Оценка уровня физического развития молодого населения пензенского региона с применением популяционноцентрического метода соматотипирования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Демография


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

члененных частей тела / В. Н. Звягин, М. А. Григорьева // Судебно-медицинская экспертиза. — 2006. — Том 49. — №
2. — С. 20−24.
5. Идентификация типа телосложения мужчин по длинным трубчатым костям конечностей / В. И. Чикунов, Н. Н. Медведева, И. В. Аверченко, А. А. Филиппов // Морфологические ведомости. — 2004. — № 1−2. — С. 117.
6. Каминский, Л. С. Обработка клинических и лабораторных данных / Л. С. Каминский. — Л.: Медгиз, 1959. — 243 с.
7. Неклюдов, Ю. А. Методические рекомендации об определении половой принадлежности костей кисти / Ю. А. Неклюдов. — М. — 1976. — 18 с.
8. Неклюдов, Ю. А. Данные остеологического исследования мелких костей кистей / Ю. А. Неклюдов // Последняя страница истории царской семьи: итоги изучения Екатеринбургской трагедии: Материалы научной конференции.
— Екатеринбург. — 1994. — С. 72−74.
9. Пашкова, В. И. Основные вопросы и методы экспертизы прижизненных признаков личности по костным останкам / В. И. Пашкова // Судебно-медицинская экспертиза. — 1962. — Т. 5. — № 2. — С. 55−57.
10. Рубежанский, А.Ф. Судебно-медицинские остеологические исследования при решении вопросов идентификации трупа и определения давности смерти / А. Ф. Рубежанский, Й. -В. Й. Найнис, Н.Н. Стрелец//Судебно-меди-цинская экспертиза. — 1979. — Т. 22. — № 1. — С. 13−17.
11. Штефко, В. Г. Схема клинической диагностики конституциональных типов / В. Г. Штефко, А. Д. Островский. -Л.: Биомедгиз, 1929. — 79 с.
12. Martin, R. Lehrbuch der Antropologie in systematischer Darstellung / R. Martin. — Jena. — 1928. — S. 36−121.
13. Rautmann, H. Untersuchungen ьber die Norm. Ihre Bemetung und Bestimmung / H. Rautmann. — Jene. — 1921.
— S. 5−31.
УДК 314. 144(045)
ОЦЕНКА УРОВНЯ ФИЗИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МОЛОДОГО НАСЕЛЕНИЯ ПЕНЗЕНСКОГО РЕГИОНА С ПРИМЕНЕНИЕМ ПОПУЛЯЦИОННОЦЕНТРИЧЕСКОГО МЕТОДА СОМАТОТИПИРОВАНИЯ
О. В. Калмин, Т.Н. Галкина
ГОУ ВПО «Пензенский государственный университет»
Изучали соматотипические особенности 309 юношей и девушек Пензенского региона в возрасте 16−21 года с применением популяционноцентрического способа соматотипирования по Б. А. Никитюку и А. И. Козлову. Установлено, что популяция пензенской молодежи характеризуется преобладанием среди юношей лиц брахиморфного нормотрофического типа, с распределением подкожного жира преимущественно ниже пояса и на туловище- среди девушекчаще встречаются индивидуумы мезоморфного телосложения гипотрофического типа, с распределением подкожного жира преимущественно ниже пояса и на конечностях. В обеих половых группах, по индексу Кетле II, в целом отсутствует излишняя масса тела. Ключевые слова: физическое развитие, соматотипирование.
ESTIMATION OF LEVEL OF PHYSICAL DEVELOPMENT OF YOUNG POPULATION OF PENZA REGION WITH APPLICATION OF A POPULATIONCENTRIC METHOD OF SOMATOTYPING
O.V. Kalmin, T.N. Galkina
Penza State University
Investigated features of a body build of 309 young men and girls of the Penza region in the age of 16−21 years. B.A. Nikitjuk and A.I. Kozlov method was applied to definition of type of a body build. The Penza youth is characterized by prevalence among young men of faces brachymorphic normotrohpical type, with distribution of hypodermic Adeps mainly below a girdle and on a trunk. Among girls there are people mesomorphic body builds hypotrophical type, distribution of hypodermic Adeps mainly below a girdle and on extremities is more often. In both groups on the average there are no surpluses of mass of a body. Key words: physical development, somatotyping.
Обеспечение запросов практики по применению накопленных интегративной антропологией знаний для оптимизации лечебных и профилактических, педагогических и воспитательных мероприятий возможно на основе учения о конституции. Это позволит лечить не болезнь, а больного, воспитывать не ученика, а личность, тренировать не спортсмена, а конкретного человека [14]. Конституция по определению Б. А. Никитюка, — целостность морфологических и функциональных свойств, унаследованных и приобретенных, относительно устойчивых во времени, определяющих особенности реактивности организма, темпы его индивидуального развития и материальные предпосылки способностей человека [14]. Традици-онны (и в этом большой вклад отечественных антропологов-В .В. Бунака, Я. Я. Рогинского, П.Н. Башкиро-
ва, а также — В .П. Чтецова, Е .Н. Хрисанфовой, Б .А. Ни -китюка и др.) морфологические подходы в учении о конституции. Анатомическим проявлением конституции служит соматотип [14, 19], диагностирование которого на основании данных измерения тела приблизило конституционологию к точным наукам. В структуре физического состояния людей в порядке значимости ведущим является соматометрический или антропометрический фактор [2]. Именно антропометрический подход с определением параметров физического развития и типа телосложения, по мнению В. Г. Николаева (2006), идеален для осуществления мониторинга здоровья и физического статуса [19]. Согласно современным представлениям, существует несколько принципиально различающихся подходов в определении типа телосложения. Популяцион-
ноцентрический подход к диагностике типа телосложения, в противоположность индивидуальноцентрическому, позволяет определить место обследуемого в пределах более локальной группы, тогда как распространенные на данный момент индивидуальноцентрические схемы диагностики соматотипа ориентированы на особенности фенотипа, оценивая степень выраженности признаков «в масштабе человечества» [18]. Популяционноцентрические схемы диагностики соматотипа, по Б. А. Никитюку и А. И. Козлову, весьма актуальны в клинической практике. Объясняется это тем, что, в частности, именно предложенная этими авторами схема предполагает минимальное количество измерений и относительную простоту соматотипирования наряду с информативностью при оценке темпов индивидуального развития и настоящего уровня обменных процессов, кроме того, дает возможность определить параметры т.н. «региональной нормы» для изучаемой популяции [18, 19].
В связи с этим целью данного исследования явилось изучение соматотипических особенностей юношей и девушек Пензенского региона с применением популяционноцентрического способа соматотипирования по Б. А. Никитюку и А. И. Козлову.
Материалом исследования послужили 309 молодых людей в возрасте 16−21 года, проживающие в г. Пензе и Пензенской области с момента рождения по настоящее время (из них 42. 07% юношей и 57. 93% девушек). Применялась антропометрическая методика по В. В. Бунаку [3] с использованием стандартного инструментария. Для всех параметров определялись средняя арифметическая (M), ошибка средней (m), среднее квадратическое отклонение (о). В работе использован метод диагностики соматотипа, по А. И. Козлову, Б. А. Никитюку, предполагающий определение индекса морфии (относительная ширина плеч для мужчин и относительная ширина таза для женщин) и индекса трофии (отношение суммарной толщины четырех кожных складок к длине тела). Согласно этой методике измеряли толщину кожных складок на спине под нижним углом лопатки, на задней поверхности плеча, на животе справа от пупка и на латеральной поверхности голени. Дополнительная индивидуализация данных соматотипирования осуществлялась с помощью вычисления абсолютных значений индекса Кетле II, или индекса массы тела (ИМТ), и по показателям топографии подкожного жира (соответствие — несоответствие особенностей распределения жировой клетчатки, характерной для данной группы- распределение по «мужскому» или «женскому» типу) [18]. Для каждого из этих параметров определяли границы интервалов (М-3о), (М±0,67о), (М+3о). Для оценки информативности результатов соматотипирования применялась также схема Рис-Айзенка, позволяющая определять тип телосложения по результатам одноименного индекса. Полученные данные обработаны методами вариационной статистики. Распределение описанных в данной работе антропометрических признаков определено как нормальное или близкое к нормальному (по методике Шапиро-Уилкса). Полученные данные сравнивали с результатами аналогичных исследований в других регионах России.
Исследование показало, что средняя масса тела в пензенской популяции девушек оказалась одной из самых низких среди популяций юношеского возраста в сравниваемых регионах. Показатели средней
массы тела у пензенских девушек 16−20 лет могут схожи с таковыми у саратовских студенток 17−25 лет по данным К. В. Третьяковой (2004) [21], И. Г. Добровольского (2001) [7], В. Н. Николенко, И.С. Аристовой
(2006) [20], девушек 17−18 лет Кировской области по данным В. И. Циркина и В. С. Богатырева (2002) [24] и Красноярска по данным Е. П. Шарайкиной (2004) [25]- можно также отметить, что их масса тела находится на уровне средней массы тела женщин, равной по, Б. А. Бунаку, 56 кг (1941) и лучших спортсменок — гимнасток середины прошлого века (1966) [10]. В популяциях женщин и девушек Томска 18−19 лет [2], Красноярска [1, 23, 25], Тюмени 16−20 лет [11] и среди лучших спортсменок — пловчих [10] средняя масса тела в целом превышает таковую у пензенских девушек. При этом следует отметить, что масса тела в популяции пензенских юношей превышает таковую не только в популяциях юношей и мужчин прошлого века [3], студентов Томска [2], но и в сравнении с новосибирскими студентами (Филатов О.М., 1993), юношами Саратова [8, 22], юношами г. Читы [13], юношами Красноярска — 17−18 лет 1995−1996 гг. и 2003−2004 гг. [1, 25] и студентами Ростова- на Дону -17−21 года [4]. Незначительными различиями в массе тела характеризовалась группа лучших спортсменов — гимнастов [10], так как при небольшой разнице в массе с юношами Тюмени 17−21 года [11] и муж -чинами Саратова в возрасте 20−24 лет [16] обращает на себя внимание значительная разница в длине тела. Большую массу тела в сравнении с юношами Пензы и области имеют только спортсмены-тяжелоатлеты [10] и курсанты — тяжелоатлеты Военного института физической культуры г. Санкт-Петербурга [5].
Более полную картину дает сравнение показателей компонентного состава тела и результатов весоростовых индексов, традиционно применяемых в антропологических исследованиях. Индекс плотности тела (индекс Рорера) составил у пензенских девушек в среднем 1. 28±0. 01 кг/м3, у юношей — 1. 32±0. 02 кг/ м3. По результатам индекса Рорера, среди юношей и девушек преобладают субъекты с высокой (46. 92% и 40. 22%, соответственно) и средней плотностью тела (30% и 37. 43%, соответственно) — девушек с низкой плотностью тела (22. 35%) меньше, чем юношей (23. 08%). Наши данные согласуются с результатами исследования Е. П. Шарайкиной (2004)о плотности тела популяции молодежи Красноярска и подтверждаются значениями индекса Кетле II (индекса массы тела, ИМТ). Среднее значение ИМТ у девушек было равно 20. 83±0. 19 кг/м2, у юношей — 23. 14±0. 34 кг/м2, что свидетельствует об отсутствии у них в целом излишней массы тела. В целом наши данные подтверждают общую ситуацию на настоящий момент в России среди русскоязычного населения: о дефиците массы среди молодежи обеих половых групп говорят исследования В. Н. Николенко, И .С. Аристовой (2006), Г .А. -Добровольского (2001), В. С. Уметского (2003), И.Г. -Добровольского (2001) и др. в Саратове, Д.В. Макси-нева, Т. Н. Маляренко в Тамбове, А. В. Кондрашева (2000), Е. В. Чаплыгиной и др. — в Ростове-на-Дону
(2007) и другие. В Пензенской области индекс Кетле II у девушек соответствовал норме в 78. 77% случаев, хроническая энергетическая недостаточность наблюдалась в 17. 32%, лишний вес — в 3. 35%, ожирение -в 0. 56%. У юношей индекс массы тела был более вариабелен (Су=16. 6%), чем у девушек (Су=12. 1%). Норма у юношей выявлена в 67. 69% случаев, лиш-
ний вес — в 17. 69%, хроническая энергетическая недостаточность — в 7. 69%, ожирение — в 6. 93%. Для сравнения: по данным М. А. Негашевой и Т.А. Мишко-вой (2007), 16% юношей и 2% девушек в Москве имеют избыточную массу тела (предожирение) — у 2% юношей диагностировано ожирение [17]. При этом обращает на себя внимание тот факт, что у девушек Пензенского региона более чем в два раза чаще встречается дефицит массы тела (17,32%), а у юношей более чем в шесть раз чаще, чем у девушек, -избыток массы тела (24,62%) (рис. 1).
По относительной толщине кожно-жировых складок в популяции за пределами интервала (М-3о) оказались четыре человека (1. 31%) — гипертрофия выявлена в 17. 48% случаев- нормотрофия — в 38. 83%- гипотрофия — в 42. 39%. Величина относительной толщины суммы четырех кожных складок в среднем в популяции равна 3. 72±0. 01 (о=1. 28), отдельно у юношей — 2. 80±0. 01, у девушек — 3. 72±0. 15. Распределение подкожного жира по сумме величин кожножировых складок (КЖС) в исследованной группе говорит о преобладании подкожного жира ниже уровня пояса (КЖС =3. 00±0. 08 см) и на конеч-
'- (живот+голень) '-
ностях (КЖС. =2. 87±0. 07 см). При этом в груп'- (плечо+голень) IV Г- ]
пе юношей более выражено распределение подкожного жира на туловище и ниже уровня пояса (2. 66±0. 06 см и 2. 68±0. 05 см, соответственно). В группе девушек характерным оказалось распределение подкожной жировой клетчатки ниже уровня пояса (КЖС =3. 24±0. 03 см) и на конечностях
'- (живот+голень) '-
(КЖС =3. 24±0. 04 см). Топография жироот-
'- (плечо+голень) '- I Т I
ложения в популяции молодежи Красноярска (по данным Е.П. Шарайкиной), определяемая по толщине жировых складок, выявила преимущественное накопление жира ниже пояса при максимальных жировых складках на бедре (17,35±0,36 мм), голени (15,45±0,28 мм) и животе (14,42±0,35 мм), что вполне схоже с нашими данными, говорящими о преимущественном распределении подкожного жира ниже пояса и на туловище у юношей и среди девушек преимущественно ниже пояса и на конечностях.
Относительная ширина плеч у юношей в группе составила в среднем 21. 05±0. 10% (о=1. 35), относительная ширина таза (межгребневого размера) у девушек была равна -16. 01±1. 08% (о=1. 10). В рамках данной работы для исследованной группы были определены границы интервалов (М-3о), (М±0. 67о) и (М-3о) для индексов морфии и трофии (табл. 1). По индивидуальным значениям относительной ширины плеч (таза) и относительной толщины четырех кожно-жировых складок для каждого индивида был определен номер интервала, в который вписывались соответствующие значения с диагностированием уровня «морфии» и «трофии». Среди юношей по уровню морфии за пределами интервала (М-3о) оказался один человек (0. 78%), юношей долихоморфного телосложения было выявлено 11. 54%, мезоморфного телосложения — 22. 31%, брахиморфного -65. 37%. Среди девушек за пределами интервала (М-3о) оказался также один человек (0. 56%), девушек долихоморфного телосложения было выявлено 23. 46%, мезоморфного телосложения -53. 08%, брахиморфного — 22. 90% (рис. 2, табл. 2).
Отсутствие сведений об антропометрическом портрете пензенской популяции в предыдущие годы не позволяет нам делать какие-либо выводы о динамике изменений физического развития юношес-
кого населения Пензенского региона, но полученные нами данные в целом совпадают с общей картиной по регионам с русским населением. Так, например, современные исследователи, исследующие динамику изменений пропорций тела женщин, отмечают продолжение процессов акцелерации, выражающейся в увеличивающейся высокорослости и астенизации с уменьшением широтных размеров и тенденцией к гинандроморфии на фоне неизменной массы тела. По данным Е. П. Шарайкиной (2005), в Красноярске [25], в Тамбове [15] и Белгороде выявлено преобладание либо увеличение числа девушек с астенической конституцией. В Ростове-на-Дону [4, 9] среди юношеского населения продолжают увеличиваться как абсолютные, так и относительные размеры конечностей (признак акцелерации). Признаками, подтверждающими наличие процесса акцелерации в популяции девушек в Пензенском регионе, могут послужить результаты индексов пропорциональности.
При применении индивидуальноцентрического подхода в ходе соматотипирования по результатам индекса Рис-Айзенка было выявлено среди девушек 74. 30% астеников и 24. 02% нормостеников, девушки пикнического типа встречались в 1. 68%. Среди юношей выявлены 53. 08% нормостеников, 28. 46% астеников и 18. 46% пикнического типа (рис. 3). Расхождения в распределении соматотипов при применении двух данных методик могут быть обусловлены региональными особенностями. Для сравнения -в Красноярске 2004 г. среди девушек по индексу Rees-Eisenck33,6%, 50,4% и 16,0%, соответственно, то есть результаты соматотипирования, по Rees-Eisenck характеризовали популяцию девушек 2004 года в целом как нормостеническую (индекс=99,08±0,52). Среди юношей — 53. 07% нормостеников, 28. 46% астеников и 18. 46% пикнического типа, в целом же — астеники (индекс=106,8±0,7). При этом, отмечает Е.П. Ша-райкина, оценка типов телосложения по Rees-Eisenck указывает на то, что вне зависимости от избранной методики соматотипирования в популяции молодых людей Красноярска в период «постакселерации» изменчивость габаритных параметров и компонентного состава сомы характеризуется половым диморфизмом. В популяции юношей отмечается на фоне феномена ретардации более выраженное увеличение жировой массы, сопровождающееся большим снижением мышечной массы, показателей мышечной силы и уменьшением широтного вектора сомы [25].
Эти данные согласуются в целом с данными других авторов, но преобладание в женской группе ат-летов-астеников значительно более выражено в Пензенской области в сравнении с другими сравниваемыми регионами.
Таким образом, применение популяционноцентрического метода определения соматотипа дает возможность не только выявить индивидуальные особенности течения онтогенетических процессов любого из обследуемых в рамкахданной популяционной группы, но и дифференцировать «региональную норму» признаков в зависимости от типа телосложения. Соматотипирование популяционноцентрическим методом показало, что популяция пензенской молодежи характеризуется преобладанием среди юношей лиц брахиморфного и нормотрофического типов, с распределением подкожного жира преимущественно ниже пояса и на туловище- среди деву-
шек чаще встречаются индивидуумы мезоморфно- ниже пояса и на конечностях. В обеих половых груп-го телосложения и гипотрофического типа, с рас- пах по индексу Кетле II в целом отсутствует излиш-пределением подкожного жира преимущественно няя масса тела.
А Б
1 — долихоморфия- 2 — мезоморфия- 3 — брахиморфия- 4 — менее М-3с Рис. 2. Распределение соматотипов юношей (А) и девушек (Б) по уровню морфии (%).
А Б
Рис. 3. Распределение соматотипов юношей (А) и девушек (Б) по индексу Рис-Айзенка (%).
Таблица 1
Характеристика антропометрического статуса пензенской молодежи
Признак М-3 а М-0. б1а M М+0. б1о М+3о
Относительная ширина таза (жен.) 11. б9 15. 11 16. 01 1б. 15 19. 31
Относительная ширина плеч (муж.) 11. 01 10. 15 21. 05 11. 95 15. 09
Относительная толщина кожно-жировых складок -0. 13 1. 8б 3. 72 4. 58 1. 51
Таблица 2
Распределение популяции пензенской молодежи по уровню морфии (%)
Долихоморфия Мезоморфия Брахиморфия Менее (М-3а)
Юноши 11. 54% 11. 31% б5. 31% 0. 18%
Девушки 13. 4б% 53. 08% 11. 90% 0. 5б%
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. Анисимова, Е. Н. Антропометрические характеристики и биохимические показатели крови юношей различных типов телосложения: Автореф. дис. … канд. мед. наук/ Е. Н. Анисимова. — Красноярск, 2004. — 25с.
2. Безматерных, М. Я. Физическое развитие учащейся молодежи г. Томска и влияние спортивного совершенствования на некоторые функциональные признаки: Дис. … канд. мед. наук / М. Я. Безматерных. — Томск, 1968. — 245 с.
3. Бунак, В. В. Антропометрия: Практический курс / В. В. Бунак. — М., 1941. — 368 с.
4. Вартанова, О. Г. Характеристика анатомических компонентов соматотипа здоровых людей — жителей юга России юношеского и первого периода зрелого возраста и при дисфункции некоторых эндокринных желез: Автореф. дис. … канд. мед. наук / О. Г. Вартанова. — Волгоград, 2003. — 22с.
5. Вихрук, Т. Н. Морфологические особенности курсантов военного института физической культуры в зависимости от спортивной специализации / Т. Н. Вихрук, А. Я. Вихрук // Современные аспекты фундаментальной и прикладной морфологии: Материалы Всероссийской науч. конф. с международ. участием. — СПб., 2004. — С. 134−137.
6. Антропометрический статус в структуре физического состояния студентов и его значимость при различных эргофизиологических режимах двигательной активности / Н. А. Добровольская, Л .П. Середенко, Т .В. Семенова, Н .И. Гурже-ева // Вестник научных исследований. — Донецк, 1995. -№ 5. — // www. bit. te. ua/ukr/DSR/199 505/24. html
7. Добровольский, И .Г. Анатомо-функциональные особенности саратовской популяции женщин 20−25 лет / И. Г. Добровольский // Морфология. — 2001. — Т. 126, — № 4. — С. 70.
8. Еремин, А. В. Характеристика физического развития саратовских студентов — мужчин (по данным антропометрии): Дис. … канд. мед. наук / А. В. Еремин. — Саратов, 2000. — 179 с.
9. Ермашова, С. В. Варианты соматотипов при гипе-рандрогенных состояниях у девушек 16−18 лет: Автореф. дис. … канд. мед. наук/С.В. Ермашова. — Ростов-на-Дону, 2006. — 22 с.
10. Иваницкий, М. Ф. Анатомия человека. Т.2 / М. Ф. Иваницкий. — М., 1966. — 352 с.
11. Ионина, Е. В. Морфотипологическая характеристика жителей тюменской области юношеского возраста во взаимосвязи с показателями сердечно-сосудистой системы: Автореф. дис. … канд. мед. наук / Е. В. Ионина. — Тюмень, 2003. — 22 с.
12. Антропометрические характеристики молодых мужчин Кузбасса и города Кемерово /Л.К. Исаков, В. В. Казимиров, М. И. Золотухин, С. А. Терешин // Материалы Международной научной конференции, посвящённой 450-летию города Астрахани. // Астраханский медицинский журнал.
— 2007. — Т.2. — № 2. — С. 84.
13… Особенности физического развития молодых мужчин Забайкалья / Л. В. Косяков, С. Л. Мельникова, Н.И.
Лукшиц и др // Материалы Международной научной конференции, посвящённой 450-летию города Астрахани. // Астраханский медицинский журнал. — 2007. — Т. 2, № 2. -С. 69−70.
14. Кузин, В. В. Интегративная биосоциальная антропология / В. В. Кузин, Б. А. Никитюк. — М.: ФОН, 1996. — 220 с.
15. Максинев, Д. В. Возрастные изменения состава массы тела у различных соматотипов / Д. В. Максинев, Т. Н. Маляренко, Н. Н. Загородникова // Материалы V Конгресса Международной ассоциации морфологов. — Морфология. -2000. — Т. 117. — № 3. — С. 73.
16. Милованов С. С. Анатомо-функциональные особенности саратовской популяции мужчин 20−24 лет / С. С. Милованов // Морфология. — 2001. — Т. 126. — № 4. — С. 69.
17. Негашева, М. А. Опыт определения состава тела у 17-летних юношей и девушек мотодом биоимпендансного анализа / М. А. Негашева, Т. А. Мишкова // Морфологические ведомости. — 2007. — № 1−2. — С. 253−256.
18. Никитюк, Б. А. Новая техника соматотипирования / Б. А. Никитюк, А. И. Козлов // Новости спортивной и медицинской антропологии. / Научн.- информ. сб. — М.: Спортинформ, 1990. — Вып. 3. — С. 121−141.
19. Антропологическое обследование в клинической практике / В. Г. Николаев, Н. Н. Николаева, Л. В. Синдеева, Л. В. Николаева. — Красноярск: Изд-во ООО «Версо», 2007.
— 173 с.
20. Николенко, В. Н. Конституциональные особенности девушек Саратовского региона / В .Н. Николенко, И .С. Аристова, О. В. Сырова // Материалы VIII конгресса международной ассоциации морфологов. — Морфология. — 2006. -Т. 129. — № 4. — С. 92−93.
21. Третьякова, К.В. Анатомо-функциональные особенности развития саратовских женщин 17−19 лет: Автореф. дис. … канд. мед. наук / К .В. Третьякова. — Волгоград, 2003.
— 23 с.
22. Уметский, В. С. Соматометрическая и соматотипо-логическая характеристика физического развития современного поколения мужчин 17−19 лет: Автореф. дис. … канд. мед. наук / В. С. Уметский. — Оренбург, 2003. — 21 с.
23. Ходкевич, О. А. Антропометрическая характеристика конституциональных типов женщин Красноярского края: Автореф. дис. … канд. мед. наук / О. А. Ходкевич. — Красноярск, 1997. — 20 с.
24. Циркин, В. И. Антропометрический портрет первокурсниц вузов Кировской области конца ХХ века / В. И. Циркин, В. С. Богатырев // Материалы Ш-М Международных научных семинаров 2001—2002. М.: Изд-во Экспресс, 2002. — С. 136−145.
25. Шарайкина, Е. П. Закономерности изменчивости антропометрических параметров и биохимических показателей крови молодых людей в зависимости от типа телосложения и пола: Автореф. дис. … докт. мед. наук / Е. П. Шарайкина. — Красноярск, 2005. — 44 с

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой