Традиции Н. В. Гоголя в творчестве М. А. Булгакова: сон о двух крысах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ББК 83. 3Р6 УДК 882 И-21
Иванова Евгения Сергеевна, аспирант кафедры Русская литература ФГБОУВПО «Тамбовский государственный технический университет», e-mail: _ prickle912@, mail. ru
ТРАДИЦИИ Н.В. ГОГОЛЯ В ТВОРЧЕСТВЕ М.А. БУЛГАКОВА:
СОН О ДВУХ КРЫСАХ
(рецензирована)
Статья посвящена рассмотрению проблемы сновидческой традиции Н. В. Гоголя применительно к творчеству М. А. Булгакова. Автор исследует причину, определяет художественную цель и смысл повторения гоголевского сна о двух крысах в рассказе Булгакова. Впервые проведен сравнительно-сопоставительный анализ снов городничего из комедии «Ревизор» и начальника станции из рассказа «Двуликий Чемс». Подчеркнуты основные сновидческие образы-символы, выступающие характеристикой персонажей.
Ключевые слова: сон, аллюзия, фоновые знания, лицемерие, символ обмана.
Ivanova Evgenia Sergeyevna, post graduate student of the Russian Literature Department of FSBEIHPE «Tambov state technical university «, e-mail: prickle912@mail. ru
TRADITIONS OF N. V. GOGOL IN M. A. BULGAKOV'-S WORKS:
DREAM ABOUT TWO RATS
(reviewed)
The article considers the problem of dreaming traditions of N. V. Gogol in relation to M. A. Bulgakov'-s works.
The author investigates the reason, defines the art purpose and sense of repetition of Gogol’s dream about two rats in Bulgakov'-s story.
The comparative analysis of the dreams of the governor from the comedy «Auditor» and the station-master from the story «Two-faced Chems» has been made for the first time.
The main dreaming images-symbols acting as the characteristic features of characters have been emphasized.
Keywords: dream, hint, background knowledge, hypocrisy, deception symbol.
Н. В. Гоголь и М. А. Булгаков — писатели, в творчестве которых в высокой степени использован художественный прием сна. Использование данного приема в произведениях стало ключевым в их творчестве, поэтому исследование функциональности художественного приема сна позволяет нам судить об индивидуальном авторском взгляде.
К настоящему времени создано множество работ, посвященных исследованию творческих параллелей между Н. В. Гоголем и М. А. Булгаковым. Выявление преемственности, основанной на повторяющихся приемах и мотивах, представляется наиболее плодотворным направлением в современных исследованиях. Тем не менее, до сих пор не решена проблема ориентации булгаковских текстов на Н. В. Гоголя: не
выявлено, почему и для чего используется повторение определенных художественных элементов, как при этом «преображается» художественное произведение. Конечно, однозначного и четкого ответа нет, ведь творческие связи писателей многочисленны и многогранны, и отдельный исследователь касается лишь какой-то определенной стороны этого вопроса.
В центре нашего внимания — использование М. А. Булгаковым в рассказе «Двуликий Чемс» аллюзии на сон из комедии Н. В. Гоголя «Ревизор». Исследование в сравнительносопоставительном ключе комедии Гоголя «Ревизор» и фельетона Булгакова «Двуликий Чемс» является новым в литературоведении: нами не обнаружено опубликованных научных работ, посвященных решению данной проблемы.
Основной задачей исследования становится получение ответа на вопрос: с какой целью М. А. Булгаков в своем рассказе использует уже «знакомый» из творчества Н. В. Гоголя мотив сновидения о двух крысах?
Сформулированные теоретические положения и практические выводы, полученные нами в данной статье, способствуют расширению и углублению имеющихся в современной науке представлений о культурном и творческом диалоге писателей Н. В. Гоголя и М. А. Булгакова, определению и уточнению понятия «авторская картина мира».
Практическая значимость заключается в возможности дальнейшего использования выводов, полученных в ходе исследования, в процессе научного изучения творчества Н. В. Гоголя и М. А. Булгакова, при уточнении их художественного наследия. Данные материалы могут быть использованы при подготовке учебных курсов по русской литературе как для студенческой аудитории, так и для школьников.
Городничий — персонаж комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (1835) — сообщив о приезде в город ревизора, рассказывает, что ему «всю ночь снились какие-то две необыкновенные крысы».
В «Энциклопедии литературных героев» исследователь Щуплов А. Н. называет сон городничего «непонятным и потому страшным» [1]. Мы согласны с данной характеристикой, ведь, согласно словарю символов, крыса выступает символом разрушения и разложения [2, с. 321- 3, с. 165]. Городничий видит их «черными, неестественной величины» [4, с. 10]. Огромные размеры животного символизируют значимость и важность персоны ревизора, а черный цвет выступает символом трагедии, зла, нарушающего размеренную и устоявшуюся жизнь провинциального городка. «Городничим, как и другими чиновниками города, овладевает неодолимый страх перед ревизором: это не что иное, как страх ожидания расплаты за содеянные беззакония» [5].
Подобную ситуацию находим в рассказе Булгакова «Двуликий Чемс». Станционную жизнь под условным руководством Чемса разрушает приезд корреспондента, узнавшего, что ЧМС «издал распоряжение о том, чтобы ни один служащий не давал корреспонденции в газеты без его просмотра» [6, с. 548].
ЧМС напуган, прячет под замок книгу распоряжений, пытается выяснить среди «дорогих сослуживцев», «наводит тень на нашу дорогую станцию», но поиски тщетны:
— Полная станция людей, чуть не через день какая-нибудь этакая корреспонденция, а когда спрашиваешь: «Кто?» — виновного нету. Что ж, их святой дух пишет? [там же].
Узнав, что «до него приехал корреспондент», Чемс говорит, бледнея: «То-то мне всю ночь снились две большие крысы…» [6, с. 549]. В рассказе не просто звучат гоголевские мотивы, они повторяются, воспроизводятся практически дословно. Булгаков аппелирует к фоновым читательским знаниям, поэтому описание сновидческого сюжета
не требуется, ведь читатель уже его знает. Таким образом, прием «известного» сна дает дополнительную характеристику Чемсу подобную тому, что дана Н. В. Гоголем в «Замечаниях для господ актеров» применительно к своему герою: «Хотя и взяточник, но ведет себя очень солидно- довольно сурьезен- несколько даже резонер… Переход от страха к радости, от низости, от низости к высокомерию довольно быстр, как у человека с грубо развитыми склонностями души» [4, с. 8]
Прямая характеристика героя звучит в заглавии — «двуликий». Чемс оказывается двуликим не только потому, что «меняет лицо» в разговоре с корреспондентом (сравните разговор с подчиненными о запрете писать в газеты), заискивает перед ним, но потому, что лицемерность — постоянное качество героя:
— Да Господи! Да Боже ж мой! Да я же полгода бьюсь, чтобы наладить ее [корреспондентскую связь], проклятую. А она не налаживается. Уж такой народ. Уж до чего дикий народ, я вам скажу по секрету, прямо ужас. Двадцать тысяч раз им твердил: «Пишите, черти полосатые, пишите!» — ни черта они не пишут, только пьянствуют. До чего дошло: несмотря на то, что я перегружен работой, как вы сами понимаете, дорогой товарищ, сам им предлагал: «Пишите, — говорю, — ради всего святого, я сам вам буду исправлять корреспонденции, сам помогать буду, сам отправлять буду, только пишите, чтоб вам ни дна, ни покрышки» [6, с. 549].
Чемс — лживый, лукавый, даже его улыбка оказывается фальшивой и двудушной: «…ласково ухмыльнулся одной щекой корреспонденту, а другой служащим.» [6, с. 459]. Гоголь же подобную характеристику «шифрует» в фамилии героя — Сквозник-Дмухановский. Согласно словарю В. Даля, «сквозничать» значит «пролазничать», «пройдошить» [7, с. 195], значит, сквозник — это хитрый человек, проницательный, пройдоха. Другими словами, всегда грубые, жестокие в общении с подчиненными герои кардинально меняются при общении с начальством: их обходительность, показное радушие и внимательность безграничны.
Схожесть характеров Городничего и Чемса подчеркивается с помощью художественного приема сна. Оба героя представляются невежественными, сравнившими ревизора/корреспондента с крысой. Казалось бы, солидное социальное положение героев должно регламентировать их поведение, но о порядочности в отношении к людям и работе говорить не приходится: городничий берет взятки, сечет людей- Чемс — притесняет рабочих, лишает их свободы слова.
Сюжет сна городничего содержит намек на то, что инспекция ревизора не приведет к результату: крысы «пришли, понюхали — и пошли прочь» [4, с. 10]. Это абсурдно, ведь они ему «всю ночь снились». Еще более абсурдно, что эти «крысы» только «понюхали» и не более, ведь героями приезд ревизора с «секретным предписанием» расценивается как мероприятие, имеющее политические причины (сравните, Аммос Федорович: «Я думаю.. здесь тонкая и больше политическая причина.» [4, с. 11]).
Городничий отмечает, что сон его вещий, он «как будто предчувствовал», то же в ситуации с Чемсом, который соотносит приезд корреспондента со сном о крысах. Ни один из персонажей не принимает во внимание действия крыс: пришли, понюхали, ушли -городничий и ЧМС ожидают более серьезных событий. Этот факт подтверждают дальнейшие действия гоголевского и булгаковского героев: он «прячут» от глаз все то, что может их скомпрометировать.
Явная отсылка к гоголевскому тексту создает определенный эффект в художественном произведении в содержательном плане: происходит рождение
читательской ассоциации с миром обманщиков и взяточников, описанного Гоголем в своей комедии. Кроме того, создается параллель прошлого и настоящего, гоголевской и современной булгаковской эпох: сильно ли поменялось общество? Получается, что такие явления как ханжество, мошенничество никуда не ушли из нашей жизни, они живут с человеком и в человеке.
Повторение сюжета сна о двух крысах приобретает символическое обозначение, что обеспечивает глубину художественного текста и расширение границ интерпретации текста читателем: утверждается мысль о невозможности исправить русский характер, о безрезультативности всяких ревизий. С помощью художественного приема сна Булгаков не только дает характеристику Чемсу, проводя параллель характеров с гоголевским городничим, но и выявляет характерные (неизменные) черты русского чиновничьего общества. Также, аллюзия на гоголевский сон даёт автору возможность в сжатой форме, в рамках одного предложения, передать максимум смысла, выразить своё отношение к героям, вступить с диалог с читателем, заставляя его снова обратить внимание на проблемы существовавшие в обществе ранее и существующие до сих пор.
Дальнейшее развитие нашего исследования мы видим в расширении круга произведений для сравнительно-сопоставительного анализа русских писателей Н. В. Гоголя и М. А. Булгакова. Нам интересна специфика функциональности приема сна в отдельном произведении, а так же в их системе, что позволит выявить тенденции, особенности раскрытия сюжета, характеров героев, их слов, поступков, поможет определить и уточнить такое понятие как авторская картина мира.
Литература:
1. Энциклопедия литературных героев [Электронный ресурс]. М.: Аграф, 1997. URL: http: //www. a4format. ru/pdf files bio2/47 1221fa. pdf (дата обращения: 9. 02. 15)
2. Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве / пер. с англ. А. Е. Майкапара. М.: КРОН-ПРЕСС, 1996. 659 с.
3. Купер Дж. Энциклопедия символов. Кн. IV. М.: Золотой Век, 1995. 401 с.
4. Гоголь Н. В. Собрание сочинений. В 7-ми т. Т. 4. Драматические произведения Ревизор, Женитьба и др. М.: Худ. лит., 1977. 446 с.
5. Матюшенко Л. И., Матюшенко А. Г. Учебное пособие по истории русской
литературы XIX века [Электронный ресурс]. М.: МАКС Пресс, 2009. URL:
http: //www. a4format. ru/pdf files bio2/4dc1188f. pdf (дата обращения: 9. 02. 15)
6. Булгаков М. А. Собрание сочинений. В 5-ти т. Т. 2. Дьяволиада- Роковые яйца- Собачье сердце- Рассказы- Фельетоны. М.: Худ. лит., 1989. 751 с.
7. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1−4. М.: Рус. язык,
1989.
References:
1. Encyclopedia of literary heroes. M.: Agraffe, 1997. URL: http: //www. a4format. ru/ pdf_files_bio2/47 1221fa. pdf (date of access: 9. 02. 15)
2. Hall J. The dictionary of plots and symbols in art / Tr. from English by A.E. Maykapar. M.: KRON — PRESS, 1996. 659 p.
3. Cooper J. Encyclopedia of symbols. Book IV. M.: Golden Age, 1995. 401 p.
4. Gogol N. V. Coll. of works in 7 v. V.4. The drama works Auditor, Marriage, etc. M.: Fiction, 1977. 446p.
5. Matyushenko L.I., Matyushenko A.G. The manual on the history of the Russian
literature of the XIX century. M.: MAX Press, 2009. URL:
http: //www. a4format. ru/pdf_files_bio2/4dc1188f. pdf (date of the access: 9. 02. 15)
6. Bulgakov M. A. Coll. of works in 5 v. V.2. Dyavoliada- Fatal eggs- Dog’s Heart- Stories- Feuilletons. M.: Fiction, 1989. 751 p.
7. Dal V. Explanatory dictionary of living great Russian language. V. 1−4. M.: Russian language, 1989.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой