Рецензия на монографию А. А. Иванова «Правые в русском парламенте: от кризиса к краху (1914-1917) »

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. В. Репников. Рецензия на монографию А. А. Иванова…
277
А. В. Репников
Рецензия на монографию А. А. Иванова «Правые в русском парламенте: от кризиса к краху (1914−1917)"1
Репников
Александр
Витальевич,
доктор
исторических наук,
профессор,
Российский
университет
театрального
искусства
(Москва, Россия)
Монография доктора исторических наук Андрея Александровича Иванова является логическим продолжением его предыдущих исследований, посвященных политической деятельности русских правых в начале ХХ в. 2
Слова «кризис» и «крах», вынесенные в заголовок, наряду со словами «банкротство», «крушение», «агония» и пр., часто использовались советскими историками для характеристики деятельности большевистских оппонентов. В советское время, даже когда исследователь стремился к объективизму, ему сложно было обойтись без этих слов, если работа посвящалась черносотенцам, кадетам, левым эсерам или троцкистам. В ходе обсуждения монографии, состоявшегося на страницах журнала «Российская история», исследователи задавались вопросом о правомерности именно такого названия3. Не сгустил ли автор краски? Полагаю, что нет.
Историографическая ситуация сейчас изменилась, однако для многих авторов оценка исторических событий с обязательным делением идеологий, политических партий и их лидеров на победителей и побежденных осталась неизменной. Одни продолжают писать о русских правых так, словно их поражение было предопределено ходом исторического процесса. Другие «переигрывают» прошлое, полагая, что в крушении монархии виноват кто угодно, от британских спецслужб до масонов, но только не сами монархисты. Бывший начальник первого главного управления КГБ СССР (службы внешней разведки) Л. В. Шебаршин писал: «В истории не бывает окончательных побед"4. Можно предположить, что окончательных поражений тоже не бывает, а задача исследователя, взявшегося за столь сложную тему, заключается в максимально отстраненном анализе событий. Судя по монографии, А. А. Иванову удалось, имея свою политическую и гражданскую позицию, дать глубокий анализ темы, оставшись на позициях научного объективизма.
Монография А. А. Иванова начинается с обстоятельного историографического обзора. Автор подошел к задаче нетривиально, что заслуживает высокой оценки. Слишком часто в последние годы историография сводится к механическому перечислению работ по теме исследования, без какого-либо научного анализа, а в «популярных» изданиях, тиражи которых во много раз превышают тиражи научных монографий, вся историография в лучшем случае представлена списком использованной литературы, без
© А. В. Репников, 2015
278
Новейшая история России / Modern history of Russia. 2015. № 1
ссылок. О том, что автор монографии внимательно вникал в труды предшественников, свидетельствует, например, тот факт, что он указал на укоренившуюся в историографии ошибку относительно работы Е. Э. Захарской (Новиковой), когда диссертация Новиковой 1985 г. «превратилась» в монографию Захарской 1983 г. 5 Подобные казусы случаются — иногда женщины пишут статьи, защищают диссертацию или издают книги под одной фамилией, а потом продолжают трудиться уже под другой. Привожу этот пример в качестве иллюстрации тщательности проделанной А. А. Ивановым работы.
Вызывает уважение и широкая источниковая база, в которую вошли документы 32 фондов из девяти архивохранилищ Москвы (Государственный архив Российской Федерации, Российский государственный архив древних актов, Российский государственный архив литературы и искусства, Архив библиотеки-фонда «Русское Зарубежье», Отдел рукописей Российской Государственной библиотеки) и Санкт-Петербурга (Российский государственный исторический архив, Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга, Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга, Отдел рукописей Российской национальной библиотеки). Историк использует официальные документы, непосредственно связанные с деятельностью Государственной думы IV созыва (стенографические отчеты думских заседаний и приложения к ним, справочные издания, составленные приставской частью Думы) — опубликованные сборники документов- материалы периодической печати- публицистические произведения правых депутатов и материалы личного характера (многочисленные дневники, воспоминания и переписка членов Государственной думы).
Монография показывает, как фракция правых IV Государственной думы и правой группы Государственного совета в период Первой мировой войны поэтапно, хотя и не без сопротивления, сдавали одну позицию за другой, совершая необдуманные и не всегда логичные с политической точки зрения действия, разочаровывались в собственных лидерах, погружаясь в дрязги и безуспешно пытаясь противостоять активизировавшейся либеральной оппозиции. Драматизм событий захватывает читателя. А. А. Иванов не только впервые в историографии столь подробно воссоздает цельную картину деятельности фракции правых в вышеназванных государственных структурах, но и показывает нам за схемами политической борьбы реальных людей с их взлетами и провалами, борьбой за власть и честолюбием. В этом отношении представляется удачным оформление обложки, где размещены не фотографии зданий-символов (Таврического дворца, как, например, на обложке первой монографии А. А. Иванова), а портреты видных правых деятелей, задумчиво смотрящих то ли на читателя, то ли в глубь самих себя6.
Работа интересна также с точки зрения анализа деятельности института народного представительства и составляющих его фракций в условиях военного времени. Первая мировая война стала испытанием на прочность не только для самодержавия, политических элит, народа, но и для политической системы, возникшей после Манифеста 1905 г. и третеьиюньских событий, но так и не оформившейся (как ни старался это сделать П. А. Столыпин) в нечто цельное. Многочисленные «болезни», поразившие систему, не обязательно должны были привести к кризису в мирное время, но война обострила их. События, произошедшие в России в феврале 1917 г., не явились последствием только войны, но они, несомненно, оформились, вызрели именно в недрах войны — и на фронте, и в российском обществе.
В год столетия начала Первой мировой войны актуальны внешнеполитические темы, затронутые в монографии. Показано, что противостояние с Германией не без оснований воспринималось правыми настороженно, а «англофобия» русских консерваторов, о которой много говорили их оппоненты, была связана не только с тем, что в Англии они видели геополитического соперника, но и с не-
А. В. Репников. Рецензия на монографию А. А. Иванова…
279
приятием политического строя Великобритании7. Особенно интересен в этой связи анализ А. А. Ивановым знаменитой «Записки» П. Н. Дурново о неутешительных перспективах грядущей войны8.
Предпочитая войне союз с Германией, большинство русских консерваторов не питали иллюзий насчет планов последней, но определение внешнеполитического курса или сдерживание военного конфликта от них не зависело. Германия шла к войне, и предотвратить столкновения не мог даже Николай II. Осознание неизбежности войны, как следует из монографии, заставляло даже тех, кто симпатизировал Вильгельму II, предупреждать об опасности. «Мы говорили, — объяснял уже в годы войны Н. Е. Марков, — попробуйте не ссориться, но в то же время говорили: вооружайтесь до зубов"9. Именно Н. Е. Маркову, наряду с В. М. Пуришкевичем, на страницах книги отведено значительное место. Возникает вопрос о необходимости столь подробного анализа действий этих политиков при игнорировании, например, позиции публициста «Нового времени» М. О. Меньшикова. В связи с этим отмечу, что националисты, к числу которых принадлежал и М. О. Меньшиков, намерено остались за рамками работы А. А. Иванова. Полагаю, что это правильно, поскольку изучение их деятельности в период Первой мировой должно проводиться отдельно от анализа позиции «черносотенцев"10.
В монографии достаточно подробно рассмотрена реакция правых объединений Государственной думы и Государственного совета на начавшуюся войну, которая ненадолго сплотила правых и либералов. Однако это был временный и непрочный «союз». Лозунгов войны до победного конца и справедливого негодования по поводу жестоких методов ведения войны немцами и их союзниками было явно недостаточно для того, чтобы объединиться перед лицом тяжелых испытаний. Но виноваты в этом, как следует из книги, вовсе не правые, а либеральная оппозиция, которая использовала трагическое военное время для штурма власти (в итоге штурм удался, но сами либералы держались у руля страны лишь с марта до октября 1917). Именно либеральный лагерь начал раскалывать это единство, попрекать власть и правых «германофильством», обвинять императора и императрицу, раздувать антираспутинскую истерию. Пуришкевич с его знаменитой думской речью был всего лишь подголоском П. Н. Милюкова и других оппозиционеров. В итоге подобной «информационной войны» даже критически мыслящие люди поверили в измену верхов. Ф. А. Степун 15 января 1917 г. писал жене с фронта: «Единственная сила, способная в принципе на продолжение войны, — самодержавие — стремится с откровенным цинизмом к сепаратному миру"11. В свою очередь, правые на обвинения в германофильстве тоже молчать не стали и обрушились на думских либералов. Все это происходило под шум патриотических лозунгов и призывов искоренить измену, где бы она ни обитала. Рассуждения об «измене» в верхах, «немке-ца-рице» и Распутине соседствовали с патриотическими и милитаристскими лозунгами.
На многочисленных конкретных примерах А. А. Иванов показывает, что антинемецкая кампания, в которую активно включились и правые, в итоге оказалась палкой о двух концах и помимо разжигания ненависти в отношении военного противника России, привела к росту антидинастических настроений. Как отмечает другой петербургский историк Б. И. Колоницкий, «официальная проповедь германофобии и шпиономании готовила почву для самых фантастических измышлений об измене в верхах"12. Неудивительно, что в итоге «многие современники воспринимали революцию как патриотический антигерманский переворот, как освобождение России от векового чужеземного ига, как долгожданную победу над & quot-немцем внутренним& quot- во имя победы над & quot-немцем внешним& quot-«13.
Можно ли упрекать не очень образованные массы, истомленные бременем войны и к тому же запутанные пропагандой и контрпропагандой, в пробудившемся желании быстрого разрешения
280
Новейшая история России / Modern history of Russia. 2015. № 1
накопившихся в обществе противоречий? Но ведь в Думе и Госсовете были отнюдь не «массы», а «политическая элита Российской империи». Они должны были понимать, к чему в итоге может привести развитие ситуации. Из книги А. А. Иванова следует, что поражения Германии желали и правые, и либералы, по мнению которых, победа должна была привести к освобождению личности, реформам, новому, преображенному завтра. Получается, что за исключением большевиков и отдельных представителей революционной оппозиции, представители различных политических сил желали победы, но при этом оппозиционеры продолжали использовать даже трагедию войны, чтобы уязвить своих политических противников.
Степень готовности к борьбе измеряется в подобных столкновениях не только воинственностью лозунгов и количеством снарядов. Важно еще и психологическое состояние власти и общества, то, что можно назвать «боевым духом». Правые в своих действиях не могли противостоять воле самодержца. Поэтому их программа в годы войны практически не касалась вопросов социального и политического устройства общества. Основными положениями являлись: борьба с «немецким засильем», дороговизной и политическими требованиями либерального лагеря. Когда некоторые из них начали, как заметил В. В. Шульгин, «валить» правительство, рано или поздно они блокировались с либеральной оппозицией. Яркий пример — создание и деятельность Прогрессивного блока, которому так и не получилось противопоставить «Черный блок».
Правые сами признавали, что потерпели поражение. Их трагедия, как и трагедия русского консерватизма в целом, заключалась в том, что хотя им и удавалось верно выявлять слабые места в программах политических противников, сами они не могли предложить действенные рецепты для выхода страны из системного кризиса и спасения монархии. Не смогли не потому, что не хотели, а потому, что ситуация в стране и мире изменилась не в их пользу.
Нанося в Думе удары по правительству, тот же В. М. Пуришкевич, В. В. Шульгин и другие правые расшатывал трон не хуже П. Н. Милюкова. Характерно, что А. Г. Шляпников так перечислял буржуазных оппозиционеров власти в 1916 г.: П. Н. Милюков, М. В. Родзянко, В. А. Маклаков, В. В. Шульгин14. В итоге большая часть тех, кто тогда блистал на политической сцене, если и уцелеет в пламени гражданской войны, то окажется в вынужденной эмиграции и будет еще долго объяснять в мемуарах свою позицию в 1914- 1917 гг. Писатель и философ В. Н. Иванов отмечал в эмиграции, что «в февральские дни выступления своего в Пскове и на ст. Дно, В. В. Шульгин… был обманут… уговаривая государя оставить престол», да и «вся русская буржуазия, — не сама ли себе она надела петлю на шею своими собственными руками, не сама ли подожгла свою собственную избу, подобно фанатичным раскольникам, когда она оказалась обуяна внушенной мечтой о & quot-благе народном& quot-? Она мечтала вытопить только печку. Но она сожгла целый дом!"15
Проблема растущего противостояния власти и общества могла бы в определенной мере решиться в результате быстрой блистательной военной победы, но вместо этого последовала Февральская революция. 1
1 Иванов А. А. Правые в русском парламенте: от кризиса к краху (1914−1917). М.- СПб.: Альянс-Архео, 2013. 520 с.
2 Иванов А. А. 1) Последние защитники монархии: Фракция правых IV Государственной думы в годы Первой мировой войны (1914 — февраль 1917). СПб., 2006- 2) Владимир Пуришкевич: Опыт биографии правого политика (1870−1920). М.- СПб., 2011.
А. В. Репников. Рецензия на монографию А. А. Иванова…
281
3 См.: Диалог о книге. «Правые в русском парламенте: от кризиса к краху (1914−1917)» Андрея Иванова // Российская история. 2014. № 3. С. 143−179.
4 ШебаршинЛ. В. Хроники безвременья. Заметки и афоризмы бывшего начальника разведки. М., 2000. С. 100.
5 Иванов А. А. Правые в русском парламенте: от кризиса к краху (1914−1917). С. 14−15.
6 Стоило бы указать фамилии этих персоналий.
7 Осенью 2014 г. в издательстве «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН) вышли два объемных сборника, в которых представлены материалы, показывающие отношение правых и националистов к войне и вызванным ею кризисным процессам в российском обществе: 1) Первая мировая война в оценке современников: власть и российское общество. 1914−1918 гг. Т. 2: Консерваторы: великие разочарования и великие уроки / Ред. -сост. А. В. Репников, отв. сост. А. В. Репников, А. А. Иванов. М., 2014- 2) Свет и тени Великой войны / сост. А. В. Репников, Е. Н. Рудая, А. А. Иванов. М., 2014.
8 Иванов А. А., Котов Б. С. «Предвидение необычайной силы»: о «пророческой» записке П. Н. Дурново // Свет и тени Великой войны / Сост. А. В. Репников, Е. Н. Рудая, А. А. Иванов. М., 2014. С. 51−57.
9 Цит. по: Иванов А. А. Правые в русском парламенте: от кризиса к краху (1914−1917). С. 80.
10 См.: Иванов А. А. Были ли русские националисты черносотенцами? (о статье И. В. Омельянчука) // Вопросы истории. 2008. № 11. С. 171−175.
11 Степун Ф. А. (Н. Лугин) Из писем прапорщика-артиллериста. Томск, 2000. С. 173.
12 Колоницкий Б. И. «Трагическая эротика»: Образы императорской семьи в годы Первой мировой войны. М., 2010. С. 542.
13 Там же. С. 545.
14 Шляпников А. Г. Канун семнадцатого года. Семнадцатый год: В 3 т. Т. 1: Канун семнадцатого года. М., 1992. С. 289.
15 Иванов В. Н. Огни в тумане. Рерих — художник-мыслитель. М., 1991. С. 111.
Репников А. В. Рецензия на монографию А. А. Иванова «Правые в русском парламенте: от кризиса к краху (1914−1917)» // Новейшая история России. 2015. № 1 (12). С. 277−282.
сведения об авторе: доктор исторических наук, профессор, Российский университет театрального искусства (Россия, Москва) — rqaspi@inbox. ru 1
Repnikov A. V. Review on: Ivanov A. A. & quot-Pravye v russkom parlamente: ot krizisa k krahu (1914−1917)& quot-
AUTHOR: Doctor in History, Professor, The Russian University of Theatre Arts (Moscow, Russia) — rqaspi@inbox. ru
REFERENCES:
1 Ivanov A. A. Pravye v russkom parlamente: ot krizisa k krakhu (1914−1917) (Moscow — St. Petersburg, 2013).
282
Новейшая история России / Modern history of Russia. 2015. № 1
2
Ivanov A. A. Poslednie zashchitniki monarkhii: Fraktciia pravykh IV Gosudarstvennoi dumy v gody Pervoi mirovoi voiny (1914-February 1917) (St. Petersburg, 2006).
3
Ivanov A. A. Vladimir Purishkevich: Opyt biografii pravogo politika (1870−1920) (Moscow-St. Petersburg, 2011).
4 '-Dialog o knige. «Pravye v russkom parlamente: ot krizisa k krakhu (1914−1917)» Andreia Ivanova'- in Rossiiskaia istoriia, 2014, no. 3.
5
Shebarshin L. V. Khroniki bezvremenia. Zametki i aforizmy byvshego nachalnika razvedki (Moscow, 2000).
6 Pervaia mirovaia voina v otcenke sovremennikov: vlast i rossiiskoe obshchestvo, 1914−1918, Vol. 2, Konservatory: velikie razocharovaniia i velikie uroki, Ed. And comp. A. V. Repnikov, A. A. Ivanov (Moscow, 2014).
7
Svet i teni Velikoi voiny, Comp. A. V. Repnikov, E. N. Rudaia, A. A. Ivanov (Moscow, 2014).
8 Ivanov A. A., Kotov B. S. '-«Predvidenie neobychainoi sily»: o «prorocheskoi» zapiske P. N. Durnovo'-, Svet i teni Velikoi voiny, Comp. A. V. Repnikov, E. N. Rudaia, A. A. Ivanov (Moscow, 2014).
9 Ivanov A. A. '-Byli li russkie natcionalisty chernosotentcami? (o state I. V. Omelianchuka)'- in Voprosy istorii, 2008, no. 11.
10 Stepun F. A. (N. Lugin) Iz pisem praporshchika-artillerista (Tomsk, 2000).
11 Kolonitzkiy B. I. «Tragicheskaia erotika»: Obrazy imperatorskoi semyi v gody Pervoi mirovoi voiny (Moscow, 2010).
12
Shliapnikov A. G. Kanun semnadtcatogo goda. Semnadtcatyigod, 3 volumes, Vol. 1, Kanun semnadtcatogogoda (Moscow, 1992). 13
Ivanov V. N. Ogni v tumane. Rerikh — khudozhnik-myslitel (Moscow, 1991).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой