Интеграционный поворот Армении от ЕС в сторону ЕАЭС

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИНТЕГРАЦИОННЫЙ ПОВОРОТ АРМЕНИИ ОТ ЕС В СТОРОНУ ЕАЭС
Алексей Шанявский'-
Ключевые слова: Армения, Россия, ОДКБ, Таможенный союз, ЕАЭС, ЕС, Восточное партнерство, Соглашение об ассоциации, интеграционный поворот, компле-ментаризм.
Введение
Со 2 января 2015 г. Республика Армения (РА) является государством-членом Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в который в настоящее время входит ещё четыре страны: Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Россия [1]. Решение о вступлении Армении в Таможенный союз (ТС) и участие республики в формировании ЕАЭС было принято президентом страны Сержем Саргсяном в ходе переговоров с президентом России Владимиром Путиным, состоявшимся в Москве 3 сентября 2013 г., о чем было сказано в совместном заявлении лидеров двух стран по окончании встречи [2]. Это решение стало большой неожиданностью для официального Брюсселя, так как на тот момент между Арменией и ЕС были завершены многолетние переговоры в рамках проекта «Восточное партнерство», результатом которых должно было стать подписание сторонами Соглашения об ассоциации, включавшее создание зоны свободной торговли [3]. В результате такого резкого интеграционного разворота Армении от ЕС в сторону будущего ЕАЭС, родилась идея о давлении России на политическое руководство республики, получившая отражение сначала в средствах массовой информации, а затем и в нескольких исследованиях посвященных этой проблеме. Параллельно этому была высказана и другая идея, по которой решение армянского руководства было продиктовано
'- Магистрант факультета Международных отношений Санкт-Петербургского госуниверситета.
опасениями потери в лице России главного защитника национальной безопасности страны, которая также высказанная в СМИ затем появилась на страницах нескольких исследований. Несмотря на то, что у каждой версии случившегося 3 сентября 2013 г. появились свои защитники и оппоненты из среды экспертного сообщества, вопрос о том, было или не было давления со стороны России, по нашему мнению, остался дискуссионным. Причиной тому является ряд важных сюжетов в истории интеграционной политики Армении с 2008 по 2013гг., не освещенных другими исследователями этой проблемы, однако позволяющих глубже изучить происхождение выбора, сделанного президентом республики.
Вследствие этого целью данной статьи становится необходимость установить, во-первых, причины, повлиявшие на решение руководства Армении присоединиться к будущему ЕАЭС, и, во-вторых, являлся ли данный выбор результатом давления России.
Историография изучаемой проблемы
Первым научным откликом на решение президента Республики Армения вступить в Таможенный союз стал комментарий политолога Фабрицио Вель-мини, опубликованный в октябре 2013 г. на сайте итальянского Института международных политических исследований (1БР1) [4]. Анализируя сформировавшееся у официального Брюсселя мнение о давлении на Армению со стороны России, исследователь, хотя и соглашается с тем, что политика, проводимая Ереваном в отношениях с Евросоюзом в последние годы, все чаще вызывала раздражение Москвы, отразившееся, например, в решении России летом 2012 г. поднять цену на газ для республики. Вместе с тем, такое прочтение проблемы, как подчеркивает автор, рискует быть слишком упрощенным и не дает четкого понимания всей грандиозности затруднительного положения, перед которым оказалось армянское руководство, делая выбор между ЕС и «пророссийским» ТС.
Развивая свои мысли относительно причин решения, исследователь пишет о существующей в Армении интеграционной дилемме, связанной, с одной стороны, с затянувшимся в стране «переходным периодом» характеризующим-
ся коррупцией и несоблюдением прав человека, главная надежда в преодолении которых связана с ЕС. А с другой — «ветхостью» экономики республики, оживление которой связывают с восстановлением разорванных с распадом СССР кооперационных связей в рамках Евразийской интеграции. По словам Фабрицио Вельмини, второй аргумент оказался для Еревана справедливее, так как основным инвестором и торгово-экономическим партнером на протяжении многих лет для Армении являлась именно Россия. Не забывает автор и о миграционном факторе, с которым связаны денежные переводы армянских трудовых мигрантов из РФ и составляющих до 10% ВВП республики. Однако, как указывает эксперт, наиболее важной причиной, побудившей армянское руководство участвовать в евразийском интеграционном процессе, стало обеспечение национальной безопасности страны. Связывая это с нерешенностью Карабахской проблемы и активизировавшейся летом 2013 г. военной активностью на линии соприкосновения с Азербайджаном.
Подводя итоги, Фабрицио Вельмини указывает на тот факт, что армянскому руководству, принявшему решение о выборе экономической интеграции между ЕС и будущим ЕАЭС в пользу последнего, удалось сохранить проводившуюся годами политику комплементаризма, и продолжить активный политический диалог с Европой. В результате чего для Армении, которой жизненно необходимо проводить последовательную стратегию национальной модернизации, что, по мнению автора, справедливо и в отношении Российской Федерации, в перспективе может сложиться особо выгодная ситуация при которой республика станет эталоном взаимоотношений ЕС — ЕАЭС во благо всем партнерам.
Следующей работой на эту тему стала статья старшего научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук (ИМЭМО РАН) Ирины Федоровской, опубликованная в начале 2014 г. в журнале «Россия и новые государства Евразии» [5]. Исследуя главный результат встречи президента Армении Сержа Саргсяна со своим российским коллегой Владимиром Путиным 3 сентября 2013 г., автор, не указывая источников, пишет, что переговоры о вступлении республики в Таможенный союз велись с 2010 г., однако решение этого вопроса постоянно затя-
гивалось армянской стороной. Далее Ирина Федоровская, также как и политолог Фабрицио Вельмини, пишет, что такая позиция Еревана, уделявшего больше внимания процессу евроинтеграции, вызывало недовольство Москвы, что помимо уже упоминаемого поднятия цены на газ имело для Армении и еще одно неприятное последствие. Этим последствием, как указывает автор, стала активизация контактов России и Азербайджана, результатом которого стало подписание крупного контракта на поставку российских вооружений. Однако все эти действия Москвы, как отмечает исследователь, еще больше склоняли армянское руководство к более тесному сотрудничеству с Европейским союзом.
Отвечая на вопрос, почему в таких условиях Армения все-таки выбрала ТС, а не ЕС, Ирина Федоровская указывает, что легче всего это было бы объяснить давлением России, вместе с тем замечая, что имело место и давление со стороны Евросоюза. В результате автор формулирует схожие с политологом Фабрицио Вельмини причины, побудившие руководство Армении выбрать Таможенный союз. Главным фактором называется вопрос национальной безопасности РА, которую никоим образом не были готовы гарантировать ни ЕС, ни НАТО. Исследователь отмечает, что армянскому руководству пришлось считаться с тем, что только Организация Договора коллективной безопасности (ОДКБ) дает гарантии безопасности Армении как в виде российского «ядерного зонтика», так и за счет поставок вооружений, включая тяжелые, по ценам существенно ниже рыночных. Кроме того, как пишет Ирина Федоровская, в тот период времени в армянской общественности существовали опасения ухудшения военно-политической обстановки в регионе, имея в виду проблему иранской ядерной программы, чем, как не исключалось, могли воспользоваться Азербайджан и Турция.
Следующей по значимости причиной автор называет экономическую составляющую выбора Армении в пользу Таможенного союза. Здесь автор указывает, что Россия как основной рынок ТС является вторым внешнеторговым партнером после ЕС, лишь немного уступая ему в денежном эквиваленте. Кроме того, отмечается, что РФ на тот момент являлась основным инвесторов в армянскую экономику, капиталовложения которой оценивались в половину от
накопленных республикой прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Указывает автор и на имевшееся у армянской стороны стремление к более тесному сотрудничеству с другими участниками Таможенного союза — Белоруссией и Казахстаном.
Отдельным фактором, Ирина Федоровская выделяет интерес Армении к присоединению к общему рынку труда ТС, напоминая о том, что денежные переводы армянских трудовых мигрантов являются существенной частью ВВП республики.
Подводя итоги, автор пишет, что именно совокупность перечисленных факторов сыграла решающую роль в определении армянским руководством своего выбора между ЕС и Таможенным союзом. В дополнение к этому исследователь указала и на тот факт, что в Европе более заинтересованы в Азербайджане как крупном поставщике нефти и газа и склонны прислушиваться к мнению Баку относительно разрешения проблемы Нагорного Карабаха, столь болезненной для Еревана. В результате чего ни премьер-министр Армении, ни глава МИД не смогли убедить своих европейских партнеров в необходимости принимать во внимание позицию руководства республики по вопросу Карабаха, что в результате и подорвало доверие армян к ЕС. В заключение Ирина Федоровская отметила, что для Москвы решение Еревана присоединиться к Таможенному союзу, хотя и стало большим внешнеполитическим успехом, но, по большому счету, никаких выгод, кроме политических, Россия от членства Армении в ТС не получила.
Вторым зарубежным исследованием на данную тему стала статья профессора французского Института международных и стратегических отношений (IRIS) Лауры Делькур опубликованная летом 2014 г. в сборнике докладов на сайте Лондонской школы экономических и политических наук (LSE) [6]. Аргументируя произошедшее 3 сентября 2013 г., автор привлекает широкий набор источников и литературы, выдвигает свою концепцию прочтения данного политического решения, которая, по мнению исследователя, может дать исчерпывающий ответ на вопрос, почему армянское руководство приняло решение об интеграции с ТС, а не ЕС.
Называя Армению одним из ведущих союзников России на постсоветском пространстве, Лаура Делькур пишет, что ядром этих тесных взаимоотношений стала гарантия безопасности армянского государства, которую на протяжении многих лет осуществляет Россия, как на двухсторонней основе, так и по линии ОДКБ. Тем не менее, как отмечает автор, такая близость не помешала Республике Армения на протяжении многих лет выстраивать серьезные отношения со странами Запада и в первую очередь с Евросоюзом, результатом которых должно было стать более глубокое сближение на основе политической и экономической ассоциации. Однако, несмотря на проделанную Арменией большую работу по согласованию с ЕС всех принципов соглашения, которая велась на протяжении нескольких лет и включала в себя, в том числе, серьезное реформирование политической, законодательной и экономической политики армянского государства, президент страны С. А. Саргсян принял решение об интеграции с «пророссийским» ТС.
Ответ на вопрос, почему было сделано такое резкое изменение решения о направлении интеграции, Лаура Делькур находит в истории взаимоотношений Армении и России в сфере безопасности с момента распада СССР. Автор приходит к выводу о том, что Армения, чья независимость была получена на фоне Карабахского конфликта, повлекшего за собой частичную блокаду республики со стороны Азербайджана и Турции, которая продолжается и в настоящее время, способствовало тому, что армянское руководство оказалось в своеобразной «ловушке безопасности». По мнению исследователя, такая ситуация стала возможной благодаря тому, что на протяжении многих лет армянские руководители связывали безопасность своей страны исключительно с Россией и патронируемым ею проектом ОДКБ. Вместе с тем автор упоминает и о других факторах — таких, как чрезмерная зависимость Армении от энергоресурсов и инвестиций из России, а также денежных переводов от трудовых мигрантов, проживающих в Российской Федерации.
В заключении Лаура Делькур пишет о том, что, несмотря на все желание армянских элит с помощью комплементарности диверсифицировать свою внешнюю политику, другая крайность элит, построенная на безопасности любой ценой, напротив все больше делала Армению зависимой от России. Посте-
пенно это привело к потере части суверенитета республики в отношении принимаемых внешнеполитических решений, кульминацией чего, как заключает автор, и стало решение об отказе ассоциации с ЕС и вступление страны в Таможенный союз.
Еще одним исследованием на данную тему стала работа армянского политолога Армена Григоряна, опубликованная в конце 2014 г. в сборнике научных статей изданным Институтом Центральной Азии и Кавказа и Программы исследований «Шелковый путь» (СЛС1-БКБР) [6].
Как и остальные авторы, Армен Григорян изучает причины отказа Армении от интеграции с ЕС в пользу Таможенного союза, указывая, что окончательный выбор армянского президента можно объяснить только давлением со стороны России. В подтверждение своей идеи автор говорит о массе различных источников, которые указывают на правдоподобные причины принятого решения, а именно угрозы отмены гарантий безопасности и повышение цены на газ. Здесь необходимо отметить, что в своей статье Армен Григорян не приводит ни одной ссылки на источники, что касается как непосредственного цитирования руководителей армянского государства, будь то президент, премьер-министр или министр иностранных дел, так и отсутствие в конце статьи списка источников и литературы. По нашему мнению, такое отношение к используемым материалам дает возможность автору использовать цитаты по своему усмотрению (в том числе вырывать удобные для автора фразы из контекста), что угрожает объективности излагаемых фактов и в целом снижает научную ценность статьи.
Развивая свои мысли, Армен Григорян обращается к следующим сюжетам, которые, по его мнению, позволяют доказать высказанную им идею о давлении со стороны России. Автор рассматривает политику Армении в отношении к СНГ и ОДКБ с момента обретения независимости, далее изучает возможные последствия для экономики республики в результате вступления в Таможенный союз. Уделяет внимание процессу диаметрального изменения позиции армянского руководства к возможности интеграции Армении с Таможенным союзом до принятия решения об этом и после. Затем исследователь рассматривает мнение армянского народа в отношении интеграций с ЕС или ТС на примере нескольких социологических опросов.
В окончании статьи Армен Григорян изучает инструменты и механизмы, с помощью которых России удается оказывать свое влияние и давление на политику Армении. В этой части автор еще раз повторяет доводы о повышении цены на газ как инструменте российского давления, приводя в пример отрывок из публикации варшавского Центра восточных исследований (OSW), на который, так же как и на другие цитаты, использованные в данном исследовании нет ссылки на первоисточник. Далее Армен Григорян пишет о других механизмах используемых Россией в давлении на Армению, перечисляя целый ряд угроз, которые описаны в тексте таким образом, что они реальны и уже осуществляются на практике. Здесь автор пишет о таких угрозах, как депортация армянских мигрантов из России- запрет на денежные переводы трудовых мигрантов в Армению российскими банками- запрет на экспорт из Армении в Россию- поставки наступательных вооружений Азербайджану- заявления России о невозможности в случае обострения На-горно-Карабахского конфликта гарантировать безопасность Армении- а также об угрозе дестабилизации политической ситуации в Армении и поддержку смены режима.
Подводя итоги, исследователь пишет, что Армения, присоединившись к «пророссийскому» Таможенному союзу, создала себе массу проблем, решение которых теперь в большей степени будет зависеть от позиции Российской Федерации, что негативно скажется как на урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта, так и на политическом и экономическом климате республики в целом.
Последней работой, интересной для нашего исследования, стала аналитическая статья политолога Сергея Минасяна под названием «Армения держит баланс: между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом», опубликованная на сайте Программы новых подходов к исследованиям и безопасности в Евразии (PONARSEurasia) [9]. Несмотря на то, что в основном данная статья посвящена анализу истории внешней политики Армении в отношениях с ЕС и ЕАЭС после 2013 г., автор также уделил внимание изучаемой нами проблеме.
В первой части статьи под названием «Армения и ЕАЭС: Ожидаемые проблемы и неясные дивиденды» Сергей Минасян, не вдаваясь в объяснение причин, пишет, что решение армянского руководства о вступлении республики в формируемый Евразийский союз «происходило под прямым давлением Москвы». Впрочем, такое утверждение не помешало исследователю через несколько страниц сделать более взвешенный вывод. Так, в отрывке под названием «Преимущества ЕАЭС: прогнозируемые и реальные», Сергей Минасян указывает, что «в конце концов, решение Армении присоединиться к ЕАЭС было преимущественно не экономическим, а скорее политическим и вызванным соображениями безопасности». Другие аспекты, связанные с интеграционным выбором руководства Армении в сентябре 2013 г., исследователем в его работе затронуты не были, а окончательные выводы были посвящены основной теме, указанной в оглавлении статьи, а именно отношениям республики с ЕС и ЕАЭС в 2014—2015 гг.
* * *
Анализ изученных нами исследований показал, что, по мнению их авторов, вне зависимости от интерпретации идеи о давлении России на Армению, главной причиной интеграционного поворота страны от Евросоюза к Евразийскому экономическому союзу, стала национальная безопасность республики, обеспечением которой с распада СССР занималась Российская Федерация и возглавляемый ею военно-политический институт ОДКБ. Прочие причины, будь то миграционный фактор и связанный с ним поток денежных переводов или экономический фактор выражающийся, например, в размере накопленных в Армении российских инвестиций в объеме, равном половине остальных ПИИ республики, авторами указывались как малосущественные и второстепенные. Пожалуй, только в исследовании Ирины Федоровской была сделана попытка комплексного взгляда на имеющуюся проблему. В результате чего эксперт пишет не об одном ведущем факторе, повлиявшем на окончательный выбор армянского руководства, а о совокупности причин, которые и привели республику в Таможенный союз.
Вместе с тем для всех перечисленных исследователей и их работ будет справедлива критика связанная с недостаточностью изучения истории интеграционной политики армянского государства на более глубоком хронологическом отрезке. Это обстоятельство дает нам возможность, привлекая сюжеты неиспользованные другими авторами показать «расширенную версию» происходивших событий, что в свою очередь позволит дать максимально объективный ответ на поставленный нами в оглавлении вопрос.
Интеграционная политика Армении в2008−2013гг.
19 февраля 2008 г. на очередных президентских выборах в Армении победил кандидат от «Республиканской партии Армении» (РПА), бывший премьер-министр республики — Серж Азатович Саргсян. Примечательно, но в предвыборной программе, с которой Серж Саргсян шел на выборы, в главе о внешних отношениях интеграционной теме был посвящен всего один абзац, и в нем не упоминались конкретные проекты или направления интеграции, которые могли бы стать для республики приоритетными. Напротив, в этом абзаце прочитывалось стремление кандидата в президенты продолжать внешнюю политику армянского государства, руководствуясь двумя главными принципами, заложенными его приемниками на этом посту. Этими принципами стали компле-ментаризм (взаимодополняемость) и вовлеченность (интегрированность), концептуальная основа которых подробно описана в Стратегии национальной безопасности Армении, принятой 7 февраля 2007 г. указом президента РА, которым на тот момент являлся Роберт Кочарян [9, с. 85]. По словам Сержа Сарг-сяна, именно расширение и углубление многосторонних и межгосударственных двусторонних отношений, их гармоничное сопоставление могли создать благоприятные условия для развития политических и экономических связей, роста товарооборота, стимулирования культурного сотрудничества с другими странами [10].
9 апреля 2008 г. состоялась процедура инаугурации нового президента Республики Армения. Приступив к обязанностям главы государства, Серж Саргсян занялся формированием нового кабинета министров, так как в соответствии с конституцией страны, сразу после вступления в должность нового президента
действующее правительство подавало в отставку. В результате этого процесса появился документ, в котором вновь образованное правительство очертило комплекс государственных задач, над решением которых оно обязывалось работать следующие пять лет. Представляя 29 апреля 2008 г. депутатам Национального собрания Армении программу Правительства на 2008−2012гг., премьер-министр Р А Тигран Саргсян в главе, посвященной внешнеэкономической деятельности, заявил, что одной из приоритетных задач правительства станет инициация переговоров по соглашению о свободной торговле с Евросоюзом [11].
Здесь необходимо отметить, что многие положения этого документа, направленные как на внутреннюю, так и на внешнюю политику страны, были написаны с ориентацией на европейские стандарты, что концептуально отличало его от взвешенной по своей структуре и содержанию предвыборной программы Сержа Саргсяна. Таким образом, получалось, что «проевропейский» вектор задавался именно правительством Армении, тогда как президент республики оставался верен концепциям комплементаризма и вовлеченности, которые исключали возможность безальтернативной ориентации во внешней политике.
В конце 2008 — начале 2009гг. разразился крупнейший в современной истории экономический кризис, спровоцировавший целый ряд негативных последствий по всему миру. В результате чего Армения, ввиду слабо диверсифицированного экспорта и уменьшения притока инвестиций, столкнулась со снижение темпов производства, что впервые с 1993 г. привело к серьезному падению ВВП. Такое неблагоприятное развитие событий подтолкнуло армянское руководство к поиску вариантов оживления экономики.
Одним из таких вариантов стало активное участие Армении в создании Антикризисного фонда стран Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), членом которого республика являлась с 2003 г. в статусе страны-наблюдателя. По решению руководства стран-участниц ЕврАзЭС, управление средствами создаваемого фонда было поручено Евразийскому банку развития (ЕАБР) членом которого Армения не являлась. Вследствие этого республике было необходимо пройти через процедуру присоединения к Соглашению об учреждении ЕАБР, включавшую приобретение определенной доли банка.
Подписав Соглашение и оплатив часть акций ЕАБР, Армения с апреля 2009 г. стала его соучредителем. Интересно, что, помимо решения задач по преодолению последствий мирового финансово-экономического кризиса, приоритетной сферой деятельности данного финансового института являлось создание условий для устойчивого экономического развития и углубления интеграционных процессов между государствами-участниками ЕАБР [12]. Из чего следовало, что присоединение Армении к Евразийскому банку развития отчасти способствовало интеграции республики со странами-участницами ЕврАзЭС.
Примечательно, но мировой финансово-экономический кризис не оказал негативного влияния на расширение интеграционной повестки общения между Арменией и Евросоюзом. Скорее даже наоборот: он стал катализатором этого процесса, так как ЕС была заинтересована в создании и реализации таких проектов, которые в перспективе могли бы обеспечить ей стабильный экономический рост и полную загрузку экспортного потенциала.
Таким перспективным проектом стала реализация идеи министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского, получившая название «Восточное партнерство». Идея, озвученная в мае 2008 г., несмотря на кризис, была единодушно встречена европейской бюрократией и стала реальна уже 7 мая 2009 г., когда на Пражском саммите ЕС было объявлено об учреждении и запуске нового интеграционного проекта ставшего развитием Европейской политики соседства (ЕПС). Главной целью новой инициативы было декларировано создание необходимых условий для ускорения политической и экономической интеграции между Европейским союзом и заинтересованными странами путем содействия политическим и социально-экономическим реформам в странах-участницах «Восточного партнерства», которыми по итогам Пражского саммита стали шесть бывших республик СССР: Армения, Азербайджан, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина [13]. В результате этого сотрудничества в 2010 г. между Арменией и Евросоюзом были инициированы переговоры по Соглашению об ассоциации, которые подразумевали проведение широкомасштабных политических и судебных реформ в республике. В свою очередь 2011 г. не был отмечен каким-либо серьезным прогрессом в отношениях РА и ЕС. Единственным крупным событием этого года стала но-
вость об инициации переговоров по созданию зоны свободной торговли, начало которых было намечено на первую половину 2012 г., о чем стало известно по результатам состоявшейся 25 ноября 2011 г. встречи совета сотрудничества Армения — Европейский союз [14].
Параллельно европейскому направлению внешней политики армянское руководство не переставало участвовать и в интеграционных процессах на постсоветском пространстве. Так, на прошедшем 27 ноября 2009 г. заседании Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества, участником которого был и президент Армении Серж Саргсян, было принято решение о создании в 2010 г. Таможенного союза трех стран-участниц ЕврАзЭС -Белоруссии, Казахстана и России. «На пресс-конференции, состоявшейся по завершении саммита, Дмитрий Медведев отметил, что формирование этого объединения должно стать серьёзным шагом на пути к Единому экономическому пространству. Президент России также подчеркнул, что Москва, Минск и Астана договорились всемерно способствовать присоединению других стран к Таможенному союзу» [15]. Развивая свое сотрудничество в рамках Содружества независимых государств (СНГ), Армения в 2011 г. подписала соглашение о Зоне свободной торговли (ЗСТ). В 2012 г. данное соглашение было ратифицировано Национальным собранием Армении. В ходе обсуждения документа в парламенте республики министр экономики Тигран Давтян заявил, «что соглашение о Зоне свободной торговли в СНГ будет иметь существенное положительное влияние на экономику Армении, способствовать росту ВВП и экспорту продукции» [16].
С 2012 г. в истории интеграционной политики Армении начался период, когда всегда стойко базирующаяся на комплементаризме внешняя политика республики стала колебаться и постепенно приобретать единственный «про-европейский» вектор развития.
На состоявшемся 19 марта 2012 г. в Москве заседании Межгосударственного Совета ЕврАзЭС, президент России Дмитрий Медведев сделал предложение странам-наблюдателям Сообщества, присоединится к формируемому интеграционному проекту ЕАЭС, предупредив, что уклонение от происходящих процессов в будущем может вызвать определенные трудности у госу-
дарств, которые не станут членами Таможенного союза. «Такова жизнь: если ты участвуешь в каком-либо международном образовании, ты получаешь определённый набор привилегий- если ты в этом международном правосубъектном объединении не участвуешь, соответственно у тебя могут быть сложности. Нашу позицию мы считали важным донести до сведения некоторых государств-наблюдателей», — заявил журналистам Дмитрий Медведев по окончании саммита [17].
Реализуя озвученную президентом России инициативу, министр иностранных дел Р Ф Сергей Лавров в ходе состоявшейся 3 апреля 2012 г. в Ереване встречи с премьер-министром Р А Тиграном Саргсяном, сделал армянскому руководству непосредственное приглашение в Таможенный союз. Тем не менее, данное предложение было проигнорировано, так как, по словам премьер-министра, высказанным им на следующий день после встречи с главой МИД РФ, вступление Армении в Таможенный союз не имело для республики смысла в виду отсутствия общих границ со странами-участницами данного интеграционного объединения [18]. Здесь будет важным напомнить тот факт, что Армения также не имеет и общих границ с Европой, однако это обстоятельство почему-то не мешало республике в то же самое время активно развивать интеграционные процессы с Евросоюзом. Еще одним, неофициальным приглашением в Таможенный союз стала речь спикера Госдумы Р Ф Сергея Нарышкина в ходе визита в Армению в июле 2012 г. Выступая на встрече с научной общественностью в Национальной Академии наук, спикер Госдумы заявил, что Армения, если на то будет ее политическая воля, может стать членом Таможенного союза, добавив, что первым практическим шагом для этого стала ратификация договора о зоне свободной торговли СНГ. По словам Сергея Нарышкина: «Этот договор как раз и учитывает появление нового внешнеторгового субъекта для Армении — Таможенного союза» [19].
Таким образом, получалось, что еще до появления известия о поднятии Газпромом цены на газ для Армении летом 2012 г., республика была, как минимум дважды приглашена к процессам евразийской интеграции с возможностью получить набор привилегий, в том числе предусматривающим льготные условия на приобретение энергоносителей. Но вместо конструктивного обсужде-
ния сделанных Армении предложений, руководство республики выбрало тактику затягивания переговорного процесса, подкрепляемого ни чем не обоснованным доводом об отсутствии у страны общей границы со странами ТС. Такое «прохладное» отношение армянских властей не могло не вызвать серьезного недопонимания у своего стратегического партнера и союзника — России.
Причины такого поведения легко объяснялись успехами правительства Армении на европейском интеграционном направлении, которые в конечном итоге привели к форсированию процесса интеграции Армении и ЕС. Добившись существенных результатов в приведении законодательства в соответствие с европейскими стандартами, в феврале 2012 г. руководству республики удалось провести первый раунд переговоров с ЕС по созданию зоны свободной торговли. Летом того же года появилась и другая положительная новость. На состоявшейся 4 июля 2012 г. встрече президента Р А Сержа Саргсяна и председателя Европейского совета Хермана Ван Ромпея, была достигнута договоренность об увеличении финансовой помощи ЕС на 25% до 15 миллионов евро, для содействия ряду реформ с целью поддержки страны на пути к ассоциированию [20]. В результате этих событий, уже в октябре 2012 г. премьер-министр Р А Тигран Саргсян сообщил, что руководство республики готово ускорить намеченный на 2014 г. процесс подписания Соглашения об ассоциации с Евросоюзом. В связи с чем, как подчеркнул Тигран Саргсян, правительство страны намерено выполнить предусмотренные Соглашением реформы уже в 2013 г. [21]. Скорость проводимых правительством Армении преобразований привела к тому, что уже 12 февраля 2013 г. министр иностранных дел Р А Эдвард Налбандян заявил, что страна планирует завершить переговоры по заключению Ассоциативного соглашения и созданию всеобъемлющей и глубокой зоны свободной торговли в преддверии вильнюсского саммита ЕС [22]. В итоге, руководство республики действительно завершило переговорный процесс уже в июле 2013 г., вследствие чего появилось предположение о парафировании Соглашения об ассоциации Армении с ЕС уже на ноябрьском саммите в Вильнюсе.
Другой причиной для не обоснованных отказов Армении на приглашения России присоединиться к евразийским процессам интеграции, стала появ-
ляющиеся со стороны ЕС критика проводимой республикой политики компле-ментаризма. Первым, кто озвучил недовольство «взаимодополняемой» внешней политикой страны, стал глава делегации ЕС в Армении Траян Христеа, который на публичной лекции в декабре 2012 г. заявил, что «Армения должна четко определиться со своим дальнейшим курсом: либо она выберет Евросоюз, либо будет принимать участие в программах Евразийского Союза» [23]. Вторым стал президент Польши Бронислав Коморовски, который в ходе официального визита президента Р А Сержа Саргсяна в Польшу заявил, что участие Армении в двух экономических пространствах одновременно невозможно и потому республика должна сделать выбор. Само заявление было сделано после слов президента Армении о том, что страна поддерживает тесные связи с Россией и в процессе евроинтеграции работает по принципу не «или-или», а «и-и», не видя здесь противоречий [24].
В итоге, несмотря на достигнутые правительством Армении успехи и давление европейских чиновников с целью склонить мнение руководства страны в свою пользу, президент республики Серж Саргсян принял решение присоединиться к Таможенному союзу Белоруссии, Казахстана и России. Этот интеграционный выбор не был сделан лишь на основании опасений за национальную безопасность республики или в результате давления российской стороны, появившегося как естественное следствие недопонимания. Как покажут следующие малоизученные сюжеты, решение Сержа Саргсяна имело продуманный и взвешенный характер, учитывающий в первую очередь интересы руководимого им государства.
8 августа 2012 г. президент Армении посетил с рабочим визитом Москву, где провел встречу со своим российским коллегой Владимиром Путиным. По окончанию переговоров стало известно, что президенты двух стран уделили большое внимание интеграционным процессам на постсоветском пространстве. В заявлении для прессы, Владимир Путин сообщил о нескольких важных инициативах. Так, по словам президента, возобновлялась работа межправительственной комиссии Россия — Армения, сопредседателем которой с российской стороны назначался министр транспорта. Также, по договоренности с армянской стороной, создавалась смешанная комиссия, которая учитывая отсут-
ствие общих границ между Арменией и странами-участницами Таможенного союза, должна была определить наилучший формат взаимодействия [25].
Еще один малоизученный другими исследователями шаг на пути республики в Таможенный союз был сделан весной 2013 г., когда по инициативе российского и армянского правительств была создана совместная рабочая группа ученых и экспертов двух стран. Задачей появившегося коллектива, в котором, что примечательно, принимали участие экономисты Центра интеграционных исследований ЕАБР, стала оценка экономического эффекта от вступления республики в ТС. Результаты проделанной работы, как заявил руководитель этой группы, сотрудник Армянского государственного экономического университета (АГЭУ) д.э.н. Ашот Тавадян были представлены и армянскому правительству, и российской стороне [26].
Получила развитие и совместная работа правительства Армении с органом, регулирующим работу Таможенного союза — Евразийской экономической комиссией (ЕЭК). 10 апреля 2013 г. в Москве прошли переговоры исполняющего обязанности премьер-министра Р А Тиграна Саргсяна и председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии Виктора Христенко. На встрече обсуждались перспективы и направления сотрудничества между Арменией и Евразийской экономической комиссией. Председатель ЕЭК представил премьеру процессы, протекающие в рамках Таможенного союза, его достижения, количественные результаты и правовую основу интеграционного объединения. По итогам встречи Тигран Саргсян и Виктор Христенко подписали меморандум о взаимопонимании между правительством Армении и Евразийской экономической комиссией [27].
18 февраля 2013 г. в Республике Армения прошли президентские выборы, на которых уверенную победу одержал действующий глава государства Серж Азатович Саргсян. Интересно, что первую заграничную поездку после переизбрания Серж Саргсян совершил именно в Российскую Федерацию. «Закономерно вполне, что первый мой зарубежный визит — это визит в Москву, в Россию. Россия — наш стратегический партнёр, наш союзник, и этим, в принципе, всё сказано», прокомментировал свой поступок президент РА на встрече с российским коллегой Владимиром Путиным, состоявшейся 11 марта 2013 г. в Москве [28].
18 марта 2013 г. президент Р А Серж Саргсян дал большое интервью представителям ведущих армянских СМИ [29]. Один из заданных вопросов был посвящен теме совместимости двух интеграционных процессов (имея в виду европейское и евразийское направление) и вероятности, что уже в декабре 2013 г. Армения станет ассоциированным членом Евросоюза. Из развернутого ответа президента республики стали известны следующие немаловажные аспекты. Так, Серж Саргсян отметил, что экономики России и Армении очень тесно взаимосвязаны, поэтому заданный вопрос относится и к политической интеграции, и к ОДКБ, и к Таможенному союзу, и к другому не менее важному вопросу, а именно запуску абхазской железной дороги. Также, президент РА посоветовал журналистам не верить тем, кто говорит, что Россия оказывает давление на Армению, вынуждая страну стать членом Таможенного союза. Напротив, как заявил Серж Саргсян, страны Таможенного союза не сильно стремятся к включению новых партнеров, однако Армения связывающая вопросы своей военной безопасности с ОДКБ и Российской Федерацией, не может связывать дальнейшую экономическую или политическую судьбу с другой страной или другим союзом. Вместе с тем, президент РА отметил, что такая его позиция, совсем не исключает продолжение интеграционных процессов с ЕС, уточнив, что руководство республики не решает вопроса «или-или», а для гармоничного развития страны хочет иметь эффективные отношения и с Таможенным союзом, и Евразийским союзом, и Евросоюзом. Как видно из этого ответа, Серж Саргсян был хорошо осведомлен о проблемах, связанных с европейской и евразийской интеграциями. Однако по-прежнему придерживаясь политики ком-плементаризма, весной 2013 г. он еще не был готов выбрать предпочтительную для Армении модель интеграции.
Вместе с тем 3 сентября 2013 г. в Москве по итогам переговоров президентов Армении и России Серж Саргсян сообщил о намерении республики вступить в Таможенный союз и в последующем участвовать в формировании Евразийского экономического союза [30]. Поэтому настало время перечислить те причины, повлиявшие на решение президента Армении, которые не были освещены другими исследователями.
Первая и самая главная касалась восстановления железнодорожного сообщения Армении с Россией, ведь, как мы уже писали выше, именно эта проблема указывалась премьер-министром Р А Тиграном Саргсяном как серьезное препятствие на пути страны в Таможенный союз. Так, в январе 2013 г. в ходе визита в Армению премьер-министра Грузии Бидзины Иванишвили появилась реальная надежда на решение многолетней транспортной проблемы страны. На совместной с армянским коллегой Тиграном Саргсяном пресс-конференции Бидзина Иванишвили прямо заявил, что открытие железной дороги через Абхазию возможно. «Мы должны работать над срочным решением этой проблемы», — заявил премьер Грузии [31]. Напомнив о проблемах в отношениях Грузии и России, он подчеркнул, что Тбилиси пытается урегулировать их как можно скорее. Чтобы восстановить работу железной дороги в ближайшее время, грузинская сторона, по выражению премьер-министра, готова и к диалогу с абхазскими братьями. В свою очередь на встрече в Москве 3 сентября 2013 г. по результатам переговоров президентов России и Армении стало известно, что «РЖД могут инвестировать в развитие армянской железнодорожной сети около 15 миллиардов рублей» [32]. Напомним, что воссозданная по решению двух президентов в ходе встречи 8 августа 2012 г. межправительственная комиссия Армения — Россия, с российской стороны возглавлялась министром транспорта, что, вероятно, также имело целью решить проблему транспортного соединения двух стран.
Второй, не менее важной причиной являлась энергетическая безопасность. В своей предвыборной программе 2013 г. «Вперед к безопасной, благополучной Армении» Серж Саргсян в главе, посвященной пропорциональному развитию страны, пообещал завершение строительства второго энергоблока армянской АЭС в намеченные сроки [33, с. 14]. Необходимо указать, что выполнением данных работ занимается российская государственная корпорация Росатом. «Между тем, в печально известном соглашении об ассоциации с ЕС не было ничего относительно Армянской АЭС. Европа предлагала различные программы консервации станции по истечении срока ее эксплуатации, при этом Турция и Азербайджан активно лоббировали этот процесс. Понятно, что в случае евроассоциации из РФ также не было бы получено ни технологий, ни
средств, ни, что еще важнее, политического содействия» [34]. Здесь же стоит отметить газовые соглашения о сохранении льготных цен сроком на пять лет, которые были заключены между Арменией и Россией 29 августа 2013 г. Согласно достигнутым договоренностям цена на газ для республики была снижена с $ 270 за тысячу кубометров до $ 189 [35].
Третьей причиной прагматичного выбора руководства республики следует назвать экономический фактор. Согласно проведенному по заказу Европейской комиссии исследованию, Армения в долгосрочной перспективе получила бы следующие преимущества после подписания Соглашения об ассоциации и создания глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли с ЕС [36, с. 192]:
• дополнительный доход в бюджет в размере 2,3% ВВП-
• увеличение экспорта на 8,2% и импорта на 15,2%-
• краткосрочное падение цен на товары широкого потребления в размере 1,2%, в долгосрочной перспективе незначительные 0,05%-
• рост доходов населения на уровне 2,7%.
Тогда как по исследованию Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития, которое, как мы уже писали выше, было проведено совместно с армянскими экспертами и представлено правительствам двух стран, Армения при вступлении в Таможенный союз уже в краткосрочной перспективе могла получить следующие преференции [37]:
• через 2 года после вступления в ТС и ЕЭП прирост 2% ВВП, через 4 года, уже около 4%-
• увеличение денежных трансфертов армянских трудовых мигрантов из стран ТС в РА на 3% ежегодно, что дополнительно способствовало бы росту ВВП страны на 1% в год-
• приток инвестиций в экспортные сектора экономики-
• строительство автодороги «Север-ЮГ" —
• решение транспортного тупика Армении-
• решение стратегических проблем в энергетике.
Как видно, эффект от вступления Армении в Таможенный союз в краткосрочном периоде мог предложить более выгодные условия для республики, в отличие от долгосрочных и вызывающих вопросы целесообразности преимуществ ассоциации и зоны свободной торговли с ЕС. Не учтенным другими исследователями стал еще один серьезный фактор, который негативным образом отразился бы на экономической жизни республики, присоединись она к общему с Европой рынку. Анализ товарной структуры армянского экспорта 20 082 013гг. свидетельствовал о том, что экспорт в страны Евросоюза включал в себя только сырьевые материалы и товары, прошедшие минимальную обработку, тогда как экспорт в страны СНГ являлся более диверсифицированным и включал в себя товары, полностью произведенные в Армении [38]. Учитывая систему квотирования импорта в сфере пищевого и сельскохозяйственного производства, широко применяемую в Европейском союзе для защиты интересов национальных экономик, можно смело предположить, что со временем нарастающий дисбаланс мог бы привести к появлению «голландской болезни» в экономике Армении. Это естественным образом привело бы к упадку аграрного и пищевого секторов промышленности республики и как результат падению торгового оборота со странами СНГ и в большей степени с Россией, являвшейся основным потребителем продукции указанной промышленности. Таким образом, получалось, что Республика Армения в короткий период времени могла бы превратиться в еще один рынок сбыта европейских товаров (более конкурентоспособных по сравнению с армянской продукцией) с одной стороны, а с другой стать сырьевым придатком для промышленности ЕС без гарантий, что когда-нибудь страна станет полноценным членом Евросоюза.
Четвертой, никем не упоминаемой, но не менее важной причиной, стали армяно-иранские взаимоотношения. Иран, стабильно занимающий на протяжении многих лет четвертое место в товарообороте Армении, также является единственной на южной границе республики дружественной ей страной. Однако не исключалась ситуация ухудшения отношений двух стран, так как после подписания Арменией Соглашения об ассоциации ЕС вполне мог потребовать от армянского руководства пойти на некоторые антииранские шаги [39]. Например, это могло бы отрицательно отразиться на армяно-иранском энергетическом сотрудничестве [37, с. 32].
Наконец, примечательным стал и тот факт, что решение, принятое президентом Армении о вступлении в Таможенный союз, совпало с мнением армянского народа. Согласно социологическому исследованию, проводившемуся на территории Армении с 5 по 11 октября 2013 г., были получены интересные результаты [40, с. 25]:
• При свободном выборе сотрудничество с Россией предпочитает подавляющее большинство населения Армении — 67%, а с Европейским союзом — 17%.
• При принудительном альтернативном выборе сотрудничества или с Россией, или с Европейским союзом «пророссийская» ориентация растет до 75%, а «проевропейская» — до 19%.
• Население Армении плохо осведомлено о Таможенном союзе России, Белоруссии Казахстана. Не слышали о нем почти 40% населения Армении, не представляет, что это такое — почти 30%. В итоге почти 70% населения Армении практически ничего не знает о Таможенном союзе.
• Простое разъяснение населению республики, что Россия, Белоруссия и Казахстан основали Таможенный союз, в рамках которого люди могут свободно перемещаться из страны в страну, работать в той стране, где им захочется, а также в этих странах все товары перемещаются свободно, без пошлин на ввоз и вывоз. Приводит к тому, что к присоединению Армении к Таможенному союзу положительно относится 86% населения республики, что на 11% больше, чем ориентация на сотрудничество с Россией при свободном выборе — Россия или Европейский союз.
Заключение
Как показала история интеграционной политики Армении на рубеже 20 082 013гг. республика в указанный период впервые столкнулась с кризисом концепции комплементаризма, являвшейся основой внешнеполитической стратегии страны. Причиной тому стало чрезмерное желание правительства Армении форсировать процесс евроинтеграции, которое естественным образом вызывало обеспокоенность стратегического партнера и союзника республики — России. На все предложения и приглашения российской стороны Армении
присоединиться к процессам евразийской интеграции, руководство страны отвечало формальным отказом обусловленным отсутствием общих границ со странами Таможенного союза. Такое поведение вызывало недоумение российской стороны и в конечном итоге привело к общению с Арменией на сугубо прагматичной основе. Последовавшее за этим увеличение цены на импортируемый в республику газ, являлось не элементом давления России на руководство Армении, а лишь указанием того, что льготное ценообразование на энергоносители было одной из привилегий получаемых странами-участницами ТС. Вместе с тем, до 2013 г. руководство республики, пренебрегая и своими, и российскими интересами, продолжало ускорять процесс ассоциации с Евросоюзом. Однако после встречи президентов двух стран в августе 2012 г. были созданы механизмы, позволявшие изучить возможные последствия от присоединения Армении к Таможенному союзу Казахстана, Белоруссии и России. В результате уже к осени 2013 г. и правительство Армении, и ее президент осознали необходимость именно такого интеграционного выбора, о чем и стало известно после встречи Сержа Саргсяна и Владимира Путина 3 сентября 2013 г.
Причины, которые убедили руководство Армении сделать выбор в пользу будущего ЕАЭС, являлись неотъемлемой частью транспортной, энергетической, экономической, внешнеполитической и, разумеется, военной безопасности страны, продолжавшей находиться в состоянии периодически накаляющегося Карабахского конфликта. Поэтому сделанный президентом Армении выбор в пользу «проросийского» Евразийского экономического союза являлся взвешенным решением руководства страны.
Февраль, 2016 г.
Источники и литература
1. Киргизия стала полноправным членом ЕАЭС // ИА «ТАСС». 2014. 6 авг. URL: http: // tass. ru/mezhdunarodnaya-panorama/2 168 307 (07. 11. 2015).
2. Совместное заявление Президентов Российской Федерации и Республики Армения // Президент Р Ф. 2013. 3 сен. URL: http: //www. kremlin. ru/supplement/1519 (09. 11. 2015).
3. ЕС сообщает о завершении переговоров по Соглашению об ассоциации с Арменией // АМИ «Новости-Армения». 2013. 25 июль. URL: http: //newsarmenia. ru/ politics/20 130 725/42911439. html (09. 11. 2015).
4. Fabrizio Vielmini, Armenia'-s Shift towards the Eurasian Economic Union: a Rejoinder of Realpolitik // Italian Institute for International Political Studies. 2013. 25 Oct. URL: http: // www. ispionline. it/it/pubblicazione/armenias-shift-towards-eurasian-economic-union-rejoinder-realpolitik-9283 (09. 11. 2015).
5. Федоровская И М., Армения и Таможенный союз // Россия и новые государства Евразии, 2014, № 1, сс. 62−67.
6. Laure Delcour, Faithful But Constrained? Armenia'-s Half-Hearted Support for Russia'-s Regional Integration Policies in the Post-Soviet Space // London School of Economics Ideas: Geopolitics of Eurasian Integration. 2014. 28 June, рр. 38−45.
7. Armen Grigoryan, Armenia: Joining under the Gun / Putin'-s Grand Strategy: The Eurasian Union and Its Discontents. Central Asia-Caucasus Institute & amp- Silk Road Studies Program. 2014. Pp. 98−109.
8. Sergey Minasyan, Armenia Keeps on Balancing: Between the European Union and the Eurasian Economic Union // PONARS Eurasia. 2015. Policy Memo No. 377.
9. Марабян К. П., Теоретические и практические основы «Стратегии национальной безопасности Республики Армения» // Вестник МГИМО Университета, № 1, 2013, сс. 83−87.
10. Предвыборная программа президента Армении Сержа Саргсяна на выборах 2008 года // Президент Р А. URL: http: //www. president. am/u_files/file/docs/program_rus. pdf (10. 11. 2015).
11. Выступление Премьер-министра Р А Тиграна Саркисяна в Национальном собрании РА во время представления программы Правительства Р А на 2008−2012 годы // Правительство Р А. URL: http: //www. gov. am/files/docs/76. pdf (10. 11. 2015).
12. О банке // Евразийский Банк Развития. URL: http: //www. eabr. org/rZabout/ (10. 11. 2015).
13. Joint Declaration of the Prague Eastern Partnership // The Council of the EU. URL: http: // data. consilium. europa. eu/doc/document/ST-8435−2009-INIT/en/pdf (10. 11. 2015).
14. Армения и ЕС подвели итоги совместных работ за 2011 год // «PanARMENIAN. Net». 2011. 25 нояб. URL: http: //www. panarmenian. net/rn/rus/news/84 906 (11. 11. 2015).
15. Подписаны документы о создании Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана // Президент Р Ф. 2009. 27 нояб. URL: http: //www. kremlin. ru/events/president/ news/6138 (11. 11. 2015).
16. Армения ратифицировала соглашение о зоне свободной торговли СНГ // «РИА Новости». 2012. 11 сент. URL: http: //ria. ru/economy/20 120 911/747621449. html (11. 11. 2015).
17. Заявление для прессы по итогам заседания Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества / Высшего Евразийского экономического совета // Президент Р Ф. 2012. 19 март. URL: http: //www. kremlin. ru/events/president/transcripts/14 807 (11. 11. 2015).
18. Таможенный союз не имеет для нас смысла // «Коммерсантъ». 2012. 4 апр.
19. Нарышкин: Армения может стать членом Таможенного союза // NovostiNK. ru. 2012. 24 июль. URL: http: //novostink. ru/armenia/36 340-naryshkin-armeniya-mozhet-stat-chlenom-tamozhennogo-soyuza. html (08. 01. 2016).
20. Итоги переговоров президента Армении и председателя Европейского Совета // Президент Р А. 2012. 4 июль. URL: http: //www. president. am/ru/interviews-and-press-conferences/item/2012/07/04/news-82/ (08. 01. 2016).
21. Армения решила форсировать процесс Ассоциации с ЕС // ArmenianReport. 2012. 31 окт. URL: http: //www. armenianreport. com/pubs/44 132/ (09. 01. 2016).
22. В Армении пройдет очередная неофициальная встреча глав МИД стран «Восточного партнерства» // ИА REGNUM. 2013. 13 февр. URL: http: //regnum. ru/news/ polit/1 624 626. html (Дата обращения: 09. 01. 2016).
23. Глава делегации ЕС в Армении меняет мнение за неделю: либо Европа, либо Евразийский Союз // ИА REGNUM. 2012. 20 дек. URL: http: //regnum. ru/news/1 607 172. html (09. 01. 2016).
24. Poland welcomes Armenia'-s determination to cooperate with EU // President of Poland. 2013. 25 june. URL: http: //www. president. pl/en/president-komorowski/news/art, 468, poland -welcomes-armenias-determination-to-cooperate-with-eu. html (10. 01. 2016).
25. Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам встречи с Президентом Армении Сержем Саргсяном // Президент Р Ф. 2012. 8 авг. URL: http: // www. kremlin. ru/catalog/persons/ 110/events/16 180 (10. 01. 2016).
26. Погосян Л. Оптимальное решение интеграционных процессов // Фонд Нораванк. 2014. 18 сент. URL: http: //www. noravank. am/rus/articles/detail. php? ELEMENT_ID=12 888 (11. 01. 2016).
27. Правительство Армении и Евразийская экономическая комиссия подписали меморандум о взаимопонимании // ИА REGNUM. 2013. 10 апр. URL: http: //regnum. ru/news/ armenia/1 647 240. html (14. 01. 2016).
28. Встреча с Президентом Армении Сержем Саргсяном // Президент Р Ф. 2013. 11 март. URL: http: //www. kremlin. ru/events/president/news/17 659 (14. 01. 2016).
29. Встреча президента Сержа Саргсяна с представителями СМИ // Президент Р А. 2013. 18 март. URL: http: //www. president. am/ru/interviews-and-press-conferences/ item/2013/03/18/President-Serzh-Sargsyan-press-conference/#!officialPhotos (15. 01. 2016).
30. Совместное заявление по итогам визита Президента Республики Армения в Российскую Федерацию // Президент Р Ф. 2013. 3 сент. URL: http: //www. kremlin. ru/ supplement/1517 (15. 01. 2016).
31. Иванишвили обещает открыть железную дорогу из Армении в Россию // «Deutsche Welle». 2013. 17 янв. URL: http: //dw. de/p/17LuM (15. 01. 2016).
32. РЖД может вложить 15 млрд. рублей в развитие армянской железной дороги // «РИА Новости». 2013. 3 сент. URL: http: //ria. ru/economy/20 130 903/960488091. html (16. 01. 2016).
33. Предвыборная программа президента Армении Сержа Саргсяна на выборах 2013 года // Президент Р А. URL: http: //www. president. am/u_files/file/docs/election-programm-2013-ru. pdf (16. 01. 2016).
34. Армения лишилась бы своей атомной электростанции, если бы не вступила в ЕАЭС // «ИноСМИ^ш». 2014. 24 дек. URL: http: //inosmi. ru/overview/20 141 230/225255877. html (16. 01. 2016).
35. Саркисян: соглашения с РФ позволят на пять лет сохранить цены на газ для жителей Армении // «Кавказский узел». 2013. 3 дек. URL: http: //www. kavkaz-uzel. ru/ articles/234 533/ (17. 01. 2016).
36. Trade Sustainability Impact Assessment in support of negotiations of a DCFTA between the EU and the Republic of Armenia // The European Commission — DG Trade. 2013. 24 Sept. URL: http: //trade. ec. europa. eu/doclib/docs/2013/october/tradoc_151 862. pdf (17. 11. 2016).
37. Армения и Таможенный союз: оценка экономического эффекта интеграции / ЦИИ ЕАБР. 2013.
38. Ангурян А. С., Структурные особенности внешнеэкономических связей Республики Армения // Ученые записки ЕГУ. Геология и география, 2014, № 3, сс. 47−52.
39. Иран воспринимает тесные связи Армении с западом как угрозу своим национальным интересам // ИАА «Де-факто». 2013. 8 авг. URL: http: //defacto. am/51 406. html (18. 11. 2016).
40. Социологическое исследование «Отношение армянского общества к евразийской и европейской интеграции» / Манукян С. А., Арутюнян Г. А., Сафарян А. В. // Исследова-тельско-аналитическая общественная организация «Интеграция и развитие». 2013. URL: http: //www. soyuzinfo. am/upload/pdf/unknown_parameter_value. pdf (19. 11. 2016).
?U3UUSUbb FbSfc^rUSbn-b СГаИТгИГЭС Ьи-Ь5 ТтЬ^Ь bUSU
ЩЪриЪ] СшЬ]шг1и1]р
Шфпфшд^р
?пц^шЬр й^р^шЬ t ш]й щшт^шпйЬр^ пшпгййши^рпгэдшйр, прпйр qpqhg^u ?ш-]шишшй^ ^Ь^ш^шрпгэдшйр 2013р. ^штшрЬ^ ^йтЬдршд^пй 2Р^ш^шрЛ. bU-^g цЬщ^ bUSU: ЧЬр^пгЬ^пгй hu рЬйшфй й^р^шЬ ш]иор шрцЬй шп^ш д^шш^шй hршцш-рш^пгййЬрр: Ujunthhmu, ш^ hhmшqnmnquhр^ ^nqtf^g ?одтшдпрЬ^шЬ ш^р]пгрйЬр^ U дрш1шйпгр]шй йЬрдрш^йшйр hhq^^^p тшфи t? ш]шишшй^ 2008−2013рр. ^u-шЬдршд^пй рш^шрш1шйпгр]шй рйпгршд^рр U пшпгййши^р^шЬ ujntp^ h^tfшuрш ^шшшрпгй h^tf^^u hqршhшuqnLUuhрp:
ИНТЕГРАЦИОННЫЙ ПОВОРОТ АРМЕНИИ ОТ ЕС В СТОРОНУ ЕАЭС
Алексей Шанявский
Резюме
Данная статья посвящена изучению причин, побудивших руководство Армении сделать интеграционный поворот от ЕС в сторону ЕАЭС в 2013 г. В связи с чем проводится анализ уже имеющихся на сегодняшний день научных публикаций, посвященных этой теме. Далее, привлекая не использованные другими исследователями источники и литературу, автор дает характеристику интеграционной политики Армении с 20 082 013гг. и на основании изученных материалов формулирует основные выводы.
ARMENIA'-S INTEGRATION TURNAROUND FROM EU TO EAEU
Alexey Shanyavsky
Resume
The article examines the reasons that prompted the Armenian leadership to make an integration turnaround from the EU to the Eurasian Economic Union in 2013. In this relation, an analysis of existing scientific publications on this topic is performed. Further, with involvement of sources and literature unused by other researchers, the article characterizes the integration policy of Armenia in 2008−2013, and formulates the main conclusions based on the studied materials.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой