Эволюция угроз военной безопасности России (2000 2009 гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

По сообщениям средств массовой информации в 2009 г. ожидается завершение разработки новой редакции Военной доктрины Российской Федерации. В связи с этим особую актуальность приобретает исследование произошедших за последние годы в военно-политической и стратегической обстановке изменений факторов и процессов, которые оказывают существенное влияние на военную безопасность России.
В сентябре 2008 г. под Оренбургом прошли оперативно-стратегические учения «Центр-2008», после которых Президент Российской Федерации Д. А. Медведев встретился с командующими военными округами. «Совсем недавно, — сказал он, — нам пришлось отражать агрессию, развязанную грузинским режимом, и как мы убедились, война может вспыхнуть внезапно и происходить абсолютно реально. А локальные тлеющие конфликты, которые иногда именуют даже замороженными, превратятся в настоящий пожар». Верховный главнокомандующий Российской Федерации отметил, что чрезвычайно важна реалистичная оценка военно-политической ситуации в мире и четкое понимание потенциальных угроз [1].
Действительно, с момента принятия Военной доктрины (2000 г.) изменился характер вызовов и угроз во всех сферах национальной безопасности1. В данной статье остановимся на эволюции угроз военной безопасности Российскому государству в международной и военной сферах за прошедший период.
Угрозы в международной сфере.
Военно-политическая обстановка в мире и основных его регионах остается сложной и противоречивой. Главной ее отличительной чертой является высокая динамика происходящих процессов на фоне непрерывной эволюции взаимоотношений между субъектами международной политики. Систематически появляются предпосылки к обострению этих отношений. Результатом подобного столкновения интересов зачастую становится эскалация напряженности с переходом в затяжные кризисы и вооруженные конфликты локального и регионального масштабов.
Развитие геополитических процессов начала XXI в. наглядно продемонстрировало, что на формирование военно-политической обстановки в мире значительное влияние оказывают такие негативные тенденции в сфере международной
1 Вызовы — это совокупность условий и факторов, воздействующих на национальные интересы государства, а угрозы — системные ситуации, создающие опасность национальным интересам государства. — Прим. авт.
безопасности, как стремление США навязать международному сообществу однополярную модель мироустройства, реформировать в своих интересах деятельность важнейших международных организаций, (ООН, ОБСЕ, АСЕАН, ОАГ и др.), укреплять и расширять военные блоки, прежде всего НАТО, подменять общепринятые нормы международного права силовым давлением, вплоть до военного, использование концепции «ограниченного суверенитета» и «гуманитарной интервенции» для посягательств на суверенные права независимых государств.
Термин «новая холодная война» уже занял свое место в политическом лексиконе, а вооруженная сила неуклонно выдвигается в разряд наиболее используемых инструментов государственной политики по отстаиванию «жизненно важных интересов». Как следствие, в межгосударственных отношениях снижается порог применения насильственных методов разрешения конфликтов.
Так, например, реализация планов США по созданию системы национальной ПРО позволит Пентагону обеспечить контроль воздушно-космического пространства России, что может подорвать основы стратегической стабильности, международные договоренности в области оружия массового поражения и средств его доставки.
Значительно расширены сферы стратегического влияния и ответственности Североатлантического союза, и этот процесс продолжается. Если на момент создания НАТО в альянс входило 12 государств, ко времени распада СССР — 16, то в настоящее время в нем насчитывается уже 26 государств.
По оценке руководства аппарата Совета Безопасности России в настоящее время США и НАТО проводят курс на закрепление и наращивание своего военного присутствия в Восточной Европе с целью достижения военностратегического превосходства над Россией [2].
С рядом постсоветских республик подписаны «Индивидуальные планы партнерских действий», представляющие собой более продвинутую стадию сотрудничества соответствующих стран с НАТО в рамках ПРМ (Молдавия, Армения, Азербайджан, Казахстан). Руководство НАТО принимает активные действия по форсированному получению Грузией и Украиной статуса «кандидата» на вступление в альянс.
Грузия и особенно Украина, по мнению Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации Н. П. Патрушева, в случае их вступления в альянс могут стать удобным плацдармом для развертывания крупных ударных сухопутных,
авиационных и морских группировок, оснащенных высокоточным и тактическим ядерным оружием [2].
Кроме того, потенциальное размещение на территории Украины таких вооружений придаст им стратегический характер, поскольку в зоне поражения окажутся критически важные военные и экономические объекты в Европейской части России, включая элементы государственного и военного управления.
Значительное влияние на развитие обстановки в Европе окажут интеграционные процессы в рамках Европейского союза и продолжение формирования военных структур ЕС, упрочение его взаимодействия с НАТО, особенно в области урегулирования существующих и потенциальных военных конфликтов.
Сложной остается ситуация в Закавказье, где еще длительное время будут преодолеваться последствия конфликта Южной Осетии, Абхазии и Грузии. Эскалация существующих очагов напряженности может привести к расширению военного присутствия США и других стран НАТО в связи с концентрацией в этом районе их экономических интересов, а также с демонстрируемой заинтересованностью Грузии и Азербайджана в таком присутствии.
Главные источники военной опасности на юге для Российской Федерации связаны с нестабильностью обстановки в среднеазиатских государствах СНГ и Афганистане. Приграничные конфликты на южных рубежах СНГ также могут создать реальную военную опасность для России.
При этом внешние угрозы интересам России заключаются, прежде всего, не в возможности прямой военной агрессии против России, а в ее втягивании в урегулирование обстановки силовыми способами.
Кроме того, Россия при выполнении союзнических обязательств может быть вовлечена во внутренние вооруженные конфликты на территории ОДКБ.
На Востоке, по всей видимости, сохранится тенденция к дальнейшему усилению геополитических амбиций и обострению борьбы за лидерство между Соединенными Штатами, Японией и Китаем. Вашингтон, Токио и Пекин будут по-прежнему рассматривать Россию в качестве потенциального регионального соперника.
В один из острейших глобальных вопросов современности, связанного со сферой обеспечения безопасности, превратилась проблема международного терроризма.
Рассматривая международный терроризм как источник угроз военной безопасности, следует отметить ряд новых тенденций, наметившихся в трансформации этого явления и в подходах к пониманию его сущности.
Первая тенденция заключается в «демонизации» терроризма, расширении, иногда неоправданном, сферы применения этого термина. Под терроризм постепенно втягивают все действия, хоть как-то несоответствующие конвенционным, «дозволенным» способам и направленные против «расширения демократических западных ценностей» и существующего однополярного мира.
В связи с этим необходимо отметить позицию доктора философских наук В. И. Лутовинова о том, что «международный терроризм — это порождение геге-монистской и агрессивной политики США, который используется для прикрытия ее истинных целей и задач по достижению абсолютного превосходства в мире. Процесс эскалации международного терроризма необходим США для оправдания своих действий по завоеванию мирового господства» [3].
Вторая тенденция — участившиеся факты проявления государственного терроризма, связанные с попытками устранения глав иностранных государств и других политических деятелей, с акциями, направленными на свержение правительств зарубежных стран, создание паники среди населения иностранных государств и т. д.
Всесторонняя оценка военно-политической обстановки позволяет выделить новые факторы, оказывающие дестабилизирующее воздействие на ее развитие и являющиеся источниками угроз военной безопасности Российской Федерации.
К ним следует отнести:
использование «двойных стандартов» в межгосударственных отношениях, открытое вмешательство одних стран во внутренние дела других с целью навязывания чуждых моделей социально-политического и экономического развития под предлогом «продвижения демократии» и «развития гражданского общества" —
жесткое политико-дипломатическое давление на государства, проводящие самостоятельную политику, блокирование их интересов на международной арене-
расширение военно-политических союзов, деятельность которых противоречит принципам международной безопасности-
произвольное применение военной силы отдельными странами и военнополитическими блоками в нарушение существующего международного права и в
обход механизмов санкционирования подобных действий на уровне Совета Безопасности ООН-
стремление ряда государств получить доступ к технологиям создания и производства ядерного и других видов оружия массового уничтожения-
совершенствование имеющегося ядерного потенциала, доктринальное закрепление возможности его применения-
продолжение военно-политическим руководством США курса на сохранение мирового лидерства, расширение многостороннего присутствия в регионах традиционного влияния России-
продолжение гонки вооружений и распространение оружия массового поражения, возрастающее количество государств, способных в короткие сроки реализовать программные разработки и производства ядерного оружия-
нарушение международных договоренностей в области ограничения и сокращения вооружений, в том числе оружия массового поражения-
проведение действий, затрудняющих доступ России к стратегически важным транспортным коммуникациям-
потерю управляемости и дезинтеграцию отдельных государств вследствие эскалации или преднамеренного разжигания межнациональной розни, этнорелигиозных противоречий и сепаратистских устремлений.
К трансграничным угрозам, на наш взгляд, относятся деятельность международных террористических организаций, трансграничная преступность, включающая контрабандную и иную противоправную деятельность, а также распространение наркотиков.
Кроме того, следует учитывать, что действия сформировавшихся экстремистских и террористических сил оказывают определенное влияние на устойчивость политических систем государств, являясь при этом неотъемлемой частью военных конфликтов.
Состояние международной политической обстановки свидетельствует о том, что угроза развязывания полномасштабной агрессии против Российской Федерации представляется маловероятной. В то же время наметилась тенденция расширения конфликтного пространства и распространения его на зоны жизненно важных интересов России.
Конфликты носят, в основном, межгосударственный и внутригосударственный характер. По данным экспертов в мире сегодня более 600 различных
движений, имеющих своей целью создание собственного государства, учитывать национальные интересы становится все труднее.
Эксперты также отмечают, что за последние 20 лет одной из главных тенденций является уменьшение числа и интенсивности межгосударственных конфликтов, но при этом наблюдается резкий рост количества и интенсивности конфликтов внутригосударственных.
Этому способствует усиление роли негосударственных факторов — военизированных групп, разного рода террористических группировок, которые зачастую подпитывают друг друга за счет торговли наркотиками и оружием, используют насилие, ассиметричные виды боевых действий, имеют широкий доступ к оружию, включая отдельные виды оружия массового поражения.
Угрозы в военной сфере.
Министр обороны РФ А. Э. Сердюков в докладе на расширенном заседании коллегии Минобороны России подчеркнул: «Анализ военно-политической обстановки позволяет сделать вывод о возрастании вероятности вооруженных конфликтов и их потенциальной опасности для нашего государства» [4].
Конкретным подтверждением этого вывода являются военно-политические процессы, развивающиеся в мире и в Европе.
Вполне очевидно, что в геополитическом соперничестве государств в мире, в реализации политических планов происходит явное смешение центра тяжести с открытых силовых методов и средств, к скрытым и не силовым. Причем эта трансформация борьбы не ведет к ее ослаблению или снижению ожесточенности и решительности. Под прикрытием риторики о переходе к ненасильственному миру борьба обостряется и становится более вероломной.
Международная правовая норма, требующая объявления войны перед ее началом, канула в Лету. Собственно военные действия все чаще становятся последним актом в разыгрываемом сценарии войны на уничтожение или захват противника. Однако эта тенденция отнюдь не умаляет роли вооруженной борьбы и вооруженной силы. Отстаивание национальных интересов по-прежнему происходит с опорой на военную силу и военное превосходство.
За последнее время произошло выхолащивание традиционных механизмов поддержания военной безопасности, девальвирование создававшейся десятилетиями международно-договорной базы в области контроля над вооружениями. Так, размещение в Восточной Европе позиционного района системы стратегиче-
ской противоракетной обороны (ПРО) США является прямым следствием выхода Соединенных Штатов из советско-американского Договора по ПРО (1972 г).
В предмет межгосударственных споров (Россия и США) по противоракетной проблематике превращается Договор о ракетах средней и меньшей дальности (1988 г.).
Адаптированный Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) ратифицировали только четыре страны (Белоруссия, Казахстан, Россия, Украина), в то время как группа государств НАТО продолжает обставлять данный шаг целым рядом условий.
Формально США и НАТО продолжают увязывать свой отказ ратифицировать Соглашение об адаптации Договора с невыполнением Москвой так называемых «стамбульских соглашений» 1999 г., предусматривающих вывод российских войск из Грузии и Молдавии. Однако очевидно, что основной причиной затягивания странами — членами НАТО ратификации соглашения, является несоответствие его положений интересам альянса.
Введение Россией в 2007 г. моратория на исполнение своих обязательств в рамках ДОВСЕ следует рассматривать как реакцию на действия Соединенных Штатов Америки и их союзников по НАТО о размещении на их территориях элементов системы противоракетной обороны.
Позиция руководства страны свидетельствует о возрастании уверенности Российской Федерации в возможностях своего влияния на мировые военнополитические процессы, и в частности, происходящие в Европе. Мораторий, по всей видимости, не следует расценивать как фактическое начало действий по выходу из ДОВСЕ, он носит предупредительный характер.
В целом, понимая действия Российской Федерации, направленные на отстаивание своих национальных интересов и снижение военного присутствия сторон в Европе, Россия обязана учитывать, что возможная дальнейшая «цепная реакция» по сворачиванию действия ДОВСЕ способна привести к разрушению всей сложившейся системы контроля над вооружением.
Значительное влияние в военной сфере оказывает расширение и трансформация блока НАТО.
Реальность такова, что с расширением блока НАТО за счет приема в свой состав ряда восточноевропейских стран баланс сил на западных границах изменился. У границ Российской Федерации оказался военно-политический блок с боевым потенциалом, превышающим потенциал нашего государства.
И хотя А. Храмчихин в статье «НАТО: не так страшен черт» утверждает, что «…Вашингтон решил полностью повторить опыт холодной войны, измотав Россию бессмысленной гонкой вооружений и реакцией на угрозы, которых нет» [5], такая постановка проблемы не в полной мере соответствует реальному положению дел.
В рамках наращивания оперативных возможностей НАТО следует отметить приведение в полную оперативную готовность сил первоочередного задействования альянса. Этот контингент общей численностью 26 тыс. военнослужащих уже в мирное время несет боевое дежурство, находясь в готовности (от 5 до 30 суток) к переброске в любой регион мира для выполнения широкого спектра задач в автономном режиме.
Осуществляется формирование собственного военного потенциала Европейского союза, реализация «Концепции создания многонациональных боевых тактических групп», по аналогии с силами первоочередного задействования НАТО.
На создание новой, более эффективной системы базирования, сокращение сроков подготовки и развертывания группировок войск направлена трансформация американского военного присутствия в Европе. Так, в Германию переброшена боевая бригадная группа «Страйкер» — новое формирование сухопутных войск США, обладающее повышенной мобильностью и ударной мощью. Соединение составит костяк американской сухопутной группировки в Западной Европе.
Под эгидой командования сухопутных войск США в Румынии и Болгарии создается система объектов, которые войдут в состав Восточноевропейской тактической группы (Констанца, Румыния).
Продолжается совершенствование оперативного оборудования территории приграничных восточноевропейских государств, а также приведение их военной инфраструктуры в соответствие со стандартами НАТО. Это значительно повышает возможности блока по развертыванию группировок войск в непосредственной близости от границ России. Характерным примером успешного освоения потенциального театра военных действий является миссия НАТО по охране воздушного пространства прибалтийских государств.
В области военного строительства основные усилия сопредельных государств направлены на решение задач, связанных с завершением интеграции в евроатлантические структуры. Бесспорным приоритетом при этом является техническая модернизация вооруженных сил. Так, в Польше в 2007 году на эти цели
было выделено денежных средств на 24% больше по сравнению с предыдущим годом.
Латвия первой из стран Балтии выполнила требование НАТО о выделении на нужды обороны двух процентов от ВВП, увеличив военные ассигнования на 13,6%.
Продолжается реформирование органов военного управления. На новые организационно-штатные структуры переведены Минобороны и Генеральный штаб Вооруженных Сил Польши. Завершена передача мотопехотной бригады «Железный волк» вооруженных сил Литвы в оперативное подчинение мотопехотной дивизии вооруженных сил Дании.
Анализ мероприятий оперативной и боевой подготовки вооруженных сил Республики Польша и стран Балтии позволяет сделать вывод об изменении направленности учебно-боевой деятельности с целью приведения войск в соответствие с требованиями коалиционной военной стратегии НАТО и завершения их интеграции в военную структуру альянса. Особое внимание уделяется задействованию национальных вооруженных сил в совместных учениях и операциях НАТО по урегулированию кризисов.
В части, касающейся наращивания интенсивности разведывательной деятельности с территории сопредельных государств, необходимо отметить присоединение Польши к Организации по управлению программой дальнего радиолокационного обнаружения и управления авиацией «АВАКС-НАТО». В этом же контексте следует рассматривать планы по строительству на польской территории основной оперативной базы объединенной системы разведки ОВС НАТО AGS, которая будет задействована в интересах многонациональных оперативных формирований альянса.
В целом наличие такой мощной группировки войск (сил) альянса безусловно способствует нарастанию напряженности военно-политической обстановки и переходу военной опасности на новый качественный уровень, что требует исключительно пристального внимания со стороны военно-политического руководства страны.
Стремление США обусловлено, прежде всего, осуществлением полного контроля над сокращающимися запасами и потреблением углеводородного сырья и других природных ресурсов.
Основным препятствием на этом пути выступает Российская Федерация, которая становится центром интеграционных процессов не только для ряда стран
СНГ, но и стран Азиатского региона. Именно поэтому против России, как и прежде, сосредоточено целенаправленное экономическое, политическое, информационное, военное и иное давление.
Свидетельством этого являются предпринимаемые действия, в том числе и по наращиванию военных потенциалов стран НАТО, а также размещению в Европе элементов системы ПРО, которые направлены против Российской Федерации.
В целом анализ военно-политических процессов позволяет выделить ряд новых источников угроз в военной сфере:
стремление ряда государств девальвировать нормы международнодоговорной базы в области контроля над вооружениями-
наращивание боевого численного состава, боевой мощи и расширение «зон ответственности» существующих военных блоков и союзов в ущерб военной безопасности России, создание межгосударственных военно-политических коалиций потенциально враждебной направленности-
появление очагов военно-политической нестабильности в непосредственной близости от границ Российской Федерации-
нормативное правовое закрепление базы для размещения и присутствия в сопредельных России государствах иностранных военных контингентов-
наращивание возможностей военной инфраструктуры и оборудованных в оперативном отношении территорий сопредельных государств для дальнейшего приема группировок войск-
изменение характера и направленности учебно-боевой деятельности вооруженных сил зарубежных государств и блоков, наращивание интенсивности мероприятий оперативной и боевой подготовки по тематике «кризисного реагирования» в непосредственной близости от границ России-
формирование в составе коалиционных вооруженных сил высокомобильных войсковых группировок с минимальными сроками готовности к их применению, наращивание возможностей по их переброске-
увеличившийся отрыв ведущих государств в оснащении вооруженных сил высокоточным оружием и технологических возможностях по созданию вооружения и военной техники нового поколения-
совершенствование системы управления и организационно-штатной структуры вооруженных сил сопредельных государств, разработка и внедрение новых
форм и способов вооруженного противоборства, их апробирование в ходе локальных конфликтов-
наращивание всех видов разведки против Российской Федерации, использование в этих целях территории и воздушного пространства сопредельных государств-
противодействие формированию систем коллективной безопасности.
Изложенный в статье материал позволяет сделать вывод о том, что с 2000 г. по настоящее время выделился ряд новых источников угроз военной безопасности России во внешней и внутренней сферах, которые должны найти отражение в проекте Военной доктрины Российской Федерации.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой