Московское совещание по аграрному вопросу 27-29 апреля 1905 г. Либеральный «Наказ» первой государственной Думе: эколого-демографические аспекты

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Организация и управление


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

INETERNUM. 2011. N2.
Н.С. Цинцадзе
Московское совещание по аграрному вопросу 27−29 апреля 1905 г. — либеральный «наказ» Первой Государственной Думе: эколого-демографические аспекты
Moscow Conference on the agrarian question on 27−29 April 1905 — liberal «mandate» of the First State Duma: ecological and demographic aspects
Статья подготовлена по результатам научно-исследовательских работ по государственному контракту № 14. 740. 11. 0206 от 15. 09. 2010 г. («Естественно-исторические проблемы истории российского аграрного социума России: преломление глобальных проблем на локальном уровне»), а также по государственному контракту № П1141 от 02. 06. 2010 г. («Проблемы демографического и экологического развития аграрного общества России во второй половине ХІХ-начале XX века в восприятии современников») в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009−2013 гг.
Аннотация, abstract: Статья посвящена проблемам демографического и экологического развития аграрного общества второй половины XIX века.
The article is devoted to the problems of demographic and ecological development of the agrarian society of the second half of XIX century.
Автор, author: Цинцадзе Н. С. — Тамбовский государственный университет имени Г. Р. Державина, кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Института права, NinaTsintsadze2010@yandex. ru
Tsintsadze, N.S. — Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Candidate of History, Senior Lecturer of Civil Law and Procedure Department of Law Institute, NinaTsint-sadze2010@yandex. ru
Ключевые слова, keywords: историческая демография, аграрное общество, региональная история
historical demography, agrarian society, regional history
УДК: 902
Тяжелый сельскохозяйственный кризис начала XX века вызывал обеспокоенность и в правительственных и общественных кругах. Государство благодаря проведенным исследованиям и совещаниям было хорошо информировано о происходивших негативных процессах в аграрной сфере [1]. Инициаторами общественных дискуссий по крестьянскому вопросу выступали земские деятели, которые одни из первых еще в 1870-х гг. поставили его на широкое обсуждение [2].
Пристальное внимание общественности к крестьянскому вопросу было уделено на сове-
щании по аграрному вопросу, проходившем в Москве 27−29 апреля 1905 г. Его организатором выступило либеральное земство. В работе совещания приняли участие землевладельцы, представители аристократии, либерально настроенные общественные деятели, лидеры земского движения и ученые. Главной темой обсуждения являлась проблема крестьянского малоземелья, которая, по мнению участников собрания, должна была стать одной из центральных на повестке Государственной Думы и получить окончательное законодательное решение.
В преддверии начала деятельности первого в стране законодательного органа общественные деятели разработали проект аграрной реформы, нашедший отражение в резолюции совещания. Особенно ценным является то, что по итогам проведенного обсуждения проблемы был опубликован сборник статей, в котором были помещены отдельные доклады участников совещания, мнения, проекты реформы, комментарии к ним, обсуждение программ, проект и окончательный текст резолюции [3].
Данное совещание, по мнению его участников, являлось преемником московского съезда земских деятелей, на котором 24−25 февраля 1905 г. впервые обсуждался аграрный вопрос. На земском съезде была принята программа аграрной реформы, которая предусматривала активное государственное регулирование земельных отношений, разработку эффективного аграрного законодательства на началах широкого народного представительства, выкуп частновладельческих земель и передачу их малоземельным крестьянам, прирезку им выгонов, сенокосов, водоемов. Участники совещания соглашались с основными положениями земского проекта аграр-
ной реформы и считали необходимым включить его в минимум аграрной программы будущей конституционно-демократической партии [3, с. УГУП].
Основной проблемой сложного аграрного вопроса участники совещания считали крестьянское малоземелья. С целью разработки положений аграрной программы преобразований общественные деятели предполагали ответить на вопросы, связанные с определением размеров крестьянских наделов в конкретных губерниях и уездах, с выяснением соотношения наделов на момент реализации реформы 1861 г. и на 1905 г., необходимого количества и набора угодий, требовавшихся для крестьян [3, с. Х-Х1].
Во введении к сборнику председатель совещания видный земский деятель И.И. Петрун-кевич отмечал, что в результате крестьянской реформы 1861 г. «интересы освобожденных крестьян принесены в жертву интересам их прежних владельцев, вопреки не только справедливости, но и интересов государства». Он полагал, что реформа мола быть «шире и планомернее», если бы ее план не вытекал из «политико-финансовых расчетов» того времени. Компромисс 1861 г., продолжал И. И. Петрункевич, не обеспечил хозяйственного положения крестьянам и неизбежно повлек за собой острый политический и экономический кризис, аграрный конфликт. По замечанию политика, аграрный вопрос начала ХХ века застал власть и общественность так же неожиданно, как и война с Японией [3, с. ХУКХУП].
И. И. Петрункевич был убежден в том, что за сорок пять пореформенных лет правительство не предприняло действенных мер для решения аграрного вопроса, хотя земские статистики обращали внимание на рост чис-
ШЕТЕтиМ. 2011. N2.
ШЕТЕМиМ. 2011. N2.
ленности крестьян, количество безлошадных хозяйств и пр. Более того уже в пореформенное двадцатилетие земцы обосновали эти негативные явления в крестьянской среде убедительными цифрами, которые трактовались властью, по мнению И. И. Петрункевича, как проявление «неблагонамеренности земцев и распущенности крестьян» [3, с. Х1Х].
В ответ на появлявшиеся отдельные мнения о кризисе в сельском хозяйстве государственная власть учредила «Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности» 1902−1905 гг. Оно, по убеждению И. И. Петрункевича, вызвало широкое обсуждение аграрного вопроса на местах, в периодической печати и публицистике, которое привлекло внимание к проблеме. Он считал, что в период революции данный вопрос должен быть решен в результате коренной аграрной реформы [3, с. ХХИ-ХХ1У].
Выход из сложной проблемы И.И. Петрун-кевич видел в увеличении крестьянского землевладения путем прирезки земель и иных угодий, сопровождавшемся одновременной интенсификацией крестьянского хозяйства. Причем данные мероприятия, по замечанию деятеля либеральной оппозиции, были направлены не на исправление недочетов и ошибок реформы 1861 г., а содействовали бы решению крестьянского вопроса с учетом обстановки начала ХХ века [3, с. ХХХШ-ХХХГУ]. Участник либерального общественного движения А. А. Мануйлов в обстоятельном докладе «Поземельный вопрос в России» отмечал, что аграрная реформа должна стать первым законодательным актом Государственной Думы. Выработка программы преобразований, по его мнению, подготовило бы общество к предстоявшим изменениям [3, с. 11].
А. А. Мануйлов рассматривал реформу 1861 г. как главный фактор малоземелья крестьян второй половины ХГХ-начала ХХ века. Он полагал, что большинство крестьян получило недостаточные наделы, размеры которых были урезаны по сравнению с дореформенными. Ссылаясь на авторитетные исследования крестьянского хозяйства, в особенности на работы И. И. Иванюкова, П. П. Семенова, Ю. Э. Янсона, Л. В. Ходского, Н. А. Каблукова, он указывал на то, что уже спустя пятнадцать лет после реформы крестьяне испытывали хозяйственные трудности [3, с. 11−20]. Одним из факторов роста напряженности в пореформенной деревне А. А. Мануйлов называл высокий естественный прирост крестьянского населения, который приводил к быстрому измельчанию наделов. Особенно в тяжелом положении, как замечал общественный деятель, находились крестьяне-дарственники. Опираясь на данные земской и государственной статистики, А. А. Мануйлов констатировал острое малоземелье, охватившее к началу ХХ века значительную часть крестьянства [3, с. 24−32].
А. А. Мануйлов отмечал, что недостаток земли заставлял крестьян распахивать несоразмерно большую часть надельной земли, вследствие чего нарушалось правильное соотношение между кормовыми и полевыми угодьями, которое приводило к сокращению скотоводства и количества удобрительного материала, что в конечном итоге вызывало истощение земель и падение урожайности. Проблема усугублялась и тем, что крестьяне при освобождении получили недостаточное количество пастбищных и выгонных угодий
[3, с. 44−45].
Поземельная политика правительства в пореформенные годы, по убеждению А.А. Мануй-
лова, была неэффективна и вообще не уделяла внимание крестьянским проблемам [3, с. 5261]. Решение вопроса он видел в выкупе государством земель и распределении дополнительных наделов нуждающимся крестьянам, а также в повышении грамотности крестьян, улучшении земледельческой техники, расширении кормовых площадей [3, с. 47, 71]. Экономист А. А. Чупров, произведя статистические подсчеты, пришел к выводу о том, что необходимого для прирезки количества земли в Европейской России вполне хватило бы для малоземельных крестьян [3, с. 225- 236].
По итогам обсуждения актуальных проблем крестьянского малоземелья участники совещания приняли проект резолюции, включавший четырнадцать пунктов. В нем особо отмечалось то, что аграрная реформа являлась «неотложной государственной потребностью». Предполагалось осуществить дополнительное наделение малоземельных крестьян участками за счет выкупа государственных, монастырских и частновладельческих земель. В резолюции предусматривалось создание специальных «поземельно-устроительных комиссий», регулировавших проведение реформы на местах, а также введение должности присяжного землемера, действовавшего под надзором суда. Немаловажным считалось и законодательное урегулирование арендных отношений [3, с. 299−301].
Принятый проект резолюции совещания вызвал активную дискуссию среди присутствовавших. Профессор истории И. В. Лучицкий предлагал вынести на отдельное обсуждение земельное обеспечение казаков. Либерал Ф. И. Родичев полагал, что предложение о дополнительном наделе не имело правовой основы и могло дестабилизировать общественный порядок в стране. Он отмечал, что лучше по-
низить арендные цены на землю и ввести прогрессивный налог на нее.
Гр. К.А. Хрептович-Бутенев, сомневаясь в эффективности прирезки земель крестьянам, считал, что через тридцать лет с учетом дальнейшего прироста крестьянского населения вновь возникнет вопрос о дополнительном наделении землей, который будет весьма осложнен нехваткой и исчерпанностью природных ресурсов. В. Г. Бажаев, земский агроном Московской губернии, видел решение проблемы в двух направлениях аграрной политики: устранении малоземелья путем прирезки земли и одновременном повышении производительности земледельческого труда соответственными техническими улучшениями [3, с. 302−305].
Экономист Н. А. Каблуков обратил внимание собравшихся на то, что малоземелье крестьян являлось не только результатом высокого пореформенного прироста населения, но в большей степени было обусловлено недостаточными размерами наделов в период проведения реформы 1861 г. Он полагал, что увеличение площади крестьянских наделов до нормы высшего надела, определенного Редакционными комиссиями, не решило бы проблемы малоземелья, а скорее вызвало бы ожидание новых прирезок в будущем. Ученый допускал признание принципа национализации земли как основополагающего в аграрной реформе [3, с. 307−308].
Статистик, агроном и либеральный народник П. А. Вихляев считал, что при определении размеров прирезок необходимо было исходить «не из исторических воспоминаний, а из исчисления потребностей населения», что предполагало учитывать право крестьян на пользование лесом и иными природными ресурсами [3, с. 309]. Профессор В. И. Вер-
ШЕТЕМиМ. 2011. N2.
ШЕТЕМиМ. 2011. N2.
надский указывал на неотложную необходимость организации и проведения статистических исследований с целью получения наиболее точного цифрового материала о количестве малоземельных крестьян и площади вненадельных земель для их обеспечения [3, с. 311]. С ним соглашался В. В. Яновский, крупный землевладелец и земский деятель Бессарабской губернии, который отмечал, что для проведения реформы потребуется не один год для сбора и уточнения статистических данных как общих, так и порайонных
[3, с. 324].
Ю. А. Новосильцев, земский деятель Тамбовской губернии, считал, что дополнительная прирезка земли только «возбудит аппетиты в населении и не окажет сколько-нибудь заметного улучшения в его экономическом положении». Кроме того, он был убежден в том, что прирезку надо было производить на ревизские души 1861 г., не получившие полные наделы, а не наличное крестьянское население по всеобщей переписи 1897 г. [3, с. 312]. Историк и общественный деятель А. А. Корнилов обращал внимание на то, что малоземелье крестьян являлось лишь одним из факторов оскудения крестьянства Европейской России [3, с. 313].
Кн. Е. Н. Трубецкой, публицист и общественный деятель, был уверен в том, что аграрный вопрос надо было ставить шире и рассматривать его в совокупности с проблемами финансово-податной, общинной и иными реформами. Он считал, что в прирезке нуждались не все крестьяне, а сама прирезка положительного эффекта не дала бы, т.к. у крестьян не было средств на интенсификацию своих хозяйств. Крестьяне нечерноземных губерний, по его мнению, в дополнительном наделе не нуждались — их наделы и так нахо-
дились в запустении в то время, как крестьяне занимались отхожими промыслами. В связи с такими доводами князь делал вывод: «…там жмет и причиняет боль не тот сапог, который мы собираемся переделать» [3, с. 313−315]. Ю. А. Спасский так же считал, что в нечерноземных губерниях проблемы малоземелья нет, однако и там наблюдалось оскудение крестьянства, что подтверждало его мысль о необходимости рассматривать крестьянский вопрос в целом [3, с. 336].
Гр. С. Л. Толстой считал, что крестьянское хозяйство больше всего нуждалось в интенсификации, а не в расширении его площади [3, с. 318]. Его поддерживали и ученые С. Н. Прокопович и А. А. Кауфман [3, с. 326−327, 330]. Член Московского губернского земского собрания А. А. Зубрилин полагал, что вопрос интенсификации крестьянских хозяйств нечерноземной полосы требовал скорейшего разрешения [3, с. 337].
Ф. В. Татаринов предложение основных докладчиков о прирезке земель считал «хирургическим решением аграрного вопроса» и не собирался поступаться принципом неприкосновенности частной собственности [3, с. 321−322]. Князь, крупный землевладелец Рязанской губернии, Н. С. Волконский был убежден в том, что задачей аграрной реформы начала ХХ века не должно быть исправление ошибок крестьянской реформы 1861 г.: «Нельзя переделывать безконечно одно и то же дело». По его мнению, разумно было ввести частную крестьянскую собственность на землю и законодательно ее оформить. Национализация земли, как считал князь, чревата была гражданской войной [3, с. 345−346].
Отвечая на замечания собравшихся, авторы резолюции — А. А. Мануйлов, М.Я. Герцен-штейн, — заметили, что обсуждение основ
новой аграрной реформы напоминало работу Редакционных комиссий середины Х1Х века, а участники совещания разбились на два лагеря: правый и левый [3, с. 348−349].
Учитывая все высказанные замечания и предложения на проект резолюции аграрного совещания, была принята окончательная резолюция, сводившаяся к десяти основным тезисам. Отмечалось, в частности, что аграрная реформа, являясь необходимым инструментом умиротворения страны, должна была быть проведена на фоне коренного преобразования государственного строя. Совещание пришло к выводу о том, что центральным вопросом реформы являлось малоземелье, которое, при этом необходимо было преодолеть посредством системных реформ в социально-экономической сфере. Участники совещания однозначно отвергли программу национализации земли. В качестве немедленной меры по расширению крестьянского землевладения было признано дополнительное земельное наделение за счет проведения государственной выкупной операции казенных, монастырских и частновладельческих земель. Признавалось необходимым введение законодательного регулирования арендных отношений [3, с. 353−354].
Таким образом, данное совещание отразило спектр либерального общественного мнения по аграрному вопросу в целом накануне начала работы Первой Государственной Думы. В ходе обсуждения одной их острейших проблем государства четко обозначались три позиции в отношении ее решения: правая, центристская и левая. В основе первой точки зрения лежало консервативное убеждение о незыблемости частной собственности на землю и иные ресурсы и невозможности осуществления расширения крестьянского зем-
левладения за счет прирезки новых земель из частновладельческого фонда. Представители левой позиции отдавали предпочтение набиравшей популярность теории американского политэконома и публициста Генри Джорджа о национализации земли. Компромиссной линии придерживались центристы, которые предлагали некий сбалансированный между правыми и левыми вариант решения аграрного вопроса: осуществление дополнительной прирезки земли малоземельным крестьянам за счет государственной выкупа земли у церкви и частных владельцев.
Данная модель поведения либералов при общественном обсуждении государственных проблем была перенесена и на работу думских партий в будущих Государственных Думах, что не способствовало выработки единого подхода и ослабляло их перед более решительными и уверенными левыми партиями.
Всеми участниками совещания единодушно отмечалось, что крестьянское малоземелье являлось следствием недостаточного наделения освобождавшихся в 1861 г. крестьян необходимым количеством и набором хозяйственных угодий. Корни проблемы «оскудения» крестьянства находились в периоде крестьянской реформы. К началу ХХ века общественность наконец-то пришла к единому мнению о происхождении и причинах аграрного кризиса в стране. Выяснив это современники, разделились по вопросу о вариантах решения острой проблемы. Большинство из них, прекрасно осознавая ограниченность и исчерпаемость природных ресурсов в стране с экстенсивным типом экономики и демографического поведения сельского населения, видели выход из кризиса в интенсификации крестьянских хозяйств. Однако это было слишком затратно для крестьян. К тому
ШЕТЕМиМ. 2011. N2.
ШЕ ТЕК^ИМ. 2011. N2.
же оно требовало необходимых знаний и помощи профессиональных агрономов. Все это предполагало как минимум десяток лет, а так же разумной и детальной проработки программы преобразований. Запаса времени у страны, вступившей на путь очередного витка «догоняющей модернизации» не было: аграрный вопрос должен был быть разрешен в максимально сжатые сроки. «Заколдованный круг» можно было разорвать лишь крайне решительными мерами, какими оказались события 1917 г.
Литература
1. Цинцадзе Н. С. Демографические и экологические последствия крестьянской реформы 1861 г. в Тамбовской губернии (по материалам межведомственных комиссий 1870-х и 1900-х гг.) // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. 2010. Вып. 7 (87). С. 240−247.
2. Цинцадзе Н. С. Демографические и экологические проблемы развития аграрного общества пореформенного периода в восприятии местных властей (по материалам отчетов тамбовских губернаторов за 1860−1890-е годы) // Гпе1егпиш. № 2. 2010. С. 40−45.
3. Аграрный вопрос. Сборник статей. М.: Тип. Л. Л. Сомовой, 1905. 354 с.
4. Цинцадзе Н. С. Отражение экологических и демографических проблем развития аграрного общества России в материалах «Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности» 1902−1905 гг. // ХУ1 Державинские чтения. Академия гуманитарного и социального образования: мат-лы Общерос. науч. конф. Февр. 2011 г. Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2011. С. 201−209.
5. Цинцадзе Н. С. Экологические и демографические последствия крестьянской реформы 1861 года в Тамбовской губернии в оценках земских статистиков 1880-х годов // Экологические проблемы модернизации российского общества в Х1Х-первой половине ХХ вв.: материалы межрегиональной конференции. Тамбов, 5−6 окт. 2005 г. Тамбов: Издательство ТГУ им. ГР. Державина, 2005. С. 81−84.
6. Цинцадзе Н. С. Отражение эколого-де-мографических проблем пореформенного развития Тамбовской деревни в земской делопроизводственной документации // Молодежь Тамбовщины размышляет, спорит, советует: сборник научных работ молодых ученых к 70-летию Тамбовской области. Тамбов: Издательство ТГУ им. ГР. Державина, 2007. С. 243−251.
7. Цинцадзе Н. С. Демоэкологические аспекты аграрного кризиса центрально-черноземных губерний Российской империи в осмыслении ученых второй половины Х1Х-начала ХХ в. // Природа и общество: на пороге метаморфоз. Серия «Социоестественная история. Генезис кризисов природы и общества в России"/ Под ред. Э.С. Кульпина-Губайдул-лина. Вып. ХХХГУ. М.: ИАЦ Энергия, 2010. С. 152−166.
8. Цинцадзе Н. С. Обсуждение демографических и экологических последствий крестьянской реформы 1861 года и причин аграрного кризиса в Центрально-земледельческих губерниях России на страницах периодических изданий второй половины ХГХ века // Демографические и экологические проблемы истории России в 20 веке: сб. науч. ст. М. -Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина, 2010. С. 15−48.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой