Китайская Грамота

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Комплексное изучение отдельных стран и регионов


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Китайская грамота
Дальнейшее укрепление и процветание Поднебесной, с одной стороны, -вызов для России, а с другой — стимул для развития, считает Яков Бергер, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН.
Яков БЕРГЕР,
доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН
Ирина ВОРОБЬЕВА
— Яков Михайлович, в одном из интервью вы оценили визит Си Цзиньпина в нашу страну как восприятие Китаем России в качестве стратегического партнера. В чем заключается это партнерство?
— Китай сотрудничает в этом формате не только с Россией, но и с целым рядом стран. Однако партнерству с нашей страной он придает особое значение. Некоторые китайские эксперты, в том числе военные, считают, что сотрудничество с Россией надо поднимать до уровня времен Советского Союза, то есть вернуться к понятию «союз». Но китайские официальные и полуофициальные лица (в частности, бывший посол в СССР и бывший замминистра иностранных дел Лю Гучан), комментируя визит Си Цзиньпина в Москву, отвергли предположения о возможности перехода наших отношений в эту стадию. Мы не союзники, наше партнерство не направлено против какой-либо третьей страны. У нас нет взаимных обязательств по оказанию какой-либо поддержки в случае неожиданных ситуаций в отношениях с другими странами.
Тем не менее наше партнерство — всеобъемлющее и разнообразное — существует на нескольких уровнях. Первый — это двустороннее партнерство между странами: торгово-экономические связи, инвестиционное сотрудничество- сотрудничество между отдельными регионами России и Китая- сотрудничество в сфере высоких технологий, хотя и не очень глубокое и широкое- культурное и гуманитарное сотрудничество. Только что, например, закончился Год российского туризма в Китае и открылся Год китайского туризма в России. По итогам визита китайского лидера в Москву предложено провести Год взаимного студенческого обмена.
Второй уровень — российско-китайское сотрудничество в двух основных регионах — Северо-Восточной Азии и Центральной Азии.
И наконец, третий — самый высокий уровень партнерства — глобальный. Китай сегодня становится глобальной державой- мы были таковой в прошлом, но и сейчас
сохраняем определенные амбиции. Так что у нас есть обоюдный интерес в различных регионах земного шара, в том числе Сирии, Иране, Афганистане.
Нет такой области, где нежелательно было бы сотрудничество с Китаем. В одних сферах оно развивается более активно и успешно, в других по разным причинам менее успешно. Но в любом случае важно, что руководители наших стран проявляют политическую волю и желание их развивать, что отвечает национальным интересам как России, так и Китая.
— Наше партнерство и раньше имело большие перспективы. Что изменилось с приходом новой команды руководителей в Китае?
— Впервые после 10 лет отсутствия военно-технического сотрудничества Китай подписал соглашение о покупке российских подлодок и современных истребителей. Си Цзиньпин единственный из руководителей иностранных государств, посещавших нашу страну, был допущен в командный пункт стратегических Вооруженных сил РФ. Я уж не говорю о заявленном желании удвоить и даже утроить наш взаимный товарооборот.
То, что первой остановкой среди зарубежных вояжей новый руководитель Китая выбрал Москву, а не Штаты (с которыми у Китая значительно больший товарооборот, чем с нами) или тесно связанный с Китаем Пакистан, — жест, свидетельствующий о восприятии России в качестве первого приоритетного партнера. Символы для китайцев очень много значат, и Си Цзиньпин таким образом подчеркивает, что партнерство с Россией чрезвычайно важно. И мы в свою очередь готовы идти навстречу. Беседа между главами наших стран продолжалась семь часов — договаривались, по-видимому, по очень широкому кругу вопросов. Стоит добавить, что личные связи для выстраивания межгосударственных отношений тоже очень важны. Владимир Путин и Си Цзиньпин встречались и раньше, но не на столь высоком уровне.
— Насколько пересекаются наши интересы и по каким вопросам они расходятся?
— Наши интересы в большей степени совпадают, чем расходятся. Но расхождения, конечно, есть. Мы не очень довольны тем, что являемся сырьевым придатком Китая, и хотим изменить структуру нашего экспорта. Для этого нужно иметь конкурентоспособные товары и услуги, тем более что Китай сейчас в огромной степени открывает свой внутренний рынок. Ему необходимо поднимать покупательную способность, жизненный уровень населения, и он стремится стать не только экспортером, но и импортером. Однако мы мало что можем предложить.
Пока мы начинаем более активно сотрудничать в области переработки сырьевых ресурсов. С нашими технологиями и нашим участием строится нефтеперерабатывающий завод в Тяньцзине. Лучше, конечно, если бы он строился на нашей территории, но, тем не менее, он будет работать на нашем сырье.
Разворачивается наше взаимодействие по созданию новых самолетов. Самолетостроение всегда было нашей сильной стороной, еще сохранились кадры, разработки. Китай же очень нуждается в сотрудничестве с нами в этой области. У него, как и у России, огромная территория, необходимо развивать дальнюю и среднюю авиацию. В космической области у нас тоже есть потенциал и возможности для совместной работы.
Передвижная выставка «Город китайских фонарей» во Владивостоке.
Иными словами, надо более активно действовать, предпринимать конкретные шаги для продвижения на китайский рынок, а не охать и ахать, что сегодня направленность нашего экспорта преимущественно сырьевая.
Беда в том, что руководители, определяющие нашу экономическую политику, повернуты по разным соображениям головой на Запад. Они не понимают, что Китай сегодня уже не тот производитель дешевых потребительских товаров плохого качества, каким он был в 1990-е. Сегодня это производитель мирового уровня, он осваивает западные технологии, нарабатывает свои. С ним по-взрослому надо вести дела, серьезные предложения о сотрудничестве делать.
— Но проблема, наверное, не только в нашем руководстве. С китайцами очень сложно договариваться…
— Китай действительно очень сложный переговорщик. С китайцами надо вести переговоры иначе, чем с западными партнерами. Если с западным партнером ты ударил по рукам — и можно считать, что договорился, то китаец будет кивать не потому, что согласен, а просто из вежливости. Среди экспертов есть неоднозначное отношение к сотрудничеству с Китаем. Есть данные о том,
что они хищнически используют арендованную землю, и она через какое-то время гибнет. Та же ситуация с арендой леса: они вырубают самые ценные породы деревьев, ближайшие к путям вывоза. Все это так, но дело в том, что, сотрудничая с китайцами, необходимо обговаривать все до мельчайших подробностей. И бороться с коррупцией наших собственных низовых властей.
Коммерсанты, которые ведут дела с китайцами, не зря говорят, что в договоре с ними надо прописывать каждую букву, каждый параметр. Только в этом случае ваши договоренности будут поняты и приняты. Что касается тяжести переговоров, то для них поторговаться — своего рода спорт. Это прекрасно видно на любом китайском рынке ширпотреба. Сначала продавец заламывает немыслимую цену, и если ты понимаешь, что это игра, то сбавляешь сразу вдвое. Он говорит: «Нет, это для меня невыгодно», после чего вас окружают все окрестные продавцы и с азартом наблюдают ваш торг, ожидая, кто в конечном счете выиграет. И в бизнесе так же. Надо понимать и иметь терпение: это нисколько не вредит добрым отношениям, но это коммерческие интересы. Не надо считать, что если ты мой друг, то ради тебя я последнюю рубашку сниму.
РИА. НОВОСТИ"
После 10лет отсутствия военно-технического сотрудничества Китай подписал соглашение о покупке российских подлодок и современных истребителей.
— В Китае запланированы масштабные перемены: рост внутреннего рынка, модернизация армии, экономики. В качестве одной из главных задач китайское руководство ставит формирование, как говорится в официальных документах, среднезажи-точного общества. Как затронет Россию дальнейшее укрепление и процветание Китая, рост численности населения?
— Это правильный и очень важный вопрос. Пока уровень жизни у нас выше, чем у китайцев, но и цены выше. Наши люди едут в Китай из того же Благовещенска на отдых, на лечение, покупают там квартиры, но нельзя считать, что так будет всегда. Китайцы живут все лучше и лучше, и выход только один — поднимать собственное благосостояние, уровень жизни в приграничных районах, чтобы наши квалифицированные кадры — ученые, специалисты, которые пока отправляются на Запад, — не поехали в скором времени в Китай, где им будут пред-
лагать более высокие зарплаты и лучшие условия жизни. В этом случае от сотрудничества с Китаем мы будем не приобретать, а терять.
С одной стороны, процветание Китая — это вызов для нас, но с другой — шанс пробиться на китайский рынок, выиграть в конкурентной борьбе, дополнительный стимул для нашего развития.
— На одной из недавних встреч между руководством Хабаровского края и провинции Хэйлунцзян наши чиновники сетовали на весьма скромный объем китайских инвестиций. Что нужно сделать, чтобы инвестиционное сотрудничество было более серьезным с китайской стороны?
— Китайские инвестиции в России крохотные, просто смешные — не более $ 2 млрд. В то же время Китай вкладывает по всему миру колоссальные деньги — сотни миллиардов золотовалютных запасов он бросает в инвестсотрудничество. Китаю требуется разработка энергоресурсов, и в этой области инвествложения начинают увеличиваться. Так, Роснефти предоставили кредит на освоение энергоресурсов. Но инвестиционный капитал Китая несравнимо более мощный.
Чтобы переломить ситуацию, нужно улучшать наш инвестиционный климат. Мы ведь находимся во второй сотне стран по привлекательности для иностранных инвесторов. Китайцы, к примеру, ради привлечения прямых инвестиций с Запада, их абсолютной безопасности и защищенности перевернули весь свод законов. В целях максимального ускорения разрешительных документов они ограничили роль центрального правительства в этом вопросе, передав полномочия местным властям. Конечно, это стимулировало коррупцию, но если ты договорился с чиновниками снизу, то быстро получаешь в аренду землю, подключение к энергосистеме. У нас же этот процесс годами длится. Кроме того, китайцы очень поворотливы, они действуют через своих соотечественников в разных странах. Связи для них имеют очень большое значение. Если ты можешь сослаться
В ходе визита в Россию в конце марта 2013 года председателя КНР Си Цзиньпи-на был подписан пакет документов, направленных на развитие стратегического партнерства между двумя странами. В общей сложности по итогам встречи руководителя Китая и Президента Р Ф Владимира Путина были подписаны 35 документов.
Достигнута договоренность между Роснефтью и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией о поэтапных поставках сырой нефти в КНР- заключено соглашение о стратегическом сотрудничестве в области геологического изучения, разведки, добычи и реализации углеводородов. Газпром подписал меморандум с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией о трубопроводных поставках российского
природного газа в Китай по «восточному» маршруту — на срок в 30 лет с 2018 года. Объем поставок — 38 млрд куб. м с возможностью увеличения до 60 млрд. Предусмотрена вероятность авансового платежа в счет газовых поставок. Кроме того, Роснефть получит кредит Государственного банка развития Китая, что позволит компании рефинансировать кредиты международных банков, полученные для покупки ТНК-ВР ($ 2 млрд на срок действия поставочных контрактов, то есть на 25 лет). Подписаны меморандум о взаимопо -нимании между «Русал Глобал Менеджмент» и Алюминиевой корпорацией Китая и соглашение между «Интер РАО ЕЭС» и Государственной электросетевой корпорацией Китая о разработке технико-экономического обоснования
проекта расширения российско-китайского электроэнергетического сотрудничества.
В числе подписанных документов — меморандум о взаимопонимании для продвижения инвестиций в инфраструктурные проекты и проекты на Дальнем Востоке России между госкорпорацией «Банк развития и внешнеэкономической деятельности», Российским фондом прямых инвестиций, Китайской инвестиционной корпорацией и Российско-Китайским инвестиционным фондом- а также соглашение о сотрудничестве между ВТБ и Строительным банком Китая. Впервые после 10 лет отсутствия военно-технического сотрудничества Китай подписал соглашение о покупке российских подлодок и современных истребителей.
на какого-либо уважаемого человека в Китае — к тебе уже есть доверие. Нам надо овладевать этими механизмами, но главное — создавать благоприятный инвестиционный климат, снижать масштаб нашего казнокрадства и взяточничества, которые очень мешают развитию инвестсотрудничества, и, конечно, бороться с ксенофобией, когда любые иностранцы вызывают подозрение и китайцы в том числе.
Кроме того, для привлечения китайского капитала в те же приграничные районы там должна быть хотя бы минимальная численность нашего населения, которое будет осваивать эти инвестиционные вложения и работать на этих предприятиях. При Советском Союзе на Дальнем Востоке было 8 млн жителей, сейчас осталось 6 млн.
Приступивший к активной внешней политике Китай заинтересован в надежном тыле с российской стороны. -
Если люди продолжат уезжать, то через 10−20 лет этот богатейший, интереснейший и необходимый для России край упадет в руки кого угодно — китайцев, японцев и др. Если нам он не нужен, то понадобится кому-то другому. Если не спохватимся, то рано или поздно мы потеряем Дальний Восток.
— Каким образом? Посредством сдачи в аренду земли китайцам?
— Аренда и сейчас есть в целом ряде регионов, но пока это явление не носит угрожающего характера. Если говорить о демографической экспансии, то и ее еще нет. Пекинские власти не ведут какую-либо целе-
Китай живет направленную политику по захвату наших территорий. все лучше и луч- Но свято место пусто не бывает. Нельзя допускать ше, и чтобы разорения этого края. Наше руководство это понима-
наши специали- ет, выделяются огромные средства на его развитие. сты не поехали Важно, чтобы эти деньги выделяли целенаправленно, в Китай, надо не разворовывали, направляли на создание рабочих поднимать соб- мест и инфраструктуры, ситуация с которой такая же, ственное благо- как при царе: ее просто нет. На несекретных объектах состояние. можно было бы использовать китайскую рабочую силу,
но на строительство космодрома, например, китайцев не привлечешь — значит, надо приглашать наших специалистов, заинтересовать их.
Власти сегодня пытаются сократить издержки дальневосточных жителей для передвижения по стране, но они предпочитают летать за любыми услугами в Китай. А если со стороны китайцев и дальше все будет так же привлекательно, то все их интересы будут не здесь, а там. Таким образом, утрачивается связь этих огромных территорий с основными западными районами, которые на Дальнем Востоке называют материком. Люди не чувствуют, что они живут в единой стране, что эта страна заботится о них, что она готова их защищать. Эта ситуация не должна развиваться в худшую сторону.
Но может.
— Си Цзиньпин неоднократно заявлял, что Китай хочет мира, но должен быть готов к войне, что резко отличается от осторожной и сдержанной внешней политики, которая практиковалась до последнего времени. С чем связана такая демонстрация силы, как это повлияло на наши отношения?
— Китай действительно проводил политику, завещанную Дэн Сяопином. Смысл ее в том, чтобы сидеть тихо и ждать своего часа. Этот тезис отражал набор иероглифов, заимствованный из истории Китая V века до н.э. — периода борющихся царств. Некий полководец потерпел сокрушительное поражение в междоусобной войне и поклялся отомстить своему врагу. К этой мести он готовился несколько лет, и когда его враг отправился в поход, оставив править вместо себя сына, то полководец обрушился на враждебное царство и разгромил его.
И Китай по завету Дэн Сяопина во внешней политике вел себя очень осторожно, аккуратно, не вызывающе. Но прошло 10 лет, страна стала намного сильнее, в том числе в военной области и модернизации армии, в производстве новых видов техники, которую показывают на парадах- в запуске спутников. И сейчас Китай ведет значительно более жесткую политику во внешнеполитической области. Если раньше он заявлял, что его национальный суверенитет распространяется на спорные с Японией, Вьетнамом и рядом других стран Юго-Восточной Азии территории, но не выдвигал, как завещал Дэн Сяопин, требования возврата, то теперь считает, что пришла пора признать этот суверенитет.
РИА. НОВОСТИ. вНЩТЕРвТОСК/РНОТАввТОСК
ТРЕНДЫ И ПРОГНОЗЫ
прямые инвестиции / № 6 (134) 2013 19
Председатель КНР Си Цзиньпин единственный из руководителей иностранных государств был допущен в командный пункт стратегических Вооруженных сил РФ.
Китай очень возмутился, когда японцы заявили, что они национализируют спорные острова Дяоюйдао (яп. — Сенкаку). Подобная история произошла с Филиппинами, претендующими на остров Хуанъянь, или, как его называют филиппинцы, риф Скарборо. Филиппинцы захватили китайских рыбаков, поставили их под палящим солнцем и требовали, чтобы они покаялись. Филиппины послали туда свой единственный большой военный корабль, Китай отправил корабли рыбоохраны, но жестко потребовал освободить рыбаков и объявил эмбарго на ввоз филиппинских фруктов. И филиппинцы отступили.
У Вьетнама еще со времен Советского Союза на спорных с китайцами островах действует нефтедобывающая компания с нашим участием.
Иными словами, территориальные споры Китая создают и для нас некоторые проблемы, поскольку у России довольно тесные отношения с теми же Вьетнамом, Японией, и возникновение территориальных конфликтов с переходом в острую фазу создает для нас очень некомфортную ситуацию. С одной стороны, нам нужно определять свою позицию, а с другой — мы не хотим терять партнерство с обеими сторонами. Разрешить эту дилемму — задача дипломатии, причем тонкой, сложной, квалифицированной, какой Россия обладала в XIX веке при Александре Горчакове (министр иностранных дел Российской империи в 1856—1882 годах. — Ред.). Такая дипломатия и является по сути главным фактором европейской политики и выстраивания отношений с разными враждующими сторонами. Сумеем ли мы сейчас действовать так же — вопрос.
— В традиционно российском регионе влияния — Центральной Азии — все больше усиливаются позиции Китая. На наших дальневосточных границах китайское влияние тоже сильное. По всей видимости, в рамках БРИКС главным тяжеловесом будет Китай. Что мы потеряем в глобальном масштабе от укрепления Китая?
— Ничего не потеряем, если будем вести правильную политику. Наоборот, Владимир Путин верно заметил: «Нам нужно добиться того, чтобы китайский ветер
дул в наши паруса». Для них главные вызовы сегодня — со стороны Штатов, которые окружают их, как считают китайцы- со стороны японцев, где поднимается японский милитаризм. Поэтому Китай уделяет большое внимание развитию своего флота, военно-воздушных сил. Си Цзиньпин провозгласил лозунг: «Мы никого не боимся, мы хотим мира, но мы готовы к войне». Примерно те же слова, кстати, звучат и с нашей стороны. Мы проводим маневры Черноморского флота, у нас намечены совместные маневры с Китаем. Китай тоже проводит маневры и модернизирует армию. Посещая воинские части, Си Цзиньпин как главнокомандующий выходит к военным во френче, подчеркивая важность армии для страны. Но насколько армия действительно боеспособна — неизвестно. Последний раз Китай воевал очень давно. В армии, как и во всем обществе, распространена коррупция. Так что повышение боевой мощи — не только демонстрация силы, но и способ привести армию в боеспособное состояние.
В то же время Китаю необходимо, чтобы северный тыл был спокоен, чтобы мы поддерживали стабильность в этих регионах. Китай очень заинтересован в сотрудничестве с нами, и это надо использовать в наших интересах. Его могущество напрямую нам не угрожает. Более того, если разворачивается борьба за первенство в регионе, в мире между двумя гигантами — Штатами и Китаем, мы можем пользоваться этим, умело выстраивая отношения с обоими. Но при этом, повторюсь, очень важно соблюдать аккуратность и осторожность. Любая промашка, любое промедление с принятием решений может ухудшить наши позиции.
— На ваш взгляд, ситуация вокруг Северной Кореи может перейти в стадию конфликта?
— Вполне. В Северной Корее существует режим аналогичный тому, что был у нас в 50-е годы прошлого века. Режим очень жесткий, диктаторский, где верхушка главным образом думает о себе и боится, что ее скинут, как это произошло в Африке, на Ближнем Востоке. Рядом Южная Корея — военный союзник США, на территории которой стоят американские войска, а огромные по своей широте улицы Сеула приспособлены под взлетные полосы. Американцы идеологически очень заострены на правах человека, на демократии, на своей определяющей роли в мире, на своем влиянии и т. п. Мы видим, что они не останавливаются ни перед какими человеческими жертвами для утверждения своей позиции. В Иране ситуация почти на грани. Будет война, не будет войны — никто не знает. И северокорейцы реально боятся американцев.
Я прекрасно помню, как в 1940-х годах мы боялись, что американцы сбросят атомную бомбу на Советский Союз. Они знали, что в Советском Союзе идет разработка ядерного оружия, и то, что его удалось создать, спасло СССР от ядерного удара США.
— Но что выиграет Северная Корея от удара по той же американской базе на курортном острове гуам?
— Ничего не выиграет. Но они могут нанести неприемлемый, как они считают, урон США и Южной Корее. Потери американцев могут быть настолько велики, что они не решатся на активные действия в отношении Северной Кореи.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой