Социально-исторические и культурные координаты феномена науки

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Науковедение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

© А. В. Зябрина, 2009
УДК 1: 316 ББК 60. 01
СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНЫЕ КООРДИНАТЫ
ФЕНОМЕНА НАУКИ
А.В. Зябрина
Рассмотрена традиция исследования научного знания через его социально-культурные основания. Проведен анализ моделей организации науки в разные исторические эпохи. Предпринята попытка дать определение науки в контексте социума и культуры.
Ключевые слова: социально-культурные основания науки, научная истина, всеобщность, научная революция, модели организации науки, рациональное мышление.
Беспрецедентно быстрое развитие науки в ХХ в., связанная с этим тенденция рационализации и «технизации» повседневной социальной жизни, создание все более эффективных инновационных прорывов в технологическом аспекте — все это настоятельно требует определения современного места науки в социуме и культуре. При этом «место» понимается здесь не как некая «клеточка», которую занимает наука в структуре общества, но как особый способ существования социума через форму науки, в котором «производится» необходимая для его функционирования сфера объективно истинного знания.
Можно утверждать, что наука вырастает из общества и опосредуется его историческими трансформациями. Но вместе с этим можно также считать, что наука постоянно обгоняет социум, отрывается от его установленных структур, поскольку она конституирует будущее — его конструктивно-технологическое и мировоззренческое содержание. Бытие науки в социуме оказывается парадоксальным: ускользая из сферы фактичности и даже из множества нормативных социальных позиций, наука, тем не менее, «пересекается» с социумом таким образом, что максимальным образом концентрирует в себе его инновационный потенциал. Что же такое
наука в контексте социума и культуры? Поиску ответа на этот вопрос и посвящена данная статья.
В философии науки проблема прояснения самого феномена науки привела к возникновению определенной традиции рассмотрения научного знания, особенностей его развития сквозь призму социально-культурных факторов.
Происходит это в рамках постпозитивизма и связано прежде всего с исследованиями Т. Куна в области качественных изменений в развитии науки. В своей работе «Структура научных революций» он впервые сформулировал основные понятия сложившегося позднее культуроцентристского подхода к анализу науки.
В концепции Т. Куна снимаются кумуля-тивистские и позитивистские крайности: наука развивается путем количественного накопления новых данных и качественного изменения знания, то есть развитие науки представляет собой единство революционных и эволюционных процессов. Именно Т. Кун вводит в научный оборот понятия «нормальная наука», «научное сообщество», «парадигма», тем самым рассматривая науку в «человеческом измерении». По-видимому, наибольшая заслуга Т. Куна состоит в том, что он нашел новый подход к раскрытию природы науки и ее прогресса. В отличие от К. Поппера, считавшего, что развитие науки можно объяснить исходя только из логических правил, Кун вносит в эту проблему «человеческий» фактор,
привлекая к ее решению новые, социальные и психологические мотивы.
Данное направление конкретизируется в работах И. Лакатоса, М. Полани, С. Тулмина, П. Фейерабенда, которые продолжают говорить о том, что наука являет собой феномен, тесно связанный с социокультурным окружением, а иногда и определяющим его. Так, в концепции Стивена Тулмина, изложенной в работах «Рациональность и научное открытие» и «Человеческое понимание», прогресс науки и рост знаний усматривается во все более глубоком исследовании источников и механизмов формирования рациональности. Рациональность рассматривается им не просто конкретно исторически, но и как «атрибут… человеческих действий или инициатив… в особенности тех процедур, благодаря которым понятия, суждения и формальные системы, широко распространенные в этих инициативах, критикуются и сменяются» [4, с. 173]. Продолжая эту мысль, можно сделать вывод о том, что нет и не может быть единых стандартов рациональности — они меняются вместе с изменением «идеалов естественного порядка», то есть конкретные стандарты рациональности «привязаны» к своей эпохе и являются историчными.
Последователи постпозитивизма в своих работах отмечают, что провести сколько-нибудь определенную границу между научным знанием и социокультурным окружением достаточно сложно, поскольку последнее через философию, мировоззрение, картину мира, идеалы научного знания оказывает влияние на познавательный процесс. Социокультурный «контекст» оказывается встроенным в содержание (точнее, модели) самой науки. В этом контексте постпозитивисты выделяют такие образования, как исследовательские программы, профессиональные институты, научные сообщества, формы организации коммуникации. Однако несмотря на то что постпозитивизм сделал значительные шаги к выявлению социального и культурного контекста науки, он все же не объяснил, как именно из него «вырастает» наука.
Можно предположить, что основой моделирования феномена науки социумом и культурой является бытие как всеобщность, определенная через параметры самого социаль-
ного — через формы деятельности и коммуникаций, через его ценностную и мировоззренческую, смысловую направленность, заданную культурой. Эта всеобщность формирует свою собственную меру целостности, в рамках которой выделяются и взаимодействуют все элементы, необходимые для существования науки.
В этом аспекте необходимо рассмотреть, во-первых, социально-культурную природу научной истины- во-вторых, мировоззренческие и методологические аспекты науки- в-третьих, модели самой науки, в которых всегда проявляются наиболее существенные свойства того или иного общества (эпохи) как целого. Можно утверждать, что модели организации науки всегда находятся «внутри» важнейших параметров социального порядка, который выступает для науки как «метасистема» или метамодель.
Специфика науки, как известно, заключается в ее направленности на получение объективно истинного знания. Несмотря на то что особенности такого знания уже многократно рассматривались в гносеологии, все же остается один момент, который следовало бы выделить специально: момент связи объективности рассмотрения предмета научного знания как знания истинного и бытия самого общества как критерия такой истинности. Почему объективность бытия общества гарантирует знанию истинность? Можно предположить, что объективность как условие научного исследования — это и результат, и осуществление внутренней связи между наукой и порождающим ее обществом. Таким образом, объективность — это способ включения бытия целостности общества, его внутренней структуры в определение предмета познания. Научное знание о предмете истинно потому, что это его качество как бы «гарантируется» самим фактом существования данного общества. Наука, следовательно, является не только способом исследования определенных свойств объекта (предмета), но и демонстрацией тех компонентов всеобщности, которые возникают в данном обществе и становятся важным условием (или социально-культурной формой) научного постижения указанных объектов природы (или каких-либо других).
Концентрируя в себе формы всеобщности данной эпохи и опираясь на них, выстраивая на этой основе собственную внутреннюю «ткань», наука выступает как особая модель целостности общества, в которой отношение людей к реальности и адаптация к ней происходят именно через условия всеобщности и необходимости, заключенные в структуре науки.
Первой такой моделью становится наука античного общества, которая начала складываться на основе греческой философии и культуры с У1-У вв. до нашей эры. Этот процесс охватывает несколько веков и достигает зрелости и относительной завершенности в работах Аристотеля. Античная наука смогла выделить и систематизировать те компоненты всеобщности, которые уже возникли в древнегреческом обществе и его культуре. При переходе от мифологии к рациональному мышлению в У1-У вв. до нашей эры греки смогли выйти на уровень абстрактно понимаемого числа (Пифагор и его школа), а также осмыслить причинность как всеобщее отношение. Кроме этого, было осознано принципиальное различие между чувственным восприятием и абстрактным (теоретическим) мышлением. Здесь важное значение имела концепция бытия Парменида, в которой свойства бытия противопоставлялись чувственной реальности, а также атомистическое учение Левкиппа — Демокрита, согласно которому в мире существует два начала — атомы и пустое пространство, соотношение которых и дает многообразие реальности, бесконечное множество и неограниченность материальных миров.
Для дальнейшего развития античной модели науки важное значение имел принцип человекоцентризма в греческой культуре и связанное с ним стремление найти совершенную форму, «меру» вещи, соразмерную с человеком. В этом плане открытие софистами «меры человека» в выборе истинных суждений, а также исследование «мира человека» Платоном и Аристотелем стало одновременно и конкретизацией становящейся модели науки. В содержание этой модели вошло и утвердилось отношение человека к объекту. И хотя здесь сознание субъекта еще не противостоит объективной среде и выступает
лишь как условие фиксации особенностей предмета, со стороны общества, его организации подобная «прозрачность» может в абстрактной форме быть выражена логическим законом тождества: А равно А. Античное общество еще не выделяет себя как субъект, не имеет собственного самосознания. Поэтому здесь субъект познания пассивен и адекватен объекту.
Разработка Аристотелем первого научного аппарата — логических основ научного вывода и доказательства, а также весьма обширное обобщение им наиболее важных связей реальности, возникающих на основе соответствующих категорий, в которых себя «показывает» сущность, завершает концептуализацию реальности, на которую может опираться наука.
Наука Средневековья выделяет другие параметры всеобщности, возникшие на данном этапе в обществе, хотя и опирается на достижения Античности.
Мир теряет свою конечность и прозрачность, так как он творится Богом — трансцендентной и непостижимой сущностью. Материальная реальность выражается символически и представляет идеи и волю Бога. Человек обретает свой внутренний мир и свободу выбора. Огромное значение приобретает трактовка текстов, в первую очередь Священного Писания.
Наука моделирует свои параметры всеобщности через всеобщность теологии, хотя и сохраняет относительную автономность «истин разума» по отношению к «истинам веры». Как замечает П. П. Гайденко, «эти новые интерпретации античной науки, прежде всего аристотелевской физики, оказались возможными потому, что Средневековье переосмыслило важнейшие принципы античной науки. Речь идет о тех изменениях, которые христианская теология внесла в понимание объекта естественнонаучного знания — природы, с одной стороны, и субъекта научного познания — человека, с другой стороны. Эти изменения касались всего строя мышления и шли параллельно с теми социальным сдвигами, которые постепенно изменили характер общественных отношений» [2, с. 266−267].
Но Средневековье не совершает научной революции, так как остается традиционным
обществом, ориентированным не столько в будущее, сколько в прошлое. Не случайно, как отмечает А. Я. Гуревич, для людей этой эпохи «мир в своих основах казался неподвижным. Вечность, а не время, была определяющей категорией сознания» [3, с. 38]. Подобная целевая ориентация общества и его культуры не выдвигала на передний план науку и не опирались на ее инновационные результаты.
Совершенно другая ситуация складывается в конце эпохи Возрождения при переходе к Новому времени — к периоду, утвердившему не только основы светской культуры, но и резко изменившему пространственно-временные ориентиры общества. Теперь основным направлением в обществе, которое определялось уже раннекапиталистической экономикой, становится будущее. Именно максимально возможный на базе данных условий прорыв в будущее, раскрытие его новых возможностей стало основной задачей научного познания. Наука начинает программировать развитие общества и приобретает свое самосознание- она начинает строить математически и технически организованную реальность, в которой уже исследование процессов и законов механического движения приобретает основную общественную и научную ценность. Впервые в истории инновационная направленность общества полностью совпадает с целями науки. Это значительно повышает статус науки в обществе, прежде всего потому, что она приобретает реальную связь с практикой.
Наука теперь моделирует бытие общества как процесс. Здесь, через социальную объективность пространства и времени, сформировавшуюся на основе универсальных рыночных отношений, возникают понятия «физическая реальность», «механическая реальность» и др., в которых наука исследует единство законов и свойств природы. Поскольку общество в это время резко меняет программу и основы своей организации, закладывая в основы своего бытия новые знания и изобретения (как условия достижения прибыли), наука реально выдвигается в авангард культуры, она становится социально-экономически и практически ценной.
Наука впервые формирует собственную — механистическую — картину мира, в которой происходит согласование научного зна-
ния и реальности. Хотя объективная реальность сводится к механическим свойствам, но здесь прорисовываются основные технологии производства и организации труда — разделение на мелкие операции и синтез их в конечном продукте как условие резкого увеличения производительности (мануфактура, кооперация). Основой науки становится изучение движения, ускорения, массы, силы и др.
Но соответствие между моделью науки и системой саморазвивающегося общества было достигнуто лишь тогда, когда было осмыслено, что научное познание и достижение истины — это процесс, в котором постоянно разрешаются возникающие противоречия, и прежние знания становятся частью новых достижений. В новом пространстве капиталистического общества меняется социальное восприятие реальности: она, по словам Маркса, все больше превращается в «абстрактную чувственность геометра». В предметной среде, которая воспринимается людьми XVII в., «испаряются духовные сущности средневековья, и впервые предмет, пропитанный личностным началом, превращается в вещь. Просто в более или менее полезную вещь» [1].
Наука, возникшая в Новое время, имеет инструментальный характер. Она является особой системой «переработки» природной реальности в рациональные формы знания и социального порядка. Она — один из важных источников формирования целерационального типа действия, в котором, как полагает М. Вебер, основой является жесткая связь между целями и средствами, важнейшим становится «вычисляющее» мышление и вообще расчет взаимосвязи условий и результатов принимаемых решений.
Этот тип науки выступает моделью потребительского общества, которое все больше опирается на количество, на исчисляющий разум, а в пределе — на создание все более стереотипных и массовых форм общения, социализации и деятельности.
Сегодня оказывается очевидным, что индустриальное общество и его тип науки в принципе оказываются враждебным человеку, несмотря на огромный рост его власти над природой. Результатом этого становится порождение тотальных форм гос-
подства над самим человеком — со стороны государства и массового общества. Но если это направление уже дискредитировало себя как антигуманное, то масштабы и специфика современной науки, освоение ею все новых глубинных основ человеческого организма, созидание новых генов, изменение живой среды обитания несут в себе проявления нового, невиданного прежде уровня господства науки уже над самим человеком. Причем контроль над самим этим господством со стороны культуры и нравственности оказывается призрачным и неэффективным.
Именно поэтому возникает актуальная и весьма сложная проблема: из форм современной науки реконструировать «модель» такого общества, которое, в свою очередь, сможет изменить характер современной науки: встроить в нее существенные — для гуманитарного развития человечества -свойства культуры и нравственности. Управ-
ление развитием современной науки — это контроль общества над глобальными тенденциями формирования будущего. Будет ли это будущее принадлежать машинам или же оно станет более человечным, чем сегодня, — это во многом проблема современного общества. И здесь, конечно, раскрытие связей между наукой и социумом, его культурой становится весьма актуальной и насущной задачей.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Гайденко, П. П. Эволюция понятия науки / П. П. Гайденко. — М.: Наука, 1980. — 213 с.
2. Гуревич, А. Я. Категории средневековой культуры / А. Я. Гуревич. — М.: Искусство, 1972. -318 с.
3. Косарева, Л. И. Предмет науки / Л. И. Косарева. — М.: Наука, 1977. — 116 с.
4. Тулмин, Ст. Человеческое понимание / Ст. Тул-мин. — М.: Прогресс, 1984. — 327 с.
SOCIAL-HISTORIC AND CULTURAL FEATURES OF THE SCIENCE PHENOMENON
A. V. Zyabrina
The tradition of science research through its social and cultural foundations is considered in the article. The author analyses science organization model in different historic periods and attempts to define science in a context of social and cultural conditions.
Key words: social and cultural foundations of science, scientific truth, generality, scientific revolution, science organization models, rational thinking.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой