Национальная специфика семантики субстантивов doubt и uncertainty в английском языке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Копусь Татьяна Леонидовна
НАЦИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА СЕМАНТИКИ СУБСТАНТИВОВ DOUBT И UNCERTAINTY В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ
В статье рассматривается лингвокультурная специфика субстантивов doubt и uncertainty в английском языке. Семантико-синтаксическая дифференциация смыслов сомнения и неуверенности проводится с позиций комплексного: дистрибутивного, деривационного, этимологического, семантического, сопоставительного,
статистического анализа лингвистических фактов.
Адрес статьи: www. aramota. net/materials/2/2011 /1 /26. html
Источник
Филологические науки. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2011. № 1 (8). С. 101−105. ІББМ 1997−2911.
Адрес журнала: №№^. агатоїа. пеї/е<-Лїіоп8/2. І~іїтІ
Содержание данного номера журнала: м№^. агато1а. пе1/та1егіаІз/2/2011/1/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информацию о том, как опубликовать статью в журнале, можно получить на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: уоргобу phil@gramota. net
Список литературы
1. Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живем // Теория метафоры: сборник / пер. с англ., фр., нем. ,
исп., польск.- сост. Н. Д. Арутюнова. М.: Прогресс, 1990. С. 387−416.
2. Ричардс А. Философия риторики // Там же. С. 44−67.
3. Fauconnier G. Mappings in thought and language. Cambridge University Press, 1997.
4. Fauconnier G. Mental spaces: aspects of meaning construction in natural language. Cambridge University Press, 1994.
5. Fauconnier G., Turner M. Mental spaces: conceptual integration networks // Cognitive linguistics: basic readings / edited by Dirk Geeraerts. Walter de Gruyter GmbH & amp- Co. KG, 2006. P. 303−371.
GILLES FAUCONNIER AND M. TERNER’S THEORY OF CONCEPTUAL INTEGRATION
Lidiya Petrovna Kovalchuk
Department of the English Language Chelyabinsk State University kovalchuklidia@yandex. ru
This article reveals the content of one of the most perspective researches of metaphor — the theory of conceptual integration of G. Fauconnier and M. Terner, built on the bases of the conception of mental spaces of Gilles Fauconnier. The comparative analysis of this theory with the adjacent branches of metaphor study is given in the article.
Key words and phrases: metaphor- conceptual integration- initial space- blend.
УДК 81
В статье рассматривается лингвокультурная специфика субстантивов doubt и uncertainty в английском языке. Семантико-синтаксическая дифференциация смыслов сомнения и неуверенности проводится с позиций комплексного: дистрибутивного, деривационного, этимологического, семантического, сопоставительного, статистического анализа лингвистических фактов.
Ключевые слова и фразы: лингвокультурная специфика лексики- семантика сомнения- семантика неуверенности- семантический анализ- doubt- uncertainty- английский язык.
Татьяна Леонидовна Копусь, к. филол. н.
Кафедра дополнительной специальности Уссурийский государственный педагогический институт kafedraspec@mail. ru
НАЦИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА СЕМАНТИКИ СУБСТАНТИВОВ DOUBT И UNCERTAINTY
В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ®
Данная статья посвящена изучению национальной специфики, свойственной семантике субстантивов doubt и uncertainty в английском языке. Смыслы сомнения и неуверенности не раз попадали в сферу интересов лингвистов: на просодическом уровне и как явление хезитации [1- 6]- на лексико-семантическом уровне (значения отдельных лексем и устойчивых сочетаний: doubt, uncertain, sure, waver, facilate, quiver, dilly-dally, to be as the Buridan ass, to be like Doubting Thomas, to be or not to be и т. д.) [3- 11], на структурном уровне [4- 5], как средства выражения модальности [9- 10]. Проведенные исследования выявили многообразие языковых средств, передающих смыслы сомнения и неуверенности в английском языке, и тот факт, что они присущи всем сферам системной организации языка. Однако, анализ предпринятых ранее исследований показывает, что сам объект исследования остается не вполне определенным. Так при анализе однотипного лингвистического материала указывается, что исследуется неуверенность [3- 6- 10], сомнение [9- 11], сомнительность [2], колебание, дубитативность [8], сомнительная оценка [7]. При этом функционирование и семантика субстантивов doubt и uncertainty, их дериватов подвергаются лингвистическому анализу, и именно они используются то синонимично, то в родовидовых отношениях, то в видородовых соответственно. Это не случайно, поскольку исследователи базируются на данных лексикографических словарей, в которых doubt объясняется ссылкой на uncertainty и наоборот. Например, в словаре CEED [13]:
Doubt, noun
1. uncertainty about the truth, facts, or existence of something-
2. an unresolved difficulty or point [Ibidem].
(r) Копусь Т. Л., 2011
В словаре AHDEL [17]:
Doubt, noun
1. а lack of certainty that often leads to irresolution. See synonyms at uncertainty-
2. а lack of trust-
3. а point about which one is uncertain or skeptical-
4. the condition of being unsettled or unresolved [Ibidem].
Таким образом, исследователи исходят из лексикографического описания близости значений субстантивов doubt и uncertainty. Действительно, исходя из экзистенциальной природы сомнения и неуверенности как феноменов внутренних состояний (to be in doubt, state of uncertainty), чувств человека (feeling of uncertainty, feeling of doubt), обнаруживается близость, которую можно выразить в неспособности решиться на что-то. Однако, как показывает сопоставительный анализ употреблений и сочетаний исследуемых единиц, представления, скрываемые за формами суб-стантивов doubt и uncertainty в английском языке, существенно отличаются от того, что, например, в русском языке ассоциируется с сомнением и неуверенностью, поскольку doubt и uncertainty 1) функционируют в разных семантических сферах, 2) обладают разной функциональной нагрузкой, 3) различаются синтаксическими рефлексами.
В современном английском языке наблюдается существенная разница в функционировании doubt и uncertainty, которая заключается в большей функциональной нагрузке doubt. О превосходстве в частотности употребления именно doubt говорят данные Британского национального корпуса (BNC). Для doubt — 11 907 случаев употребления глагольно и субстантивно. Для uncertainty — 2168 [12]. В поисковой системе Just The Word (JTW) субстантивное doubt насчитывает 8140 случаев употребления, uncertainty — 2091 [15]. Более того, doubt вошло в состав многочисленных устойчивых сочетаний, которые получили статус идиом: beyond doubt, without doubt, cast doubt on, call into doubt, the benefit of the doubt. Особый интерес и споры лингвистов вызывает семантика выражения no doubt [16]:
(1) C. L. opened his mouth, and the car behind him honked again, longer. He’d no doubt be hearing about this from Henry later [14, p. 61].
Данному выражению приписывается диапазон значений от «surely», «certainly» и «almost certainly» до «admittedly» и «probably» [13- 17]. Лингвистический анализ свидетельствует о значительно большем функционировании doubt в разговорной речи, в художественных произведениях, тогда как значения uncertainty в современном английском языке все больше специфицируются и сужаются, употребляясь в области экономики (uncertainty principle, decision-making under uncertainty), в областях расчета рисков (risk and uncertainty, amount of uncertainty), в технике (uncertainty как погрешность), в математике (uncertainty как неопределенность, ошибка) т. е. можно говорить о развитии значений нестабильности и неопределенности у субстантива uncertainty в большей степени, чем значения неуверенности, сомнения.
Деривационные процедуры с существительными «doubt» и «uncertainty» позволяют обнаружить существенные отличия между их способностями обозначать сомнение и неуверенность, поскольку приводят к разнохарактерным предикатным коррелятам: to doubt, to have doubts, to be in doubt, to be uncertain в английском языке (но *to have uncertainties, *to be in uncertainty). Среди соотносимых семантически близких субстантивных форм (doubt, hesitation, uncertainty, suspicion, disbelilef, mistrust, diffidence и многие др.) и предикатных наблюдается существенное различие. Выражение полнозначными предикатами to doubt, to hesitate, to misbelieve, to suspect и посредством именных составных предикатов to be uncertain, to be unsure, to be not certain, to be not sure, to be doubtful, to be suspicious (но *to uncertainty, *to unsure). Становится очевидным, что uncertainty мыслится как чувство и состояние, входя в состав составного предиката как качество, тогда как doubt, помимо чувства, состояния, еще и как действие (I doubt it). В этой связи следует отметить, что в английском языке неуверенность в себе соотносится с субстантивами self-doubt, lack of self-confidence, diffidence (но *self-uncertainty):
(2) And when it was done, all her self-doubts evaporated into the air with her reputation [14, p. 246].
Это позволяет говорить о существенном несовпадении семантических сфер, покрываемых значениями doubt и uncertainty в английском языке и то, что соответствует значениям слов сомнение и неуверенность в русском, которые представляются здесь более близкими по значению (в русской культуре сомнение и неуверенность используются только для обозначения внутренних состояний одушевленного субъекта, например: я сомневаюсь, я не уверен), чем английские doubt и uncertainty (I am in doubt about it, I am a little uncertain about it, но также It is uncertain). Таким образом, в английском языке doubt вбирает в себя смыслы сомнения и неуверенности, приписываемые человеку как психологические состояния, uncertainty же, кроме этого, может относиться к обозначению сферы объектов, процессов, явлений, но не субъектов, что влияет на представления об английском сомнении и неуверенности.
При сходстве синтаксических рефлексов семантическое функционирование рассматриваемых субстантивов существенно отличается. Мыслимые как абстрактные имена doubt и uncertainty способны сочетаться с представлениями о количестве: there’s a lot of uncertainty, a significant amount of uncertainty, there was little doubt, much doubt, a maze of doubt. В таких случаях они выражают общую для них идею о неисчисляемом количестве субстанции. Однако, при этом наблюдается явный сдвиг в значении субстантива uncertainty, которое уже соответствует не чувству неуверенности (*много неуверенности в этом), а представлению о неопределенности, не относимой к внутренней сфере человека, а приписываемой реалиям окружающей действительности, тогда как doubt продолжает относиться к внутреннему состоянию. Обладая исчисляемой формой (to have doubts, to get any doubts, all her doubts, an ocean of words and uncertainties, all her uncertainties), они могут обозначать внутренние состояния, когда приписываются субъекту как в (3), а не объекту как в (4):
(3) Luce moved restlessly and thumped her pillow, her doubts and uncertainties back in full force [15, JY2−348] и
(4) Widespread adoption of floating exchange rates increased the uncertainty and risk associated with international trade and investment [Ibidem, B1W — 483].
Uncertainty сочетается с адъективом, соответствующим представлениям о глубине — deep uncertainty (большая неопределенность, нестабильность, неясность), а doubt — с обозначениями размеров: the slightest doubt, niggling doubts. В русском языке наблюдается различие: большие сомнения на этот счет, но *большая неуверенность. Данный факт объясняется тем, что сомнению, неопределенности, нестабильности, неясности человек способен приписывать оценки в целом в силу их рационального характера, тогда как неуверенности в целом как эмоции — нет. Аналогично *он испытывает большой гнев. Однако, оценить размеры своего чувства неуверенности человек может: он очень неуверен сегодня.
Рассмотрим структуру V obj N, в которой doubt и uncertainty занимают позицию объекта. Семантически здесь выделяется несколько групп, объединенных общностью в семантике глаголов:
1) значение «намеренно каузировать появление» свойственно выражениям to cause uncertainty, to create uncertainty, to generate uncertainty, to lead to uncertainty и to place in doubt, to put in doubt, to cast doubt on, to throw doubt, to arouse doubt, to raise doubt, to call into doubt. Обращает на себя внимание факт употребления глаголов физического действия с doubt, в значение которых входит метафорически переосмысленное пространственное перемещение «doubt» (to place, to put, to throw, to raise). Несмотря на то, что сомнение понимается как сомнительность того явления, которое вызывает сомнение, источник сомнения все равно принадлежит инициатору действия (кто-то бросает сомнения на что-то). В отличие от этого uncertainty создают как объект, т.к. это значение глаголов create, generate. В данной конструкции uncertainty соответствует нестабильности, т. е. качеству, приписываемому не индивиду:
(5) This can cause great uncertainty for business and can be very damaging to long-term investment and growth [Ibidem, J15 — 1 858]-
2) значение «устранения» проявляется в выражениях to eliminate uncertainty, to remove uncertainty, to clear up uncertainty, to end uncertainty, to resolve uncertainty и to dispel doubts, to overcome doubts, to remove doubt, to resolve doubt. Анализ примеров демонстрирует, что в данной конструкции uncertainty используется не в значении неуверенность или сомнение, а в значении нестабильность, неустойчивость, неопределенность-
3) значение «выражение» отражается в выражениях express uncertainty, indicate uncertainty, reflect uncertainty и express (as) doubt (about, to), voice doubt. В сочетаниях с этими глаголами uncertainty может обозначать как внутреннее интенциональное состояние, так и отсутствие определенности. Неопределенность в (6):
(6) To use a medial -d in chucked indicates the same uncertainty with complex blends mentioned earlier [Ibidem, EVB-792].
4) значение «изменение количественной характеристики» сочетается как с uncertainty: to minimize uncertainty, to reduce uncertainty, to increase uncertainty, так и с doubt: to raise doubt, to harbor doubt. Однако, в английском языке uncertainty здесь также соответствует нестабильности, а не сомнению или неуверенности:
(7) They can minimize uncertainty about the future by converting savings (possibly from current income) into a stream of income payable at some time in the future [Ibidem, H7T — 1 105].
Глаголы minimize, reduce, increase отличаются сферой функционирования, характерны для публицистического стиля-
5) значение «обладания» свойственно doubt, но не uncertainty: to have doubt, to get doubts, но *have uncertainty. Отметим, что данное различие принципиально относительно сопоставления сомнения и неуверенности как общечеловеческих внутренних состояний. Так в русском языке также прослеживается аналогичное расхождение: Ср. У меня есть сомнение (я) на этот счет и *У меня есть неуверенность на этот счет, но В этом я не уверен. Неуверенность относится к статальным субстантивам. Неуверенность не мыслится как объект, которым можно обладать, в отличие от сомнения. Выражение сомнения в этом плане отличается от личностного переживания состояния сомнения, оно подчинено коммуникативным стратегиям, участвуя в убеждении в аргументативном типе дискурса.
В конструкции N subj V, где сомнение и неуверенность занимают позицию подлежащего, обращает на себя внимание факт сочетания doubt c глаголом begin (doubt begins). Сомнение, соответственно, мыслится как явление, имеющее начальный предел и конечный (doubt ends in), как процесс (to be in doubt), обладающий фазами. Doubt отличается способностью принимать характеризацию со значением указание на начало, конец, приписываемых внутреннему состоянию субъекта: original doubts (первые сомнения), акцент ставится на самом факте зарождения, появления сомнений: nascent doubts. Человек отчетливо различает фазы сомнения (начались сомнения, первые сомнения закрались, но *началась неуверенность, *первая неуверенность закралась). Следовательно, неуверенность не мыслится в предельных фазах (*неуверенность началась, *неуверенность закончилась). Между тем, когда речь заходит о неуверенности, то человек подчеркивает в первую очередь внезапность, неожиданность ее появления (Внезапно меня охватило чувство неуверенности и *внезапно меня охватило чувство сомнения), а не начало. Сочетаемость с временными показателями свойственна doubt при отнесении к сфере внутреннего состояния человека. Субстантив uncertainty также способен сочетаться с временными обозначениями, но перестает обозначать внутреннее состояние.
Дальнейшее изучение сочетания с временным параметром позволяет говорить о том, что субстантив uncertainty обладает признаком выражать характеризацию временного промежутка, внеположенного субъекту, т. е. речь идет не о временной локализации субъекта: the uncertainty of the past 18 months, the period of uncertainty, a time of uncertainty, приобретается значение нестабильности. Здесь речь идет именно о характеризации: the past 18 months that are uncertain, the period that is uncertain. В отличие от них в выражениях life’s uncertainties, the uncertainties of war свёрнуто представлена причинно-следственная связь, каузация: life that causes uncertainties, war that causes uncertainties. Life, war, т. е. позиции неодушевленных обладателей в поссесивной конструкции концептуализируются как ситуации, служащие причиной состояния uncertainty (situations that cause you to feel uncertain). Таким образом, данный блок примеров позволяет выделить такой различительный признак между doubt и uncertainty относительно сочетаемости с временными показателями как способность выражать характеризацию внешних объектов, выступать следствием или результатом для uncertainty, а для doubt — иметь временной признак, приписываемый внутреннему состоянию (my original doubts).
Различия в функционировании субстантивов uncertainty и doubt существенны в конструкции Adj + N. Uncertainty приписываются характеристики, относящие ее к определенным специализированным сферам жизнедеятельности общества: political uncertainty, economic uncertainty, financial uncertainty, scientific uncertainty, legal uncertainty, international uncertainty. В этих сферах uncertainty обладает временной характеристикой: current, present, continued, continuing, further, initial, но не соответствует внутреннему состоянию человека, а понятиям неопределенности, нестабильности, неясности. Doubt имеет отнесенность лишь к одной сфере, к сфере религии (religious doubt), относится к реальности, к возможным мирам (real doubt, possible doubt), может сочетаться с only (единственное сомнение), когда подчеркивается уникальность и единичность, но *единственная неуверенность. Сомнение наделяется личностными качествами человека: cruel doubt, honest doubt, reasonable doubt, serious doubt, genuine doubt, sincere doubt, что нельзя сказать о неуверенности *честная неуверенность или *искренняя неуверенность. Обращает на себя внимание, что именно doubt (сомнение), очевидно, само вызывает зачастую сомнение у партнеров по коммуникации, поскольку говорящий может лишь говорить о сомнении, совсем не переживая состояние сомнения. Этим объясняется сочетание doubt с семантически близкими адъективами sincere, honest, genuine, указывающими на неискренность выражаемого сомнения. По сочетаемости с субъективными оценочными характеристиками сомнение наделяется негативными качествами: the ugly agonizing doubts, fearful doubt, my own ridiculous doubts, odd doubts. Позитивные качества появляются в познавательной, рассудочной сфере: reasonable doubts, но *reasonable uncertainties. Можно объяснить такую особенность сочетаемости с адъективами, во-первых, тем, что doubt концептуализируется как субстанция, ассоциируемая с ее носителем как неразрывное целое, т. е. характеризация сомнения «отливает» на субъекта сомнения: his reasonable doubts = he has doubts, they are reasonable = he is reasonable in his doubts. Аналогичны выводы анализа reasonable doubts в работе А. Вежбицкой, где она проводит аналогию для английской культуры между reasonable man и reasonable doubt [18]. Во-вторых, сомнение ассоциируется с рассудочностью, разумом, интеллектом в английской культуре. Его появление зачастую обосновано и объясняется силой интеллектуальной воли, а неуверенность управляется сферой чувств, не-поддающейся логике, отличающейся спонтанностью, внезапностью.
Адъективы оценочного характера соотносимы с характеристикой субъекта сомнения (doubt) одушевленного лица. Uncertainty выходит за рамки сферы обозначения субъекта, испытывающего неуверенность, в область наименований состояний объекта этим и объясняется сочетаемость с качественными прилагательными, это подтверждают сочетания uncertain с неодушевленными существительными (in no uncertain terms, uncertain flame, uncertain detail).
Субстантив doubt в позиции объекта при глаголе позволяет прослеживать наиболее типичные представления, характеризующие сомнение. Ими оказываются:
1) «объект, от которого желательно избавиться», «нежелательный объект»: to wipe any lingering doubts, to eliminate any doubt, put her doubt to rest, to dispel her doubts for a time, banishing her doubts about herself, to chase doubt away, to overcome one’s doubt, dispelled her doubts for a time, to sweep away doubt, to clear doubt, to prevent the ugly agonizing doubts returning, override any possible doubt I might feel, pushed aside any lingering doubts- the boy’s doubts disrupted, her self-doubts evaporated into the air, put off doubts-
2) «объект, причиняющий страдание»: distracted with doubts, lingering doubt, his mind was rent with doubts, agonizing doubts, doubt bemires the soul, in an agony of doubt-
3) «объект, используемый в сражении»: to be armed with doubt, a man beset by the same doubts and fears as herself, assailed by her first moment of doubt, haunt by doubt, doubts came thick upon him. При помощи сомнения атакуют, им вооружаются с целью нападения, оно используется в вооруженных действиях-
4) сомнение как противовес эмоциям, олицетворяет разум: He didn'-t like it, particularly as his doubts didn'-t cool his ardor.
Сообразно представлениям англичан о рациональности сомнений, их месторасположение приписывается разуму (mind): There was a doubt in their minds, clear mind of doubts, his mind was rent with doubts, rid the mind of doubt, created procedural uncertainties in the minds of plaintiffs and judges, а также как внутренне переживаемое чувство: inner uncertainties. Рациональность сомнений в английском языке связанно с идеей взвешенности, обдуманности высказываемого, например, an equipoise of doubt. В русском языке сомнение появляется, таясь, украдкой: червь сомнения. И uncertainty, и doubt наблюдаемы в выражении лица, глаз: seeing the doubt on her face, her doubt and uncertainty was reflected in her eyes, uncertainty in her eyes, a flash of uncertainty cross her sister'-s face, the uncertainty he saw in her expression.
Рассмотрим функционирование doubt и uncertainty относительно семантики предложной сочетаемости. Интерес здесь представляет предложная сочетаемость с предлогом beyond (beyond doubt — 244 случая употребления [15]), где релевантным становится установление границ, относительно которых мыслится doubt, отграничивая тем самым такую область, на которую не распространяется сомнение. В отличие от этого uncertainty сочетается не с пространственными предлогами в препозиции, а с предлогом причины (because of uncertainty — 65 случаев употребления [Ibidem], реляционным предлогом (of uncertainty — 568 случаев употребления [Ibidem], например, area of uncertainty, air of uncertainty, climate of uncertainty). Сочетаемость с пространственным предлогом over фиксируется в постпозиции: uncertainty over the capital structure of the group, uncertainty over the world financial markets, creating uncertainties over the future of the rural environment. Подчеркивается область расположения выше и покрывающая сверху другую область, область распространения. Doubt действует в пределах границ, а uncertainty мыслится как субстанция, накрывающая сверху. Сочетаясь с предлогом in (live in doubt, remain in doubt, the result of the dispute is in doubt), doubt выступает областью, внутрь которой можно помещать. В отличие от этого uncertainty занимает позицию объекта, который помещают: enough uncertainty in St Petersburg to justify a challenge to the Russo-Persian treaty of 1813, considerable uncertainty in the pension industry, но не область, в которую помещают *in uncertainty. Предложные сочетания с uncertainty в плане семантики не соотносимы с внутренним интенциональным состоянием человека.
Таким образом, в рамках данной статьи анализ субстантивов doubt и uncertainty позволил выявить различия между обозначаемыми с их помощью интенциональными состояниями сомнения и неуверенности, с одной стороны, а с другой — показать различие в семантическом и синтаксическом функционировании имен doubt и uncertainty в современном английском языке.
Список литературы
1. Гармаш Н. Г. Влияние хезитации на организацию устного детского дискурса (на материале устных пересказов и спонтанной речи детей 4−9 лет): дисс. … канд. филол. н. М., 1999.
2. Гоголина Т. В. ФСП сомнительности в современном русском языке: дисс. … канд. филол. н. Екатеринбург, 2000.
3. Жежерова В. П. Когнитивный аспект ЛСП неуверенности в современном английском языке: дисс. … канд. филол. н. Владивосток, 2006.
4. Курбатова Е. А. Функционально-экспрессивные особенности разделительных вопросов в современном английском языке: дисс. … канд. филол. н. Тула, 2002.
5. Ламбарджян С. П. Значения уверенности/неуверенности в разных по целенаправленности типах простых предложений в русском языке: дисс. … канд. филол. н. М., 1981.
6. Лихарева И. П. Взаимодействие просодических, лексических и лексико-грамматических средств выражения модальных значений в английском языке (на материале фраз, выражающих уверенность-неуверенность): дисс. … канд. филол. н. М., 1982.
7. Селезнева Е. С. О некоторых особенностях средств выражения модальности сомнительной оценки (на материале английского, французского и русского языков) // Теоретическая и прикладная лингвистика. Воронеж: Изд-во ВГТУ, 1999. Вып. 1. Проблемы философии языка и сопоставительной лингвистики. С. 74−80.
8. Тарасенко В. Н. Структурно-семантические свойства высказываний со значениями сомнения, неуверенности, колебания в современном английском языке: дисс. … канд. филол. н. Пятигорск, 2001.
9. Щелканова Л. В. Модальная организация предложений с глаголами сомнения в современном английском языке: дисс. … канд. филол. н. Иркутск, 2001.
10. Щербатюк Э. Е. Категория модальности со значением уверенности-неуверенности: дисс. … канд. филол. н. М., 1987.
11. Юровицкая Л. Н. Английский лингвокультурный концепт «сомнение» и способы его языковой манифестации: дисс. канд. филол. н. Самара, 2005.
12. British national corpus [Electronic Resource]. Version 3 (BNC XML Edition). Distr. by Oxford University Computing Services. 2007 (BNC).
13. Collins essential English dictionary [Electronic Resource]. HarperCollins Publishers, 2006 ^EED).
14. Crusie J. Tell me lies. NY: Mass Market, 1998.
15. Just the word [Electronic Resource]. Sharp Laboratories of Europe, 2009 (JTW).
16. Simon-Vanderbergen A. -M., Aijmer K. The semantic field of modal certainty: a corpus based study of English adverbs. Berlin: Mouton de Gruyter, 2007.
17. The American heritage®dictionary of the English language [Electronic Resource]. Mifflin Company. 2009 (AHDEL).
18. Wierzbicka A. English: meaning and culture. Oxford: Oxford University Press, 2006.
NATIONAL SPECIFICITY OF SEMANTICS OF SUBSTANTIVES DOUBT AND UNCERTAINTY
IN THE ENGLISH LANGUAGE
Tatyana Leonidovna Kopus, Ph. D. in Linguistics
Department of Additional Specialty Ussuriysk Pedagogical Institute kafedraspec@mail. ru
In the article the linguistic-cultural specificity of semantics of substantives doubt and uncertainty in the English language is considered. Semantic-syntactic differentiation of the meanings of doubt and uncertainty is given from the point of complex analysis of linguistic factors: distributive, derivational, etymological, semantic, comparative, statistic ones.
Key words and phrases: linguistic-cultural specificity of vocabulary- semantics of doubt- semantics of uncertainty- semantic analysis- doubt- uncertainty- the English language.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой