным звеном» и фильтром социальных проблем остаются отдельные индивиды с их внутренним духовным миром, который рвётся наружу, совершает трансцендирующие усилия, т. е. осуществляет своего рода «выход за» пределы духовного опыта.
Причём, трансцендентная сфера духовной деятельности требует мобилизации не только логико-дискурсивных способностей человеческой психики, но и ее образно-интуитивных, инстинктивных и других бессознательных потенциалов, не проясняемых до конца современной наукой. Вот почему явления субъективной сферы человеческого бытия зачастую объясняются с позиции мистики, как сверхъестественные процессы, т. е. процессы, непознаваемые в принципе, недоступные рациональной обработке, как сегодня, так и в будущем. Опасность такой тенденции заключается не только (а, скорее, и не столько) в теоретической ошибочности, но и в её практической социальной опасности стать основанием для муссирования лозунгов всё того же экстремизма (например, религиозного).
Выход из этой ситуации возможен, если объяснять причины мистификации человеческой психики через конкретный анализ трансцендирующих способностей последней. При этом трансцендентность должна пониматься как результат процесса социокультурной и гносеологической деятельности в посюстороннем мире, а не как выражение сверхъестественной сущности потустороннего Абсолюта.
Данный подход позволяет расширить анализ феноменов духовности и перевести их на уровень многообразных и актуальных экзистенциальных проблем. Подобный ракурс исследования возможен в силу того, что понятие трансцендентности, как уже отмечалось выше, достаточно многозначно. Кроме того, многозначность и многогранность трансцендентности позволяет соотносить его с проблемой экзистенциального поиска основ духовности не только в гносеологическом и аксиологическом аспектах, но и в ключе онтологического подхода. А это, соответственно, расширяет, ракурс научного исследования при решении вопросов, связанных с возрождением абсолютных начал духовности общества и личности как основ истинного бытия.
В частности, данный феномен можно рассматривать в контексте способности человеческой психики функционировать на различных уровнях реальности, когда трансцендирование позволяет проявиться глубинным пластам сознания. В этом
случае сознание «выходит за» пределы рациональных (разумных) структур и осуществляет механизм рационализации иррациональных фрагментов духовного бытия, лежащих за пределами досягаемости разума или логического мышления, так как связь рационального и иррационального — это проявление единства всех компонентов человеческой субъективности, ее целостности и полноты. Абсолютизация одной из этих сторон приводит к уродованию образов окружающего мира, искажению истины. Чрезмерное увлечение рационализированием создает предпосылку консерватизма и догматизма мышления, когда непонятое стремятся объявить ложным. Уклон в сторону иррациональных моментов порождает тенденцию мистификации того, что ещё не познано.
Поэтому очень важно находить оптимальный вариант диалектического единства рационального и иррационального в познании мира человеком. В более широком плане это находит своё выражение в единстве психического и физического, идеального и материального. Необходимо изучать такие феномены, которые недоступны обычному восприятию и рациональной интерпретации. К ним относятся: ясновидение, предсказание будущего и т. п. парапсихологические феномены. Результаты исследования подобных явлений свидетельствуют о том, что внутренний космос человека своими корнями уходит в глубины Вселенной. И это порождает различные концепции взаимосвязи макрокосма с микрокосмом. Однако большинство из них имеет чисто мистический характер. К последним относится, например, модель психики человека, разработанная С. Грофом [2]. Эта модель основана на ЛСД-опытах с изменённая сознанием людей. С. Гроф оценивал ЛСД как мощный катализатор биохимических и психических процессов мозга, способствующий появлению бессознательного материала на определенных уровнях личности.
Другой концепцией-интерпретацией изменённого сознания является голо-графическая модель К. Прибрама [3] и Д. Бома [4]. Авторы этой модели утверждают, что Вселенная представляет собой гигантскую голографическую систему и имеет квантово-механическую природу. Человек — порождение этой системы, поэтому его психика тоже содержит в себе голографические и квантово-механи-ческие принципы. Отсюда сознание оказывается способным «выходить» из своих имманентных сфер и проникать в любую часть пространства и времени, извлекая нужную информацию и упорядочивая ее в привычных для человека формах.
В контексте интерпретации сознания как «запредельного» феномена (феномена, выходящего за реальные пределы своего существования, т. е. трансцен-дирующего феномена) можно назвать ещё такие концепции, как: объяснение человека в качестве молекулы с информационным кодом Вселенной О. Рейзера [5]- лептонная гипотеза строения окружающего нас мира Б. И. Искакова [6]- модель «вечной психологии» К. Уилбера [7] и др.
Существует также ряд концепций, интерпретирующих человеческую психику как феномен с практически неограниченными возможностями. Это: «Четвертый путь» Г. Гурджиева [8], «Психология возможного развития человека» П. Д. Успенского [9] и др.
Названные концепции, несмотря на некоторые недостатки и натяжки в плане доказательности, аргументированности и т. п., обладают позитивным качеством: в них существует установка на убеждение, что для более или менее правильной интерпретации окружающей действительности человек должен хорошо познать потенции своего внутреннего мира как определенного микрообраза макромира. Чтобы давать правильную характеристику важным событиям, человек должен
познать самого себя. Имея адекватное представление о механизмах своего восприятия и обработки информация, можно объективно оценить и источники последней.
Эту задачу до сегодняшнего дня не решили ни религия, ни околонаучная мистика, ни оккультизм. Что же касается науки, то здесь наиболее значимых результатов достигли те области знания, которые изучают человеческую психику.
Обратимся, в частности, к некоторым практическим результатам психоаналитических исследований в области скрытых возможностей духовного мира человека в аспекте их соотнесенности с мистикой и оккультизмом.
В первую очередь, обозначим точку зрения на мистификацию бессознательных психических процессов выдающихся авторитетов в области психоанализа — 3. Фрейда [10] и К. Г. Юнга [11], которые крайне негативно относились к подобным тенденциям. Так, 3. Фрейд все оккультные символы человеческой психики считал проявлениям индивидуальных комплексов личности. К. Г. Юнг видел корни сверхъестественных феноменов в «архаическом сознании» человека, осуществлявшем через бессознательные образы связь поколений в их естественной истории. Отсюда получается, что трансцендентность выступает не как сверхъестественная противоположность реальному миру, а как противоположность имманентным глубинам психики, в которые она может погружаться и в качестве внешнего опыта, остающегося в памяти на бессознательном уровне и проявляющаяся во вне через неосознанные символы, интуитивные образа, инстинктивные действия, сама становиться имманентной этой среде.
Следует подчеркнуть невозможность полного игнорирования «мистического наития» как психологического явления (например, мистического экстаза), однако надо учитывать тот факт, что многие из подобных феноменов можно объяснить как специфические соединения ряда физиологических и психических элементов, не имеющих никакого отношения к мистике. Например, существуют факты спекуляции на мистической практике: использования в ней психофизических упражнений, дыхательной гимнастики, гипнотической сосредоточенности на определенных символах и т. д.
Ответ на причины мистификации психических феноменов может дать только современная наука. Поэтому нам следует обратиться к специфике научного подхода к объяснению психических феноменов, представления о которых находятся в настоящее время на стадии гипотетического анализа. Такие представления не являются логически доказанными и не считаются истинными на данной ступени познания, что зачастую и создает возможность мистифицировать отражаемые в них феномены, хотя последние являются не необъяснимыми, а необъяснёнными на сегодняшний день.
Нельзя не учитывать и того положения, что научное исследование продвигается по пути проб и ошибок, и определить ложность какого-либо вывода не всегда удаётся сразу и с однозначной точностью. Но поскольку данные явления всё — таки находятся в области научного изучения, то даже неверная информация о них может на уровне обыденного сознания приобрести статус непреложной истины. Поэтому исследование подобных феноменов (в данном случае духовно-психических) необходимо доводить до логического конца, рационализировать представление с них, т. е. освоить их, превратив в предмет научного знания. Задача заключается в установке на ограждение неисследованной области в науке от мистики. Наука всё уверенней входит в сферу изучения, понимания и объяснения загадочных явлений человеческой субъективности: психоанализа, телекинеза, телепатии, гипноза, нетрадиционных
методов лечения, психотерапии, аутотренинга, регенерации органов, клеток, тканей при помощи волевых усилий и т. п. Отсюда вытекает заключение, что выход сознания за собственные пределы является процессом вполне естественным.
А поскольку понятие «трансцендентность» выполняет функции реального феномена духовности, проявляющегося в духовно-практической, познавательной и психической деятельности человека, то вполне возможна и даже необходима такая его интерпретация, которая позволяет искать в самой природе человеческого сознания способность и потребность выходить за границы логико-дискурсивного мышления в ходе духовных усилий, особенно в процессе познания сложных проблем духовной действительности и действительной духовности.
Таким образом, в феномене трансцендентности отражаются пути духовного возрождения и гуманизации всех отношений в обществе. Это утверждение основано на той качественной характеристике транцендентности, которая отражает возможность и способность человека расширить границы своего внутреннего мира, открыться навстречу динамичности и многообразию мира, преодолеть в себе ограниченность ксенофобии, злобности и фанатизма, стать лояльным и толерантным. Именно такое понимание трансцендентности определяет подход к нему, как к универсальному духовному явлению, в котором воплощаются наиболее значимые для человека гуманистические ценности и нормы и который способен преодолеть «горизонт событий» экстремистских настроений и вывести общество в пространство позитивного и антиэкстремистского социума.
примечания:
1. Кант И. Критика чистого разума. — М.: Мысль, 1994.
2. Гроф С. За пределами мозга [Электронный ресурс] // http: //lib. ru/PSIHO/ GROF/grofl. txt (дата обращения: 23. 08. 2012).
3. Прибрам К. Языки мозга [Электронный ресурс] // http: //www. samomudr. ru/?p=1251 (дата обращения: 22. 08. 2012).
4. Бом Д. Общая теория коллективных переменных. Пер. с англ. А. В. Ниук-канена. — Москва: Мир, 1964. 152 с.
5. Reiser О. L. Non-Aristotelian Logic and the Crisis in Science. — & quot-Scientia"-, 1937, t. III.
6. Искаков Б. Лептонная концепция мироздания — синтез науки и религии? [Электронный ресурс] // http: //www. kuchaknig. ru/show_book. php? book= 36 858 (дата обращения: 24. 08. 2012).
7. Уилбер К. Интегральное видение. — М.: Открытый Мир, 2009.
8. Г. Гурджиев. Человек — это многосложное существо [Электронный ресурс]
// http: //fway. org/onlinelib/64--q-q/325---q---q----. html (дата обращения: 18. 08.
2012).
9. Успенский П. Д. Психология возможного развития человека [Электронный ресурс] // http: //mik-ko9. ya. ru/replies. xml? item_no=7966 (дата обращения: 21. 08. 2012).
10. Фрейд З. Психология бессознательного. — М.: Просвещение, 1989.
11. Юнг К. Г. Об архетипах коллективного бессознательного // Вопросы философии. — 1988. — № 1. — С. 133−150.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой