Управление в координатах общественного взаимодействия (философский дискурс)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДк 101. 1
УПРАВЛЕНИЕ В кООРДИНАТАХ ОБЩЕСТВЕННОГО
взаимодействия (философский дискурс)
Е. В. Крысова
GOVERNANCE IN THE COORDINATES OF SOCIAL INTERACTION (PHILOSOPHICAL DISCOURSE)
E. V. Krysova
Статья посвящена изучению теоретического рассмотрения темы управления в социально-философской мысли. Феномен управления представлен в свете политико-правовых концепций, а так же области пересечения понятий власти и управления.
The paper is devoted to the theoretical consideration of the governance in the social and philosophical thought. The phenomenon of governance is presented in the light of political and law concepts, also as the intersection of the definition of authority and governance.
ключевые слова:
управление в государстве, власть, субъект-объектные отношения.
Keywords:
governance in the state, authority, subject-object relations.
Изменчивость социального бытия предполагает изменение представлений человека об окружающей его действительности. Управление, как акт человеческой деятельности возникает еще в древние времена, когда группа людей объединяется для достижения общей цели. Получая различные проявления в последующие столетия, феномен управления не остается частным случаем жизни социума, а становится многоаспектной проблемой для изучения и теоретического научного обоснования. В этой связи особую актуальность приобретает проблема осмысления управления как акта интеракции индивидов, выстраивания отношений подчинения, либо их отрицания, идеализации представлений о верховенстве субъекта.
Социально-философское теоретическое наследие определило применительно к управлению несколько областей рассмотрения: политико-правовую, ставящую в центр внимания рассмотрение управления в государстве- область смежного пересечения понятий власти и управления, а так же углубленное изучение «субъект-объектных» отношений в управлении. Представим экскурс в социально-философскую мысль, отражающий ретроспективу развития взглядов отечественных и зарубежных философов на проблему управления.
Античная философская мысль расставляет акцент на выполнении государством своих основных задач. В идейных воззрениях Платона такой задачей выступает устроение общей жизни людей, чтобы все были счастливы через добродетель. Но исполнить эту задачу можно только посредством подчинения всех житейских отношений принципам нравственного назначения человека. Основ-
ными задачами государства Аристотель считал предотвращение чрезмерного накопления имущества граждан, чрезмерного роста политической власти личности и удержания рабов в повиновении. Китайских мыслителей древности волновал вопрос образа и содержания личности, точнее, вопрос о том, какими качествами должны обладать управляющие и управляемые для того, чтобы в стране царили порядок и умиротворенность [1]. В философской традиции Нового времени обращаются к управлению в связи с становлением теории государства. Автор «Государя» Н. Макиавелли мало озабочен решением этических вопросов. Главное для него — выяснить, какими способами государи могут управлять государствами и удерживать власть над ними. Прежде всего, полагает Макиавелли, созданием прочного фундамента власти. Противоположной точки зрения придерживался французский политик, философ, экономист Жан Боден. Важную часть его труда «Шесть книг о государстве» составляли исследования по устройству управления как центрального, так и на местах. «Государство есть осуществление суверенной власти справедливого управления многими семьями и тем, что находится в их общем владении» — писал Боден. «Государства учреждаются по принуждению сильнейших или же в результате согласия одних людей добровольно передать в подчинение других людей всю свою свободу целиком, с тем чтобы эти последние ею распоряжались, опираясь на суверенную власть либо без всяких законов, либо на основе определенных законов и на определенных условиях» [2].
Кроме этих двух точек зрения, которые не равнозначны друг другу, особый исследовательский интерес представляет понимание места и роли государства в Гегелевской системе. В своей статье «Государство и индивид в философии Гегеля» автор Александров А. А. пишет: «Государство в гегелевской системе — вершина нравственности. Оно выступает как некий банк человеческого потенциала, в котором хранится и творчески используется энергия миллионов людей. В этом своем качестве оно выступает как высший социальный субъект, соединяющий воедино волю и деятельность огромного числа людей, и направляющий их по единому социальному руслу» [3]. Значительный интерес для рассмотрения управления в координатах отношений государства и общества, выстраивания управленческого воздействия представляет концепция государства отечественного философа, социолога и логика А. Зиновьева. Основой рассуждений Зиновьева по обозначенному спектру вопросов является вывод философа о принципиальном единстве, диалектической взаимосвязи института общества и государства. Данный вывод следует из эксплицитного понимания Зиновьевым общества как социооргани-ческой целостности, социоорганического «тела», управляемого адекватным ему «мозгом» — государством. В свою очередь, государство как «управляющий орган общества» изначально предполагает имеющим быть управляемое общественное «тело». Соответственно государство рассматривается Зиновьевым не только как этап (пусть высший) в развитии общества, а как «необходимый», хотя и «не достаточный признак общества» [4].
Автор статьи придерживается позиции, что бинарность, присутствующая в описании управления как взаимодействия субъекта и объекта управления, подразумевает существование определенных инструментов воздействия, одним из которых является феномен власти.
Введение властного компонента в рассмотрение процесса выстраивания
общественных отношений обращает внимание исследователя на этические, психологические механизмы регуляции управленческого воздействия. Авторская концепция власти и управления Васильева Г. Е. определяет власть как подавление, источником которого выступает страх. А стремление к власти есть не что иное как компенсация этого внутреннего страха. Основным управленческим противоречием автор называет противоречие должного и сущего во власти. Итак, власть можно определить как активную проекцию внутреннего хаоса человека на других, имеющую своей целью компенсацию этого подспудного, мучительного для самого человека, внутреннего его зияния, внутренней его пустоты. И в этом огромная управленческая проблема [5, с. 42]. Так же автор отличает собственное понятие управления от тех вариантов трактовки управления, которые встречаются в философской литературе: «как функция власти», «формальное выражение власти», «механизм власти». Он определяет управление как процесс, обратный «подавлению», обратный «власти», а именно — творческое освобождение человека [6, с. 68].
Продолжая разговор о власти в процессе общественного взаимодействия, следует акцентировать внимание на источниках власти. Проанализировав ряд классификаций источников власти, приходим к выводу, что, несмотря на динамизм (способность усиливаться, либо иссякать) властных источников, можно выделить следующие основные группы:
1. Власть примера (авторитет, престиж, харизма), то есть, в качестве источников выступают исключительные личные качества правителя, политического лидера-
2. Власть принуждения — источники и ресурсы власти, возникающие и поддерживаемые с помощью силы, то есть физического, экономического, военного могущества. Реальная жизнь подсказывает, что между властью и силой не всегда существует прямая связь. Сила не гарантирует процесс властвования, ибо пока объект сопротивляется, не повинуется, он — не подвластная, а противоборствующая сторона. И власти нет, а есть лишь борьба за власть.
3. Власть убеждения (традиции, мифы, освящающие носителя власти). Традиции общественного сознания и бытия могут долгое время питать и поддерживать верховную власть. Но современные мифы, особенно инициированные сверху, оказываются, как правило, ненадежным ресурсом [7].
Конфисахор А. Г. строит триаду власти, в основание которой положены сила, богатство, знание. В своей монографии & quot-Метаморфозы власти& quot- Тоффлер считает, что наиболее разносторонни и основательны знания, поскольку с их помощью человек в состоянии решить задачи, которые могли бы потребовать использования насилия или богатства. Зачастую знания можно использовать так, чтобы другие люди были вынуждены действовать желательным для субъекта способом, а не в собственных интересах. Знания дают власть высочайшего качества. Из трех источников власти (сила, богатство, знание) знание распределяется хуже. Перераспределить знания (в особенности знания о знаниях) важнее, чем другие главные средства власти. Это может привести и к перераспределению силы и богатства. Сверхконцентрация средств власти опасна (аналогичным образом опасна недостаточная концентрация этих средств). Роль знаний качественно изменилась, произошло возвышение новой системы создания материальных
ценностей. Это стало причиной, способствовавшей структурным переменам во всей системе властных отношений. Новая революционная система создания материальных ценностей не может распространяться, не вызвав личных, политических и международных конфликтов. Изменились способы создания благосостояния и формирования экономических отношений. В итоге они столкнулись с теми субъектами власти, которые отстаивают свои интересы и чье господство было рождено предыдущей системой. Возникли ожесточенные противоречия, поскольку каждая сторона борется за контроль над будущим. Самую высококачественную власть, отмечает Э. Тоффлер, дает применение знаний. При этом она предполагает максимальную эффективность — достижение цели с минимальными источниками власти и затратами ресурсов. Знания зачастую могут использоваться для того, чтобы заставить объект власти принять последовательность операций при выполнении действий, предлагаемую субъектом власти. При этом появляется потенциальная возможность (опять-таки основанная на информации и знаниях) убедить объект воздействия в том, что он сам придумал эту последовательность. Знание может служить для приумножения богатства и силы. И сила, и богатство зависят от знания, оно становится важнейшим компонентом силы и богатства, их сущностью. Знание обладает огромной гибкостью, у него есть характеристики, которые делают знание психологически фундаментально отличным от менее значимых иных источников власти, присущих предыдущим этапам развития общества [8].
Очевидно, что понятие управления, транслируемое социальными, политическими, правовыми учениями не может быть выражено однозначно. Тем не менее, ряд исследователей сходятся во мнении, что управление заключает фокус подчинения (философский, антропосоциологический, духовно-этический подходы). Но, может ли этот фокус основываться лишь на власти? Семантика власти определяет ее не только как распоряжение, волеизъявление, но еще и как идею. Идея власти — это идея, в которую должны верить те, кем эта власть управляет. Такая власть существует до тех пор, пока в нее верят! Носителем идеологической концепции власти становится конкретный субъект (Государь). Этот канон западноевропейского христианского менталитета был разработан в Средневековье Августином Блаженным (власть вручена правителю Богом с целью спасения подданных) и Фомой Аквинским (сущность власти — это порядок господства и подчинения, заведенный Богом). Носителями «концептуальной власти» выступают, как правило, конкретные исторические личности [9, с. 23]. Атрибутом современного мира выступает движение, проникающее во все сферы социокультурного, вызывая повсеместные процессы ускорения, уплотнения, сжатия и выводя на передний план процессуальные характеристики явлений. По мнению Чайковского Д. В. власть также должна описываться в категориях движения и процессуальности. Он призывает сместить акцент с институциональных характеристик власти на процессуальный характер властных отношений, где динамизм процессуального развертывания власти определяется ее интеграцией во всеобщее движение. Подобный подход отрицает рассмотрение власти через ее ассоциацию с институциональной иерархией, а властные отношения — через взаимодействие субъектов и их статусных позиций в этой иерархии [10, 39].
Таким образом, приходим к выводу, что интенция власти реализуется в ва-
риантах подавления, существования «идеи власти», либо движения власти. Будь то движение в направлении все большего расширения сферы своего влияния или повышения эффективности воздействия на объект. М. Фуко подчеркивает, что в исследовании власти важны именно ее процессуальные характеристики: как власть властвует и заставляет себе повиноваться, как властные отношения действуют независимо от индивидов [11, 39].
В заключение подчеркнем, что общественное взаимодействие, так выразительно существующее в практике повседневности, находит свое отражение в таких категориях как отношения, власть, управление, воздействие. Интеракция, наблюдаемая в управленческих отношениях, выступающих частью общественных отношений, возможна в рамках системы, которая представляет собой объективную совокупность закономерно связанных друг с другом элементов, предметов, явлений, обусловленных знаниями о природе и обществе.
примечания:
1. Лебедев В. Китайская философия управления, не имеющая себе равных // Вестник. — 1997. — № 9 [Электронный ресурс] URL: http: //www. vestnik. com/ issues/97/0722/win/lebedev. htm (дата обращения: 07. 05. 2011).
2. Политология: хрестоматия / Сост. Проф. М. А. Василик, доц. М. С. Вершинин. — М.: Гардарики, 2000. — С. 443.
3. Александров А. А. Государство и индивид в философии Гегеля. [Электронный ресурс] URL: http: //www. espi. ru/Content/Conferences/Papers2004/ aleksandrovA. htm (дата обращения: 07. 05. 2011).
4. Катышевцева Е. В. Проблема государства в социальной философии А. Зиновьева // Проблемы образования, науки и культуры. Выпуск 17. Известия Уральского государственного университета. 2005. № 34. С. 41−48. [Электронный ресурс] URL: http: //proceedings. usu. ru/?base=mag/0034(0317−2005)& amp-xsln=showArticle. xslt& amp-id=a06&-doc=. /content. jsp (дата обращения: 07. 05. 2011).
5. Васильев Г. Е. Личностная философия власти и управления. Часть 1 Власть. // Вопросы культурологии. 2009. № 11. С. 40−44.
6. Васильев Г. Е. Личностная философия власти и управления. Часть 2 Управление. // Вопросы культурологии. 2009. № 12. С. 67−71.
7. Власть как общественное явление. [Электронный ресурс] URL: http: //www. finteoria. ru/vlast. html (дата обращения: 8. 01. 2013)
8. Конфисахор А. Г. Триада власти: сила, богатство, знание. [Электронный ресурс] URL: http: //www. ippnou. ru/print/1 727/ (дата обращения: 8. 01. 2013)
9. Колесов М. С. Философия власти: политическая власть и государство. // Вестник СевГТУ. Вып. 56: Философия. — Севастополь: Издательство СевГТУ, — 2004. — С. 22−32.
10. Чайковский Д. В. Власть как процесс (по мотивам философии А. Уай-тхеда). // Вестник Челябинского государственного университета. № 2, 2011. С. 39−43.
11. Чайковский Д. В. Власть как процесс (по мотивам философии А. Уай-тхеда). // Вестник Челябинского государственного университета. № 2, 2011. С. 39−43.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой