Особенности церковного судопроизводства в России во II половине XIX века (на материалах Орловской епархии)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

отсутствии тотального контроля государства за их соблюдением. Временное правительство, не имея того административного ресурса, которое было у предшествующего (губернские и уездные комиссары так и не смогли стать полноценной заменой упраздненных должностей и учреждений царского правительственного аппарата на местах), пыталось действовать в основном теми же методами
Кроме того, после Февральской революции на продовольственный вопрос стали оказывать влияние не только объективные экономические трудности военного времени, но и социально-политические изменения, происходившие в российском обществе
Список литературы
1. Погребинский А. П. Сельское хозяйство и продовольственный вопрос в России в годы первой мировой войны / А. П. Погребинский. // Исторические записки. Т 31. -М.: Наука, 1950. — С. 37−60.
2. Устинов В. М. Эволюция внутренней торговли СССР в 1913—1924 гг. / В. М. Устинов. — М.: Экономическая жизнь, 1925. — 103 с.
3 Узаконения и распоряжения по продовольственному делу за 1914−1917 гг., Ч. 1. -
б/м: Изд-е мин. Продовольствия, б/г. — Х^П, 788 с.
4 Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской социалистической революции. Документы и материалы. М. — Л.: Наука, 1957. — Ч. II. — 655 с.
5. Государственный архив Курской области (далее — ГАКО), ф. 54, оп. 1, д. 2218, л. 2.
6. ГАКО, ф. 54, оп. 1, д. 2218, л. 4, 7, 8.
7. ГАКО, ф. 54, оп. 1, д. 2218, л. 24−29.
8. ГАКО, ф. Р-322, оп. 1, д. 7, л. 54.
9. ГАКО, ф. Р-322, оп. 1, д. 7, л. 37.
10 Дихтяр Г, А Внутренняя торговля в дореволюционной России / Г, А Дихтяр -М .: Изд-во АН СССР, 1960. — 237 с.
11 Орлов Н, А Продовольственное дело в России / Н, А Орлов — М: Изд отдела Нар ком по продовольствию, 1919 — 30 с
12. ГАКО, ф. 143, оп. 1, д. 593, л. 7−12об.
13. ГАКО, ф. 143, оп. 1, д. 593, л. 8.
14. Россия в мировой войне 1914−1918 гг. (в цифрах). — М.: Изд. Центр. стат. упр., 1925. -104 с.
15 Урожай хлебов в России в 1917 году / Под ред. А. Е. Лосицкого. — М.: Изд-е Моск. обл прод ком-та, 1918 — 94 с
16. ГАКО, ф. Р-322, оп. 1, д. 60, л. 288а
17. ГАКО, ф. 143, оп. 1, д. 593, л. 7.
УДК 348. 58(47) «18»: 94(47). 07
Е.С. Матвеева* ОСОБЕННОСТИ ЦЕРКОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ ВО II ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА (НА МАТЕРИАЛАХ ОРЛОВСКОЙ ЕПАРХИИ)**
Матвеева Е. С. Особенности церковного судопроизводства в России во II половине XIX века (на материалах Орловской епархии). — Статья.
В статье рассмотрены вопросы взаимоотношения светской и духовной властей в России во II половине XIX века, а также изменения в церковном судопроизводстве, произошедшие вследствие судебной реформы 1864 года и принятия Устава Духовных Консисторий 1883 года. Особенное внимание уделяется церковному судопроизводству и делам о преступлениях, совершаемыми духовными лицами
* Матвеева Евгения Сергеевна — старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Р Ф, г. Орёл, Россия.
** Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского гуманитарного фонда.
Ключевые слова: светская власть, духовная власть, церковный суд, духовенство, церковные преступления, наказания
Matveeva E.S. The features of the church legal proceedings in Russia in the second half of the XIX century (on the materials of the Orel eparchy). — Article.
This article looks at the relationship of secular and spiritual authorities in Russia in the second half of the 19th century, as well as at the changes in ecclesiastical proceedings caused by the judicial reform in 1864 and the adoption of the Charter of the Spiritual Konsistorij in 188З. Special attention is paid to the church legal procedure and to the cases involving crimes committed by clerics
Keywords: secular power, spiritual power, ecclesiastical court, the clergy, ecclesiastical crimes
Матвєєва Є.С. Особливості церковного судочинства в Росії в II половині XIX століття (на матеріалах Орловської єпархії). — Стаття
У статті розглянуті питання взаємовідносин світської та духовної влади в Росії в II половині XIX століття, а також зміни в церковному судочинстві, що відбулися внаслідок судової реформи 1864 року та прийняття Статуту Духовних Kонсисторій 188З року. Особлива увага приділяється церковному судочинству та справам про злочини, що вчинені духовними особами.
Ключові слова: світська влада, духовна влада, церковний суд, духівництво, церковні злочини, покарання
В последние годы, также так и на протяжении всей исторической действительности России, осмысление практики гармоничного развития светской и духовной властей является естественным состоянием управленческой системы и имеет важное упорядочивающее значение Особенно это проявлялось в нестабильные и «переломные моменты» истории, когда эффективность нововведений светских властей зависела от уровня её взаимодействия с представителями духовенства, а также от обоснования в соответствии с религиозными истинами В России период с середины XIX по начало XX века является достаточно ярким и противоречивым с точки зрения проводимых глубоких правовых и социально-политических преобразований, которые были вызваны переходом страны на новый уровень экономических процессов Преобразования носили двойственный и компромиссный характер, поэтому возникала дисгармония в общественных отношениях и быстрый рост преступности, которые в конечном итоге способствовали дальнейшим реформам правовой и пенитенциарной систем
В XIX веке достаточно часто пересматривались вопросы судопроизводства по
делам о преступлениях духовных лиц При Александре I был издан Высочайший Указ для Святейшего Правительствующего Синода от 22 декабря 1823 года [1, Л. 7−13], с правилами для искоренения преступлений духовных лиц, а также порядком судопроизводства по данным делам. Данные правила были составлены в соответствии со светскими источниками: прежним Указом Его Императорского Величества от 22 марта 1800 года и Полицейским Уставом Благочиния, изданным ещё при Екатерине II в 1782 году, а также духовными книгами: завещание Инока Святого Василия Великого, «Кормчей книги» (2-я часть), «Номоканона» и «Духовного Регламента» Петра I и т. д. [2].
В циркулярном Указе Святейшего Синода от 17 марта 1828 года также закреплялись предостережения духовных лиц от совершения правонарушений Серьёзные изменения в судопроизводстве были произведены в 1841 году при принятии Устава Духовных Консисторий [3], в содержание которого полностью вошёл Высочайший Указ от 22 декабря 1823 года Выявляя особенности судебной реформы в России II половины XIX — начала XX века можно отметить, что хоть преобразования и стремились затронуть целостное
нормативно-правовое пространство всего государства, но производились они неодновременно и неравномерно На основании судебных установлений 1864 года кардинально была изменена действующая судебная система в стране, но традиционная церковно-судебная система оставалась долгое время без изменений, что вызывало недоразумения на практике [4, с 68−69] Это несколько противоречило с внутренними документами Церкви, но впоследствии были исправлены упущения, которые закрепились в новой редакции Устава Духовных Консисторий от 1883 года. Таким образом, можно проследить определенную эволюцию церковного суда и права во II половине XIX века.
Итак, по порядку — с развитием права и государства во II половине XIX века произошли изменения в порядке производства следствий по преступлениям и проступкам духовных лиц по Своду законов в 1857 году, а также изменился порядок предания людей духовного звания уголовному суду, с принятием Судебных уставов 20 ноября
1864 года. По Своду законов 1857 года производство следствия, которое разделялось на предварительное и формальное, относилось к обязанности полиции (Т XV книга II Зак. Суд. Угол. ст. 2, 34−138 и 139−284). Предварительное следствие, которое в Своде именовалось иногда как первоначальное исследование (например, Зак Суд Угол ст 75) имело целью изыскание всех обстоятельств дела или происшествия, составляющего преступление, а формальное следствие состояло в собрании доказательств к открытию и обличению виновного (Зак. Суд. Угол. ст. 1 п 1)
Из общего правила о производстве следствия полицией по Своду допускались некоторые изъятия, в том числе и относительно лиц духовного звания, о которых согласно ст. 160 Высочайше утвержденного Устава Духовных Консисторий от 27 марта 1841 года. В ст. 154 Зак. Суд. Угол. постанавливалось, что «если духовное лицо об-
винялось в противозаконных действиях, которые в дальнейшем подвергали его уголовному суду», то первоначальное исследование (т. е. предварительное следствие) производилось в Духовном Ведомстве, при чиновнике городской или земской полиции И это же требование и оставалось во вновь принятых законах При этом если дело не терпело отлагательств и необходимо было производить исследование по горячим следам и т. д., то гражданское начальство могло приступить к следствию немедленно, но в присутствии депутата с духовной стороны, а при крайней необходимости и без этого депутата При этом и дальнейшее производство формального следствия по преступлениям и проступкам духовных лиц по Своду принадлежало исключительно полиции, но в присутствии духовного депутата (Законы Судебные и Уголовные ст 149)
Территориально уезд делили на участки, по определениям Епархиального Начальства за каждым из них закреплялись духовные следователи. Во II половине XIX века появляются Указы с требованиями к лицам, которые назначались Преосвященным в качестве следователей для производства дознаний и следствий по делам епархии Обязанности духовного следователя можно было совмещать с другой должностью, например помощника Благочинного. Наиболее положительных и рассудительных священников Епархиальное начальство могло закрепить и долгое время оставлять у должности духовного следователя для всех городских церквей или всего участка [5, с. 1924. ]. Участвуя в разбирательствах по требованиям гражданского начальства, командируемые следователи могли отсутствовать по нескольку дней, поэтому им выделялись суточные деньги для нахождения при следствиях (по 60 копеек в день) [6, Л. 55].
По определению Епархиального Начальства всем священно-церковнослужи-телям Орловской епархии, которые были
назначаемы и участвовали в формальных следствиях и дознании духовных лиц, необходимо было давать сведения о происшествии Если сведений не поступало, то их могли и наказать [7, с 604]
8 июня 1860 года вышел закон об отделении от полиции производства по преступлениям и проступкам, подлежащим рассмотрению судебных мест На основании «Учреждения судебных следователей», «Наказа этим чиновникам» и «Наказа полиции», производство следствий по уголовным делам, подлежащим рассмотрению судебных мест, возложено на судебных следователей. Полиции предоставлялось лишь производство дознания, заключавшееся в собрании сведений, необходимых для удостоверения в том, что произошедшее действительно было и что оно соединено с преступлением или проступком (статьи 2 и 3 приложенные к ст. 2654 Общ. Учрежд. Губ. по прод. 1863 года). При этом, первоначальное исследование, или как оно именуется в полиции — дознание, по-прежнему должно производится в Духовном Ведомстве при полицейском чиновнике [8, Л 261]
В статье 9 Учреждения судебных следователей (приложение к ст 4013 Общие Учреждения Губий по редакции 1863 года) постановлено, что преступлениям и проступкам, подлежащим рассмотрению судебных мест (ср Зак Суд Угол ст 7 и 856) к обязанности полицейских и других, не принадлежащих судебному ведомству должностных лиц, относятся только первоначальное исследование и раскрытие тех существенных обстоятельств, которые могли вести к заключению, что в расследуемое происшествие относится к преступлению или проступку
К обязанности судебных следователей относилось уже дальнейшие следственные действия, которые были необходимы для того, чтобы изыскать, получить и сохранить все те сведения и доказательства, которые нужны были суду для вынесения правильного приговора о преступлении
или проступке и о лицах, обвиняемых в совершении преступления или проступка, подлежащих к ведению судебных мест.
Что касается самого следствия, которое по Своду Законов именовалось формальным следствием, то о нём в статье 1 Устава Учреждения судебных следователей говорилось, что следствие по уголовным делам, подлежащим рассмотрению судебными местами, производилось судебными следователями Из этого общего правила не сделано никакого исключения относительно духовных лиц, а поэтому если духовные лица, подлежали суду уголовных мест, то дело должно было производиться судебными следователями При этом необходимо было соблюдение правила, которое оставалось в силе и закреплялось в статье 149 Законов Судебных и Уголовных, по которой допрос и всё следствие производилось при депутате со стороны Духовного Ведомства [8, Л 261 оборот]
На основании статьи 109 Наказа Судебным Следователям (приложение к статье
2 Законов Судебных и Уголовных по продолжению с 1863 г.), по окончании каждого следствия необходимо было сообщить в соответствующее судебное место Относительно следствий о преступлениях и проступках духовных лиц не указано другого порядка, поэтому по их окончании также сообщали в надлежащие судебные места, Но в статье 154 Законов Судебных и Уголовных, духовные лица предавались уголовному суду только после определения Духовной Консистории, поэтому судебное место, получив следствие о духовном лице, обвиняемом в преступлении или проступке, обязано передать его в Духовную Консисторию, которая должна была предоставить распоряжение со своей стороны В Консистории выносили постановление о предании обвиняемого суду, а также выносили запрет обвиняемому в ведении свя-щеннослужения Этот запрет закреплялся в статье 169 Устава Духовных Консисторий: «…Духовному лицу, оговоренному в
преступлении, запрещается священнослу-жение, смотря по обстоятельствам, какие помещены в самом оговоре, и какие открываются при следствии, и смотря по прежнему поведению подсудимого Распоряжение
об этом применяется по усмотрению местного Архиерея, который обязан заботиться, чтобы обвиняемые в важных преступлениях против благоповедения по заповедям Божиим, не преступали к служению Алтарю Господню, коль скоро есть уже достаточные причины, предусматривать, что они обвиняются справедливо» [3] В связи с этим на основании статьи 34 Инструкции Благочинным приходских церквей также отмечено, что «. Благочинный должен отбирать все должностные документы у тех священно и церковнослужителей, которые находились под следствием по важным и особенно уголовным делам, предоставляя эти документы в Консисторию.» [9, Л. 238]. Итак, без документов из Консистории никакое судебное место не в праве приступать к решению дела
С 20 ноября 1864 года, после принятия Судебных уставов в судебной практике стали проявляться некоторые несоответствия и недоразумения в вопросах о власти судебных следователей в отношении к приходским священникам По новым основаниям все законные требования судебных следователей, производящих предварительные следствия, должны быть исполняемы без замедлений как должностными, так и частными лицами (Устав уголовного судопроизводства, статья 270). Это также подтверждено и по духовному Ведомству Указом Святейшего Синода от 11 ноября 1866 года № 422. К числу этих законных требований относится и вызов свидетелей к допросу, следовательно, и приходской священник, если его будут вызывать к следователю в качестве свидетеля, по какому бы то ни было делу, важному или маловажному, обязан был явиться без замедления Уважительные причины неявки также указаны в законе: лишение свободы,
прекращение общения во время заразы, нашествие неприятеля, необыкновенное разлитие рек и тому подобных непреодолимых препятствий, внезапное разорение от несчастного случая, болезнь, лишающая возможности отлучения из дома, смерть родителей, мужа, жены или детей или тяжелая их болезнь (Устав уголовного судопроизводства, статья 388) Если человек отсутствовал у следователя по причине не указанной в Уставе, то на него следователь налагал денежное взыскание до 50 рублей серебром (Устав уголовного судопроизводства, статья 438) Все эти требования относились и к приходским священникам, в частности, обязанности их службы не были приняты в число законных причин неявки и не могли служить основанием к их оправданию и освобождению от платежа штрафа. При этом служебные обязанности приходских священников достаточно сильно разнились с обязанностями других должностных лиц. Обязанности священника были совершенно случайны во времени, но они были важны и неотложны За неисполнение обязанностей в своё время священник рисковал получить наказание от духовного начальства, на основании духовных законов Таким образом, у приходских священников возникало одновременно два неотложных требования, со стороны судебного следователя и обязанностей службы, при невозможности заменить себя в последнем случае другим лицом, что было в сельских приходах нередкостью [10, с. 147−152], а в практике это несоответствие приводит к нежелательным последствиям В этот период существовала специальная практика вызова к свидетельству воинских чинов, состоящих на действительной службе, которых вызывали через разрешение ближайшего начальства и по повестке (Устав уголовного судопроизводства, статья 436)
После принятия Судебных Уставов
20 ноября 1864 года Святейший Синод определил, что по точному смыслу статей
1019 и 1020 Устава Уголовного Судопроизводства следствия по делам о духовных лицах, подлежащих уголовному суду, производятся общим порядком мировыми судьями или судебными следователями, с соблюдением лишь некоторых особенных правил, изложенных в статье 1020−1024 Устава Уголовного Судопроизводства
Итак, церковно-судебный процесс, который сложился в I половине XIX века был достаточно основательным, детально проработанным и самое важное — быстрым и действенным. Поэтому в продолжение предыдущего законодательства, в новом Указе 5 апреля 1881 года также закрепляются похожие требования Ответственным лицом в епархии признавался Епархиальный Архиерей Необходимо отметить, что во II половине XIX века выходили некоторые рекомендации в поведении и для церковного руководства Например, Епархиальным Архиереям запрещалось входить в непосредственные отношения с министрами, главнокомандующими и различными представителями светской власти по вопросам, касающихся не местного епархиального управления, а таких мер и предметов, которые имеют общее значение для всего Духовного Ведомства и подлежат обсуждению Высшего Церковного Правительства Эти требования закреплялись ещё в статье 365 Устава Духовных Консисторий 1841 года [3, с. 133]. Если у Епархиальных Архиереев возникали общие спорные вопросы, то они должны были обращаться напрямую в Святейший Синод или к самому синодальному Обер-Прокурору [11, с. 228−229].
Поведение священнослужителей должно быть под бдительным наблюдением со стороны Епархиальных Преосвященных При обнаружении сомнительных лиц он их лично должен был брать под надзор и через увещевания подталкивать к исправлению. И Епархиальному Начальству необходимо было пристально наблюдать за теми, кто был уже замечен в дурных поступках,
а те которые не исправлялись — их должны были удалить с должности. Например, лишенного диаконского сана Ивана Покровского после испытательного периода допустили к исправлению причетнической должности при церкви села Городца, Труб-чевского уезда. Далее за разные предосудительные поступки его вообще исключили из духовного звания Семейству же его было предоставлено пользование землёй и половинной частью его денежных и хлебных доходов, а другую половину доходов предоставили в распоряжение другому причетнику [12, с. 775], таким образом и действовала система постепенного наказания виновного.
Контроль над духовными лицами осуществляли также и выборные Благочинные согласно статье 67 Устава Духовных Консисторий [3, с. 30]. Архиерей, основываясь на своём личном опыте, сначала сам назначал Благочинного из числа безпо-рочных, опытных, усердных и наиболее деятельных духовных лиц, Но постепенно к середине XIX века развиваются и основы выборного начала в Орловской епархии, и должность Благочинного также становится выборной [13, с. 1]. Срок службы выборному Благочинному был положен в три года В зависимости от размера уезда зависело число благочиннеческих участков в нём. Епархиальное начальство издавало распоряжение о делении территории, с находящимися на ней церквями, от шести [14, с. 1578] и более благочиннеческих участков, во главе которых и был Благочинный Они должны были посещать и осматривать прикреплённые к ним участки, а также осуществлять контроль над поведением духовных лиц Если в благочиннеческих участках число церквей превышало 15 [15, с. 1862], то (согласно статье 65 Устава Духовных Консисторий) Благочинный мог избрать себе помощника из подведомственных ему священников, которые бы ему помогали в деле наблюдения за нравственностью духовенства Кандидатуры
на должность помощника представляли на утверждение со справкой о них из клиро-вых Ведомостей, А сами выборы проходили на Благочиннеческих съездах [16, с. 877]. В чрезвычайных и экстренных случаях, во избежание потерь для своих хозяйств, Благочинный мог воспользоваться дополнительными услугами писцов, наем сторожей и разносчиков, на оплату их работы церковный причт собирал дополнительные фиксированные суммы [17, с. 812−813].
В обязанности благочинного входило составление ежегодного отчёта о поведении духовных лиц в конкретной епархии, но если в его ведомстве встречаются люди, нарушающие его должностные предписания, то он немедленно должен был об этом известить Епархиального Архиерея, предоставить подробное описание поступку и привести свидетелей происшествия Если он этого не делал, то его наказывали по 71 правилу Василия Великого Епархиальное Начальство неоднократно обращалось к Благочинным и священно-церковнослужителям и просило их обращать своё внимание на подчинённых духовных лиц Запрещалось отпускать в губернские города неблагонадежных священников, причетников и диаконов без крайней нужды и тем более не делать им поручений, не соответствующих им по должности, А о всякой самовольной отлучке кого-либо из них немедленно сообщать руководству и отмечать в братском журнале [18, с 5]
Если сами выбранные Благочинные оказывались «мало способными», то их увольняли или заменяли более достойными, А если они были замечены в неверности надзора или злоупотреблениях, то их отстраняли от должности и наказывали по мере вины [19, Л 3] Для контроля работы Багочинных и поведением причтов Епархиальные Архиереи обязаны были, согласно архиерейской присяге, хотя бы один раз в год попеременно посещать разные части своей епархии. Отчёт о состоянии епархии и
количестве осмотренных им церквей в разных уездах Архиерей ежегодно предоставлял в Святейший Синод В Орловской губернии с момента появления ежемесячного печатного издания — Орловские Епархиальные Ведомости, — при духовной семинарии ежегодно стали печатать извлечения из этих отчётов [20, 21] для общественности.
Отдельно на уровне епархии и далее на уровне Синода рассматривались дела о клевете духовных лиц на своё Начальство Если лицо, в силу определённых субъективных обстоятельств, руководствовалось выдумками и обращалось с жалобами и «. осмеливалось взнесть оскорбительную клевету на своё начальство., наполнив жалобу ложью и клеветой, несвойственной служителю церкви.» [22, с. 161−164]. На это Консистория сначала обязана была ответить проверкой дела по существу и после выявления всех обстоятельств вынести приговор и наказание виновной стороне «по всей строгости закона» При вынесении итогового решения во внимание принималось предыдущее поведение человека, делались запросы по справкам с мест его службы и жительства
Как и в предыдущие периоды, существовало отдельное судопроизводство и система наказаний для монахов На основании видения Правительствующего Сената от 11 мая 1866 года № 27 383 и по высочайше утвержденному мнению Государственного Совета запрещалось послушникам монастырей, которых исключили из духовного звания за дурное поведение, проживать и приписываться в той местности, где находился монастырь, из которых их исключали [23, с. 874]. На основании этих мнений было включено дополнение в статью 282 Устава о предупреждении и пресечении преступлений (Свод Законов 1857 года Т XIV).
Таким образом, хоть Божественное учение и призывало всех к высокому нравственному усовершенствованию, хоть оно и заповедовало взаимную любовь, освещение семейного союза и воспрещение
даже и мысли о посягательстве на чужую собственность, но всё же встречалось нарушение этих истин и в среде самих духовных лиц. Для пресечения данных противоправных деяний постоянно издавались правила поведения для священно-церковнослужителей, был разработан Устав духовных Констисторий. Особую роль в пресечении церковных правонарушений среди духовных лиц играли Благочинные, которым в непременную обязанность вводилось предшествовать подведомственным им лицам — своим духовным примером и словом, для исправления нерадивых. Они должны были бороться с учениями и умствованиями, которые бы посягали на изменение «богооткровенной истины», веры и нравственности, а на лиц с явной безнадежностью к исправлению необходимо было доносить рапортами [24, с. 872].
Особые требования во II половине XIX века были к священникам, осуществляющих обучение, где воспитываются отроки и юноши, готовящиеся к пастырскому званию Осуществляющим обучение и воспитание духовного юношества, а также и руководители духовных учебных заведений должны были обращать внимание на дух и направленность учебных курсов и заведений, вверенных им Они должны были подавать пример в стремлении к получению знаний, чистоте нравов и доброго порядка, приучением к чтению слова Божия и учению воспитанников в церковном Богослужении [25, Л. 4]. Для более действенного и «благоплодного» обучения они сами в себе должны содержать образец «.и быть верным в слове, в житии, в любви, в духе, в вере и в чистоте (1 Тим., 4,12).» [24, с. 867−872].
В силу тесных взаимоотношений между государством и Церковью в России, государство считало обязанным помогать Церкви в достижении её целей своим судом и наказанием за религиозные преступления [26, с. 204]. История пенитенциарных учреждений в России тесно связана с нормативно-правовой базой Церкви и
российской церковно-судебной системой, а также с развитием общественного движения в культурной и политической области На основании того, что монастыри, вопреки их назначению, были обременены множеством заключенных лиц духовного и светского звания во II половине XIX — начале XX века, и что из числа последних значительно большая часть содержится за те преступления, за которые по законам полагалось не заключение в монастырь, но церковное покаяние или отсылка к духовному начальству для увещания и вразумления.
Анализируя церковно-судебную практику в Орловской епархии, хотелось бы отметить охранительное направление в деятельности органов правосудия, которое придерживалось воспитательных целей в делопроизводстве и назначении наказаний Пенитенциарная практика монастырей также основывалась на смирении и удержании лиц от пагубных и противоправных поступков Вся нормативная правовая база Церкви поддерживалась и санкционировалась государством, поэтому прослеживалось двойное регулирование определённых норм и правил через единые узаконения в гражданском и церковном законодательстве, а также в системном взаи-мовоздействии духовных и светских судебных органов в достижении стабильности.
Список литературы
1. Правила судопроизводства о преступлениях, в Церкви учиненных Духовными лицами от 22 декабря 1823 года // Государственный Архив Орловской Области. Ф 220. Оп 1 Д 63 Л 7−13
2 Матвеева Е С Особенности церковного судопроизводства по делам о преступлениях, совершаемых духовными лицами в России в I половине XIX века / Е .С. Матвеева // Вестник государственного и муниципального управления — 2012 — № 4 — С 49−55
3. Устав Духовных Консисторш от 27 марта 1841 года (с формами). — СПб.: Синодальная Типография, 1843 — 190с
4. О вышедших новых законоположениях по судопроизводству (от 14 января
1865 года) // Орловские Епархиальные Ведомости. — № 5. от 1 марта 1865 года. -С. 68−69.
5. Распоряжение епархиального начальства от 16−17 августа 1899 года // Орловские Епархиальные Ведомости — № 48 от
5 декабря 1899 года — С 1924
6 Указ его Императорского Величества, Самодержца Всероссийского, из Святейшего Правительствующего Синода, Преовся-щенному Макарию, Епископу Орловскому и Севскому от 20 января 1868 года // Государственный Архив Орловской Области. Ф 220. Оп. 1.Д. 94, — Л. 55.
7. Распоряжение Епархиального Начальства от 27 апреля 1866 года // Орловские Епархиальные Ведомости. — № 11. от 1 июня
1866 года — С 604
8. Указ Императорского Величества, Самодержца Всероссийского, из Святейшего Правительствующего Синода, Преосвященному Макарию, Епископу Орловскому и Севскому, от 14 сентября 1886 года // Государственный Архив Орловской Области. Ф. 220. Оп. 1. Д. 94 .- Л. 261.
9 Указ Императорского Величества, Самодержца Всероссийского, из Святейшего Правительствующего Синода, Преосвященному Макарию, Епископу Орловскому и Севскому «О подтверждении по Духовному Ведомству строгого соблюдения ст 34 Инструкции Благочинным приходских церквей» от 30 июля 1868 года // Государственный Архив Орловской Области Ф 220 Оп 1 Д. 94, — Л. 238.
10 Распоряжение правительства от
19 января 26 февраля 1877 года // Орловские Епархиальные Ведомости. № 8 от
15 апреля 1877 года — С 147−152
11 Указ Святейшего Синода «О порядке сношений Епархиальных Преосвященных с министрами и главнокомандующими отдельных частей» // Орловские Епархиальные Ведомости — № 5 от 1 марта 1866 года — С 228−229
12 Известия // Орловские Епархиальные Ведомости — № 14 от 15 июля 1866 года — С 775
13. Епархиальная хроника. Выборное начало в Орловской епархии // Орловские Епархиальные Ведомости — № 1 от 1янва-ря 1865 года — С 1
14 Распоряжение епархиального начальства № 276 от 24−26 августа 1899 года // Орловские Епархиальные Ведомости -№ 40 от 10 октября 1899 года. — С. 1578.
15 Распоряжение епархиального начальства от 3−5 ноября 1899 года // Орловские Епархиальные Ведомости — № 46−47 от28 ноября 1899 года — С 1862
16 Распоряжение епархиального начальства // Орловские Епархиальные Ведомости — № 16 от 15 августа 1866 года -С 877
17 Распоряжение епархиального начальства «Рапорт Благочинного Севского уезда Дмитрия Мусатова» от 3 мая 1866 года // Орловские Епархиальные Ведомости -№ 15 от 1 августа 1866 года. — - С. 812−813.
18. Распоряжение Епархиального Начальства // Орловские Епархиальные Ведомости. — № 1. от 1 января 1866 года. — С. 5.
19. Указ Императорского Величества, Самодержца Всероссийского, из Святейшего Правительствующего Синода, Преосвященному Ювеналию, Епископу Орловскому и Севскому, от 5 апреля 1881 года // Государственный Архив Орловской Области Ф 606 Оп. 1. Д. 68 .- Л.3.
20 Извлечение из отчёта Его Преосвященства, представленного Святейшему Синоду, о состоянии Орловской епархии за 1864 год // Орловские Епархиальные Ведомости. — № 7. от 1 апреля 1865 года. — С. 102−104.
21 Отчёт за 1865 год // Орловские Епархиальные Ведомости — № 9 от 1 мая 1866 года — С 536−531
22. Распоряжение Епархиального Начальства по делу о жалобе диакона Михаила Шубского, Кромского уезда, села Архангельского, Студенок, в назидание духовным лицам // Орловские Епархиальные
Ведомости — № 3 от 1 февраля 1867 года -С. 161−164.
23 Указ Святейшего Синода «О воспрещении послушников монастырей, исключенным их духовного звания за дурное поведение, проживать и приписываться в той местности, где находился монастырь, откуда его исключили» от 15 июля 1866 года // Орловские Епархиальные Ведомости. — № 16. от 15 августа 1866 года. — С. 874.
24. Указ Святейшего Синода «О главных началах, которыми должны руководствоваться министры и главнокомандующие отдельных частей при управлении вверенными им ведомствам» от 15 июля
1866 года // Орловские Епархиальные Ведомости — № 16 от 15 августа 1866 года -С. 872.
25 Указ Императорского Величества, Самодержца Всероссийского, из Святейшего Правительствующего Синода, Преосвященному Ювеналию, Епископу Орловскому и Севскому, от 5 апреля 1881 года / / Государственный Архив Орловской Области Ф 606 Оп. 1.Д. 68. — Л. 4.
26. Бердников И. С. Церковь и Империя. История Православной симфонии отношений / И. С. Бердников. — М .: Издательство «ФИВ», 2013, — 511 с.
УДК 343. 12
Е.Ю. Горяинова*
ЗАЩИТА ПРАВ УЧАСТНИКОВ СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА В ПРОЕКТАХ КОМИССИИ Н.В. МУРАВЬЁВА
Горяинова Е. Ю. Защита прав участников судебного процесса в проектах комиссии Н. В. Муравьёва. — Статья.
Автор рассматривает попытку защиты прав участников судебного процесса комиссией по пересмотру положений судебных уставов под председательством министра юстиции Н. В. Муравьева. В статье анализируется попытка допустить участие адвоката на предварительном следствии- отмена запрета сторонам и председательствующему по делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, касаться вопроса о наказании, ожидающем подсудимого в случае его осуждения- предоставление прокурору право вносить протесты не только в интересах обвинения, но и защиты и т. д. Работа комиссии охватывает период с 1894 по 1899 гг., а обсуждение проектов в различных государственных структурах продолжалось до 1905 г., когда стало очевидно, что они не будут претворены в жизнь. Материал анализировался с учетом хронологии событий, содержания политических и правовых форм, необходимости получения максимально возможной достоверной информации из имеющихся источников.
Ключевые слова: защита прав участников судебного процесса, Комиссия Н. В. Муравьева, судебная реформа, доступ к правосудию.
Goryainova Ye. Yu. Protection of procedural rights in Muravyov'-s Commission'-s Drafts. — Article.
The author considers the attempt of the commission on the revision of legal regulations under the chairmanship of N .V. Muravyov, the Minister of Justice, to protect the rights of participants in the judicial process. The article examines the attempt to allow lawyer'-s participation in the preliminary investigation- repeal of restriction on participation of parties and the presiding justice during the jury trial in the issues of punishment of a defendant in case of his conviction- providing the prosecutor the right to protest not only in the interest of the prosecution, but also in the interest of the protection etc. The Commission'-s work covers the period from 1894 to 1899. The discussion of the projects in various government structures continued until 1905, when it
* Горяинова Елена Юрьевна — соискатель 5 курса юридического факультета Курского государственного университета, г. Курск, Россия.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой