Использование мирового опыта при проектировании и строительстве фундаментов высотных зданий с учетом геологических условий Екатеринбурга

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Строительство. Архитектура


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 624. 131 В.В. Лушников
Использование мирового опыта при проектировании и строительстве фундаментов высотных зданий с учетом геологических условий Екатеринбурга
Аннотация
В г. Екатеринбурге, как во многих крупных и крупнейших городах мира, строится и будет строиться много высотныхдомов — 40 этажей и выше. Активно осваивается и подземное пространство города — это касается не только метрополитена, но большинства проектируемых и строящихся высотныхдомов. В такой ситуации полезно познакомиться с тем, что и какделается в крупных городах мира, где активно ведется высотное строительство. Причем наиболее интересен опыт строительства именно на относительно слабых грунтах, поскольку скалы, как под небоскребами Нью-Йорка, почти нигде нет.
Luchnikov V. V. Use ofworld experience at designing and construction ofthe bases ofhigh-altitude buildings in view ofgeological conditions ofEkaterinburg.
The article is devot to construction ofhigh-altitude buildings in large cities ofthe world.
In it experience of construction on the weak bases is considered.
Лушников
Владимир
Вениаминович
Д-ртехн. наук, про-фессор, Заслуженный деятель науки России
Сейчас на экспертизу иногда поступают относительно «невысокие» екатеринбургские 20 — 30-этажные высотки и небольшие по глубине подземные строения. Но опыт экспертизы их пока крайне тревожный. Точнее — на экспертизу здания часто вообще не попадают, а если и попадают, то только после того, как вскроются очевидные недостатки проектов или их исполнения.
Один из примеров: после возведения 9 — 12-этажного элитного жилого дома (о нем будет речь далее) выяснилось, что железобетонная фундаментная плита под домом имеет толщину всего 40 см (!), что не обеспечивает ее прочность на восприятие проектных нагрузок от 2 — 3 до 6 раз! Другой не менее яркий пример: выяснилось, что уже возведенный, тоже элитный 11 — 15-этажный дом, имел недостаточную несущую способность свайных фундаментов (до полуто-ра-двух раз!), а для усиления фундаментов
потребовались затраты более 3 млн руб. Существует множество примеров, с которыми встречаются экспертные органы, причем чаще всего — «вдогонку».
Тревога в этих и других случаях связана с тем, что указанные выше недостатки могли бы и не вскрыться, остаться незамеченными. В этом случае ставится под угрозу безопасность жизни людей.
В целом строительство переживает сейчас крайне сложный и тревожный период, что обусловлено, во-первых, изменением прав собственности, а во-вторых, — коренным изменением статуса действовавших ранее и обязательных к исполнению Строительных норм и правил (СНиПов). Кроме того, рано или поздно предстоит отмена обязательных лицензий на осуществление строительной деятельности.
Три года назад СНиПы перестали быть обязательными для строителей, т. е. соблюдение норм перестало освобождать про-
ектировщиков и строителен от ответственности в случае аварий или выявления других очевидных и неочевидных недостатков сооруженного объекта. Другая беда в том, что сами СНиПы, за небольшим исключением, были разработаны 15 — 20 лет назад и не учитывают коренного изменения строительной отрасли сегодня — появления множества новых материалов, конструктивных и технологических решений, особенностей конструкций и способов строительства высотных объектов. Причем многие конструктивные решения, строительные материалы и технологии защищены патентами или имеют статус «ноу-хау», а авторы их не заинтересованы в несанкционированном использовании разработок.
Совершенно очевидно, что все проблемывысотногостроительства нужно решать на месте, привлекая к экспертизе объектов строительства государственные структуры, а через них — крупных ученых и наиболее опытных специалистов, которых, к сожалению, очень мало. Проблемы обеспечения надежности строительства высотных зданий в Екатеринбурге и других городах Урала ничуть не менее сложные, чем в Москве, Санкт-Петербурге. Разумеется, нужно изучать и зарубежный опыт как положительный, так и отрицательный, сооружения высотных зданий. Но сначала следует кратко рассмотреть особенности геологического строения площадок на Урале и, в частности,
— в Екатеринбурге.
Характеристика грунтов Среднего Урала
Урал, особенно центральная его часть, называемая Средним Уралом, в «доисторические» времена
была сложена в основном скальными породами разного химического состава (в виде гор высотой до 3 — 4 км), которые в результате геологической деятельности, показанных на рисунке 1 «агентов» выветривания, постепенно разрушались, превращаясь в трещиноватую скалу, неокатанный щебень и дресву, суглинок и даже в глину, но оставаясь на прежнем месте. Со временем горы постепенно «стерлись», уменьшившись до 200 — 500 м от уровня Балтийского моря. Такая разновидность грунтов получила название элювия (элювиальных образований).
Такие же грунты, но смещенные по склонам бывших гор (в виде камнепадов, оползней, селей) накапливалась у подножий бывших гор. Смещенные грунты, уже имеющие некоторую упорядоченность и окатанность (и, как правило, -небольшую мощность), получили название делювия. Примеры городов, где есть делювий — Первоуральск, Серов и др. Эти грунты в целом менее прочны, чем элювиальные образования, но вполне пригодны для строительства.
Аллювиальные грунты — отложения, образовавшиеся в результате геологической деятельности рек, озер, болот, морей. Это достаточно отсортированные и окатанные частицы (водными потоками), имеющие разную степень крупности, зависящую от скорости водного потока. Но поскольку река, море за многие миллионы лет неоднократно меняли свое положение и скорость (и даже прекращали и вновь возобновляли свое существование) в одном месте накапливались различные по мощности, крупности и минеральному составу слои грунтового материала.
Причем под прочным может оказаться более слабый грунт, и -даже торф. Ситуацию в аллювии усугубляет высокое положение подземных вод и, главное, — недо-уплотненность грунтов, поскольку они всегда существовали во взвешенном состоянии (за счет взвешивающей архимедовой силы). Как результат — пониженная прочность и повышенная сжимаемость таких грунтов. Понижение уровня подземных вод всегда приводит к большим осадкам поверхности (как результат утяжеления грунта при снятии архимедовой силы). Типичные города на аллювии -Тюмень, Пермь, Уфа и др.
Кроме упомянутых выше, встречаются другие геологические образования — эоловые (ветровые) отложения пыли, моренные (ледниковые), но эти грунты не характерны для Среднего Урала. Их много в Китае, на Украине и Средней Азии, есть они и на Южном Урале.
Екатеринбург же стоит почти на водоразделе рек. Здесь в основании строений, за небольшими исключениями, залегают прочные грунты — как правило, коренные породы, правда сильно выветре-лые и трещиноватые. Проблемы строительства здесь связаны, во-первых, с неустойчивостью вывет-релых коренных пород (за время простоя котлована они часто превращаются в подобие обычной глины), а во-вторых, — с чрезвычайной неоднородностью грунтов: например, под частью дома может оказаться скала, а под другой -обычный суглинок (называемый «карманом выветривания»), простирающийся вглубь на 50 — 70 м.
В целом же нужно отметить, что Екатеринбургу «повезло» — он
Рисунок! Широтный геологический разрезСреднегоУрала
Рисунок 2. Деформация зданий в зоне влияния метрополитена.
находится в лучшем положении по сравнению с другими крупными городами. Почти все крупные города исторически возникали, как правило, возле рек, при слиянии нескольких рек, при впадении рек в море и т. д., то есть там, где грунты наиболее слабые. Вспомним, хотя бы, Нил, Тигр и Евфрат, Инд и Ганг, где зарождалась цивилизация. Причем давно существует правило: «Чем крупнее город, тем слабее грунты под ним» и, наоборот, «Чем слабее грунты, тем крупнее город».
Свойства грунтов в Екатеринбурге удалось хорошо проследить и оценить в результате проходки перегонных тоннелей и строительства станций метрополитена, которые сопровождались глубоким (до 30−70 м) понижением уровня подземных вод. При этом, как показано на рис. 2, происходили осадки поверхности грунта — в тех местах, где залегали более сжимаемые грунты — например, в области «карманов» выветривания.
Понижение уровня воды, например, на 30 м, и соответствующее утяжеление грунта равносильно по воздействию сооружению ряда 20 — 24-этажных домов, которые создают давление на грунт в среднем до 25 — 30 тс/м2. В результате до шестидесяти домов по трассе метро получили повреждения разной степени (вплоть до образования сквозных трещин), причем наибольшие — там, где часть здания была на скале, а другая на суглинке (дом по пер. Красному). Некоторые здания получили локальные повреждения (Цирк), другие слегка отклонились от вертикали (многоэтажный дом на ул. Декабристов), третьи, находящиеся вне зоны влияния водопонижения — сохра-нилиустойчивость (Телебашня).
Общий вывод положительный
— геологическое строение в Екатеринбурге в целом благоприятно для строительства любых зданий, вплоть до небоскребов. Однако при этом требуется тщательное, в т. ч. инженерно-геологическое обоснование строительства.
Два примера строительства высотных зданий за рубежом
Сведения о строительстве ряда крупных объектов получены из материалов целого ряда научных
Рисунок 3. Выпрямление дома в г. Сантос (а) — геологическое строение площадки города
конференций последних лет, целиком посвященных высотному строительству. Зарубежный опыт дает примеры как неудачного сооружения высотных зданий, так и применения ряда уникальных решений, обеспечивающих безусловную надежность строительства. Причем наиболее интересен опыт строительства именно на слабых грунтах.
Наклонившиеся здания в г. Сантос
На конференции в С. -Петербурге 2005 г. бразильский профессор Е. Гонсалвес сделал доклад «Наклонившиеся здания города Сантос в Бразилии», в котором был сделан анализ состояния ста многоэтажных высоких домов, построенных около 30 лет назад и получивших большие отклонения до 2.1 — 2.4 м и более от вертикали в разные стороны (рисунок 3).
Причина отклонений зданий, которые развивались длительное время, а во многих домах продолжаются и сейчас, связана с зале-
ганием в основании сильно различающихся по сжимаемости и водонасыщению грунтов (рисунок 3, б). Многие дома получили осадки до 70 см с неравномерностью до 40 см (!).
Стоимость квартир в наклонившихся домах стала примерно на 30% ниже средней рыночной цены, поэтому в некоторых случаях владельцам домов оказалось выгодным выпрямить наклонившиеся здания, с тем чтобы, по возможности, восстановить их прежнюю рыночную стоимость.
Один из домов, показанный на схематическом рисунке За, был выпрямлен путем подведения под фундаменты 16-ти буровых свай диаметром от 1 до 1.4 м и длиной от 55 до 57 (!) м, по верху которых было возведено 7 поперечных («переходных») балок.
Домкратами грузоподъемностью от 400 до 900 тонн был поднят один из краев дома на 80 см (!), в результате чего он был возвращен в вертикальное положение (см. рисунок 3, б).
Рисунок 4. Башня «Мессетурн» (а) — геологическое строение площадокво Франкфурте на Майне (б)
Рисунок5. Результаты расчетовжелезобетонной плиты- расчетная схема (а) — изгибающие моменты (б)
Строительство башни «Мессетурн» в Германии
Больший интерес представляет опыт германских ученых (Р. Кат-ценбах и его коллеги), которые сделали доклад на конференции в С. -Петербурге в 2006 г.
Опасность сооружения высотных зданий, подобных башне «Мессетурн» во Франкфурте-на-Майне (рисунок 4, а), очевидна -велика вероятность получения ею наклона. Эта 60-этажная 256-метровая башня имеет размеры в плане 41×41 м и два подземных этажа. Город Франкфурт-на-Майне, стоящий на крупной реке, также имеет в основании достаточно слабые и неоднородные грунты — продукты деятельности реки, бывшихморей, ледников (рисунок 4, б).
Уникальность решения фундаментов в том, что на этом объекте, возможно, впервые в мировой практике, был применен так называемый комбинированный свайноплитный фундамент. Вместо чрезвычайно длинных свай (в 70 — 100 м), которые следовало погрузить до кровли плотных франкфуртских глин, здесь применены относительно короткие 20 — 30-метровые буровые сваи, но в работу была включена фундаментная плита максимальной толщиной от 3 до 6 м (!), которая, как показали расчеты и последующие измерения, восприняла около 50% нагрузок от башни. В обычных же свайных фундаментах, даже объединенных по верху сплошной плитой, нагрузки воспринимают только сваи, а плита может воспринять не более 15% общей нагрузки.
Но очень важно, что строители этой башни (и других высотных зданий в Германии) не удовлетворились только расчетами, а предусмотрели научно-техническое сопровождение стройки с целым комплексом уникальных измерений, имеющих, кроме практического значения, еще и огромный научный интерес.
Например, в фундамент башни было заложено несколько подушек давления размером в плане 5×5м каждая, одна из которых показана на рисунке 4, (а). В случае образования наклона башни в ходе ее возведения в эти подушки планировалось закачать воду, с тем чтобы вернуть наклоняющуюся башню в вертикальное положение, а после
устранения наклона — заменить воду цементным раствором (заметим, что этой операции в итоге не потребовалось).
На головы и под концами нескольких, наиболее «ответственных» свай, были установлены динамометры — для того, чтобы контролировать фактическую нагрузку на сваи и сравнить ее с расчетной. Кроме того, в арматуре многих свай по всей их длине с шагом 4−5м были установлены тензометрические датчики, которые контролировали распределение напряжений между бетоном и арматурой.
Очень поучительно то, что в надземных конструкциях этой башни, как и почти во всех других высотных строениях, было установлено до 1000 датчиков разного назначения — для измерения множества параметров — распределения нагрузок между колоннами и стенами, а также вертикальных деформаций, возможных отклонений от вертикали, амплитуд и частот колебаний, ветровых воздействий и проч. Безусловно, эти результаты имеют огромное значение для обеспечения надежности строящегося здания.
Кроме того, неоценимо и научное значение подобных измерений
— для совершенствования расчетных программ, которые пока далеки от совершенства. Особенно это касается расчетов оснований и фундаментов.
Например, результаты расчетов железобетонной плиты высотного (и не только высотного) здания зависят от того, рассчитывается ли она независимо от здания или совместно с ним. В первом случае (рисунок 5, а) в плите возникают большие изгибающие моменты и общий прогиб вниз, во втором (рисунок 5, б) — прогиб почти не образуется, но усилия в колоннах резко меняются (концентрируясь по краям), а моменты даже меняют знак. Причем результаты расчета зависят о того, как именно надземное строение включается в совместную работу — сразу полной нагрузкой от всего здания или по-этажно, по мере его строительства. Вопрос же о том, как именно нужно рассчитывать фундаментную плиту (и надземное строение), невозможно решить без проведения измерений, подобных проводимым на башне «Мессетурн».
Опыт научно-технического сопровождения строительства в Екатеринбурге
В процессе научно-технического сопровождения (НТС) строительства ряда зданий выявился один из путей повышения надежности и экономичности строительства — проектирование и возведение зданий и сооружений при научно-техническом сопровождении (названный способом «Проект НТС»), Способ защищен патентом Ии № 2 169 238.
Способ предполагает инженерное вмешательство в строительный процесс уже в ходе возведения строения на основе непрерывного мониторинга его состояния (в простейшем случае — путем наблюдения за осадками фундаментов). В случае, если благодаря наблюдениям выявится неблагоприятное развитие деформаций (осадок, наклонов, неравномерных деформаций фундаментов), тогда производится улучшение свойств грунтов, причем только в тех областях, где может возникнуть «запредельная ситуация».
Очень важный момент: возникновение «запредельной ситуации» можно уверенно предсказать задолго до завершения строительства здания, например, по результатам первых этапов наблюдения уже на уровне возведения нескольких первых этажей высотного дома. В этом случае строительство можно уверенно продолжать, но одновременно вести работы по усилению грунтов оснований и/или фундаментов (инъекцией грунтов, погружением буроинъекционных или вдавливаемых свай и др.).
Способ строительства, когда решение о закреплении грунтов принимается не перед началом строительства, а в процессе возведения здания, причем далеко не всегда, а только в случае объективно выявленной необходимости, был успешно реализован на ряде крупных объектов Екатеринбурга и даже получил адекватное название «отложенное решение».
Тем самым фактически предлагается новая концепция в строительстве. В традиционном строительном процессе любые сомнения в несущей способности оснований, фундаментов или надземных конструкций на проектной стадии однозначно трактуются в пользу необходимости усиления, увеличения размеров конструкций или несущей способности материалов.
Формально это выражается в том, что, с одной стороны, во внешние воздействия вводятся повышающие коэффициенты, учитывающие стохастический характер нагрузок и их сочетаний, уровень ответственности строений, а с другой, — понижающие коэффициенты, учитывающие реальную вариантность свойств грунтов и других материалов, условия их работы и
проч. В конечном итоге это выражается в том, что общий коэффициент надежности для надземных конструкций оценивается в пределах 1.5 — 2. 5, а для грунтов оснований — существенно выше. Это, в свою очередь, означает двух-, а иногда даже и трехкратный перерасход материалов основных несущих конструкций, прежде всего
— в фундаментах. Поэтому строительство ведется фактически в предположении «наихудшего сценария», даже если вероятность его реализации невелика, поскольку, как отмечалось, инженерные решения принимаются при наиболее неблагоприятном сочетании коэффициентов надежности, условий работы и др.
В предлагаемом способе можно изначально заложить в проектное решение некоторый риск, например, понижая коэффициенты надежности по нагрузкам, материалам и по ответственности и, наоборот, повышая — по условиям работы. Однако это риск разумный и контролируемый, поскольку предусматриваемая система «обратной связи» позволяет оперативно вмешиваться в любой момент строительства и предотвращать негативные тенденции в развитии деформаций, а в случае необходимости — «достроить» фундамент, усилить грунтовое основание или даже надземную конструкцию до необходимого уровня надежности, причем надежность их становится более определенной.
а)
Г
Способ «Проект НТС» принципиально отличается от широко практикуемого научно-технического сопровождения (НТС) строительства. Суть обычного НТС состоит фактически в проверке соответствия напряженно-деформированного состояния объекта в процессе его возведения первоначальному проекту, т. е. упомянутому выше «наихудшему сценарию». Здесь же самим обозначением способа («Проект НТС» и особенно -знаком кавычек) подчеркивается необходимость и обязательность обратной связи с обычным НТС, но еще на стадии проекта.
Далее приводятся примеры реализации способа при строительстве крупных объектов в Екатеринбурге (из двенадцати в городе, где в последние годы применялось «отложенное решение»).
1) 17-этажное здание Уральского регионального Центра управления перевозками
Здание ЦУП запроектировано с каркасом и перекрытиями из монолитного железобетона.
Особенность инженерно-геологического строения — наличие выклинивающихся слоев достаточно прочных, но крайне неоднородных по сжимаемости элювиальных грунтов и высокое положение подземных вод.
Ситуации на площадке осложняло наличие на глубине 25 — 30 м перегонных тоннелей и станции метрополитена.
Первоначальный проект был
Рисунок 6. Здание центра управления перевозками с фундаментами: а) на буронабив-ныхсваях, б) нажелезобетонной плите
Рисунок 7. Усиление фундаментальной плитыдома по9−14 этажногодома: а) общий вид дома, б) подкрепление колонн, в) подведение свай усиления
рассчитан на применение глубоких (от 10 до 30 м) буронабивных свай диаметром до 800 мм и монолитных железобетонных ростверков (рисунок 6, а).
После тщательного анализа ситуации на площадке было принято «отложенное решение», суть которого состоит в том, что здание было построено на сплошной железобетонной плите толщиной 1.2 м, но без свай. В плиту было заложено до 164 стальных патрубка диаметром 325 мм, прорезающих плиту (рисунок 6, б). Через эти патрубки предполагалось производить погружение дополнительных свай усиления (или вести инъекцию закрепляющих растворов) в случае, если наблюдениями было бы показано неблагоприятное развитие деформаций.
В результате поэтажного анализа напряженно-деформированного состояния здания ЦУП было установлено, что деформации и их неравномерность во всех случаях оказались намного ниже прогнозируемых значений, а необходимости подкрепления плиты не возникло.
2) 9 — 14-этажный жилой дом
Конструктивную основу дома (рисунок 7, а) представляет полный несущий железобетонный рамно-связевый каркас в монолитном исполнении. Фундаментная плита имеет толщину 400 мм. В местах опирания колонн с большими нагрузками плита имеет местные утолщения на 400 мм. Грунтовое основание представлено аллювиально-делювиальными суглинками, а ниже — от 3 до 5−7 м — скальными грунтами разной степени выветрелости и трещиноватости.
В ходе экспертизы проекта выяснилось, что несущая способность фундаментной плиты недостаточна по условиям продавливания и по изгибу между колоннами и стенами (от 2 до 4 раз). Для увеличения несущей способности плиты был принят способ подведения под наиболее нагруженные колонны стальных трубчатых свай.
При производстве работ, которые велись фирмой «Дублет» уже после возведения дома, вначале производилось подкрепление усиливаемых колонн и плоских стен постановкой подкосных систем (рисунок 7, б), затем производи-
лось бурение скважин в плите и погружение домкратом секционных свай диаметром 76 мм (рисунок 7, в). Затем, не снимая контролируемого усилия в домкрате (30 — 35 тс), сваи приваривали к базам колонн. Таким образом, было произведено усиление всего 36-ти колонн и плоских стенок, а общее число подкрепляющих свай составило от 4 до 8 под каждый несущий элемент. Тем самым несущая способность плиты была дополнена на 120 — 300 тс, что исключило возможность продавливания и уменьшило изгибающие моменты в пролетах.
Наблюдения за деформациями здания, которые ведутся два года вплоть до настоящего времени, свидетельствуют о практически полной стабилизации ситуации.
3) Подземное строение возле здания УГАХА
Подобное строение — первое подземное сооружение в городе, стоящееся начиная с середины 1990-х гг. в тесном городском квартале — в 7 м от шестиэтажного здания УГАХА, постройки 1930-х гг., и в двух-трех метрах от двухэтажного здания старой постройки. Вначале строение было задумано как автостоянка. Сейчас она перепроектирована и достраивается под торговый комплекс с двумя надземными этажами.
Вначале, перед выемкой грунта, по периметру будущей стоянки были сооружены ограждающие стенки из двутавров I № 50, забуренных в грунт на глубину 12 м, с шагом около 2.5 по длине. После выемки грунта на глубину 4 м были установлены буроинъекционные анкеры длиной до 8 — 12 м, уходящие под здание УГАХА и под проезжую часть ул. К. Либкнехта.
Затем были забетонированы стенки в стальной несъемной опалубке на глубину выемки грунта (4 м) и произведено углубление котлована еще наЗ-4м.
В это время произошли заметные деформации окружающих строений — здания УГАХА и двухэтажного здания. Здание УГАХА получило осадки до 15 мм, а в двухэтажном здании образовались сквозные трещины с раскрытием до 15 — 20 мм. Причиной деформаций была недостаточная несущая способность первого яруса анкеров — они «потекли» на 80 -100 мм в сторону котлована. Также выявились полости за стенками буровых опор, которые пришлось закрепить инъекцией цементного раствора.
Для удержания стенок от прогрессирующего обрушения был установлен второй ярус анкеров, произведено локальное подкрепление опор со стороны ул. К. Либкнехта (подкосами и расстрелами). В числе негативных факторов здесь также можно отметить прекращение строительства на несколько лет, изменение первоначальных планов относительно назначения строения, многократное промораживание и обводнение грунтов и проч.
В целом это строительство следует рассматривать как первый опыт и первый «урок» строительства заглубленных помещений и пассивного научно-технического сопровождения. Сооружение других подобных заглубленных строений в стесненных условиях ведется, как правило, с учетом полученного здесь опыта. Например, при сооружении подземной автостоянки по ул. Мамина-Си-биряка (во дворе Министерства
строительства) ведется тщательный контроль за установкой и натяжением анкеров, за смещениями стенок и проч. Большую проблему представляет также борьба с подземной водой, которая решается устройством дренажа с постоянно действующими насосами.
Выводы:
1. В целом мировой опыт характеризует:
на примере высотных зданий в Сантосе — пассивное отношение к сооружению зданий, когда некоторые наклонившиеся здания приходится выправлять с огромными материальными и трудовыми затратами-
на примере высотных зданий в Германии — активное отношение к проблеме, когда строители предполагают возможность образования наклона зданий, но принимают адекватные меры по возможному выходу из положения в случае, если наклон, все-таки, произойдет-
неоценимо значение подобных измерений для совершенствования расчетов фундаментов и самих высотных зданий в целом.
2. Российские строители также должны учитывать как положительный, так и отрицательный опыт высотного (и подземного) строительства. Совершенно очевидно, что «полное спокойствие» за судьбу высотного строения может принести только очень грамотное проектирование объекта с рассмотрением различных гипотез развития деформаций, а также серьезнейшее научно-техническое сопровождение стройки, которое образно можно сравнить с процессом лечения врачом больного с неопределенной по последствиям болезнью. Причем врач по ходу лечения должен оценивать эффективность, а возможно, и изменять применяемые способы лечения в зависимости от «течения» болезни.
3. Таким же неопределенным по последствиям может быть и результат строительства высотных зданий и подземных сооружений в Екатеринбурге, несмотря на относительно благоприятную инженерно-геологическую ситуацию. Нужно иметь в виду, что научно-техническое сопровождение стройки жизненно необходимо. Требуются уникальные и очень
надежные (и дорогие) приборы, подобные применяемым в Германии. Кроме описанных выше динамометров и тензодатчиков, нужны точные приборы для замеров отклонений зданий — инклинометры, геодезические инструменты высокой точности, уровнемеры и проч.
4. Экономическая эффективность описанного выше способа «Проект НТС» иллюстрируется следующим: на двенадцати из объектов, где был реализован способ «Проект НТС», необходимость инженерного вмешательства возникла только на одном из них, описанном выше (и частично — на подземном строении возле здания УГАХА), а соответствующие затраты сокращались на несколько миллионов рублей на каждом из объектов.
Список использованной литературы
1. Лушников В. В. Оценка достоверности определения осадок фундаментов.
— В сб. тр. 63-й научной конференции профессоров, преподавателей, научных работников, инженеров и аспирантов СПбГАСУ. СПб, 2006.
2. Лушников В. В., Оржеховский Ю. Р. Научно-техническое сопровождение строительства в сложных инженерно-геологических условиях. Сб. тр. Междунар. симпозиума «Инженерно
— геологические проблемы урбанизированных территорий „Е^СеоЮйу-2001“». Екатеринбург, 2001.
3. Лушников В. В., Богомолов В. А. Высоконапорная инъекция как способ создания геотехногенных систем в строительстве. — Сб. тр. Междунар. симпозиума «Инженерно — геологические проблемы урбанизированных территорий „Е^Сео1Сйу-2001“». Екатеринбург, 2001.
4. Лушников В. В, Оржеховский Ю. Р., Эпп А. Я., Сметанин М. В. Расширение понятия «Научно-техническое сопровождение строительства. Сб. тр. научн. конф. СПбГАСУ. С. -Петербург, 2007.
5. Лушников В. В., Оржеховский Ю. Р., Эпп А. Я., Сметанин М. В. Опыт строительства высотных зданий и сооружений на неравномерно сжимаемых грунтах. Сб. тр. научно-практической конф. ЗАО „УралТИСИЗ“. Екатеринбург, 2007
6. Осипов В. И., Филимонов С. Д. Уплотнение и армирование слабых грунтов методом „Геокомпозит“ // Основания, фундаменты и механика грунтов. 2002. № 5. Лушников В. В., Оржеховский Ю. Р. Поверхностные фундаменты для малоэтажных домов. // Стройкомплекс Среднего Урала. Екатеринбург, 1999, № 11.
7. J.B. Burland, М. Jamiolkowski, С. Vidggiani"ThestabilisaftionoftheLeaning Tower of Pisa». Сб. тр. международной конференции по геотехнике «Реконструкция исторических городов и геотехническое строительство», посвященной 300-летию Санкт-Петербурга (17−19 сентября 2003 г.).
8. Conalves H.H.S. Discussing city of Santos'- building foundation «What to do about 100 tilted tall buildings ?». Сб. тр. международной конференции по геотехнике. СПб, 2005.
9. Katzenbach R., Bachmann G., Ramm H. Optimized Design of High-Rise Building Foundations in settlement-sensitive Soils. Сб. тр. международной конференции по геотехнике. СПб, 2006.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой