О суточной вариации интенсивности космических лучей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Геофизика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 550. 385. 524. 1
О СУТОЧНОЙ ВАРИАЦИИ ИНТЕНСИВНОСТИ КОСМИЧЕСКИХ ЛУЧЕЙ В.К. Ролдугин
Полярный геофизический институт КНЦ РАН
Аннотация
Исследованы суточные вариацие интенсивности космических лучей (КЛ) по данным 17 станций. Вариации наиболее интенсивны на широтах 40 — 60°, их максимум приходится на 13. 00−15. 00 MLT. Амплитуда чрезвычайно изменчива и достигает 0. 8%, длительность сильных вариаций 1−3 недели. Периоды с ярко выраженным суточным ходом КЛ характеризуются достоверным возрастанием индексов Кр, Ар, Ае и WN, но коэффициенты корреляции невелики, 0. 20- 0. 22. Наиболее вероятная причина появления суточного хода КЛ — асимметрия магнитосферы.
Ключевые слова:
космические лучи, суточный ход, анизотропия, магнитосфера.
с постоянной времени. До
Введение
Интенсивность космических лучей (КЛ) время от времени испытывает суточные вариации. Их амплитуда невелика, не более 0. 5−1%. Причина их появления пока не выяснена до конца, хотя им посвящено достаточно много исследований.
A. Compton и I. Getting в 1935 г. высказали гипотезу, что из-за большой скорости движения Земли в 200 км/с относительно галактики интенсивность КЛ должна быть больше на стороне по направлению движения. В таком случае должен наблюдаться
суточный ход KJI около 0. 1% величиной и по звездному настоящего времени этот эффект Комптона-Геттинга уверенно не подтвержден.
Существование суточного хода КЛ было обнаружено с начала их регулярных наблюдений. Вначале неявно высказывалось предположение, что его причиной служит изменчивость атмосферного давления. Хотя данные КЛ исправляются барометрическим коэффициентом на поглощение в воздухе, однако 100%-ный учет влияния атмосферы невозможен из-за высотных температурных эффектов и вариаций состава воздуха, см., например [1].
Однако в большинстве работ причину суточного хода усматривают в анизотропии КЛ, и в зависимости от того, полагается ли анизотропия связанной с галактическими источниками КЛ или с влиянием гелиосферы, суточный ход ищется по звездному или солнечному времени соответственно. Находятся амплитуда суточных вариаций и фаза в часах, а для мюонных телескопов еще и астономические экваториальные координаты для направления на максимум суточного хода.
В одной из первых работ по данной теме [2] определяется фазу максимума суточного хода на 47 станциях- ее среднее значение около 13 ч по
Рис. 1. Записи 17 нейтронных мониторов местному солнечному времени и зависит от за период 10 января -1 марта 1986 г. гео^нитнш широты. В [3] сутотаьш х°д
исследовался по звездному времени по данным мюонного телескопа, расположенного в точке (36. 5°N, 138. 0°E), амплитуда найдена равной 0. 1%, а фаза 2.9 ч местного звездного времени или в 17.7 UT. В [4] по данным мюонного телескопа в Италии (42. 5°N, 13. 5°E) фазы находились как по местному солнечному времени, так и по звездному, они оказались равными соответственно 17.8 и 23.7 ч или 16.9 и 22.8 UT- прямое восхождение направление максимума составило 21.2 ч, а амплитуда равна 0. 086%. В работе [5] использованы данные обсерватории Милагро в Лос-Аламосе, найдено, что суточный минимум КЛ наблюдается в области со звездными координатами: склонение 5° - 35° и прямое восхождение 160° - 210° (6.7 — 8.7 ч), а амплитуда около 0. 25% и сильно убывает со временем, в два раза за 5 лет.
Опыт показывет, что суточная амплитуда иногда бывает большой, а иногда малой, на уровне шумов. Авторы [6] выделили на данных нейтронных мониторов Дип Ривер и Калгари за период с 1965 г. по 1990 г. временные интервалы, когда амплитуда превышала 0. 6% (большая амплитуда), была ниже 0. 2% (малая амплитуда) и промежуточная (нормальные дни), и определили направление суточной анизотропии КЛ для этих интервалов с учетом ассимтотического конуса. Оказалось, что появление цугов суточного хода с большой амплитудой непосредственно с солнечной активностью (числами Вольфа) не связано и не зависят от суммарного Kp-индекса, а для интервалов с малой амплитудой обнаружена обратная корреляция с солнечной активностью. Максимум суточной вариации случается для цугов с большой амплитудой около 18 часов, а с малой — около 15ч.
Суточный ход интенсивности космических лучей исследовался также в [7]- по обширной мировой нейтронных мониторов сети за период 1989—1996 определялись амплитуда и время максимума. Эти параметры испытывали значительные изменения при кратковременных изменениях межпланетной обстановки. Изучалась корреляция фазы суточного хода с Ар-индексом. Она изменялась в ходе солнечной активности- для небольших временных промежутков наблюдалась закономерность, что в дни с высоким Ар обычно увеличивалась амплитуда суточного хода и наблюдался сдвиг фазы.
В [8] сопоставлена амплитуда суточного хода КЛ за 1991 — 1995 гг. для дней, когда максимум анизотропии наблюдался в солнечном направлении, с числами Вольфа и не нашли значимой связи. Авторы полагают, что цуги суточных колебаний определяются анизотропией космических лучей.
Необычно подошли к проблеме суточного хода авторы [9, 10]. Они рассчитали вариации жесткости обрезания КЛ по модели магнитосферы Цыганенко в зависимости от сезона, магнитной возмущенности и времени суток. Оказалось, что жесткость обрезания имеет суточный ход, амплитуда которого растет с ростом магнитной возмущенности и в Москве может достигать 0.4 ГВ. Изменения жесткости должно повлечь и изменения потока КЛ.
Обилие исследований этого явления не привело к единой точке зрения на природу суточного хода КЛ. Результаты часто противоречивы и неопределенны, что, в частности, выражается в том, что большинство исследований опубликовано как доклады на конференциях, а не в виде статей.
Можно предположить три причины возникновения этого явления:
• Влияние изменчивости высотного хода атмосферного давления, из-за которой невозможно точно ввести барометрическую поправку.
• Анизотропия источников космического излучения. 3. Оно приходит из далеких галактик, а Земля не есть центр Вселенной.
• Асимметрия магнитосферы, вызывающая изменения конуса приема КЛ в течение суток.
Глобальная картина суточных вариаций ГКЛ
Для изучения суточного хода КЛ были рассмотрены вариации интенсивности космических лучей на 17 станциях от Alerts до McMucrdo за несколько лет. На рис. 1 представлены данные за временной промежуток от 10 января до 28 февраля 1986 г. в процентах к среднему по станции значению. Слева указана станция, справа — ее геомагнитная широта. На рисунке отчетливо видны появляющиеся иногда суточные вариации. Их морфологические характеристики типичны для большинства случаев. Амплитуда составляет около 1%, их интенсивность незначительна на высокоширотных станциях и невелика на экваторе. Спонтанность появления суточного хода и большая его величина говорят о том, что это явление эффектом Комптона-Геттинга объяснить нельзя.
Характерная длительность явления составляет несколько недель, поэтому усредненная за несколько лет картина не может дать ценной информации о причинах суточной вариации. Интервалы с суточными вариациями появляются и исчезают одновременно на широкой сети станций. На рис. 2 показаны хода КЛ за март 1985 г. для пяти различных станций, расположенных далеко друг от друга: Kerguelen, Mt. Wellington, Calgary, Goose bay и Predigtstuhl. Видно, что на этих относительно
среднеширотных станциях интенсивные суточные колебания прекращаются одновременно 8 марта и возобновляются также одновременно 16 марта 1985 г. Это свидетельствует о том, что не погодные вариации являются их причиной: не может же давление изменяться в один день на острове в Индийском океане, в Австралии, в Канаде и Европе на один и тот же промежуток времени.
Рис. 2. Записи нейтронных мониторов 5 станций за период 1 марта -1 апреля 1985 г.
Рис. 3. Сглаженные суточные хода КЛ 12 станций для двух временных интервалов
Год
Рис. 4. Амплитуды суточного хода КЛ за период 14 июля — 28 августа 1985 г. как функции геомагнитной широты
Рис. 5. Вариации за 1989−1992 гг. усредненных по 10 дням значений Dst (наверху) и амплитуды суточного хода в Апатитах
Сезонная зависимость суточных вариаций
Начало Форбуш-эффекта (ФЭ) часто сопровождается интенсификацией суточной вариации, но возможны как ФЭ без суточной вариации, так и ее появление на спокойном уровне космических лучей. Например, на рис. 1 суточные вариации видны до Форбуш-эффекта, начавшегося 7 февраля.
Для нескольких интервалов времени с интенсивными суточными ходами были построены усредненные кривые суточного хода. Для наглядности они аппроксимировались первыми двумя гармониками и из них вычиталась линейная составляющая. Результаты для двух характерных интервалов 1−28 февраля и 9−29 июля 1986 г. представлены на рис. 3. В центре указаны геомагнитные долготы станции. Время по осям абсцисс местное магнитное. Видно, что максимум на большинстве станций наблюдается между 13 и 16 ч МШ. Сходство между суточными ходами разных станций, построенными в местном географическом времени, хуже, чем в MLT, что говорит о том, что явление контролируется геомагнитными координатами. Далее, видно хорошее подобие суточных ходов в этих двух интервалах, разделенных полугодом. Если бы причиной суточного хода являлась анизотропия КЛ, то суточные хода за эти интервалы были бы в противофазе.
Связь с геомагнитной активностью
Наиболее вероятной причиной появления суточного хода КЛ является асимметрия магнитосферы относительно плоскости день-ночь. Форма магнитосферы обусловлена давлением солнечного ветра и изменяется при изменениях параметров ветра.
На рис. 4 показана величина амплитуды суточной вариации в зависимости от абсолютной величины геомагнитной широты для интервала 14 июля — 28 августа 1985 г., когда суточный ход был ярко выражен. График в общих чертах похож на представленный в [2] рис. 3, где использовались данные 47 станций во время МГГ. Вблизи полюсов амплитуда невелика, на уровне шумов. Физически это объясняется тем, что КЛ легко проникают в шапку при любой конфигурации магнитосферы. На экваторе же суточный ход мал, по всей вероятности, из-за того, что туда проникают лишь очень жесткие частицы, и для них изменение формы магнитосферы мало сказывается на их траектории.
Форма магнитосферы изменяется во время высокоширотных геофизических возмущениях, и поэтому представляет интерес сопоставить вариации амплитуды суточного хода КЛ с различными показателями геофизической активности. По данным ст. Апатиты были определены средние амплитуды суточной вариации по 10-дневным интервалам за период 1985 -2000 гг. путем вышеописанной методики с усреднением и аппроксимацией, и за те же 10-дневные интервалы были усреднены индексы Ар, Кр, Бэ!-, АЕ, WN, значения межпланетного магнитного поля, плотность солнечного ветра. Были найдены коэффициенты корреляции амплитуд с этими усредненными параметрами. Почти все они оказались значимыми, однако небольшими по величине, около 0.2. С уменьшением интервала коэффициент корреляции увеличивается. На рис. 5 показаны хода десятидневных Бэ! индексов (вверху) и усредненных амплитуд суточного хода в Апатитах за 1989−1992 гг. (внизу). Кривые похожи, но видно также, что не все периоды возмущенности сопровождаются появлением суточных вариаций КЛ.
10 20 30 10 20
Дни апреля — мая 2008
Рис. 6. Сопоставление записей апатитского нейтронного монитора, исходной и пропущенной через фильтр (наверху) с параметрами солнечного ветра: плотности ионов, модуля магнитного поля и скорости
Связь с параметрами солнечного ветра
Форма магнитосферы определяется параметрами солнечного ветра, и если появление суточного хода КЛ связано с возникновением сильной асимметрии магнитосферы, то временные интервалы с большой амплитудой суточного хода должны как-то выделяться и в параметрах солнечного ветра. Для проверки этого предположения мы выбрали почти двухмесячный интервал 1 апреля — 25 мая 2008 г. и сравнили ход КЛ с параметрами солнечного ветра по данным спутника АСЕ. Результаты приведены на рис. 6. На верхней панели представлен ход апатитского монитора КЛ, вверху — исходные данные, ниже — пропущенные через полосовой фильтр, чтобы выделить суточную вариацию. Видно, что в рассматриваемый период амплитуда суточного хода сильно менялась, были промежутки как продолжительного ее увеличения (28. 04 — 5. 05- 8. 05 — 15. 5), так и кратковременного на 1−2 суток (15. 04- 22. 04). На трех нижних панелях даны параметры солнечного ветра: плотность ионов, модуль магнитного поля и скорость ветра (шкала для последнего параметра перевернута). Видно, что увеличение амплитуды суточного хода КЛ приходится на увеличение плотности ветра, увеличение магнитного поля и уменьшение скорости ветра. Имеет место корреляция этих параметров между собой, и поэтому неясно, какой из параметров ответственен за асимметрию магнитосферы в большей степени.
Выводы
Приведенные результаты исследования суточного хода КЛ показывают, что причинами этого явления не могут быть ни вариации атмосферного давления, ни анизотропия космического излучения. Суточный ход обусловлен асимметрией формы магнитосферы, которая изменяется во времени при изменении параметров солнечного ветра. Основной параметр, определяющий вариации асимметрии, неизвестен.
Данные нейтронных мониторов взяты на страницах http: //spidr. ngdc. noaa. gov/spidr/.
ЛИТЕРАТУРА
1. Yasue S., Mori S. and Sagisaka S. Observation of cosmic ray intensity variation with Matsushiro underground telescope // International Cosmic Ray Conference, 17th, Paris, France, 1981. July 13−25., Conference Papers. 1981. Vol. 4. P. 308−311. 2. Pomerantz M. A, Duggal S. P., Nagashima K. Solar Diurnal Variation of Cosmic Ray Intensity // Journal of the Physical Society of Japan. 1962. Vol. 17. P. 464−468. 3. Mori S., Yasue S., Sagisaka S., Ichinose M. Sidereal Daily Variation of Cosmic Rays Observed at Matsushiro (220 M. W. E. Depth Underground) for 1984−1989 // Proceedings of the 21st International Cosmic Ray Conference. Volume 6 (SH Sessions). 1990. P. 368−371. 4. Mufson S. L. Search for the solar diurnal and sidereal modulations in MACRO // Proceedings of the 27th International Cosmic Ray Conference. 2001. P. 1741−1744. 5. Kolterman B.E. A Harmonic Analysis of the Large Scale Cosmic Ray Anisotropy // International Cosmic Ray Conference, 30th, Merida, Mexico, 2007. July 3−11. 6. Ananth A.G., Kudela K., and Venkatesan D. Characteristics of enhanced and low-amplitude cosmic-ray diurnal variation // Solar Physics. 1995. № 159. P. 191−202. 7. Tiwari C.M., Tiwari D.P., Pandey A. K., Shrivastava P.K. Average Anisotropy Characteristics of High Energy Cosmic Ray Particles and Geomagnetic Disturbance Index Ap // Journal of Astrophysics and Astronomy. 2005. Vol. 26. № 4. P. 429−434. 8. Mishra R. K. and Mishra R. A. Short-term variation of cosmic ray diurnal anisotropy and solar activity // Cosmic Research. 2008. Vol. 46. № 1. P. 94−96. 9. Данилова О. А., Тясто М. И. Сравнение суточных вариаций геомагнитных порогов космических лучей для моделей магнитосферного магнитного поля Цыганенко 1987 и 1989 годов // Геомагнетизм и аэрономия. 1996. Т. 36. № 5. С. 154−158. 10. Данилова О. А., Тясто М. И. Вариации жесткостей обрезания космических лучей, обусловленные изменением угла наклона оси геомагнитного диполя в магнитном поле модели Цыганенко (1989) // Геомагнетизм и аэрономия. 1996. Т. 36. № 6. С. 74−78.
Сведения об авторе
Ролдугин Валентин Константинович — к.ф. -м.н., старший научный сотрудник, e-mail: rold_val@pgia. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой