Абстрактный символизм в архитектуре Л. Кана

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Строительство. Архитектура


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

АБСТРАКТНЫЙ СИМВОЛИЗМ В АРХИТЕКТУРЕ Л. КАНА
© Мельничук С. И. *
Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск
В статье рассматривается символическая интерпретация основных построек американского архитектора Л. Кана. Обращено внимание на символику формы, пространства, материала и света. Выделены характерные черты символизма в произведениях Кана — монументальность и геометризм.
Ключевые слова архитектура ХХ века, архитектура США, творчество Луиса Кана, абстрактный символизм.
Мир архитектуры Луиса Кана состоит из многоугольников и многогранников, которые определяют ограждение места и пространства- их внутренние связи всегда упорядочены. Иногда этот порядок отражается на плоскости, в плане, например, в проекте купален для еврейского сообщества Трентона (Нью-Джерси, 1956), или в калифорнийском институте Солка (Сан-Диего, 1966), или в музее Кимбела (Техас, 1972). Другой вид проявления структурной взаимосвязи принимает более глубокие изменения на уровне объемов и масс — в лабораториях Ричардса университета Пенсильвании (Филадельфия, 1961) или в общественных зданиях столицы Бангладеш (Дакка, 1974).
Одним из недостатков Современной архитектуры была неспособность придать монументальному сооружению репрезентативный характер. Кан Л., не отказываясь от принципов формальной абстракции и простоты форм, включает в свои произведения символическое качество, что по-прежнему представляет ценный опыт в мировом зодчестве.
Однако геометрия и монументальность архитектуры Л. Кана, несмотря на близость ее к классической традиции, имеет свои характерные особенности. Талант мастера коренится в его способности заставить зрителя не замечать геометрической «тирании» даже при условии, что она была единственным правилом для строительства. Достигалось это при помощи «заботливой» манипуляции света и необыкновенной чувствительности к материалу [1, р. 14].
Сочетание строгости геометрической планировки и символического отображения космического порядка лежит в основе создания административного центра в Дакке. Бангладеш — страна воды и неба. Земля, окаймленная двумя полноводными реками, Тигром и Брахмапутрой, подвержена муссонам, переживает частые наводнения, поэтому первыми знаками поселения здесь являются дамбы и шалаши из бамбука. Тропический, жаркий и
* Старший преподаватель кафедры Архитектурного проектирования.
влажный, климат требует укрытия, которые дают тень. Сохранившиеся памятники индусской эпохи, мусульманского султаната, монгольского и британского периодов построены в большинстве своем из кирпича с использованием камня, как правило, в качестве облицовочного материала.
Первая проблема, вставшая перед Каном, — уловить ситуацию и направить ее на построение архитектурной формы. В данном случае, он понял «подвижную» структуру обширной территории страны, нуждающуюся в «твердом» центре, от которого можно излучать наружу сильное воздействие. Поэтому идея Капитолия в Дакке трансформировалась в компактный закрытый объем — колыбель безопасности, — приподнятый на гладкой платформе. Кан Л. использовал типичную для него схему круговой формы со слоями пространств вокруг центрального ядра, так, что затененные углубления и широкие отверстия обеспечивали перекрестную вентиляцию и защиту от палящего солнца.
Видимые внешние грубые поверхности из бетона с белыми мраморными вставками транслируют чувство непроницаемой массы и твердости. Даже огромные тени, которые вырисовываются внутри отверстий, кажутся плотными. По мере приближения объемы пропускают через тонкие плоскости острых краев «иссохший» свет, который растворяет переход во внутреннее пространство точно так же, как монументальные формы сглаживает отражение их в массах водоема, окружающего здание. По этой причине Кан изолировал постройку на собственном полуострове, обеспечив подход с моста. Главный вход отмечен мечетью, мощная скульптурная форма которой напоминает средневековую крепость. Ее осевая линия ориентирована на Мекку и потому слегка сдвинута относительно главной оси Капитолия — жест, указывающий на божественный порядок гражданского учреждения.
Из мечети посетитель попадает на внутренние «улицы» с перекрытием на всю высоту здания, по которым можно прогуливаться вокруг главного зала Собраний, расположенного в центре композиции. Эти проходы осуществляют также подход к второстепенным помещениям: в приемную премьер-министра и президента, столовую депутатов, галерею прессы и т. д. План, таким образом, концентрирует несколько формальных идей, интерпретирующих работу главного органа власти: центральное пространство дискуссий и конечного согласия находится на основной оси, которая проходит от входа, через центр, и выходит с другой стороны на платформу президента, где возможно обнародовать «указ», основанный на согласии. Диагональные оси, восьмикратно повторяясь, неизбежно ассоциируются с буддийским «колесом закона», а оно символизирует моральную основу общественного порядка.
Здание Национальной Ассамблеи выполнено из мрамора и бетона. Однако даже плохое качество бетона не может испортить внешнего вида здания потому, что бетон сделан руками человека, и, следовательно, несовершенен. Это материал применен наряду с мрамором в определенных ритми-
ческих сочетаниях. Мрамор так прекрасен, что автоматически смягчает несовершенство бетона, привлекая все внимание к себе. Мрамор впитывает в себя окружающую атмосферу и предоставляет зрителю целый калейдоскоп оттенков в разное время суток и сезоны года. Кан считает мрамор женственным, а бетон — мужественным. Смесь этих «мужских» и «женских» элементов, один из которых олицетворяет силу, а другой — красоту и цвет, символизирует произведение искусства [2, с. 32].
Предполагалось, что Собрание приобретет телесную форму и приютит активные демократические силы, одновременно поглотив в единой власти сепаратистские течения. Свидетельство власти в рефлексии Кана, способного видеть за пределами предложенной программы, сформированной элитой, достигло более продолжительного набора культурных и символических (субкультуры) аспектов, воплотившихся в непрерывной одержимости геометрическими централизованными формами, как и в архитектурном синтаксисе, который сочетает типы космополитических империй прошлого (буддизм, мусульманство) с резонансом, извлеченным из местной традиции. В действительности, Бангладеш еще не является демократической страной в полном смысле, но здание уже имеет притягательную силу в сознании населения и символизирует эту возможность.
Профессиональная деятельность Л. Кана с самого начала была связана с учреждениями культуры, в частности, с художественными галереями и музеями. В отношении этих зданий он старался найти равновесие среды при помощи организации пространства с простыми объемами и нейтральной текстурой материалов. Другой особенностью проектирования выставочных залов было тщательное изучение света и его дифференцированное применение в зависимости от назначения различных помещений.
Предложение, разработанное Каном для хранилища коллекции произведений искусства Кимбела, основано на повторении продольного тела здания, перекрытого фальшивым барочным сводом, расколотым по всей длине щелью, которая способствует проникновению света для того, чтобы он, отразившись от диффузора, мягко скользил по кривым поверхностям перекрытия. Эта новаторская для сторонников традиционного классицизма технология Кана помимо решения функциональных задач усиливает эмоциональную и символическую нагрузку в отношении «человек-среда-предмет» [1, р. 24].
В архитектуре музея ясно выражены все составляющие его элементы: планировочные, конструктивные, функциональные. Луис Кан при всей приверженности к функциональной выразительности придавал почти мистическое значение пространству, созданному независимо от заданной программы. Ему принадлежит высказывание, что роль архитектора состоит не в том, чтобы дать заказчику то, что он хочет, а то, чего он и не представлял, но, однажды увидев, не может без этого обойтись. Что касается технических особенностей, то предложенные для музея железобетонные цилиндриче-
ские своды стянуты по краям шестью стальными тросами. Каждый самонесущий свод перекрывает площадь в 32×6 м. В полом участке между двумя рядами сводов проложены инженерные коммуникации. Таким образом, совершенно свободное пространство может быть разгорожено системой экспозиционного оборудования. Предложенная организация пространства не вынуждает к какому-то определенному маршруту осмотра, позволяя свободно передвигаться в «сводчатых улицах» [3, с. 55].
В ландшафтное окружение музея включены два пруда, зеленые лужайки и аккуратно высаженные ряды деревьев, в том числе, перед портиком центрального входа. В результате публичный характер работы, близость и спокойствие его внутренних пространств, а также элегантность конструктивных «расколов» и выраженная нагота материала придали архитектурному произведению вневременной характер, а свету — символический смысл.
Библиотека академии Филипа Эксетера (Нью-Гемпшир, 1972) показывает различие между публичными колоссальными пространствами и частными зонами для изучения литературы. Вдохновленный монументальностью библиотеки Э. -Л. Булле 1785 года, Кан использовал для своего проекта все ту же геометрию, приводящую к ясной дифференциации трех видов пространств: периферийное, омываемое естественным светом и располагающее к чтению — ниши, объединенные с внешними пустотами- промежуточное, или защищенное, пространство, в котором сконцентрированы стеллажи книг- и ядро здания, занятое монументальной пространной прихожей с двойным освещением. Именно пространство холла, откуда можно созерцать книги через огромные круглые отверстия в стенах, было фундаментальной составной частью проекта: оно должно было символизировать функцию здания и выполнять роль «места приглашения» читателя.
В Эксетере Луис Кан придает функции значение символа, как бы заставляя осознать связь библиотеки с остальной частью комплекса. Отовсюду чувствуется повторение четырех идентичных фасадов, производящих одинаковое впечатление. Лишь несколько ступеней отмечают единственный вход и определяют ориентацию. Диспропорцией высоких окон двух этажей, противоречащих обычному масштабу, архитектор еще раз подчеркивает доминирующий характер постройки. Библиотека — святилище книги. Он хочет воплотить саму идею книги — одна книга, несколько книг, впечатляющая масса книг! Для этого он создает конструкцию из серого бетона, компактное пространство, полезное, сплошное, которому соответствуют высокие потолки, просторные оконные проемы, теплые тона красного кирпича читальных залов [1, с. 62].
Несмотря на контрастность переходов между различными типами пространств библиотеки, очевидно желание Кана раскрыть фундаментальную роль культурных учреждений в нашем обществе.
Окончательный вариант биологического института Солка в Сан-Диего представляет собой композицию из двух протяженных корпусов с централь-
ным двором между ними, сформированным рядами противостоящих продольных плит и непрерывным потоком фонтана. Остальные запроектированные Каном здания — конференц-зал, ресторан, гимнастический зал и библиотека — должны были располагаться группами в рощице. Это была одна из любимых отсылок к городу Адриана в личной мифологии архитектора. Глобальная идея этого комплекса состояла в том, чтобы создать пространства, способствующие индивидуальному и коллективному труду закрытого сообщества ученых, подобно средневековому монастырю. Особенно Кан сконцентрировался на дифференцировании пространств лабораторий и помещений, предназначенных для исследований. Последние были обращены к океану с ориентацией на внутренний дворик, что способствовало уединенному расслаблению и размышлению. Соответствующая обстановка двора создана минимальными средствами: отсутствие растительности, твердое мраморное покрытие с простым каналом воды.
И так, большинство построек Луиса Кана монументальны, тяготеют к идеальному (почти платоническому) и к тому же абстрактны, но, тем не менее, далеки от того, что произвел Международный стиль. Произведения Кана часто сравнивают с чистой нематериальной музыкой, но его торжественные массы из кирпича и бетона, в то же время, агрессивно материальны.
Список литературы:
1. Monografias de Arqutiectura y Vivienda. Louis I. Kahn. Arquitectura Viva Febrero. — 2001. — P. 107.
2. Современная архитектура / перевод с франц. L'-archtecture d'-aujourd-hui. — 1962. — № 2. — 111 с.
3. Ревякин В. И. Музеи мира. — М.: Информэкспресс, 1993. — 243 с.
МЕГА-СТРУКТУРЫ КЕВИНА РОША: ПЛАНИРОВАНИЕ, ВОСПРИЯТИЕ ОБЪЕКТА И МЕСТА
© Мельничук С. И. *
Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск
В статье рассматриваются методики проектирования крупных коммерческих и общественных объектов на примере творчества американского архитектора Кевина Роша. Исследуются задачи, проблемы и ситуационные особенности некоторых его проектов для городских про-
* Старший преподаватель кафедры Архитектурного проектирования.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой